Камчатка: SOS!
Save Our Salmon!
Спасем Наш Лосось!
Сохраним Лососей ВМЕСТЕ!

  • s1

    SOS – в буквальном переводе значит «Спасите наши души!».

    Камчатка тоже посылает миру свой сигнал о спасении – «Спасите нашего лосося!»: “Save our salmon!”.

  • s2

    Именно здесь, в Стране Лососей, на Камчатке, – сохранилось в первозданном виде все биологического многообразие диких стад тихоокеанских лососей. Но массовое браконьерство – криминальный икряной бизнес – принял здесь просто гигантские масштабы.

  • s3

    Уничтожение лососей происходит прямо в «родильных домах» – на нерестилищах.

  • s4

    Коррупция в образе рыбной мафии практически полностью парализовала деятельность государственных рыбоохранных и правоохранительных структур, превратив эту деятельность в формальность. И процесс этот принял, по всей видимости, необратимый характер.

  • s5

    Камчатский региональный общественный фонд «Сохраним лососей ВМЕСТЕ!» разработал проект поддержки мировым сообществом общественного движения по охране камчатских лососей: он заключается в продвижении по миру бренда «Дикий лосось Камчатки», разработанный Фондом.

  • s6

    Его образ: Ворон-Кутх – прародитель северного человечества, благодарно обнимающий Лосося – кормильца и спасителя его детей-северян и всех кто живет на Севере.

  • s7

    Каждый, кто приобретает сувениры с этим изображением, не только продвигает в мире бренд дикого лосося Камчатки, но и заставляет задуматься других о последствиях того, что творят сегодня браконьеры на Камчатке.

  • s8

    Но главное, это позволит Фонду организовать дополнительный сбор средств, осуществляемый на благотворительной основе, для организации на Камчатке уникального экологического тура для добровольцев-волонтеров со всего мира:

  • s9

    «Сафари на браконьеров» – фото-видеоохота на браконьеров с использованием самых современных технологий по отслеживанию этих тайных криминальных группировок.

  • s10

    Еще более важен, контроль за деятельностью государственных рыбоохранных и правоохранительных структур по предотвращению преступлений, направленных против дикого лосося Камчатки, являющегося не только национальным богатством России, но и природным наследием всего человечества.

  • s11

    Камчатский региональный общественный фонд «Сохраним лососей ВМЕСТЕ!» обращается ко всем неравнодушным людям: «Save our salmon!» – Сохраним нашего лосося! – SOS!!!

  • s12
  • s13
  • s14
  • s15
Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3

ТЕМА: Дело Автономная Камчатка

Дело Автономная Камчатка 31 янв 2010 00:33 #1579

  • Камчадал
  • Камчадал аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1401
  • Спасибо получено: 3
  • Репутация: 0
«КАМЧАТСКАЯ АВТОНОМИЯ»
Автором первых массовых репрессий на русском Дальнем Востоке являлся Полномочный представитель (ПП) ОГПУ НКВД Т.Д.Дерибас. Он деятельно занимался разработкой секретных мероприятий против японцев и русских эмигрантов, осевших в Маньчжурии и силой оружия пытавшихся вернуться на Родину. С помощью своих агентов Дерибас знал о многих планах эмигрантов, среди которых активно боролись деятели Совета уполномоченных организаций Автономной Сибири (СУОАС). Еще во время гражданской войны они выдвинули лозунг о Камчатской автономии. Среди руководителей СУОАС был бывший камчатский деятель А.А.Пурин,* хорошо знавший В.К.Арсеньева. В библиотеке ОИАК хранится книга Пурина с автографом Арсеньеву. Пурин был представителем СУОАС в Циндао, откуда его исключили за "организацию и посылку группы для участия в партизанском движении, каковая группа оказалась спровоцированной и попала в крайне тяжелое положение, а собранные для этого средства оказались выброшенными в интересах советской провокации". (Hoover Archives. Moravsky. Вox 12). А.А.Пурин не оставил борьбы против советской власти. Позднее, по распоряжению НКВД его захватили в Шанхае китайские коммунисты и расстреляли. К сожалению, пока трудно сказать, чем конкретно руководствовался Т.Д.Дерибас, заведя Дело о «Камчатской автономии» или «Автономная Камчатка». Может одной из косвенных причин послужило то, что совсем недавно он активно занимался известным «Шахтинским делом», процесс по которому начался в Москве 18 мая 1928 г. Дерибас овладел всей методикой фальсификации уголовных дел. В начале 1933 года дело «Автономная Камчатка» было принято к расследованию Камчатским отделом ПП ОГПУ по ДВК. К концу того же года дело закончили. По нему прошли краевед П.Т.Новограбленов, лесовод С.Д.Корниенко, профессор В.И.Огородников и другие.
http://www.fegi.ru/primorye/science/khisam/repres2.htm
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Дело Автономная Камчатка 31 янв 2010 00:35 #1683

  • Камчадал
  • Камчадал аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1401
  • Спасибо получено: 3
  • Репутация: 0
С.В. Гаврилов. "Камчатское наследие" (в Интернет-библиотеки сайта "Северная Пацифика")

ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА
НА КАМЧАТКЕ ГЛАЗАМИ ОРГАНОВ
ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Приведенные ниже материалы подготовлены при минимальном авторском участии. Они представляют собой выдержки из политико-экономических характеристик территорий, входивших в состав Камчатской области. Эти документы в 1948—1953 гг. составили сотрудники районных, окружных и областных органов государственной безопасности (в течение названного периода они подчинялись Министерству государственной безопасности и Министерству внутренних дел) для вышестоящего руководства.
Бумаги хранятся в недавно открытых фондах Государственного архива Камчатской области. Выдержки из них размещены в хронологическом порядке и при подготовке к публикации подверглись незначительной правке с целью придания им удобства для прочтения. Сведения, сообщаемые документами, вносят дополнительный штрих в картину настроений, царивших в то время в стране и области.
Политико-экономическая характеристика Усть-Большерецкого района Камчатской области по состоянию на 1 сентября 1948 г. …Русские стали вступать в браки с корячками и ительменками, и образовалась новая национальность, которую долго именовали «камчадалы». Вплоть до Октябрьской Социалистической революции население района находилось в экономической зависимости от японских промышленников и купцов. На всем протяжении побережья Охотского моря японцы имели свои рыбоконсервные заводы и рыбообрабатывающие базы, большую часть рабочих на сезон работы заводов завозили из Японии, а часть нанимали из местного населения.
Особенно большое влияние японцы имели среди местного населения — «камчадал» и старожил — сибирских казаков-поселенцев. Перед Октябрьской революцией и после, в первые годы существования Советской власти, усилилось переселение в Большерецкий район украинцев из Херсонщины. Из числа этих переселенцев образовались в районе села: Запорожье, Кошегочек, Отрадное, Опала, Зуйково. Все эти села образовались вблизи японских рыбоконсервных заводов и баз, на побережье Охотского моря, население стало заниматься рыболовством и продажей рыбы японцам.
Наряду с экономическим, японцы усиленно старались насадить среди населения и политическое влияние. В 1918—1922 годах японцы через свою агентуру усиленно обрабатывали местное население и старожилов района на создание так называемого «Автономного Камчатского государства» под протекторатом Японии и организацию вооруженной борьбы с Советской властью.
С этой целью японцы специально возили ряд старожилов из числа кулацкой верхушки в Японию, где «наглядно» показывали жизнь в японских городах и свои порядки. Под влиянием японской агентуры в 1919 году было написано жителями района и отправлено письмо японскому императору с просьбой принять их в подданство Японии (оригиналов этих писем не найдено, и, видимо, не существует. — С. Г.).
После установления в районе и на всей Камчатке Советской власти под влиянием японской агентуры была создана нелегальная антисоветская организация под названием «Автономная Камчатка», которая ставила своей целью создание «Автономного Камчатского государства» под протекторатом Японии путем свержения Советской власти и организации своего «правительства» (организация «Автономная Камчатка» не существовала, все материалы по ее деятельности и выдвинутые на их основе обвинения сфальсифицированы, обвиненные по делу реабилитированы. — С. Г.). Руководители этой антисоветской организации стали усиленно производить вербовку в этих целях антисоветски настроенных старожил и особенно «камчадал» и создавать из них вооруженные банды.
Нашими органами эта антисоветская организация была своевременно ликвидирована, большинство ее участников и руководителей было арестовано и осуждено на разные сроки тюремного заключения. Часть оставшихся на свободе участников антисоветской организации стали проводить и далее враждебную работу, поэтому в 1931—1933 годах была арестована и осуждена еще часть [членов] этой организации. Часть примыкавших к этой антисоветской организации лиц арестовывалась нашими органами уже в 1938 году, но за недостаточностью улик все они были освобождены и в настоящее время проживают в районе.
Из числа бывших участников антисоветской «Автономной Камчатки» выявлено и взято на оперативный учет районным отделением МГБ двадцать пять человек — камчадалы.
Начиная с 1937 года и до начала Отечественной войны все проживающие в районе японцы, корейцы, китайцы были выселены за пределы Камчатской области, также были выселены и семь ранее репрессированных за антисоветскую деятельность лиц. Однако японские концессии (рыбоконсервные заводы, рыбообрабатывающие базы) продолжали существовать вплоть до начала войны с империалистической Японией, то есть до 9-го августа 1945 года.
Ежегодно японцы приезжали на эти заводы и базы, производили добычу рыбы на побережье Охотского моря и работали по монтажу этих заводов. Несмотря на то, что эти японские концессии находились в определенных границах и выход оттуда японцам запрещался, они, несомненно, имели связи с населенными пунктами, расположенными вблизи концессий, тем более, что им разрешалось на период зимы нанимать сторожей из числа советских граждан, проживающих близ заводов.
Все бывшие сторожа японских заводов, проживающие в настоящее время на территории района, состоят на оперативном учете в районном отделении МГБ как база для японской разведки.
После войны с империалистической Японией из числа интернированных во время войны японских рыбопромышленников было выявлено и арестовано десять японцев, оказавшихся резидентами и шпионами японской разведки, специально засылавшихся в район для шпионских целей…
По окончании Отечественной войны на предприятия рыбной промышленности ежегодно по вербовке прибывает значительное число лиц с территории, находившейся под временной оккупацией немцами, добровольно выезжавших на работу в Германию, бывших в плену и репатриантов. В числе этих лиц имеются такие лица, которые проявляли угодничество немцам, служившие в немецкой полиции, изменники родины и другой преступный элемент, желающий укрыться от наказания.
В 1948 году был установлен и арестован оказавшийся изменником Родины «К». Пять человек, бывших в немецком плену, проживавших на временно оккупированной территории, взяты в активный оперативный учет, установлено и взято на оперативный учет двадцать четыре человека репатриантов…
Обзор политико-экономического состояния Корякского национального округа по состоянию на 1 декабря 1948 г. …После установления Советской власти на Камчатке и в Корякском национальном округе японцы проводили активную антисоветскую деятельность, создавали повстанческие дружины, обеспечивая их оружием и боеприпасами, забрасывали в населенные пункты ядовитые вещества для отравления скота, создавали массовую шпионскую сеть, готовили и подчас совершали террористические акты против советских партийных руководителей, а также против активистов сел.
Вся эта антисоветская деятельность, проводимая японцами, была направлена на свержение Советской власти на Камчатке, организацию так называемой «Автономной Камчатки» под протекторатом Японии.
Вскрытые в 1934—1937 годах антисоветские организации, группы и одиночки подтвердили, что враждебная их деятельность проводилась по заданию японской разведки. Несмотря на то что значительное количество лиц, имевших в прошлом связи с японцами по антисоветской деятельности, репрессированы, менее активные и глубоко замаскировавшиеся враги еще в настоящее время высказывают антисоветскую националистическую агитацию. Эти проявления особенно заметны в селах, расположенных недалеко от бывших японских баз и заводов, жители которых имели близкие связи с японцами. Так, например, в 1943 году в селе Воямполка-Кочевая была разоблачена группа лиц в количестве десять человек из числа местного коренного населения, которые до дня ареста (февраль 1943 года) проводили активную контрреволюционную деятельность, уничтожили более шести тысяч голов оленей, проводили нелегальные собрания, на которых обсуждали вопросы борьбы с Советской властью.
За последние месяцы 1948 года в селах Лесная и Воямполка-Кочевая зарегистрирован ряд антисоветских националистических высказываний местных коренных жителей, направленных против русских, против колхозного строя.
В ряде сел Тигильского района местные коренные жители, проводя антисоветские националистические высказывания, восхваляют японские порядки, проявляют симпатию к японцам.
Все вышеизложенные факты антисоветского националистического характера указывают и дают возможность предполагать, что в Корякском национальном округе еще большая засоренность антисоветским элементом из числа бывших кулаков, шаманов и лиц, имевших ранее связи с японцами…
Политико-экономическая характеристика Тигильского района Камчатской области, 4 марта 1949 г. …Туземное коренное население Тигильского района составляют коряки, которых имеется в районе по переписи на 1 января 1949 года 1 506 человек, и ительмены — на это же число имеется шестьдесят два человека.
Во время завоевания Камчатки царским самодержавием Тигильский район, как и вся Камчатка, заселялся казаками преимущественно из районов Сибири. Казаки несли военную службу, служили в государственных учреждениях, были привилегированным сословием и являлись опорой царизма на Камчатке.
Обращение и отношение казаков к местному коренному населению до революции было грубое, как к низшей покоренной расе. Остатки такого отношения сохранились и до настоящего времени, поэтому враждебность отношений местного населения к русским ранее проявлялась очень часто, да и теперь имеются такие случаи.
До Октябрьской революции в Тигильском районе вылавливали рыбу японские концессионеры, население Тигильского района в реках ловило рыбу и сдавало ее японцам, получая в обмен за это продукты питания и другие товары. В Тигильском районе, а также и в других районах, вела торговлю американская фирма «Гутсомбей», которая скупала у населения пушнину, снабжая население оружием, боеприпасами и товарами (имеется в виду торговый дом «Гудзон Бей». Его операции на Камчатке прекратились в 1924 г. Имущество торгового дома приняла советская организация «Охотско-Камчатское акционерное рыбопромышленное общество», которой было поручено снабжение территории. — С. Г.).
Октябрьская революция в районе прошла сравнительно легко, без вооруженной борьбы. В 1918 году в районе были организованы волостные революционные комитеты. Антисоветских восстаний и другой активной борьбы против Советской власти в первые годы не было. В 1920 году в село Тигиль пришла белогвардейская банда в составе семи человек во главе с полковником Савичем, которая свергла органы Советской власти, арестовала ее представителей. Решительных действий эта банда не произвела, ее поддерживали только кулаки и торговцы, и вскоре эта банда была уничтожена силами местных партизан из бедных казаков.
В 1923 году японцы возобновили свои концессии по лову рыбы в водах района, а американцы через свою фирму «Гутсомбей» возобновили торговлю на Камчатке. В лове рыбы и сдаче ее японцам принимало [участие] почти все население района, в их числе русские, бывшие казаки и ительмены. Кочующие коряки-оленеводы ловом рыбы не занимались и японцам ее не сдавали. Американцы торговали через своих представителей-приказчиков из числа местных кулаков.
Японская разведка, имея большие возможности общения с населением района, насаждала широкую сеть своей агентуры, создавала контрреволюционные повстанческие организации из местного населения и подготовляла свержение Советской власти на Камчатке вооруженным путем. Тем более надо учесть, что пограничная охрана в районе установлена только в 1928 году.
Японцы работали на концессионных заводах в районе до 1944 года. Самые обширные связи с японцами имели жители сел, близко расположенных возле японских заводов: Утхолок, Морошечная, Сопочная, Палана, а также население села Тигиль, которое ловило и сдавало рыбу японцам в Усть-Тигиле вплоть до 1930 года.
Американская разведка также имела большую возможность насаждать свою агентуру в районе через торговую фирму «Гусомбей», проводя торговлю до 1926—1927 года.
В 1923 году на территории района, как и в других районах Камчатки, японской разведкой при помощи кулаков и антисоветского элемента была создана массовая, широко разветвленная контрреволюционно-шпионская повстанческая организация «Автономная Камчатка». В основном в ее состав входили почти все русские, бывшие казаки и ительмены. Оформление в организацию было проведено на общих собраниях жителей сел, которые были внесены в список, и своими росписями оформили свое членство в этой организации… Восстание намечалось на лето 1931 года. Лозунгом автономистов было: «Камчатка для Камчадалов».
Разгром контрреволюционной организации «Автономная Камчатка» начался в 1931 году и продолжался вплоть до 1939 года…
В 1939 году в селе Седанка-Кочевая была ликвидирована созданная японской разведкой контрреволюционная повстанческая организация, в состав которой входили только коряки-оленеводы. Свою деятельность эта организация проводила в направлении уничтожения оленьего поголовья, развала колхоза, подготовки вооруженного восстания против Советской власти. Всего было репрессировано сорок один человек.
В 1943 году в селении Воямполка-Кочевая была ликвидирована контрреволюционная вредительская группа, в состав которой входили коряки-оленеводы. Эта группа вела работу по уничтожению оленьего поголовья и развала колхоза.
Как оперативную базу для работы органов МГБ следует отметить, что русское население, местные уроженцы — бывшие казаки, а также ительмены в прошлом в той или иной мере причастны к существовавшей контрреволюционной организации «Автономная Камчатка», имевшие связи с японцами и американцами. И в настоящее время с их стороны нередки случаи проявления антагонизма к русским, приезжим в последние годы с материка, а также факты японофильских и проамериканских проявлений. Этот контингент населения района является возможной базой для работ американской и японской разведок. Как среди ительмен, так и среди коряк еще достаточно живы антагонистические проявления к русскому населению, что также может быть использовано иноразведками, и в первую очередь — американской разведкой…
Краткая политическая и экономическая характеристика Камчатской области, сентябрь 1949 г. …В период гражданской войны и ликвидации белого движения в Сибири и на Дальнем Востоке, а в последующем и ликвидации кулачества как класса, на Камчатку, как наиболее отдаленную территорию Советского Союза, бежало большое количество белого офицерства — карателей, жандармов, торговцев, кулаков и другого антисоветского элемента.
До советизации Камчатки (1923 год) американцы и японцы, используя неограниченные возможности по снабжению населения Камчатки боеприпасами для охраны и различными товарами, продолжали оказывать нужное им влияние на местное население.
Следует отметить, что, несмотря на постепенные ограничения со стороны Советского правительства объема и деятельности японских концессионеров, последние вплоть до 1945 года продолжали использовать свое предприятие на Камчатке для ведения антисоветской деятельности, заключающейся в создании разведывательных резидентур, повстанческих групп и т. д.
Культурная отсталость местного коренного населения в первый период установления на Камчатке Советской власти, наличие значительного количества белогвардейских бандитских групп, бежавших из Сибири, Приморья после разгрома Колчака и осевших на Камчатке, отсутствие в то время пограничного режима и органов госбезопасности способствовали активной деятельности антисоветского элемента и иностранных разведок, особенно японской.
В первые годы после установления Советской власти на Камчатке, жители села Запорожье Усть-Большерецкого района ходатайствовали перед японским правительством о включении Камчатки в японское государство.
Органы ОГПУ—НКВД, проводившие следствие по ряду дел на арестованных в 1931—1934 годах японских агентов, резидентов, вскрыли наличие контрреволюционной повстанческой организации «Автономная Камчатка». Было установлено, что японская разведка с начала существования Советской власти, готовясь к нападению на советский Дальний Восток, через своих резидентов создала на Камчатке разветвленную шпионско-повстанческую организацию с единым руководящим центром. Возникновение этой организации относится еще к 1918 году, опиралась она, главным образом, на отсталую часть местного коренного населения и осевшие на Камчатке кадры белобандитского охвостья, кулаков, торговцев и других бывших людей.
Помимо выполнения прямых шпионских заданий японской разведки, руководящий актив организации из указанных выше групп населения по населенным пунктам Камчатки, особенно Петропавловского, Усть-Камчатского, Усть-Большерецкого районов, создал повстанческие боевые дружины.
В итоге всех агентурно-следственных мероприятий было выявлено более пятисот человек членов организации, из коих за 1933 год было арестовано сто пятьдесят один человек и в 1934 году — семьдесят три человека, в основном руководящий актив и рядовые члены из социально чуждой среды.
Органами НКВД—МГБ позднее был вскрыт ряд отдельных шпионских диверсионных групп. В настоящее время в отдельных населенных пунктах Камчатки остались только отдельные рядовые члены организации «Автономная Камчатка», которые активной антисоветской деятельности не вели, но заслуживают серьезного внимания органов МГБ как лица, могущие стать базой для контрреволюционной деятельности.
Кроме того, на Камчатке была выявлена активная антисоветская деятельность церковно-сектантского элемента. На Камчатке была также вскрыта и ликвидирована разветвленная правотроцкистская организация, значительное количество участников которой было осуждено.
В марте 1949 года в поселок Березово, Марковского района Чукотского национального округа в восемь часов утра ворвалась вооруженная группа в количестве тридцати человек, возглавляемая бывшими кулаками-чукчами, и произвела нападение на актив села. В результате был убит член правления колхоза «Полярная звезда» член ВКП(б) Айнява, тяжело ранены: заведующий Березовской школой, он же секретарь комсомольской организации Березкин Ивтэк, учитель школы, депутат Березовского сельсовета Забоев Н. М., председатель Березовского сельсовета, член ВКП(б) Уянго, радист Уваров и заведующий торгово-заготовительной лавкой Евтюшин.
Нападавшие захватили пятьсот ездовых оленей, принадлежащих колхозу «Полярная звезда», стада оленей личного пользования колхозников и откочевали до двухсот километров по направлению Вилюйской тундры, где были в пути следования арестованы и привлечены к уголовной ответственности.
Антисоветскую группу чукчей возглавляли бывшие кулаки-оленеводы, систематически ведшие антисоветскую агитацию среди чукотского населения Марковского района.
За последние годы оперативная база Камчатки пополнялась контингентами корейских рабочих, прибывших из Северной Кореи для работы на предприятиях рыбной промышленности «Главкамчатрыбпрома», среди которых выявлена американская агентура, бывшие военнопленные, репатрианты, лица, прибывшие по вербовке на Камчатку из районов, подвергшихся временной немецкой оккупации, среди которых также выявлено и арестовано ряд немецких агентов, активистов.
Следует также указать, что на северо-востоке области (Чукотский район Чукотского национального округа) местное население, проживающее на побережье Берингова пролива Чукотского моря (поселки Сердце-Камень, Уэлен, Дежнев, Наукан, Чаплино), а также на острове Ратманова, являющихся пограничными с территорией США (Аляска, остров Малый Диомид и остров Святого Лаврентия), до 1948 года имели возможность беспрепятственного посещения территории США, а жители побережья Аляски, Диомида, Лаврентия — советской территории Чукотки. Хотя эти взаимные посещения носили форму «гостевых поездок к родственникам», данные, поступившие за последний период, характеризуют, что американская разведка эти «гостевые поездки» использовала в своих интересах.
Помимо использования этих «поездок» советских эскимосов для внедрения американских влияний, американская разведка использовала их для вербовок агентуры с задачей выявления мероприятий советского правительства по укреплению обороноспособности Чукотки, характера создаваемых военно-морских баз и т. д…
Краткая политико-экономическая характеристика Корякского национального округа по состоянию на 10 июня 1953 г.
Оперативная обстановка в округе характеризуется рядом специфических особенностей его географического расположения, исторического прошлого и современного.
До 1941 года по западному и восточному побережьям располагались японские концессионные рыбопромышленные предприятия. На этих предприятиях наряду с японцами работала и часть населения округа. Японская разведка, свободно проникая в округ, создавала здесь широкую сеть, опираясь на шаманов и других лиц, готовила почву для отторжения Камчатки от Советского Союза под протекторат Японии. Известная организация «Автономная Камчатка» нашла свое влияние и здесь. В 1934—1937 годах эта организация была разгромлена, участники ее в основном арестованы.
Однако часть членов организации осталась на свободе. Хотя эти остатки и не проявляют какой-либо враждебной деятельности, во всяком случае, пока нет таких данных, однако эти лица могут служить ныне для американской разведки как связь.
До 1923 года в Корякский национальный округ проникала американская разведка под видом факторий. Американцы занимались скупкой пушнины у местного населения, обрабатывая его в проамериканском духе. У части коренного населения еще остались в памяти эти фактории.
Великая Отечественная война наложила свой отпечаток на Корякский национальный округ. На побережье округа в рыбную промышленность ежегодно завозится вербованная рабочая сила из западных областей страны. Преступный элемент, предатели, буржуазные украинские националисты, каратели и другие, пытаясь скрыться от преследования органов МВД, используют этот канал проникновения в округ, оседают в рыбной промышленности и Воямпольской нефтеэкспедиции, оседают везде, где возможно легче укрыться от преследования органов МВД.
В 1947 году по вербовке из Северной Кореи в рыбную промышленность были завезены корейцы. Надо полагать, что американская разведка использовала этот канал для заброски своей агентуры. Это подтверждается рядом проведенных оперативно-чекистских мероприятий в Олюторском и Карагинском районах.
Узкий перешеек Камчатского полуострова в районе Тиличек Корякского национального округа, надо полагать, интересует американскую разведку в военно-стратегическом отношении как самый короткий путь выхода на западное побережье. Надо полагать, что американская разведка интересуется запасами нефти и рыбной промышленностью округа (можно предположить, что это замечание актуально и сейчас, когда борьба за ресурсы приобрела особую остроту. — С. Г.). Видимо, поэтому и не случайно зафиксированы случаи появления неизвестной подводной лодки у побережья Олюторского района и так плохо ведутся нефтеразведочные работы.
Следовательно, основное внимание в оперативно-чекистской работе должно быть направлено: во-первых, на разоблачение агентуры американской разведки среди иноподданных корейцев в рыбной промышленности и других лиц в Воямпольской экспедиции; во-вторых, на разоблачении всякого рода предателей, изменников и буржуазных украинских националистов; в-третьих, среди местного населения на разоблачение автономистов, антисоветчиков и террористов…
В заключение приведем документ, с которого началось «Дело автономистов», многократно упомянутое выше.
«Приказ № 1 от 19 марта 1918 года. Ввиду полного разгрома и неслыханного мирового унижения Государства Российского союзные державы, дабы оградить Дальний Восток от немецкого захвата и гибельной Советской власти, принимают чрезвычайные меры вплоть до оккупации русских областей. В целях ограждения Камчатки от посягательств на захват или оккупацию ее соседями, Камчатский областной комитет, как выразитель воли народной, безраздельно взял всю полноту власти в свои руки и впредь до созыва Всероссийского Учредительного собрания, установления прочной и твердой власти в России, объявил Камчатскую область автономной по отношению к Русскому Государству, так как по Портсмутскому договору воинская часть на Камчатке не должна быть содержима, и, желая уничтожить всякие поводы к иностранному вмешательству во внутренние дела области, Камчатский областной комитет постановил: 1. …Расформировать Камчатскую местную команду… 2. Расформировать Петропавловский Совет солдатских и рабочих депутатов, сохранив в городе экономическую организацию “Союз рабочих” … 4. Так как отряды красногвардейцев организуются для борьбы с десантами союзных держав, запретить в пределах Камчатской области организацию воинских частей, именуемых “красногвардейцами”…».
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Дело Автономная Камчатка 31 янв 2010 02:38 #1777

  • Камчадал
  • Камчадал аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1401
  • Спасибо получено: 3
  • Репутация: 0
"Пограничник Северо-Востока", 2006, декабрь

На страже интересов страны и народа
Обращаясь к истории того или иного органа Федеральной службы безопасности, всегда следует помнить слова Феликса Дзержинского, сказанные им вскоре после образования Всероссийской Чрезвычайной Комиссии, о том, что многое в ее создании останется тайной до тех пор, пока не отпадет необходимость в существовании подобной службы. Увы, но до этого нам сегодня так далеко, как возможно, никогда ранее.

Россия в наши дни остается одной из основных целей международного терроризма. Львиная доля работы по нейтрализации этой опасности, угрожающей самому существованию государства, возложена на Федеральную службу безопасности. За последнее время сотрудники ФСБ предотвратили сотни террористических актов, обезвредили значительное количество экстремистов, в том числе прибывших в Россию из-за рубежа.

Нужно всегда помнить, что мы живем в реальном мире, в котором специфическое внимание иностранных разведок к нашей стране ничуть не меньше, чем во времена Советского Союза. Контрразведывательная деятельность - одно из главнейших направлений работы органов ФСБ, в том числе Регионального управления по Камчатской области.

На разных этапах нашей государственности, в зависимости от внешних и внутренних условий, тот или иной сектор задач органов безопасности становился доминирующим, но все они неизменно оставались крайне важными для государства и его граждан.

Официальной датой создания Регионального управления ФСБ по Камчатской области считается 23 мая 1923 года. В этот день подписан приказ начальника ГПУ при Совете народных комиссаров РСФСР об организации Камчатского губернского отдела ГПУ. Первоначально в него вошло всего 14 оперативных сотрудников, в зону ответственности которых входила территория, сравнимая по площади с Европой. В 1923 году Камчатская область, кроме собственно Камчатки, включала Чукотку и почти всю территорию современной Магаданской области.

А задач перед чекистами стояло много. К тому времени остатки белого движения, некогда по-своему благородного и почти рыцарского, выродились в откровенный бандитизм, по привычке прикрывавший свою суть политическими лозунгами.

В эти годы к северо-востоку России проявляли самое пристальное внимание алчущие территориальных приобретений Япония, США и Британия. Фактически к началу 20-х годов прошлого века РСФСР потеряла суверенитет над рядом территорий на Чукотке, Камчатке и Колыме.

Жители Камчатской области тех времен в качестве платежного средства использовали доллары и иены. Что-либо купить на российские рубли было весьма затруднительно. В таком, практически абсолютно враждебном, окружении оказались первые камчатские чекисты. Для оказания им помощи летом 1923 года с группой оперативных работников прибывает сформированный во Владивостоке дивизион войск ОГПУ под командованием Кобисского. Позже в него влились красноармейцы экспедиционного отряда М.П. Вольского, боровшегося с бандитизмом.

В конце августа того же года к исполнению обязанностей приступил назначенный приказом ГПУ первый начальник губернского управления Иоганн Яковлевич Ломбак. Интересна судьба этого человека. В 1926 году он покидает Камчатку для учебы в Высшей пограничной школе, но через 11 лет возвращается на полуостров, чтобы возглавить пограничный отряд и областное управление НКВД. В марте 1938 года его отстраняют от должности и увольняют из органов. Может быть, это обстоятельство и стало причиной того, что репрессии обошли Ломбака стороной. С июля 1941 года бывший камчатский чекист находится в действующей армии. В 1942 году становится командиром полка эстонской стрелковой дивизии, а затем и заместителем командира и командиром того же соединения. После войны, закончив Академию Генерального штаба, командует дивизией, а в 1953 году генерал-майор Ломбак становится министром внутренних дел Эстонской ССР.

Судьбы многих руководителей органа безопасности Камчатской области, его сотрудников могут стать сюжетом для захватывающих повестей и романов. Вот только жизни некоторых из них оборвались трагически.

К сожалению, многие чекисты полуострова были необоснованно осуждены и расстреляны. Такая участь постигла Мартына Александровича Краузе, возглавлявшего Камчатский окружной отдел ГПУ с 1927 по 1930 годы; Александра Петровича Льва, руководившего чекистами и пограничниками Камчатки с 1933 по 1937 годы. Николай Михайлович Давыдов, несколько месяцев в 1938 году исполнявший обязанности начальника УНКВД по Камчатской области, накануне ареста застрелился. Через аресты и пытки прошли и многие другие чекисты полуострова.

Суровое и неправое время обесценило человеческую жизнь. Случалось, что следствие, суд и приведение приговора в исполнение укладывались в одну неделю. Неверно будет период репрессий ограничить рамками второй половины 30-х годов прошлого века. Сфабрикованные судебные процессы стали проходить в Советском Союзе, как минимум, десятилетием раньше, когда начались индустриализация и коллективизация страны.

Краузе Мартын Александрович

Связанные с ними свертывание экономических программ НЭПа, наступление на кулачество объективно превращали целые социальные группы населения во врагов советской власти.

Вполне естественно, что они на доступном им уровне старались организовать противодействие ходу реформ. И на этом фоне с учетом того, что первые советские пятилетки с их почти фантастическими планами пробуксовывали, появился соблазн любые экономические неудачи, аварии на производстве, техногенные катастрофы объяснять вредительством и происками врагов.

Политический заказ заставил органы безопасности страны сфабриковать ряд громких дел о так называемом вредительстве, начало которым положило хорошо известное "Шахтинское дело".

Органы ОГПУ Дальнего Востока в 1929 году передали в суд дело "о вредительстве в рыбной промышленности Дальневосточного края". В числе других в качестве обвиняемых по нему проходили работники Акционерного камчатского общества и ТИНРО.

В 1930-1032 годах Камчатским губернским отделом ОГПУ заводятся несколько уголовных дел: "Рыбники", "Сезонники", "Поджигатели", "Тигильцы". По последнему уголовному делу проходили жители 20 населенных пунктов Тигильского, Усть-Большерецкого и Усть-Камчатского районов. Им ставилось в вину создание "контрреволюционной повстанческой организации" и связи с японской разведкой.

Но самым громким было дело об "Автономной Камчатке". Аресты по нему проводились в 1932-1933 годах. Всего к уголовной ответственности был привлечен 121 человек. Разработку "Автономной Камчатки" вели сотрудники не только местного отдела ОГПУ, но и бригада 1-го отделения ЭКО ПП ОГПУ по Дальневосточному краю. Согласно уголовному делу, "контрреволюционная организация" "Автономная Камчатка", возглавляемая П.Т. Новограбленовым, имея тесные контакты с японской разведкой, ставила целью отделение полуострова от СССР и превращение его в самостоятельное государство.

И к сегодняшнему дню не утихли споры по поводу того, что в деле "Автономной Камчатки" оказалось плодом оперативной фантазии не в меру ретивых следователей, а что являлось реальностью. Ведь пристальное внимание японской разведки к полуострову, ее активная агентурная работа на Камчатке в 20-40-х годах прошлого века ни у кого сомнений не вызывает. В поле зрения камчатских чекистов находилась шпионская деятельность японского генерального консульства в Петропавловске, которое возглавлял Симада Сигеру.

Кроме этого, сохранились документы, которые свидетельствуют о том, что эмигрировавшее в Северный Китай, вскоре оккупированный Японией, руководство Камчатской области периода гражданской войны не оставляло планов создания на полуострове автономного государства. Самыми последовательными сторонниками этого проекта были В.И. Моравский и А.А. Пурин.

Документы за подписью последнего хранятся в архиве расположенного в США Гуверовского института войны, революции и мира. Из бумаг, подписанных бывшим председателем Камчатского областного комитета общественной безопасности А.А. Пуриным, явствует, что сей господин при поддержке сразу нескольких разведок вел на полуострове сбор политической, социальной и военной информации. Он планировал захват Камчатки и отторжение ее от СССР. Для этого он запрашивал у зарубежных хозяев два парохода грузоподъёмностью 3-4 тысячи тонн и боевой отряд численностью 350 человек, вооруженный двумя гидросамолетами, парой дальнобойных береговых орудий, четырьмя горными пушками и 12 пулеметами. Требовал он 500 винтовок в расчете на то, что к его десанту присоединятся недовольные советской властью камчадалы.

Планам этим, как мы знаем, во многом благодаря активной оперативной работе чекистов, не суждено было сбыться. Камчатское областное управление, несмотря на репрессии, обрушившиеся на его сотрудников, успешно справлялось со всеми возложенными на него задачами.

В военные годы Управление НКВД по Камчатской области, реформированное в апреле 1943 года в УНКГБ, активно противодействовало работе агентуры японской, германской и других иностранных разведок, осуществляло контрразведывательное прикрытие растущей транспортной инфраструктуры и оборонных предприятий города и области. Особое внимание чекисты Камчатской области, в которую еще входил ЧАО, сосредоточили на чукотских поселках Марково и Уэлькаль. В них в 1942 году было завершено строительство двух больших аэродромов, ставших частью маршрута, по которому из Аляски в Красноярск перегоняли самолеты, поставляемые СССР по ленд-лизу США и Канадой.

Но трасса, получившая название Алсиб, использовалась не только для перегонки самолетов. Она стала оживленной пассажирской линией, связавшей два континента. Ей регулярно пользовались официальные делегации стран антигитлеровской коалиции самого высокого уровня. В эти годы воспользовались Алсибом, совершая посадки в Марково и Уэлькале, В.И. Молотов, М.И. Калинин, А.А. Громыко, Патриарх Московский и всея Руси Алексий I, личный посланник президента США Г. Гопкинс и многие другие.

Многие камчатские чекисты были направлены в действующую армию, где в составе органов СМЕРШ внесли немалый вклад в общую победу. Оставшиеся на полуострове сотрудники управления, выполняя служебные обязанности, принимали активное участие в сборе денежных средств и материальных ценностей в Фонд победы.

В августе 1945 года камчатские чекисты приняли участие в Курильской десантной операции. Была сформирована группа специального назначения, которую возглавил начальник управления подполковник Андрей Герасимович Кожевников. Чекистам предстояло вести оперативно-розыскную работу на освобожденных островах Шумшу и Парамушир, выявляя офицеров, сотрудников разведки, контрразведки, жандармерии, полиции Японии и их агентуры из числа местных жителей. Группа подполковника Кожевникова со стоявшими перед ней задачами справилась.

Суровые годы холодной войны значительно усложнили задачи, решаемые советскими органами государственной безопасности. Активная работа, особенно в 50-60-е годы прошлого века, американской, британской и других западных разведок поставила перед чекистами серьезные проблемы по нейтрализации усилий западных спецслужб.

Привычная работа чекистов осложнялась "реструктуризацией" органов государственной безопасности, затеянной Н.С. Хрущевым. Проводилась она, разумеется под самыми благовидными политическими лозунгами, но вылилась, на мой взгляд, в середине 50-х годов в настоящий разгром органов государственной безопасности. Об этом не принято писать и вспоминать, но в те годы многие чекисты, став объектами развернутой борьбы против культа личности Сталина, пострадали очень серьезно. Самый пикантный момент заключался в том, что вели рьяно битву с наследием почившего вождя те самые люди, которые пресловутый культ личности и созидали, и к репрессиям имели самое прямое отношение. Тот же Никита Хрущев, Анастас Микоян… Про политическое долголетие последнего сочинили очень меткое стихотвореньице: от Ильича до Ильича (соответственно Ленин и Брежнев - В.Ч.) без инфаркта и паралича.

Развал органов безопасности, устроенный в 50-е годы, по размаху сопоставим с последствиями непродуманного реформирования КГБ четырьмя десятилетиями спустя.

Ломбак Иоган Яковлевич

Этим развалом не могли не воспользоваться зарубежные спецслужбы. Возможно, что именно этому обстоятельству мы обязаны появлением супершпиона Олега Пеньковского, который продал государственных секретов больше, чем все остальные предатели вместе взятые.

Усиление работы иностранных спецслужб по сбору многоплановой информации о Советском Союзе на Камчатке ощущалось очень явственно. Сказывалась близость США и Японии. Их разведки в специальных инструкциях вменяли агентуре в обязанность сбор исчерпывающих данных о Петропавловском и Усть-Камчатском морском портах. Обостренное внимание в последнему объяснялось началом строительства в долине реки Камчатки полигона ракетных войск стратегического назначения "Кура" и космического контрольно-измерительного комплекса. Имеются сведения и о попытках переброски агентуры через границу в этом районе.

Для послевоенного времени характерен активный сбор информации американской разведкой с использованием летательных аппаратов, надводных и подводных кораблей.

15 марта 1953 года, например, воздушную границу Советского Союза нарушил переоборудованный под нужды военной разведки бомбардировщик В-29. он пролетел около двухсот километров над восточным побережьем Камчатки, и ушел в сторону США только после того, как его обстреляли советские истребители. Месяцем позже в районе поселка Жупаново два МиГ-15, безрезультатно попытавшись посадить вторгшийся в воздушное пространство СССР самолет-разведчик RB- 50, сбили его. А 18 апреля 1955 года летчики авиакорпуса И.И. Пстыго над островом Беринга сбили другой разведывательный самолет США RB-47.

Но далеко не всех воздушных пиратов наказали. Большинству из них удавалось вести фотосъёмку и радиоразведку. Только в 1953 году над Камчаткой зафиксировали 6 нарушений воздушной границы СССР самолетами Соединенных Штатов. Со следующего года наши заокеанские соседи для сбора информации о Советском Союзе начинают использовать автоматические дрейфующие аэростаты, которые чаще в открытой литературе называют воздушными шарами. Они могли подниматься на высоту до 30 километров, в те времена недоступную для перехватчиков и наземных средств ПВО. В контейнерах аэростатов размещались различные системы сбора информации.

На кромке территориальных вод в эти годы постоянно несли службу американские и японские корабли радиотехнической разведки. Подводные лодки США не гнушались вплотную подходить к советским берегам. Американцы вели радиотехническое и визуальное наблюдение за побережьем, следили за советскими кораблями, прослушивали радиопереговоры.

Старались угодить Вашингтону и японцы. Они вели разведку, используя промысловые суда, которые часто под надуманными предлогами заходили в советские территориальные воды. В ходе фильтрационных мероприятий камчатские чекисты неоднократно в экипажах задержанных шхун выявляли штатных сотрудников японских спецслужб.

Высокие государственные награды венчали напряженный оперативный труд чекистов. Начальник УКГБ при Совете Министров СССР по Камчатской области, активный участник Великой Отечественной войны полковник Иван Николаевич Баранов в 1967 году награжден орденом "Трудового Красного Знамени". Многие другие сотрудники управления были награждены орденами и медалями. В эти годы почетными сотрудниками госбезопасности стали полковники П. Гусев, О. Даланян, подполковники А. Лихачев, Д. Мельник, майоры А. Молодцов, Д. Рыбалкин и многие другие.

В наградных документах могла присутствовать мало говорящая фраза "за высокие показатели"… В каждом конкретном случае в эту стилистическую пустышку вкладывались различные значения, но неизменно очень весомые. Часто достижение "высоких показателей" было сопряжено с риском для жизни. Чекистская работа даже в те дни, когда страна живет мирной жизнью, несет в себе боевой накал. Но не в наградных документах, не в материалах прессы тех лет вы не найдете даже намека на нечто подобное.

Помните слова Ф. Дзержинского, с которых начинался наш исторический очерк? Мы говорили о секретности в чекистской работе. По этому принципу работают все спецслужбы мира. И поэтому за боевые подвиги чекистов награждали "мирными" орденами "Знак почета", "Трудового Красного Знамени". Конечно, случались и исключения.

В 1977 году начальнику управления генерал-майору Геннадию Ивановичу Серову вручили орден Ленина. В высокой награде концентрированно выразили оценку работы всех сотрудников УКГБ по Камчатской области…

В 70-х и первой половине 80-х годов прошлого века оперативная обстановка серьезных изменений не претерпела. С тем лишь исключением, что в разведывательной и подрывной деятельности зарубежных спецслужб против СССР стали очень активно использоваться последние технологические достижения.

Достаточно вспомнить об акции ЦРУ в Охотском море, когда к телефонному кабелю Министерства обороны подключили подслушивающее устройство.

Вторая половина 80-х годов и последовавшие за ней события стали одним из самых сложных этапов истории советских и российских органов государственной безопасности.

Начавшиеся в стране преобразования кроме демократизации общественной жизни и либерализации экономических отношений привели к росту социально-экономических проблем, всплеску преступности, других негативных явлений. Значительно возросло количество лиц, привлеченных к уголовной ответственности по материалам камчатских чекистов. Тогда же был выявлен, к счастью, пока единственный на полуострове, шпион-инициативник В. Олисневич, осужденный к 13 годам лишения свободы, но помилованный в 1991 году Борисом Ельциным.

В годы перестройки чекистам приходилось выполнять задачи под прессингом жесткой, в большинстве своем необъективной и тенденциозной критики, больше напоминавшей откровенную травлю. Хотя сама, так называемая демократическая оппозиция, в лице академика Андрея Сахарова признавала, что КГБ был наиболее эффективно работающим и нетронутым коррупцией государственным механизмом СССР.

В целом органы государственной безопасности в центре и на местах смогли без серьезных проблем адаптироваться к работе в новых социально-экономических условиях. Хотя нельзя сказать, что этот процесс проходил безболезненно. Череда административных реформ начала 90-х годов, часто непродуманных, объективно ведущих к ослаблению эффективности работы органов государственной безопасности, оборачивалась в ряде случаев вымыванием кадрового потенциала, другими негативными последствиями.

Работы же у чекистов, в том числе камчатских, в этот период значительно прибавилось.

После открытия в 1992 году Камчатки для посещения иностранцами, сотрудники управления все чаще стали отмечать появление на полуострове агентов спецслужб. Эта тенденция характерна и для сегодняшнего дня. Некоторые из кадровых разведчиков надолго задерживались на полуострове, как, например, гражданин США Ричард Дэнн Оппфелт. В 1996 году его выдворили из России после того как он попытался завербовать флотского офицера.

Кожевников Андрей Герасимович

Все более актуальной в работе сотрудников управления становилась деятельность по обеспечению экономической безопасности государства. Сохраняется её злободневность и сегодня. Владимир Путин, выступая 20 декабря 2006 года перед сотрудниками органов государственной безопасности, отметил повышенный интерес иностранных разведок к закрытой экономической информации. По-прежнему остается немало представителей российского бизнеса, которые стремятся личное материальное благополучие составить, обкрадывая народ и государство.

Еще совсем недавно криминальное накопление капитала имело глобальные масштабы. Органы безопасности оставались одним из немногих институтов государства, которые последовательно противостояли этой губительной для России практике. Не стояли в стороне от этой работы и камчатские чекисты.

В феврале 1995 года они возбудили уголовное дело о незаконных операциях с нефтепродуктами совместного предприятия "Балкар-Трейдинг". В ходе следствия были арестованы исполняющий обязанности главного прокурора страны И. Ильюшенко и другие высокопоставленные чиновники.

Весной 2000 года сотрудникам РУ ФСБ по Камчатской области стало известно о попытках работников старательской артели "Камчатка" в обход закона реализовать золото и серебро. Самолет, перевозивший драгоценные металлы, исходя из оперативной целесообразности, решили досматривать не на полуострове, а в Москве. В результате операции из незаконного оборота изъяли 97 с половиной килограммов золота и свыше 14 с половиной килограммов серебра.

1 мая 2004 года сотрудники Регионального управления ФСБ по Камчатской области выявили серьезные махинации с поставками некачественного топлива для энергогенерирующих предприятий полуострова. Зная объёмы потребляемых нефтепродуктов, можно представить, какие суммы в результате чекистской операции удалось уберечь от расхищения.

Сотрудники РУ ФСБ в последние годы раскрыли и предотвратили немало и других экономических преступлений, в том числе в таких криминогенных для Камчатки сферах, как промысел биологических ресурсов и транспортировка их за рубеж.

Чекистам полуострова приходиться бороться и с незаконным оборотом наркотиков. Только в ходе одной операции в 2004 году сотрудниками РУ ФСБ совместно с коллегами из Новосибирской и Томской областей удалось изъять у наркодилеров при попытке сбыта 510 граммов героина. Гости из Ингушетии не горели стремлением отдать себя в руки закона, и попытались скрыться. Чекистам пришлось открыть огонь по колесам автомобиля наркодилеров.

С риском для жизни была связана и другая операция сотрудников РУ ФСБ по Камчатской области, проведенная около двух лет назад…

Был похищен капитан промыслового судна. Похитители требовали за его освобождение 200 тысяч долларов. Преступники действовали в полном соответствии с рецептами, которые предлагают современные бандитские сериалы: наглое похищение, пытки, инъекции капитану психотропных средств. Вот только киношный хэппи-энд не состоялся. Чекисты помешали. Они задержали двух из четырех бандитов при передаче последним части выкупа. Заложника освободили, хоть в синяках и порезах, но живого.

За последние полтора десятилетия чекисты Камчатки перекрыли не один канал незаконного оборота и поставок оружия, в том числе из-за рубежа. Благодаря усилиям сотрудников РУ ФСБ рухнули десятки кропотливо годами выстраиваемых коррупционных механизмов, организаторы некоторых из них к сему дню продолжают оставаться в местах не столь отдаленных.

Я уже несколько раз упоминал о боевом ритме чекистской работы. Она даже в повседневном проявлении может быть связана с риском для жизни, не говоря уже о командировках в горячие точки, через которые прошли многие сотрудники управления…

9 сентября 2002 года для старшего прапорщика Владимира Шаталина, полковника Юрия Шарова и майора Дмитрия Чуракова был обычным служебным днем. На Камчатке работал секретарь Совета Безопасности России Владимир Рушайло. Чекисты области, наряду с другими структурами, обеспечивали нормальный ход визита. В этот день с Юрием Константиновичем мы встретились в областной администрации. Привычно обменялись рукопожатиями и отправились каждый заниматься своим делом. Через несколько часов я с ужасом узнал, что полковник Юрий Шаров и старший прапорщик Владимир Шаталин погибли.

Не станем сейчас выяснять, кто виноват в трагедии на трассе Петропавловск-Камчатский - Елизово. Во всей этой истории мне ясно только одно: в критический момент камчатские чекисты не дрогнули, и сделали то, что от них потребовал служебный долг. Ценой этого, к глубокому прискорбию коллег погибших, и к ужасу их родных и близких, стали две жизни. Служебный долг имеет железный привкус обязательств, которых нельзя не исполнить, и обстоятельств, которые не зависят от наших желаний…

Владимир Шаталин сидел за рулем служебной "Волги", рядом с ним находился Юрий Шаров, на заднем сиденье - Дмитрий Чураков. Машина сопровождала кортеж Рушайло. На 16-м километре дороги на трассу вырвался джип, которым управлял нетрезвый водитель. Он несся на микроавтобус, в котором кроме секретаря Совбеза находились губернатор Камчатской области Михаил Машковцев и председатель областного Совета Николай Токманцев.

Владимир Шаталин резко повернул руль вправо. Чекисты приняли удар на себя. Тяжелый джип, перелетев через "Волгу", ударился в микроавтобус. Все находившиеся в нем получили тяжелые травмы, а у сидевших на передних сиденьях "Волги" не было никаких шансов остаться в живых…

19 сентября 2002 года президент посмертно присвоил Владимиру Васильевичу Шаталину звание Героя России. Полковник Шаров и майор Чураков награждены орденами Мужества. Юрий Константинович - посмертно.

В годовщины гибели товарищей и 20 декабря сотрудники Регионального управления возлагают цветы к памятному камню, установленного на месте подвига камчатских чекистов.

Есть много других ярких эпизодов в службе сотрудников РУ ФСБ по Камчатской области. Возможно, что когда-нибудь мы расскажем о них.


Владимир ЧУСОВСКОЙ. По материалам, предоставленным РУ ФСБ по Камчатской области.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Дело Автономная Камчатка 31 янв 2010 02:39 #1862

  • Камчадал
  • Камчадал аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1401
  • Спасибо получено: 3
  • Репутация: 0
"Новая Камчатская правда", 27.07. 2000

Гибель парламента


Десять лет назад, готовя очередной материал для рубрики “Исторический календарь”, журналист “Камчатской правды” Валентин Пустовит наткнулся в облгосархиве на упоминание о первом камчатском парламенте. Очень скоро выяснилось, что это – одно из “белых пятен” на исторической карте полуострова. На то, чтобы “заретушировать” его, ушли годы: материал приходилось собирать буквально по крохам. Но забытые страницы камчатской истории постепенно оживали и становились достоянием современников. Доклад журналиста, представленный на Свято-Иннокентьевских чтениях (1997 г.), получил достаточно высокую оценку исследователей Камчатки, ученых Б.П.Полевого и Т.С.Федоровой.

В этом году Валентин Пустовит завершил работу над монографией “Петропавловская городская Дума 1917-1922 гг. – первый опыт местного самоуправления на Камчатке”. По словам автора, это был его долг перед людьми, которые не дали вовлечь земляков-камчатцев в братоубийственную бойню во время гражданской войны. Уже одно это, по его убеждению, заслуживает того, чтобы жители полуострова знали о деятельности первого местного парламента, и он занял подобающее место в истории Камчатки ХХ века. Данная публикация посвящена последним дням Петропавловской городской Думы 1917-1922 гг. и судьбе парламентариев.

Петропавловская Дума всех пяти созывов работала в условиях смуты. За это время в области шесть раз менялась власть. Трижды местное самоуправление разгоняли красные, отказавшись вообще признать Думу пятого созыва, объявив ее руководителей “врагами трудового народа” и угрожая им расправой, как только вернутся с партизанских баз в Петропавловск, где стояли белые. Не очень жаловали Думу и белые, перед их уходом из Петропавловска осенью 1922 г. возникла реальная угроза ее существования: на Камчатку поступил Указ Правителя Приамурского Земского Края генерала К.Дитерихса о формировании органов местного самоуправления на основе церковных приходов. Поскольку Камчатская область входила в состав Края, Указ надлежало выполнять, причем – гласным депутатам, о чем заявил вр. и. о. начальника области капитан I ранга Б.П.Ильин, по инициативе которого 18 октября 1922 г. состоялось внеочередное заседание Думы.

Думцам были не совсем ясны некоторые статьи Указа. Какие именно, в журнале-протоколе заседания не называлось, но можно догадаться, что они касались порядка формирования городского Приходского Совета. Члены Совета “выделялись” жребием, производимым церковным пастырем. Устанавливалось, что в жеребьевке участвуют только граждане прихода не моложе 25 лет, свободные от уголовной ответственности”. Для жребия они “распределяются на группы по роду деятельности, а в них – на цензовых и бесцензовых (образовательных и имущественных). Жребий по группам производится по пропорциональности, устанавливаемой законом по отношению к общему числу членов, подлежащих назначению в состав Совета. Кроме сего для граждан, проживающих в Крае более семи лет, пропорциональность в три раза больше, чем граждан, проживающих в Крае менее этого срока”.

Городское же самоуправление в Петропавловске формировалось с осени 1917 г. (с Первой Думы) на иной основе и в ином порядке. Избиратели голосовали по спискам, выдвинутым различными группами населения, и их объединял не обязательно род деятельности. Так, в Думу пятого созыва в январе 1922 г. было выставлено два списка: от местных граждан и Союза домовладельцев. Большинство думцев имели свои дома (где квартировали служащие, врачи, учителя), но каждый владел какой-либо профессией.

В Думе 1922 г. заседали пять рыбаков, два плотника, слесарь и даже чернорабочий – Дмитрий Андреевич Шигаев. В числе думцев находились фотограф Елизар Александрович Колмаков, портной Тарас Ефремович Головань... Из 31 думца (20 гласных, остальные – кандидаты к ним) малограмотных было семеро и только один, рыбак Тимофей Григорьевич Вичиркин, –неграмотный. Высшее образование имели председатель Думы Чеслав Куприянович Щипчинский, врач (товарищ председателя) Прокопий Трифонович Новограбленов, педагог Виктор Алексеевич Огородников, бухгалтер. Кто-то окончил городское или приходское училище, кто-то, как, например, председатель Союза домовладельцев, рыбак Николай Петрович Косыгин, получил домашнее образование.

Служащих в Петропавловской городской Думе 1922 г. насчитывалось немногим более половины ее состава. Имелся и коммерсант, правда, в единственном числе – Иван Гаврилович Подпругин. Так что обвинение в буржуазности Думы со стороны вр. и. о. начальника области Ч.К.Щипчинский принять не мог и открыто возразил на том же внеочередном заседании: “Настоящий состав Думы не буржуазный, а действительно демократический, так как в числе гласных почти совершенно отсутствует имущий класс населения, не считая чиновников, если их можно назвать буржуями”.

Городской голова Е.А.Колмаков и мировой судья Н.М.Успенский добавили: выборы гласных настоящего созыва проходили по Закону Колчака (1918 г.) и являлись не цензовыми, а сословными.

Капитан 1 ранга Борис Павлович Ильин остался при своем мнении: “Не нужно этой буржуазности и в будущие Советы (Приходские – Авт.) должны войти люди всех классов, начиная с последнего бедняка”.

Подготовить совместно с Петропавловской Управой (рабочий орган Думы) проект положения о городском Приходском Совете было поручено ранее избранной комиссии в составе о. Михаила, И.Ф.Голованова, С.Г.Ошева и Н.М.Успенского. Под этим постановлением подписались председатель Думы доктор Ч.К.Щипчинский, городской Голова Е.А.Колмаков, член Управы Вячеслав Иванович Румянцев, гласные Н.П.Колмаков, братья Иван и Прокопий Новограбленовы, И.Д.Грызлов, Е.Ф.Одынец, П.И.Федоров, кандидат к гласным Е.М.Бандурин.

В думском заседании 18 октября 1922 г. участвовали девять, как их именует документ, Почетных граждан. Они расписались в протоколе-журнале: священник Михаил Евсеевич Ерохин, игумен Николай, миряне Григорий Дмитриевич Сосновский, Илларион Михайлович Борейша, Петр Владимирович Проскуряков. Двое других, Сергей Григорьевич Ошев и Николай Михайлович Успенский, вошли в вышеуказанную комиссию. Неизвестно, был ли, выражаясь по-нынешнему, задействован в организации Приходского Совета еще один Почетный гражданин Фома Данилович Стецюк, временно исполняющий упраздненную должность начальника Петропавловского уезда.

25 октября 1922 г. в 4 часа дня в Петропавловск из Владивостока прибыли назначенный начальником Камчатской области генерал-майор Петр Михайлович Иванов-Мумжиев, правитель канцелярии (известный всем горожанам ученый-сейсмолог, глава антисоветского переворота 1918 г.), гласный Думы двух первых ее созывов Александр Антонович Пурин, а также офицерский состав, чиновники гражданских ведомств и милицейская сотня.

Приехал белый губернатор со своей администрацией. Недаром на пристани, где выстроились части местного гарнизона и воспитанники школ, к нему обращались, как до начала смуты, к царскому губернатору. Генерал проследовал в Петропавловский собор. Туда же явился прибывший с ним на пароходе “Сишан” Преосвященный епископ Охотский Даниил (Шерстенников). Под звон колоколов Владыка был встречен на паперти церковным старостой Федоровым хлебом-солью, затем вошел в храм, совершил благодарственный молебен…

В отчете, опубликованном в газете “Камчатский листок”, говорилось: “Яркий солнечный теплый день, могучее “здравия желаем”, радостные улыбки на лицах, собравшаяся для встречи публика, расцвеченный флагами город… Даже дети с особым энтузиазмом грянули: “Здравия желаем, Ваше Превосходительство!”. И мы от наболевшей души пожелаем Петру Михайловичу и его помощникам продолжения той честной и плодотворной работы и миролюбивой политики, начало каковой положил скромный труженик Борис Павлович Ильин. Дай Боже, чтобы Генерал и Владыка, и все их помощники работали и мыслили заодно, помня девиз: “По делам нашим будете и судить нас, мы заслужим любовь и доверие”.

По роковому совпадению, именно в этот день – 25 октября 1922 г. – во Владивосток вошли части народно-революционной армии. Но Петропавловск узнает об этом только через неделю.

1 ноября в 7 часов вечера команда канонерской лодки “Магнит” планировала устроить танцевальный вечер в Народном доме, объявив, что вход бесплатный. Но с утра по Петропавловску стали неожиданно распространяться слухи о спешной эвакуации администрации и войск из областного центра. В городскую Управу посыпались запросы от жителей, правда ли это, однако там толком ничего не знали приблизительно до 17 часов – на это время городского голову вызвал к себе “внеочередно” начальник области П.М.Иванов-Мумжиев, от которого поступило уже официальное сообщение: Петропавловск по причине падения Владивостока и с ним власти Правителя К.Дитерихса “будет местным отрядом во главе с представителями правительства покинут, и власть в городе передается Петропавловскому городскому самоуправлению”.

Из собственноручных показаний Е.А.Колмыкова в ГПУ 10 февраля 1923 г.: “1 ноября стало известно, что белые выезжают на пароходах “Сишан” и “Магнит”. К вечеру на пароходы стали возить имущество, также и целый день 2 ноября. Я пошел в Иванову-Мумжиеву и Ильину с просьбой о том, чтобы не увозилось городское казенное имущество, в том числе с ходатайством о выдаче оружия Виттенберга (фирмы, у которой оно было реквизировано с приходом белых в Петропавловск в конце октября 1921 г. – Авт.). В выдаче оружия было отказано. Пишущие машинки несколько были возвращены… Мумжиев на мою просьбу обещал оставить в целости радиостанцию и сделать распоряжение ничего не ломать и не брать. Но отряд Ильина поломал окна в казенных помещениях и забрал имущество народного дома. Им не удалось взять пианино, за которым приехали солдаты на лошади, ибо гр. Сиротин заявил, что выдаст его только тогда, когда разрешит городской голова… И с бывшим заврадиостанцией Асаевичем ходили на пароходы и просили Мумжиева выдать передаточный аппарат, который выдать отказал и обещал его прислать из Японии. Отряд-сотня Мумжиева отступил, ничего не тронув, безобразничали бочкаревцы и десантная рота, хотя до этого за несколько недель Ильин мне заявил, что если под напором красных они уйдут, то сожгут весь город”.

“Когда я узнал об эвакуации, - рассказывал Е.А.Колмаков, - и того же дня, то есть вечером 1 ноября уже Управа отправила нарочного гр. Гайдамака в с. Завойко (ныне Елизово – Авт.) с сообщением об этом радостном событии. Завойкинский председатель общества гр. Чернышев сообщил в Начики и дальше, где находился отряд красных. И 2 ноября с японцем Мори я послал сообщение в Налычево Брагину, а тот мое письмо послал дальше Комитету. Трудно было нарочному проехать заставы в училище, но я сам взял пропуск ему, сказал, что шлю о присылке представителей Завойкинской волости с разрешения Иванова-Мумжива для приемки власти и всех дел от уезжающих”.

Елизар Александрович Колмаков ставил себе в заслугу также то, что “готовил помещение (видимо, для возвращающегося Облнарревкома – Авт.), выписал муки, заказал хлеба, который и послал отряду на ферму. Попросил Иванова-Мумжиева оставить продуктов с парохода, так как таковых было мало, и не давал взять таковые из складов Ильину, о чем знает Воротников”.

5 ноября 1922 г., когда белых уже, а красных еще не было в городе, газета “Камчатский листок” писала, подтверждая сказанное позднее Е.А.Колмаковым: “Лишь только городское самоуправление узнало, что город покидается, и власть передается ему, как срочно было отправлено с нарочным в село Завойко местному Волостному Комитету отношение о немедленном командировании трех представителей от Завойки и трех от Паратунки для участия в коллективе по временному управлению городом впредь до прихода Областного Комитета и вступления в свои законные обязанности”.

Днем 2 ноября 1922 г. около 16 часов пароходы “Сишан” и “Магнит” снялись с якорей и направились, выйдя из бухты, в южное от Петропавловска направление. На борту этих пароходов находились “все правительственные чины, их отряды и некоторые из граждан”.

Спустя 72 года в фондах Центра документации новейшей истории я обнаружил подлинник Обращения последнего начальника Камчатки к нашим землякам. Называлось оно “К населению Камчатской области”. Генерал-майор П.М.Иванов-Мумжиев, посланный в Петропавловск, чтобы “водворить в Камчатской области спокойствие, порядок и возможность заниматься мирным трудом”, увидел, что “население здешнее, не большевистское по своим убеждениям, все же терпит в своей среде явных большевиков, позволяя диктовать им свою волю и беспощадно обирать себя”. Что это значит? – спрашивает генерал и отвечает: “…на Камчатке повторяется то же, что и в Приморье, и в других областях России. Каждый ждет, что кто-то со стороны должен прийти защитить его и установить порядок. Но всякий боится вступить в решительную борьбу из нерешительности и из трусости, а отчасти и по незнанию природы большевизма”. Петр Михайлович не сомневается, что население Камчатки дружно жило бы с ним и властью, которую он олицетворял, но – в мирных условиях, а нынче помощи при открытом столкновении с большевиками никакой не окажет. Проливать же кровь своей маленькой группы русских людей, не встретив в населении готовности к активной борьбе, он не желает. Не желает рисковать жизнью солдат и офицеров, ряды которых “и так все больше и больше редеют”.

Так генерал объясняет решение оставить Петропавловск и Камчатку, передав власть местному самоуправлению, и завершает Обращение словами: “От души желаю всему населению как Петропавловска, так и всего края, перенести, по возможности, безболезненно грядущее испытание. Да хранит всех Вас Господь Бог”. Документ датирован 2 ноября 1922 г. По иронии судьбы, к этому дню Петропавловской городской Думе надлежало выработать Положение и организовать в областном центре Приходской Совет…

Вечером 2 ноября 1922 года, после того, как белые покинули Петропавловск, общее собрание горожан и Думы постановило временно экономическую и хозяйственную власть передать Самоуправлению. Это постановление подтвердило на следующий день думское заседание с участием представителей Завойкинской волости. Идея совместного управления с завойкинцами отпала. Было уточнено, что “временное управление городом в хозяйственном и административном отношении возложено на Петропавловское городское Самоуправление в лице городской управы… С приходом Камчатского Областного Народно-Революционного Комитета власть по Закону переходит последнему”.

Но прежде вышеупомянутое собрание приняло обращение к Камчатскому Облнарревкому: “Товарищи! Под давлением сложившихся обстоятельств Вы год тому назад вынуждены были оставить нас. Мы, население г. Петропавловска, провели под властью водворившихся здесь бочкаревцев, и если тяжело было Вам среди лишений и невзгод в сопках, то нельзя было предвидеть и нашей тяжелой участи. Общее собрание граждан г. Петропавловска и представителей окрестных селений… в связи с отъездом бывшего приморского правительства, постановило: впредь, до прибытия Вашего сюда, передать городскому Самоуправлению охрану города. Мы все ждем Вас, глубоко уверенные в том, что на нас, мирных жителей города, не отразятся все те невзгоды, кои были Вам причинены захватом Камчатки бочкаревцами.

Мы искренне верим в то, что с Вашим приходом навсегда прекратится братоубийственная война и рознь, и что и над нашей далекой окраиной России воссияет светлое и радужное солнце свободы и порядка. Долой рознь и братоубийство. Да здравствует единение и дружеская товарищеская работа”.

3 ноября 1922 г. Петропавловское городское Самоуправление приказом № 788 (до особого распоряжения) воспретило в пределах областного центра продажу спирта, вина и пива. Исполнение приказа возлагалось на начальника городской милиции Д.И.Пригоровского. Виновных “в нарушении сего” собирались привлекать к ответственности по ст. 29 Установления о наказаниях, налагаемых Мировыми судьями.

В дни, свободные от белых и красных, городская Управа опубликовала несколько распоряжений. Петропавловскому Казначейству было предложено впредь не производить (опять-таки “до особого распоряжения”) никаких денежных операций до возвращения в город Облнарревкома, а всем служащим Областной Канцелярии выйти на работу 6 ноября в 9 утра и находиться там до 14 часов.

Заведование казенными зданиями возлагалось на И.П.Воротникова, областной типографией – временно на И.Д.Козырева, кандидата к гласным Думы третьего созыва 1919 г. Всем гражданам предлагалось в течение двух дней с 5 ноября заявить в городскую Управу о приобретении казенного имущества от уехавших военных. Лица, укрывшие его, предупреждались о привлечении к ответственности “с отобранием оказавшегося у них имущества в пользу казны бесплатно”.

Заведовавшему некоторое время областной Канцелярией Ф.Д.Стецюку поручили руководить ею, пока не вернется Облнарревком. Установленная приказом бывшей (белой) власти плата за амбулаторный прием в горбольнице отменялась… Городское Самоуправление, оставив заведовать радиостанцией Ф.Т.Шатинского, потребовало, чтобы “все телеграммы, кои будут приняты или перехвачены, должны немедленно препровождаться в Управу для опубликования таковых во всеобщее сведение”.

Одно из распоряжений городской Управы касалось рогатого скота. Его владельцам надлежало держать его во дворах и не позволять бродить по городу; к виновным грозили применить всю строгость закона. Ветврач получил предписание “иметь постоянный досмотр скота, как на сельскохозяйственной ферме, так и в городе”.

Последнее было, скорее всего, связано с тем, что в Петропавловск на пароходе “Сишан” в конце октября привезли казенный скот из местности, “неблагополучной по чуме, по выгрузке его… две скотины пало”. Газета, выпускавшаяся Самоуправлением, с прежним названием “Камчатский листок”, писала по этому поводу: “Председатель Думы Щипчинский и городской голова Колмаков обратились к генералу Иванову-Мумжиеву с запросом: имеется ли свидетельство пропускного пункта, и какие меры приняты по предупреждению эпидемии.

Вызванный ветеринарный врач пояснил, что пароход находился в пути больше двух недель, что служит достаточной гарантией выдержки карантина, и на пароходе заболевание не наблюдалось. В результате объяснения был вызван капитан Ильин и получил приказание немедленно пристрелить двух подозреваемых и всех четырех облить керосином и сжечь.

На указанное городским головой место Гремучку скотины не были доставлены за неимением кунгаса, а были отвезены на свалочное место, на озеро, где обгоревшие остались не убраны, и только по распоряжению городской Управы вновь облиты керосином, сожжены и закопаны в яму”.

В ожидании партизанских отрядов в Петропавловске развешивались красные флаги, а также японские, китайские и американские. Консул Японии г. Симада объявил, что на днях устраивает в Народном доме иллюзион (показ фильмов) для жителей города, причем бесплатный. Магазин Фукуда-Гуми повысил цену на молоко, и теперь бутылка стоила не 20 копеек, как при белых, а 30. Тем временем другой магазин – американский, господина Виттенберга произвел значительное снижение цен на все товары, в том числе на сахар-песок, который стал продаваться по 20 коп.

6 ноября в областном центре появился небольшой (передовой) отряд красных партизан. Город заговорил о том, что четыре парохода с белыми взяли курс на Петропавловск. В Управу повалили горожане - узнать, что она намерена предпринять, если это подтвердится. Управа приказала начальнику городской милиции немедленно арестовывать и препровождать в арестное помещение до разбора ею дела всех распространителей ложных слухов. Такие же действия следовало применять к нарушителям общественной тишины и порядка в городе.

…Минула неделя после ухода белых, прежде чем Облнарревком, бежавший от них в сопки (отсюда прозвище “сопочники”), появился в Петропавловске. Произошло это в пятницу, 10 ноября 1922 г.

Спустя полвека данное событие в “Камчатской правде” выглядело так: “Холодный, чуть морозный день. Главная улица – Большая – в красных флагах. В 10 часов утра по гулким от первого снега и льда деревянным тротуарам шли партизанские отряды… Шли стройно, с красными стягами. По сторонам улицы толпились радостно улыбающиеся жители”. В “Очерках истории Камчатской областной партийной организации (1917-1985)” можно прочесть: “Их встречало все население города, расцвеченного красными флагами и транспарантами. На митинге у здания облнарревкома с краткой речью выступил И.Е.Ларин. Он поздравил трудящихся с освобождением Петропавловска-Камчатского от белых”.

“Камчатский листок” в 1922 г. откликнулся на возвращение красных сверхоперативно. В № 78 за 10 ноября он сообщил, что партизаны вошли торжественно и что в действительности их встречали “граждане города и учащиеся местных школ, массою сопровождавшие их по улице до здания Областного Комитета”, а “при непродолжительной остановке отряды стояли стройно, с флагами впереди. Председатель Областного Комитета И.Е.Ларин обратился к собравшимся с краткой речью приветствия”. Он “выразил свое огорчение, что год назад Петропавловская городская Дума оказала приют черносотенным бандам Бирича и Полякова”. Это, как и вся ларинская речь, содержалось в Обращении Облнарревкома (“Камчатский листок” № 78).

Обращение отсутствует в издании “За Власть Советов (из истории борьбы за установление Советской власти в Камчатской области). 1920-1922 гг. Документы и материалы”. Таковых здесь 107. 10 ноября 1922 г. датирован единственный (он и заключает книгу) – приветственная телеграмма Камчатского Облнарревкома Владивостокскому ревкому в связи с восстановлением Советской власти на Дальнем Востоке.

К 40-летию Великой Октябрьской Социалистической революции книжная редакция при газете “Камчатская правда” выпустила сборник статей “За Власть Советов на Камчатке (1917-1923 гг.)”. В статье “Годы борьбы и побед” обращение Облнарревкома к жителям Петропавловска, называемое Воззванием, сокращено более чем наполовину. Вот полный текст этого, мало кому известного ныне документа:

“К населению г. Петропавловска.

Товарищи и граждане!
Камчатский Областной Народно-Революционный Комитет вступил сегодня в город с двумя добровольческими Военно-Революционными отрядами.

Год с лишним тому назад Облнарревком, не получив активной поддержки от граждан города для отпора прибывающих разбойничьих шаек во главе с Биричем и Поляковым, постановил оставить город и уйти для работы в глубь области. К стыду Вашему приходится сознаться, что реакционные шайки нашли себе приют в Петропавловске и в нем властвовали большей частью благодаря оказанию им полной поддержки Петропавловской городской Думой как с начала вступления их в город, так и во все время ведения вооруженной борьбы с разбойничьими шайками Облнарревкомом.

Областной Народно-Революционный Комитет не имел возможности вывезти в глубь области государственное имущество и продовольствие из казенных и кооперативных складов Петропавловска перед занятием его бандитами, хотя принимал к этому меры, но опять-таки тормозом этому делу служила все та же Дума.

Теперь вы, граждане, убедились и испытали на собственной шкуре, кого Вы год тому назад так радостно встречали, кого охраняли с оружием в руках. С глубокой горечью приходится входить в город Облнарревкому при сознании того, до чего довели город позорно бежавшие банды - продовольствие ограблено, казенные здания полуразрушены, сельскохозяйственная ферма наполовину уничтожена.

Товарищи граждане г. Петропавловска.

Настала пора всем одуматься и выбросить раз навсегда дурь из головы, что трудящиеся России хотят вновь царя, хотят себе ярмо на шею. В дни великой радости, когда вся территория необъятной пролетарской России освободилась от иностранных войск, помогавших русским черносотенцам подавить власть трудящихся, мы все должны напрягать свои усилия и способности на воссоздание экономической мощи Р.С.Ф.С.Р.

Областной Народно-Революционный Комитет, призывая Вас к полному спокойствию, глубоко уверен, что Вы искренне будете помогать ему в тяжелой работе по воссозданию всего разрушенного, по улучшению культурного и экономического положения населения Камчатки”.

11 ноября 1922 г. в 3 часа дня на основании ордера коменданта города, одного из руководителей красных партизан Н.П.Фролова, его помощник В.С.Ревенко произвел арест председателя Думы, врача Чеслава Куприяновича Щипчинского. Часом позже был арестован городской голова Елизар Александрович Колмаков, мастер по фотоделу.

18 ноября Облнарревком принимает постановление, в котором значится: “Независимо от контрреволюционности Петропавловской городской Думы, избранной 15 января 1922 г. на четырехлетие по закону Колчака, считать ее упраздненной…”.

22 ноября 1922 г. “как контрреволюционер” помещен в арестное помещение товарищ (заместитель) председателя Думы Прокопий Трифонович Новограбленов, ученый и педагог. На следующий день завотделом юстиции Облнарревкома, вчерашний партизан В.Ц.Пересвет-Солтан уведомил коменданта Петропавловска, что “с сего числа политические арестованные зачисляются за Следственной комиссией при Революционном Трибунале”.

26 ноября 1922 г. милиционер- сопочник” С.М.Докало, по предложению Фролова (на документе еще три подписи: Пересвет-Солтана и членов следственной комиссии А.Федорова и Трухина 2-го), арестовывает секретаря Думы и городской Управы, кандидата к гласным Вячеслава Ивановича Румянцева, канцеляриста.

2 декабря взят под стражу по распоряжению той же комиссии Василий Иванович Артюхин, гласный Петропавловской Думы 2-5 созывов – инициатор и руководитель мирной посреднической делегации в стан красных партизан – агент Добровольного Флота, один из наиболее авторитетных думцев.

С января 1923 г. думское дело ведет уже ГПУ.

23 июля того же года Выездная сессия Приморгубсуда, оправдав 19 подсудимых думцев, находит вполне доказанной вину четырех: Щипчинского (“препятствовал вывозу муки Народно-Революционным Комитетом в сопки при оставлении Петропавловска”), Колмакова (“выступал активно против Революционного Комитета”), Новограбленова (“настаивал на принятии репрессивных мер против власти трудящихся, называя коммунистов-большевиков шайкой разбойников”), Артюхина (“будучи членом меркуловского Народного Собрания, информировал о положении меркуловской власти”).

Приговор гласил: всех их “поразить в правах сроком на пять лет за преступление по 58 статье часть 2 УК РСФСР, подвергнуть условному наказанию на пять лет с конфискацией ј имущества… В ознаменование 5-й годовщины Октябрьской революции срок наказания сократить наполовину”.

Другие камчатские парламентарии были репрессированы в 30-е годы: по три года лишения свободы получили А.Д.Брагин, Н.В.Савин и П.К.Шерстенников, “высылку” – Н.И.Болтенко и Е.В.Хабаров, один год “гласного контроля” - Н.Н.Селиванов. Умерли под следствием Д.А.Шигаев, Н.В.Флетчер. К 10 годам с конфискацией имущества был приговорен В.Е.Лунев.

Такой же срок лишения свободы тройка ПП ОГПУ ДВК определила 29 апреля 1934 г. первому председателю Петропавловской городской Думы (1917 г.) Александру Яковлевичу Эггенбергу, который к тому времени заведовал кафедрой общей зоотехники Благовещенского сельхозинститута. На следствии Эггенберг признался, что “является участником контрреволюционной вредительской организации, существовавшей в сельскохозяйственной секции крайплана”, куда был завербован в 1925 г., и им проведена следующая вредительская работа: задержано развитие кролиководства в крае, по его инициативе был закрыт отдел животноводства Приморской областной опытной станции, при проектировании сельского хозяйства в крае им не учитывались в достаточной мере запасы воды для водоемов скота.

А.Я.Эггенберг не попал в список лиц, проходивших по делу “Автономная Камчатка” и расстрелянных в январе 1934 г. Среди них значились 9 бывших парламентариев: Е.А.Колмаков, братья Прокопий и Иван Новограбленовы, Д.М.Бадах, А.А.Ворошилов, И.Ф.Голованов, С.В.Ганцев, И.Д.Козырев, Н.П.Корякин. В 1938 г. высшую меру с конфискацией имущества получил И.Я.Иванов.

В 50-90-е гг. репрессированные думцы были реабилитированы, в том числе в 1992 г. (спустя без малого 70 лет), осужденные Выездной сессией Приморского губернского суда…

Но оставался еще один человек - Александр Антонович Пурин, ученый-сейсмолог, первый демократически избранный руководитель области. Когда в 1917 г. петропавловцы выбирали первую Думу, его фамилия значилась в трех из пяти претендентских списков. Уйдя за границу с отрядом Русской Армии генерала П.М.Иванова-Мумжиева, он жил в Китае. Там в 1952 г. Пурина арестовали и доставили в Хабаровск, где завели дело сразу по четырем пунктам все той же 58 ст. УК РСФСР. Под следствием Александр Антонович умер.

В 1996 г. мною был направлен первый запрос в Хабаровскую краевую прокуратуру, через некоторое время – второй… И вот, наконец, в марте 1999 г. А.А.Пурина реабилитировали. История погибшего парламента и парламентариев завершилась.

Валентин ПУСТОВИТ,
директор Центра документации
новейшей истории
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Дело Автономная Камчатка 11 фев 2010 14:49 #1938

  • Guest
  • Guest аватар
Не могу найти страничку о раскулачивании в Соболево.Меня интересует информация о моей бабушке Спешневой Елизоветы Тарасьевны (Бричаловой).Может есть архивные документы.Ее раскулачили по доносу.
С уважением Кондратьевна
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Дело Автономная Камчатка 11 фев 2010 20:23 #2008

  • Краевед
  • Краевед аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1079
  • Спасибо получено: 7
  • Репутация: 1
А вы расскажите сами все, что знаете. Может быть, какие-то материалы и отыщутся...
Администратор запретил публиковать записи гостям.
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
Время создания страницы: 0.440 секунд