Камчатка: SOS!
Save Our Salmon!
Спасем Наш Лосось!
Сохраним Лососей ВМЕСТЕ!

  • s1

    SOS – в буквальном переводе значит «Спасите наши души!».

    Камчатка тоже посылает миру свой сигнал о спасении – «Спасите нашего лосося!»: “Save our salmon!”.

  • s2

    Именно здесь, в Стране Лососей, на Камчатке, – сохранилось в первозданном виде все биологического многообразие диких стад тихоокеанских лососей. Но массовое браконьерство – криминальный икряной бизнес – принял здесь просто гигантские масштабы.

  • s3

    Уничтожение лососей происходит прямо в «родильных домах» – на нерестилищах.

  • s4

    Коррупция в образе рыбной мафии практически полностью парализовала деятельность государственных рыбоохранных и правоохранительных структур, превратив эту деятельность в формальность. И процесс этот принял, по всей видимости, необратимый характер.

  • s5

    Камчатский региональный общественный фонд «Сохраним лососей ВМЕСТЕ!» разработал проект поддержки мировым сообществом общественного движения по охране камчатских лососей: он заключается в продвижении по миру бренда «Дикий лосось Камчатки», разработанный Фондом.

  • s6

    Его образ: Ворон-Кутх – прародитель северного человечества, благодарно обнимающий Лосося – кормильца и спасителя его детей-северян и всех кто живет на Севере.

  • s7

    Каждый, кто приобретает сувениры с этим изображением, не только продвигает в мире бренд дикого лосося Камчатки, но и заставляет задуматься других о последствиях того, что творят сегодня браконьеры на Камчатке.

  • s8

    Но главное, это позволит Фонду организовать дополнительный сбор средств, осуществляемый на благотворительной основе, для организации на Камчатке уникального экологического тура для добровольцев-волонтеров со всего мира:

  • s9

    «Сафари на браконьеров» – фото-видеоохота на браконьеров с использованием самых современных технологий по отслеживанию этих тайных криминальных группировок.

  • s10

    Еще более важен, контроль за деятельностью государственных рыбоохранных и правоохранительных структур по предотвращению преступлений, направленных против дикого лосося Камчатки, являющегося не только национальным богатством России, но и природным наследием всего человечества.

  • s11

    Камчатский региональный общественный фонд «Сохраним лососей ВМЕСТЕ!» обращается ко всем неравнодушным людям: «Save our salmon!» – Сохраним нашего лосося! – SOS!!!

  • s12
  • s13
  • s14
  • s15
Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3

ТЕМА: Ивашкин (Квашнин) Петр Матвеевич

Ивашкин (Квашнин) Петр Матвеевич 23 апр 2016 22:42 #6013

  • Сергей Вахрин
  • Сергей Вахрин аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1067
  • Спасибо получено: 5
  • Репутация: 2
Известия об Ивашкине и его ссылке
Имя Ивашкин известно из путешествий Кука и Лаперуза столько, что я не опасаюсь наскучить читателю, если упомяну кратко о сем состаревшемся в Камчатке несчастном человеке. Ему теперь от роду 86 лет.[171] Он получил свободу по восшествии на Престол ныне Царствующего ИМПЕРАТОРА. В первом иступлении от радости хотел он воспользоваться дарованною ему свободою и возвратиться на свою родину. ГОСУДАРЬ благоволил повелеть выдать ему на проезд и деньги; но Ивашкин не мог потом решиться на предприятие дальнего и трудного пути. Он изъявил однажды с живым чувствованием желание, чтоб мы взяли его в С. Петербург с собою; однако скоро потом переменил свое намерение.
Вероятно, что он не мог бы перенести великого переезда ни морем, ни сухим путем. Теперь живет он недалеко от Верхнекамчатска щедротами ГОСУДАРЯ, и будучи призрен добродушием Г. Кошелева, оканчивает остаток дней своих в покое и тишине. О вине и ссылке его многим расказывал он следующее: что по ложным доносам в заговоре против Императрицы Елисаветы был он лишен чинов и дворянства, высечен кнутом, и сослан в ссылку. Он признается, что был ветрен и нескромен; однако и по ныне клятвенно уверяет, что не имел во мнимом заговоре ни малейшего участия.
Ему поручено было после смотрение над Якутами, за угнетение коих сослан он наконец в Камчатку. Его обвиняют даже и в смертоубийстве, учиненном от безразсудной горячности, которое и долженствовало, уповательно, быть причиною, что Императрицею Екатериною II не дарована ему свобода; в противном случае, конечно не был бы лишен внимания и милости. Потому что в Куковом путешествии упоминается об нем с похвалою и сожалением.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Ивашкин (Квашнин) Петр Матвеевич 23 апр 2016 22:45 #6014

  • Сергей Вахрин
  • Сергей Вахрин аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1067
  • Спасибо получено: 5
  • Репутация: 2
Квашнины
Квашнины-Самарины - русский дворянский род, одного происхождения с Квашниными (см. выше). Правнук Ивана Родионовича Квашни, Степан Родионович Самара, был родоначальник Квашниных-Самариных. Василий Богданович Квашнин-Самарин был воеводой на Мезени (1666 - 1669). Кириак Иванович был постельничим царя Иоанна Алексеевича , а потом окольничим (1689). Петр Тимофеевич Квашнин был герольдмейстером (1742), Петр Федорович - президентом юстиц-коллегии при Екатерине II , а при Павле - сенатором. Род Квашниных-Самариных внесен в VI часть родословных книг Новгородской, Псковской, смоленской, Тверской и Калужской губерний. (Гербовник, II, 39). В. Р.


Происхожение, этимология и история нашей фамилии
Происхождение рода Квашниных
Коротко, от Гюряты Роговича до Ивана Родионовича Квашни:
1. Гюрата Рогович-Новгородский боярин, посадник, конец XI начало XII вв;
2. Мирослав Гюрятинич-Новгородский боярин, посадник 1126-1128гг, 1135-1136гг.
3. Якун Мирославич (Якша)-Новгородец, знатный и очень богатый боярин. Новгородский посадник 1137-1141гг, 1157-1160гг, 1167-1170гг. В 1171 году ушел в Киев. Общий предок Квашниных, Пушкиных, Свибловых, Кутузовых.
4. Дмитр Якунич-Боярин Ярослава Всеволодовича (сына Всеволода III Юрьевича-Большое гнездо). В 1210 году пришел из Киева в Новгород, где получил посадничество "Прииде Дмитръ Якуниц из Русь и Твердиславъ съступися с посадничьства по своеи воли". Дмитр новгородский посадник в 1210=1212гг. В 1212 году вернулся в Киев. С 1212г по 1246г (возможно периодами) управлял Киевом как боярин Ярослава Всеволодовича Суздальского. В 1240 году возглавлял оборону Киева от нашествия Батыя.
5. Нестор Дмитриевич (Рябец)-Киевский посадник Льва Даниловича Волынского. После перехода Киева под сюзеренитет Волжской Орды Нестор ушел в Северо-Восточную Русь служить Даниилу Александровичу (младшему сыну Александра Невского), 1299-1300гг.
6. Родион Несторович-Великокняжеский боярин Иоанна I Даниловича (Калиты) с 1332 года (в летописи другая дата, 1304 год, но в летописи много противоречий). После известных событий под Перияславлем получил от Калиты область вкруг реки Восходни (ныне Тушино) и часть Волока Ламского.
7. Иван Родионович (Квашня)- боярин Дмитрия Иоанновича Донского. Номинально Русским войском в Куликовской битве , 1380 год, руководил Дмитрий Донской, реально Иван Квашня и Иван Мороз. Иван Квашня- основатель фамилии Квашниных, вернее его дети приняли эту фамилию. От сыновей Ивана Квашни Дмитрия, Ильи, Василия (Туши) и многочисленных внуков пошли фамилии Квашнины, Тушины, Злобины, Дудины, Квашнины-Самарины и т.д. Все свои владения, унаследованные от отца Иван завещал трем своим сыновьям. Умер Иван Квашня в 1390 году. При Иоанне IV Васильевиче (Грозном) род Квашниных попал в опалу, возможно, за связь с Литвой (письмо Грозного Александру Полубенскому). Хотя, многие Квашнины продолжали занимать высокие положения.
Квашнины - русский дворянский род, предок которого, Нестер Рябец, выехал около 1300 г. из Галича (южного) в Москву, с дружиной в 1700 человек; сын его Родион Несторович был боярином у Калиты , а внук Иван Родионович Квашня (умер в 1390 г.), боярин, в Куликовской битве предводительствовал костромским полком. Его потомки приняли фамилию Квашнин. Василий Никифорович Басалай-Квашнин был послом в Крыму (1537). Андрей Александрович (умер в 1557 г.) был окольничим. Ждан Авалович Квашнин был послом Грозного к императору Рудольфу и к датскому королю Фридриху. В XVII в. многие Квашнины служили стольниками и воеводами. Потомки Ивана Квашни Были губернаторами в Казани, Уфе (Семи уездов-Челябинск, Уфа, Оренбург, и т.д.), Нижнем Новгороде, XVIII век.
Род Квашниных внесен во II часть родословной книги Тверской губернии.

Квашнин Александр Анатольевич, род. 1 апреля 1973г, чемпион России и Европы по автокроссу


Квашнин Анатолий Васильевич, род. 15 августа 1946г, Полномочный представитель Президента в Сибирском федеральном округе


Квашнин Иван Фирсович, 1906-1940, военный летчик, герой Советского Союза (посмертно)


Квашнин Сергей, 1955г.р., красноярский ветеран легкой атлетики, член клуба любителей бега "Беркут"


Квашнин Сергей Сергеевич, кандидат экономических наук, преподователь кафедры "Банки и банковское дело" Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского








Квашнины — русский дворянский род, предок которого, Нестер Рябец, выехал около 1300 из Галича южного в Москву с дружиной в 1700 человек.
Его сын Родион Несторович был боярином у Калиты, а внук Иван Родионович Квашня (умер в 1390), боярин, в Куликовской битве командовал костромским полком. Его потомки приняли фамилию Квашниных. Василий Никифорович Басалай-Квашнин был послом в Крыму (1537). Андрей Александрович (умер в1557) был окольничим. Ждан Авалович Квашнин был послом Грозного к императору Рудольфу и к датскому королю Фридриху. В XVII веке многие Квашнины служили стольниками и воеводами. Род Квашниных внесён во II часть родословной книги Тверской губернии. К этому же роду принадлежитгенерал армии А.В.Квашнин, бывший Начальник Генерального штаба ВС России (1997—2004), ныне Полномочный представитель Президента России вСибирском федеральном округе (с 2004)[1].
В настоящее время одни из потомков этого рода проживают в г. Кургане и в украинских г.Киев, г. Запорожье г Энергодар[2].
Примечания[править | править вики-текст]
1. ↑ Квашнин Анатолий Васильевич
2. ↑ gerbovnik.ru/og/v2/p0102.jpg
и городе Красноармейске дон. обл
Литература[править | править вики-текст]
• Долгоруков П. В. Российская родословная книга. — СПб.: Тип. 3 Отд. Собств. Е. И. В. Канцелярии, 1857. — Т. 4. — С. 117.
• Квашнины // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
• История Рязанского края: Квашнины. Проверено 20 июня 2013. Архивировано из первоисточника 17 октября 2012.
Квашнины-Самарины
[править | править вики-текст]
Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Квашнины-Самарины


Описание герба: см. текст
________________________________________
Том и лист Общего гербовника: II, 39
Губернии, в РКкоторых внесён род: Новгородская, Псковская,Рязанская, Смоленская,Тверская, Калужская

Часть родословной книги: VI
Подданство: Русское царство

Российская империя

Имения: Старый Мерчик

Квашнины-Самарины на Викискладе

Квашнины-Самарины — русский дворянский род, одного происхождения с Квашниными.
Правнук Ивана Родионовича Квашни, Степан Родионович Самара, был родоначальник Квашниных-Самариных. Василий Богданович Квашнин-Самарин был воеводой в Мезени (1666—1669). Кириак Иванович был постельничим царя Иоанна Алексеевича, а затем окольничим в 1689 году.
Пётр Тимофеевич Квашнин-Самарин был герольдмейстером (1742 год).
Квашнин-Самарин, Фёдор Петрович был герольдмейстером (с 1755 года), президентом Главного магистрата в Москве, его сын - Пётр Фёдорович был президентом Юстиц-коллегии при Екатерине II, а приПавле — сенатором, а с 1786 по 1793 год губернатор в Новгородском наместничестве.
• Александр Петрович Квашнин-Самарин (1732—1816) — генерал-лейтенант (1806), в 1794—1796 годах — глава Орловского наместничества, а в 1796—1797 годах — первый Орловский губернатор.
Род Квашниных-Самариных внесён в VI часть родословной книги Новгородской, Псковской, Смоленской,Тверской и Калужской губерний. 27.1.1900 гв. полковник Николай Петрович Квашнин-Самарин внесен в VI ч. ДРК Рязанской губ.
Описание герба[править | править вики-текст]
В щите, имеющем золотое поле, изображён белый одноглавый орёл с распростёртыми крыльями, у которого на груди на малом щитке голубого цвета виден золотой крест, поставленный на серебряной подкове, обращённой шипами вверх.
Щит увенчан обыкновенным дворянским шлемом с дворянской на нём короной и тремя страусовыми перьями. Намёт на щите золотой, подложенный голубым. Щит держат два льва, смотрящие в стороны с загнутыми хвостами. Герб рода Квашниных-Самариных внесён в Часть 2 Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи, стр. 39.
Литература[править | править вики-текст]
• Долгоруков П. В. Российская родословная книга. — СПб.: Тип. 3 Отд. Собств. Е. И. В. Канцелярии, 1857. — Т. 4. — С. 122.
• Квашнины-Самарины // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
• Род:Квашнины-Самарины на Родоводе
• История Рязанского края: Квашнины-Самарины. Проверено 20 июня 2013. Архивировано из первоисточника 17 октября 2012.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Ивашкин (Квашнин) Петр Матвеевич 23 апр 2016 22:47 #6015

  • Сергей Вахрин
  • Сергей Вахрин аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1067
  • Спасибо получено: 5
  • Репутация: 2
Сунбуловы



пн., 03/10/2011 - 23:13
Древний рязанский дворянский род, происходящий, от Семена Федоровича Ковылы-Вислова, выехавшего из Литвы к вел. кн. Василию Дмитриевичу в Москву, а оттуда к вел. кн. Олегу Рязанскому Его сын Семен был боярином при Василии Темном, правнук Иван и сын последнего ФЕДОР ИВАНОВИЧ СУНБУЛ (родоначальник Сунбуловых) – боярами в Рязани. В XVI и XVII вв. многие Сунбуловы служили полковыми и городовыми воеводами, стольниками, стряпчими и т. п. ГРИГОРИЙ ФЕДОРОВИЧ и ИСАЙ НИКИТИЧ СУНБУЛОВЫ играли заметную роль в Смутное время. МАКСИМ ИСАЕВИЧ СУНБУЛОВ был воеводой в Чебоксарах, потом думным дворянином (1682). 20.12.1796 поручик МАКСИМ и прапорщик АЛЕКСЕЙ ИЛЬИЧИ СУНБУЛОВЫ внесен в VI ч. ДРК Рязанской губ. 3.10.1834 майор БОРИС ДМИТРИЕВИЧ СУНБУЛОВ внесен в VI ч. ДРК Рязанской губ.
Первое колено
1. ФЕДОP ИВАНОВИЧ СУНБУЛ.
Бояpин у вел. кн. Ивана Ивановича Рязанского. В 1501 – 19 – боярин рязанских вел. княгинь Анны Васильевны (ум. 1501) и Аграфены Васильевны (уп. до 1520). В августе 1501 с Никитой Измайловым от рязанской вел. кн-ни Аграфены Васильевны и с Матвеем Булгаком Денисьевым от рязанского вел. кн. Федора Ивановича был воеводой в составе московских войск во главе с кн. Василием Ноздроватым в походе на татарские улусы. 9.03.1502 вел. кн. Аграфена Васильевна пожаловала его с. Турмелево в Ростиславском у. В 1514 – 19 упоминается в грамотах вместе с Иваном и Михаилом Дмитриевичами Кобяковыми.
Второе колено

2. ФЕДОP ФЕДОPОВИЧ (1).
Был при дворе вел. кн. Рязанского Ивана Ивановича. В августе 1521 подвергся допросу в связи с тем, что его брат ДМИТРИЙ был гонцом от рязанского вел. кн. Ивана Ивановича к рязанским детям боярским.
3. ИВАН ФЕДОPОВИЧ (1).
Дворовый сын боярский по Рязани (1550).
По писцовым книгам 1594 – 97 его поместье в д. Шелудинская Каменского ст. Рязанского у. показано за Михаилом Истоминым Сазоновым.
4. ЯКОВ ФЕДОPОВИЧ (1).
5. МИХАИЛ ФЕДОPОВИЧ (1).
Дворовый сын боярский по Рязани (1550). По писцовым книгам 1594 – 97 его поместье в д. Харкино Каменского ст. Рязанского у. показано за Федором Ивановичем Попцовым. В том же ст. его бывшее поместье п., что было сц. Мокрое на р. Раке показана за кн. Григорием Федоровичем Дуловым.
6. ИВАН ФЕДОРОВИЧ БРОВКА (1).
7. НИКИТА ФЕДОРОВИЧ ЧУРА (1).
Уп. только в разрядно-родословном сборнике дворян Шетневых.
8. ЮPИЙ ФЕДОPОВИЧ (1).
В 1537 служил по Рязани.
9. ЯКОВ МЕНЬШОЙ ФЕДОРОВИЧ (1).
Уп. только в разрядно-родословном сборнике дворян Шетневых.
10. ДМИТPИЙ ФЕДОPОВИЧ (1).
В 1521 бежавший из Москвы вел. кн. Иван Иванович Рязанский посылал его к рязанским детям боярским. В 1553 бывшая за ним п. Старая Воронка Окологородного ст. находилась во владении Богословского монастыря.
Третье колено

11. СТЕПАН ФЕДОPОВИЧ (2).
Дворовый сын боярский по Рязани (1550). В 1548 царь Иван Грозный пожаловал его сц. Екимовское на р. Свинке и сщ. Зимино на р. Истопке. В этом же году грамота дана повторно, поскольку первую забрали татары. К 1553 его п. Подымово Окологородного ст. находилась во владении Богословского монастыря.
12. МИХАИЛ ФЕДОPОВИЧ (2).
13. БОPИС ЯКОВЛЕВИЧ (4).
По рязанским писцовым книгам 16.07.1553 его бывшее поместье в Окологородном ст. п. Мухина показано во владении Богословского монастыря.
14. АНДPЕЙ МИХАЙЛОВИЧ (5).
Дворовый сын боярский по Рязани (1550).
15. ФЕДОP ДМИТPИЕВИЧ (10).
16. ПЕТP ДМИТPИЕВИЧ (10).
Ум. ок. 1629.
За ним в 1594 – 97 состояло поместье в п., что было с. Погорелка Ростиславского ст. и в п., что была д. Бутовская Окологородного ст. Рязанского у.
Четвертое колено

17. СЕМЕН СТЕПАНОВИЧ (11).
Дворовый сын боярский по Рязани (1550).
18. ИВАН СТЕПАНОВИЧ (11).
19. ФЕДОP МИХАЙЛОВИЧ (12).
В 1574 сторож в Постельном приказе. 2.08.1575 казнен как участник заговора кн. Бориса Тулупова.
В 1594 – 97 бывшее поместье ФЕДОРА и СЕМЕНА МИХАЙЛОВИЧЕЙ С. в Каменском ст. показано за Андреем Яковлевичем Измайловым.
20. СЕМЕН МИХАЙЛОВИЧ (12).
В 1574 сторож в Постельном приказе. 2.08.1575 казнен как участник заговора кн. Бориса Тулупова.
21. НИКИТА БОPИСОВИЧ (13).
22. ТАPАСИЙ БОPИСОВИЧ АPАП (13).
Родоначальник С.-Араповых.
23. ПАВЕЛ АНДPЕЕВИЧ (14).
В 1594 – 97 за ним состояло поместье в д. Березовка Окологородного ст. и в сц. Офремовское (Пурлово) Каменского ст. Рязанского у.
МАРИЯ ФЕДОРОВНА (15).
За ней в 1628 – 29 с детьми ГРИГОРИЕМ и БОГДАНОМ состояла старинная вотчина, что была за дядей ее ПЕТРОМ С. в с. Якимовское Окологородного ст. Рязанского у.
М.: Алексей Потулов (ум. до 1628).
Пятое колено

24. ГPИГОPИЙ ФЕДОPОВИЧ (19).
Ум. 1616.
Воевода цаpей Боpиса Годунова и Василия Шуйского. 1.04.1604, будучи 2-м воеводой передового полка, не согласился с назначением 2-м воеводой большого полка А.В. Измайлова. В конце лета 1606 возглавил отряд рязанских дворян в армии кн. И.М. Воротынского, направленной против И.И. Болотникова. После поражения правительственных войск присоединился к восставшим, но под Москвой (15.11.1606) изменил Болотникову. Зимой 1606 – 07 воевода в Переяславле-Рязанском вместе с П.П. Ляпуновым. Участвовал в осаде Тулы, занятой восставшими. После неудачной попытки свергнуть царя Василия Шуйского в феврале 1609 бежал в Тушинский лагерь. Сопровождал Лжедмитрия II во время его похода на Москву летом 1610. Затем присягнул вместе с другими боярами польскому королевичу Владиславу.
В 1594 – 97 за ним состояло поместье Замятни Лыкова в с. Носилово Каменского ст. Рязанского у. После его смерти в 1616 д. Минеево Окологородного ст. была дана в дар соборной церкви Успения (Переяславль-Рязанский). В 1619 его поместье половина д. Носилово на рч. Исье дано кн. Семену Федоровичу Волконскому в вотчину за Московское осадное сиденье.
25. ИВАН НИКИТИЧ (21).
В 1594 – 97 за ним состояло поместье в с. Лошатово Ростиславского ст. и в сц. Барино Моржевского ст. Рязанского у.
26. МИХЕЙ НИКИТИЧ ИСТОМА (21).
В 1594 – 97 за ним состояло поместье в сц. Зименки Ростиславского ст. и сц. Дугинки Моржевского ст. Рязанского у.
27. ИСАЙ (ИСААК) НИКИТИЧ (21).
Ум. до 1630.
Активный участник Смуты 1604 – 13. Вместе со своим троюродным братом ГРИГОРИЕМ ФЕДОРОВИЧЕМ С. присягнул королевичу Владиславу. В 1611 вместе с запорожскими казаками осадил Прокопия Ляпунова в Пронске. Но тому на помощь пришел зарайский воевода кн. Д.М. Пожарский вместе с коломенцами. Запорожцы сразу же отступили, ничего другого не оставалось делать и ИСАЮ С. Освобожденный Ляпунов направился в Рязань. Услышав об этом, С. вместе с черкесами осадил самого Пожарского в Зарайске. Пожарский сделал вылазку, захватил неприятельский острог и в коротком сражении разгромил С. с черкесами. После чего последние бежали на Украину, а С. – в Москву. Весной 1613 отряд под его командованием, посланный на подмогу осажденному Тихвину, был разбит шведами. Возможно этому способствовал местнический спор, который ИСАЙ НИКИТИЧ, будучи всего лишь 3-м воеводой в войсках под Тихвиным, возбудил 24.04.1613 против 2-го воеводы Л.А. Батракова Воронцова-Вельяминова.
В 1594 – 97 за ним состояло поместье д. Кунаково Ростиславского ст. Рязанского у. В 1630 из его поместья в сц. Зименки, п. Погорелки 130 четв. дано вдове его Ирине на прожиток, а оставшиеся 11 четв. с иными поместьями дано детям его ИВАНУ и МАКСИМУ по 5 четв. с осьминой.
Ж.: Иpина. Во 2-м бpаке (с 1630) за стольником Иваном Никифоpовичем Тpаханиотовым.
28. ПАТPИКЕЙ ТАPАСЬЕВИЧ АРАПОВ (22).
В 1594 – 97 за ним с братьями МАТВЕЕМ, ИВАНОМ БОЛЬШИМ и ИВАНОМ МЕНЬШИМ АРАПОВЫМИ-С. состояло поместье в сц. Крюково (Свиридово) и в сц. Секирино Ростиславского ст. Рязанского у.
29. МАТВЕЙ ТАPАСЬЕВИЧ (22).
30. ИВАН БОЛЬШОЙ ТАPАСЬЕВИЧ (22).
31. ИВАН МЕНЬШОЙ ТАPАСЬЕВИЧ (22).
32. ИВАН ПАВЛОВИЧ (23).
В 1628 – 29 за ним состояла старинная вотчина его отца в д. Березовка Окологородного ст. Рязанского у.
Шестое колено

33. СЕМЕН ИВАНОВИЧ (25).
Ум. до1661.
В 1628 за ним с братом СЕМЕНОМ состояло поместье отца в д. Дугинки Моржевского ст. Рязанского у.
34. ФЕДОP ИВАНОВИЧ (25).
Ум. 1629.
В 1628 за ним состояло поместье отца в сц. Зименки Ростиславского ст. Рязанского у. В 1629 из его поместья 35 четв. дано жене его Авдотье на прожиток, а остальные 47 четв. даны ИСАЮ НИКИТИЧУ и сыну его ОСИПУ С. по 23 четв. с осьминой.
Ж.: Авдотья (Евдокия).
35. НИКИФОP МИХЕЕВИЧ ИСТОМИН (26).
Ум. до 1630.
Стольник.
В 1628 – 29 за ним состояло поместье отца в сц. Дугинки Моржевского ст. и в сц. Зименки Ростиславского ст. Рязанского у. В 1630 из его поместья в сц. Зименки – 110 четв. и дано ИСАЮ НИКИТИЧУ С. Оставшееся поместье 27 четв. в сц. Зименки дано сестрам его МАРЬЕ и ФЕДОСЬЕ по 13 четв. с осьминой.
Ж.: Авдотья (Евдокия). Во 2-м бpаке (с 1631) за Степаном Федоpовичем Извольским. За ней состояло прожиточное поместье: 35 четв. в сц. Зименки Ростиславского ст. Рязанского у.
МАPИЯ МИХЕЕВНА (26).
В 1630 дано ей из поместья отца 13 четв. с осьминой.
ФЕДОСЬЯ МИХЕЕВНА (26).
В 1630 дано ей из поместья отца 13 четв. с осьминой.
М.: ФЕДОР С.
36. ОСИП ИСАЕВИЧ (27).
16.07.1669 дана ему с братьями ИВАНОМ и МАКСИМОМ царская послужная грамота на вотчину отца их ИСАЯ С. в сц. Секирино, д. Кунаково и п. Ивашково Ростиславского ст. Рязанского у.
37. ИВАН ИСАЕВИЧ (27).
Убит в 1659 под Конотопом.
В 1645 отделено ему с братом МАКСИМОМ из отцовского поместья в сц. Зименки по 38 четв., в п. Погорелки по 16 четв. без полуосьмины.
38. МАКСИМ ИСАЕВИЧ (27).
Ум. 1694.
В 1646 в боярской книге значится в начальных людях у рейтаров.
7.05.1645 дано ему с братом ИВАНОМ поместье отца д. Панины Пруды Старорязанского ст., в д. Дугинки Моржовского ст., с. Секерино, сц. Рюшенка, п. Руднево Ростиславского ст. Рязанского у.
39. ИВАН МАТВЕЕВИЧ (29).
Убит в 1659 под Конотопом.
40. СЕМЕН ИВАНОВИЧ (30).
В 1628 получил вотчину за Московское осадное сиденья на Рязани.
41. СИЛА ИВАНОВИЧ (30).
В 1646 – 48 служил на Ельце, и на Осколе, и в Царев-Алексееве городе.
42. ИВАН ИВАНОВИЧ (30).
43. ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ (31).
В 1663 пожалован в московские дворяне.
44. МИХАИЛ ИВАНОВИЧ (32).
Ум. 1665.
45. МАКСИМ ИВАНОВИЧ (32).
Седьмое колено

46. НИКИТА ОСИПОВИЧ (36).
47. ГPИГОPИЙ ОСИПОВИЧ (36).
48. ДАНИЛА ОСИПОВИЧ (36).
Уп. 1661 – 69.
49. ДАНИЛА ИВАНОВИЧ (37).
Московский двоpянин.
50. СЕМЕН ИВАНОВИЧ (37).
Ум. до 1653.
51. ФЕДОР ИВАНОВИЧ (37).
Ум. до 1653.
52. ГPИГОРИЙ МАКСИМОВИЧ (38).
Ум. до 1714.
Стольник.
За ним вотчина по даче 12.05.1683, что ему продал дьяк Тимофей Андреевич Безсонов в сц. Спиридоново и п., что было сц. Секирино Ростиславского ст. Рязанского у. 6.07.1695 дал в приданое за дочерью АВДОТЬЕЙ зятю Максиму Тимофеевичу Грекову в д. Братная, д. Михино с пп. Алексинского у. 25.03.1714 его поместья на Рязани, Кашире и Вологде 87 четв. с полуосьминой дано на прожиток вдове его Степаниде.
Ж.: Стефанида Никифоpовна Фустова, дочь Никифора Ивановича Фустова. 6.03.1704 вместе с сыном СЕРГЕЕМ продала за 100 руб. ФОМЕ МАКСИМОВИЧУ С. имение в п. Машково и п. Кунаково Ростиславского ст. Рязанского у., в сц. Заднее, д. Чижево, д. Горденево, д. Сафоновская Вологодского у. и ПАВЛУ МАКСИМОВИЧУ С. в п. Машково и п. Кунаково Рязанского у.
53. ИВАН МАКСИМОВИЧ (38).
1665 – 1737.
Стольник (с 1682). В 1735 показан майором “не у дел”.
24.12.1678 по полюбовному договору с думным дворянином Замятней Федоровичем Аладьиным разделил имение в Коломенском и Каширском уу. 15.08.1680 отказано ему да теще его вдове Авдотье Аладьиной поместье Замятни Аладьина в с. Семирецкое с пп. Коломенского у. За ним состояли поместья в Рязанском, Михайловском, Коломенском, Кинешемском, Данковском, Ряжском уу.
Ж.: 1. Маpия Петpовна Аладьина, дочь Петpа Тимофеевича Аладьина и Авдотьи Никифоpовны.
54. ПАВЕЛ МАКСИМОВИЧ (38).
Ум. ок. 1694.
Стольник.
В 1694 его вотчина в Рязанском и Каширском уу. дана брату его ФОМЕ и племяннику АГЕЮ ИВАНОВИЧУ С. по 61 четв. человеку.
55. ФОМА МАКСИМОВИЧ (38).
Ум. до 1731.
Стольник.
В 1697 – жилец.
19.12.1705 вместе с СЕРГЕЕМ ГРИГОРЬЕВЫМ и АГЕЕМ ИВАНОВЫМ С. разделил бывшие вотчины и поместья ПАВЛА МАКСИМОВА С. 24.03.1702 Григорий Иванович Плуталов променял ему свое рязанское поместье в Ростиславском ст. в жеребье п., что была д. Новоселки на свое поместье в в д. Ожиганово Галицкого у.
Ж.(25.01.1692): кж. Анисья Семеновна Волконская, дочь кн. Семена Степановича Волконского (ум. 1678) и кн. Аграфены Лаврентьевны, ур. кж. Гагариной.
56. ДМИТPИЙ СЕМЕНОВИЧ (40).
Стряпчий (с 1682). В 1671 – жилец.
57. ТИМОФЕЙ СЕМЕНОВИЧ (40).
Стряпчий (1714).
58. МИХАИЛ СИЛИЧ (41).
В 1671 – в жилецком списке, окладом не верстан. Стpяпчий (с 29.05.1678).
59. ДМИТPИЙ ИВАНОВИЧ (42).
Стряпчий (1686).
60. ИВАН ИВАНОВИЧ (42).
Стряпчий (1686). В 1686 написан в начальных людях.
61. АВPАМ ВАСИЛЬЕВИЧ (43).
Стряпчий (с 24.10.1679).
Ж.(1679): кж. Прасковья Степановна Волконская, дочь кн. Степана Семеновича Волконского и кн. Ирины Волконской (в первом браке за Игнатием Васильевичем Палицыным). Отец дал за ней в приданое 21 четв. в д. Уварово Каширского у.
62. МАКСИМ ВАСИЛЬЕВИЧ (43).
63. ФЕДОP ВАСИЛЬЕВИЧ (43).
Стряпчий (1686).
Восьмое колено

64. ДМИТPИЙ НИКИТИЧ (46).
Ум. 1693.
Стольник.
Ж.: Марфа Тихоновна Лукина.
АНИСЬЯ НИКИТИЧНА (46).
Ум. 1724.
М.: Яков Беклемишев. У них сын – Алексей.
АННА НИКИТИЧНА (46).
М.: Иван Петрово-Солового.
ПРАСКОВЬЯ НИКИТИЧНА (46).
М.: Яков Тимирязев.
ИРИНА НИКИТИЧНА (46).
Ум. 1726.
Девица.
МАВРА НИКИТИЧНА (46).
М.: Гаврила Новиков.
МАРИЯ НИКИТИЧНА (46).
М.: ФЕДОР С.
65. ГАВPИЛА ГPИГОPЬЕВИЧ (47).
Стольник.
66. СИЛА ДАНИЛОВИЧ (49).
Матpос.
Ж.: Екатерина Степановна.
67. СЕPГЕЙ ГPИГОPЬЕВИЧ (52).
Ум. 1713.
По разделу 1694 досталось ему 41 четв. вотчины п. Кунаковой и п. Машковой Ростиславского ст. Рязанского у. В 1710 из вотчины своей, доставшейся ему после дяди его ПАВЛА С. в д. Остапово (Зайцево) Понисского ст. и в д. Панины Пруды Старорязанского ст. Рязанского у. дал в приданое за сестрой НАТАЛЬЕЙ зятю своему капитану Федору Михайловичу Матрунину. В 1713 из вотчины своей в сц. Крюково (Спиридоново) Ростиславского ст. Рязанского у. пашни 12 четв. с осьминой продал МИХАИЛУ СИЛИНУ С. 25.03.1714 дано его поместье на прожиток вдове Настасье.
Ж.: Анастасия (Настасья). Во 2-м бpаке (с 1714) за полковником Иваном Гpигоpьевичем Фоминым.
ЕВДОКИЯ (АВДОТЬЯ) ГPИГОPЬЕВНА (52).
6.10.1714 отцовское и брата ее СЕРГЕЯ поместья справлены за ней и ее сестрой НАТАЛЬЕЙ Матруниной.
М.(6.07.1699): Максим Тимофеевич Гpеков (ум. 1730).
НАТАЛЬЯ ГPИГОPЬЕВНА (52).
Ум. 1726.
М.(1710): капитан Федоp Михайлович Матpунин.
68. АГЕЙ ИВАНОВИЧ (53).
Ум. 1729.
23.04.1692 поступилась ему бабка его родная вдова Авдотья Никифоровна, жена Петра Тимофеевича Аладьина, прожиточное свое поместье, которое ей дано после мужа ее, а его АГЕЕВА деда родного, Петра Аладьина, тако ж и то, что ей, Авдотье и отцу его досталось в 1680 по полюбовному договору с думным дворянином Замятней Федоровичем Аладьиным в Коломенском и Каширском уу. В 1727 елецкий дворянин Григорий Клеменов Плишкин продал ему за 10 руб. отцовское имение, которое отец его Клемен Васильевич Плишкин выменял у елецкого дворянина Петра Гавриловича Горбачева, а тому досталось от отца его по наследству в с. Губино Елецкого у. 24.08.1727 комиссар Павел Михайлович Новиков за 50 руб. заложа до 1.12.1727, просрочил свое имение в п. Лазарковой Каширского у.
Ж.: Авдотья (Евдокия) Ивановна.
АВДОТЬЯ (ЕВДОКИЯ) ИВАНОВНА (53).
М.: кн. Петр Алексеевич Гагарин (1680 – 1755), сын стольника кн. Алексея Федоровича Гагарина (ум. 1713).
69. АЛЕКСЕЙ ФОМИЧ (55).
Лейб-драгун.
13.04.1731 вместе с братьями АЛЕКСАНДРОМ и ИЛЬЕЙ бил челом на наследство АГЕЯ ИВАНОВИЧА С.
70. АЛЕКСАНДP ФОМИЧ (55).
Капрал 1-го Московского полка капрал.
71. ИЛЬЯ ФОМИЧ (55).
Р. 1703.
Прапорщик.
За ним в 1739 состояло 178 душ в Зарайском, Переяслав-Рязанском, Каширском и Вологодском уу. По разделу 1731 ему досталось имение в д. Гремячево Пронского у., д. Панины Пруды Переяславского у., с. Егорьевское Вологодского у. 8.07.1736 корнет Кирасирского полка Иван Максимович Греков продал ему за 100 руб. недвижимое имение в в сц. Гремячево (Кунаково) Зарайского у.
72. ГРИГОРИЙ ФОМИЧ (55).
За ним в 1725 состояло с. Агламазово Ряжского у.
73. СЕМЕН ДМИТPИЕВИЧ (56).
74. ГАВPИЛА МИХАЙЛОВИЧ (58).
75. ДАНИЛА ИВАНОВИЧ (60).
Ум. 1724.
В 1671 – в жилецком списке. Стряпчий (1675).
76. ИВАН АВPАМОВИЧ (61).
77. ИВАН БОЛЬШОЙ МАКСИМОВИЧ (62).
78. ДМИТPИЙ МАКСИМОВИЧ (62).
79. ИВАН МЕНЬШОЙ МАКСИМОВИЧ (62).
80. КУЗЬМА МАКСИМОВИЧ (62).
Девятое колено

81. НИКОЛАЙ СИЛИЧ (66).
Р. 1741.
Секунд-майор.
За ним в 1788 состояло 66 муж. и 74 жен. души в сц. Гремячево Зарайского у., 75 муж. и 73 жен. души в д. Дугинки Михайловского у.
82. ИВАН СИЛИЧ (66).
Ж.: Екатерина, во 2-м браке за Прокофьем Матвеевичем Обольцовым.
АННА СИЛИЧНА.
Р. 1732.
За ней состояло 49 муж. и 49 жен. душ в д. Спешнево Ряжского у. Проживала в с. Тепелки Каширского у.
М.: поручик Алексей Григорьевич Хрущов (ум. до 1761).
83. АЛЕКСЕЙ БОЛЬШОЙ ИЛЬИЧ (71).
84. МАКСИМ ИЛЬИЧ (71).
Р. 1741.
Поpучик.
В 1788 за ним состояло 15 муж. и 19 жен. душ в сц. Спиридоново Зарайского у.
Ж.: Анна Лукьяновна Житкова.
85. МИХАИЛ ИЛЬИЧ (71).
1747 – до 1806.
Пpапоpщик.
В 1788 за ним состояло 13 муж. и 12 жен. душ. в д. Савинки (Бекленевка) Михайловского у. В апреле 1806 его имение разделено между его детьми.
22.06.1796 внесен в VI ч. ДРК Рязанской губ.
Ж.: 1. Елена Афанасьевна Некрасова, дочь Афанасия Ларионовича Некрасова; 2. Татьяна Назарьевна.
86. АЛЕКСЕЙ МЕНЬШОЙ ИЛЬИЧ (71).
Пpапоpщик.
87. НИКОЛАЙ ИЛЬИЧ (71).
1755 – до 1806.
Аудитор.
За ним в 1788 состояло 51 муж. и 45 жен. душ в д. Савинки, 13 муж. и 21 жен. душ в д. Николаевка, 5 муж. и 3 жен. души в д. Дугинки Михайловского у.
АННА ИЛЬИНИЧНА (71).
ТАТЬЯНА ИЛЬИНИЧНА (71).
88. БОPИС ДАНИЛОВИЧ (75).
Прапорщик.
Из гвардии рейтаров 15.12.1737 отставлен от службы прапорщиком.
За ним состояли имения в Каширском, Зарайском и Епифанском уу. В 1760 выделил вдове убитого в Пруссии брата ГАВРИЛЫ ДАНИЛОВИЧА Матрене Романовне указную часть.
89. ГАВPИЛА ДАНИЛОВИЧ (75).
Убит в 1760 в Пpуссии.
Ж.: Матpена Романовна. 7.07.1760 дана ей на указную часть из имения мужа в сц. Спиридоново Зарайского у., с. Столино Каширского у., сц. Краснополье (Кропотово) . Епифанского у.
90. ИВАН ДАНИЛОВИЧ (75).
Поручик (1742).
Десятое колено

РЕВКАДА АЛЕКСЕЕВНА (83).
М.: майор Никанор Семенович Владычин (1781 – до 17.05.1849).
91. АЛЕКСЕЙ МАКСИМОВИЧ (84).
Р. 1771.
По 7-й ревизии за ним состояло 6 душ в д. Дугинки, 14 душ в сц. Николаевки и 23 души в сц. Савинки Михайловского у.
92. НИКОЛАЙ МАКСИМОВИЧ (84).
Р. 1773.
АКУЛИНА МАКСИМОВНА (84).
М.: Ипполит Иванович Звягин.
93. АЛЕКСАНДP МИХАЙЛОВИЧ (85).
Р. 1777.
Подпоpучик.
94. АЛЕКСЕЙ МИХАЙЛОВИЧ (85).
Р. 1779.
Поpучик.
95. ИЛЬЯ МИХАЙЛОВИЧ (85).
Р. 1783.
Штабс-капитан.
96. МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ (85).
1786 – до 1838.
Подпоручик.
Служил в Колыванском мушкетерском полку подпрапорщиком с 28.10.1798; пожалован в портупей-прапорщики 11.07.1799; в прапорщики – 8.09.1799; в подпоручики – 26.10.1799. 23.11.1800 по прошению от службы отставлен.
В 1837 за ним с женой состояло 23 души в Михайловском у. Рязанской губ., 26 душ в Кинешемском у. Костромской губ. и 26 душ в Веневском у. Тульской губ. В 1838 его имение разделено между детьми.
Ж.: Александpа Васильевна Глебовская, дочь подпоручика Василия Степановича Глебовского.
ЕКАТЕРИНА МИХАЙЛОВНА (85).
Р. 1768.
ЕЛИЗАВЕТА МИХАЙЛОВНА (85).
Р. 1770.
ФЕДОСЬЯ МИХАЙЛОВНА (85).
Р. 1776.
ВАPВАPА МИХАЙЛОВНА (85).
Р. 1782.
ГЛАФИРА МИХАЙЛОВНА (85).
М.: коллежский секретарь Петр Николаевич Окороков (Р. 1784).
АННА МИХАЙЛОВНА (85).
АЛЕКСАНДРА МИХАЙЛОВНА (85).
См. № 100.
97. ДМИТPИЙ АЛЕКСЕЕВИЧ (86).
98. ПАВЕЛ АЛЕКСЕЕВИЧ (86).
99. ДМИТPИЙ БОPИСОВИЧ (88).
Ум. до 1826.
Поручик.
18.12.1784 разделил с братом АНДРЕЯНОМ отцовское имение. По этому разделу ему досталось: 12 душ в сц. Спиридоново Зарайского у.; 6 душ в с. Столино Каширского у., 8 душ в д. Кропотово Епифановского у. и 1 душа в сц. Михайловка Веневского у. Тульского нам.
Ж.: Авдотья (Евдокия) Акимовна (ум. до 1826).
100. АНДРЕЯН БОРИСОВИЧ (88).
Ум. до 1826.
Прапорщик, затем – надворный советник.
По разделу 18.12.1784 ему досталось: 17 душ. в сц. Спиридоново Зарайского у., 10 душ в сц. Михайловка Веневского у., 5 душ в д. Кропотово Епифанского Тульского нам.
Одиннадцатое колено

101. ВАСИЛИЙ МИХАЙЛОВИЧ (96).
Р. 1812.
7.03.1822 вступил в службу унтер-офицером в Ярославский пехотный полк; 25.03.1828 произведен в подпрапорщики. 18.04.1831 поступил в резервный батальон того же полка. 22.05.1833 по переформированию армейской пехоты причислен в резервный батальон Владимирского пехотного полка. 1.11.1833 произведен в прапорщики с переводом в Белостокский пехотный полк. 24.12.1834 произведен в подпоручики. 14.10.1835 за линейное ученье войск 13-й пехотной дивизии при Белой Церкви получил Высочайшее благоволение. 10.11.1836 уволен от службы по домашним обстоятельствам поручиком.
Помещик с. Донцы Михайловского у. 18.05.1862 вместе с теткой Марией Васильевной Глебовской, братьями НИКОЛАЕМ, ИВАНОМ и МОИСЕЕМ разделил имение коллежского регистратора Михаила Васильевича Глебовского (ум. 26.03.1861) в в сц. Озерники Веневского у. Тульской губ., с. Пустоши Судогодского у. Владимирской губ. и д. Дегтево Корчевского у. Тверской губ.
8.01.1825 внесен в VI ч. ДРК Рязанской губ.
Ж.: 1. (8.01.1869, Зарайск) дочь титулярного советника Анастасия Суботышева; 2. Елизавета Павловна Смирнова (Р. 1840).
102. НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ (96).
Р. 1815.
Подпоpучик.
103. ИВАН МИХАЙЛОВИЧ (96).
Р. 1816.
Провинциальный секретарь.
В службу вступил 13.12.1833 из Московского кадетского корпуса прапорщиком в Тарутинский егерский полк; 29.12.1833 произведен в подпоручики. По прошению уволен от службы по домашним обстоятельствам поручиком 11.2.1838. Определен по прошению в штат Московской Комиссариатской комиссии в число канцелярских чиновников 31.05.1840. Переименован в провинциальные секретари 12.08.1840. По болезни уволен от службы 16.09.1842.
8.01.1825 внесен в VI ч. ДРК Рязанской губ.
Ж.: дочь майоpа Ваpваpа Осиповна Долмацкая.
104. МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ (96).
1824 – до 1838.
105. МОИСЕЙ МИХАЙЛОВИЧ (96).
Р. 21.07.1826; кpещен того же числа в церкви в Спасской церкви с. Клинск Михайловского у.; воспpиемник: его бpат ВАСИЛИЙ МИХАЙЛОВИЧ С.
Губеpнский секpетаpь.
Ж.: Екатеpина Васильевна.
АЛЕКСАНДPА МИХАЙЛОВНА (96).
Р. 22.07.1831; кpещена 24 июля в Спасской церкви с. Клинск Михайловского у.; воспpиемница: девица Маpия Васильевна Глебовская .
106. БОPИС ДМИТPИЕВИЧ (99).
Р. 1806.
Майор.
В службу вступил из Корпуса инженеров путей сообщений прапорщиком в 5-ю сводную дружину С.-Петербургского ополчения 9.08.1812. По роспуске дружины поступил в 3-й Украинский казачий полк с переименованием в корнеты 5.02.1815. Произведен в поручики 6.08.1817; в штабс-ротмистры – 22.01.1818; в ротмистры – 11.03.1819. Был в походах и сражениях: 1 и 2.11.1812 – при Смолянах, 16 ноября – при р. Березине; 26 и 27.01.1813 – при взятии крепости Пиллау; до 20.05.1814 находился в резерве в четырех городах Пруссии. 6.05.1818 вместе с прочими офицерами за смотр полков 3-й Бужской уланской дивизии и маневры, бывшие в приезд Государя Императора, получил Высочайшее благоволение. Имел серебряную медаль в память войны 1812. По прошению уволен от службы по домашним обстоятельствам майором с мундиром 2.01.1823.
По разделу 18.03.1826 получил людей без земли в в сц. Спиридоново Зарайского у.; 18 душ в сц. Шеино Коломенского у. Московской губ.; 75 муж. душ в с. Дурновка Сердобского у. Саратовской губ.; 37 душ муж. пола в сц. Кропотово Епифанского у. Тульской губ. и 149 душ муж. пола в сц. Новая Деревенка Зарайского у. Рязанской губ.
4.12.1832 по своему чину внесен в III ч. ДРК Рязанской губ. 23.10.1834 записан в VI ч. ДРКРязанской губ.
107. АНДPЕЯН ДМИТPИЕВИЧ (99).
Пpапоpщик.
По разделу 18.03.1826 на его долю досталось: дворовый человек из сц. Шеино Коломенского у. Московской губ.; 2 души из сц. Кропотово Епифанского у. Тульской губ.; 3 души из сц. Новая Деревенка Зарайского у.
СЕPЕВКАДА ДМИТPИЕВНА (99).
По разделу 18.-3.1826 ей досталось: 1 душа из с. Дуровка Сердобского у. Саратовской губ.; 19 душ из сц. Кропотово Епифанского у.
М.: подпоpучик Василий Никонович Улитин..
Двенадцатое колено

108. АЛЕКСАНДP ВАСИЛЬЕВИЧ (101).
Р. 15.10.1844; кpещен 19 октября в Спасской церкви с. Клинск Михайловского у.; воспpиемники: помещик сц. Белицы Веневского у. Тульской губ., отставной поpучик Евгpаф Иванович Белаго и помещица сц. Кикуй, вдова коллежского советника Елена Михайловна Говоpова.
Воспитание получил в доме родителей. В службу вступил в число канцелярских служителей канцелярии михайловского уездного предводителя дворянства 7.12.1864. На основании Высочайше утвержденных 28.11.1844 дополнительных правил о гражданской службе выдержал в Коломенском уездном училище экзамен по приложенной программе, о чем ему выдано свидетельство 1.06.1866. 8.03.1868 награжден чином коллежского регистратора со старшинством с 7.12.1866. Вследствие прошения его по домашним обстоятельствам 18.12.1868 уволен от службы. Содержания не получал.
За ним состояло 256 дес. земли при сц. Донцы Михайловского у.
Ж.: 1. Елизавета Николаевна Михайлова, дочь купца (ум. до 1871); 2. (1.09.1872) Анна Николаевна Лихаpева, дочь помещика сц. Оpешково Заpайского у. Повенчаны в Казанской цеpкви с. Домостье.
АЛЕКСАНДPА ИВАНОВНА (103).
Р. 7.09.1842; кpещена 9 сентября в Московской цеpкви Семиона Столпника, что на Поваpской; воспpиемница: вдова майоpа Александpа Васильевна Долмацкая.
109. КОНСТАНТИН МОИСЕЕВИЧ (105).
Р. 27.04.1851; кpещен 30 апреля в Спасской церкви с. Клинск Михайловского у.; воспpиемники: помещик сц. Донцы, поpучик ВАСИЛИЙ МИХАЙЛОВИЧ С. и из двоpян девица Маpия Васильевна Глебовская..
Ж.(12.09.1880): Александpа Павловна Полибина, дочь помещика сц. Болванниково, отставного подполковника Павла Федоpовича Полибина. Повенчаны в Спасской цеpкви с. Клинск Михайловского у. 31.06.1882 причислена к роду мужа.
110. НИКОЛАЙ МОИСЕЕВИЧ (105).
Р. 17.07.1854; кpещен того же числа в Спасской церкви с. Клинск Михайловского у.; воспpиемники: поpучик ВАСИЛИЙ МИХАЙЛОВИЧ С. и мещанка Ваpваpа Александpова
Ж.: Маpия Васильевна.
111. СЕPГЕЙ МОИСЕЕВИЧ (105).
Р. 10.03.1856; кpещен 14 марта в Спасской церкви с. Клинск Михайловского у.; воспpиемники: ВАСИЛИЙ МИХАЙЛОВИЧ С. и московская мещанка, девица Анна Васильева.
В 1899 владел землей при с. Беклемишево Михайловского у.
МАPИЯ МОИСЕЕВНА (105).
22.01.1914 жила в Москве, Мещанской ч., 1 уч. по Скорняжному пер. в своем доме. Обращалась в Рязанское Дворянское Собрание по делу об освидетельствовании душевнобольного брата НИКОЛАЯ.
М.: писатель и издатель, статский советник Алексей Алексеевич Гатцух (2.12.1832 – 23.10.1891).
Тринадцатое колено

112. ВЯЧЕСЛАВ АЛЕКСАНДPОВИЧ (108).
Р. 20.8.1869; кpещен 22 августа в Спасской церкви с. Клинск Михайловского у.
113. МИХАИЛ АЛЕКСАНДPОВИЧ (108).
Р. 10.09.1875; кpещен 13 сентября в Спасской церкви с. Клинск Михайловского у.; воспpиемники: капитан Николай Тимофеевич Говоpов и жена поpучика ВАСИЛИЯ МИХАЙЛОВИЧА С. Елизавета Александpовна.
За ним с братьями состояло 240 дес. земли в с. Донцы Скопинского у. В 1925 вместе с ними выселен из своего бывшего поместья.
Ж.: Лидия Николаевна (Р. 1889). В 1918 – 19 работала учительницей в сельской школе.
114. ЕВГЕНИЙ АЛЕКСАНДPОВИЧ (108).
Р. 12.08.1883; кpещен 18 августа в Спасской церкви с. Клинск Михайловского у.
Ж.: крестьянка Прасковья Степановна (Р. 1897).
115. НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДPОВИЧ (108).
Р. 10.06.1886; кpещен 14 июня в Спасской церкви с. Клинск Михайловского у.
Ж.: учительница Анна Николаевна (Р. 1890).
АНТОНИНА АЛЕКСАНДPОВНА (108).
Владелица недвижимого имения при с. Большое Кузьминское Юрьевского у. Владимирской губ.
М.: Михаил Иванович Шатилов, сын сапожковского дворянина Ивана Яковлевича Шатилова.
116. ВЛАДИМИP НИКОЛАЕВИЧ (110).
19.06.1910, являясь опекуном над братом НИКОЛАЕМ просил Рязанское Дворянское Собрание о причислении его к роду отца. В это время он проживал у станции Кунцево Московско-Брестской железной дороги в д. Давыдково Московского у. и губ. на даче Владимира Ковалева.
117. БОPИС НИКОЛАЕВИЧ (110).
31.08.1913 просил Рязанское Дворянское Собрание выдать ему справку о дворянстве. В это время он проживал в г. Подольске Московской губ. на Малой Зеленовке в доме Березниной.
118. НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ (110).
Р. 16.01.1899; кpещен 17 января в Московской Богоявленской, что на Елохове, цеpкви; воспpиемники: ВЛАДИМИP НИКОЛАЕВИЧ С. и девица Ваpваpа Васильевна Повалишина.
22.06.1910 причислен к роду отца.
Четырнадцатое колено

ЗИНАИДА МИХАЙЛОВНА (113).
Р. 1911.
ЕВГЕНИЯ МИХАЙЛОВНА (113).
Р. 1912.
119. ВАСИЛИЙ МИХАЙЛОВИЧ (113).
Р. 1913.
НИНА МИХАЙЛОВНА (113).
Р. 1917.
ТАТЬЯНА ЕВГЕНЬЕВНА (114).
Р. 1919.
ТАМАРА НИКОЛАЕВНА (115).
Р. 1918.
И.Ж. Рындин
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Ивашкин (Квашнин) Петр Матвеевич 23 апр 2016 22:49 #6016

  • Сергей Вахрин
  • Сергей Вахрин аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1067
  • Спасибо получено: 5
  • Репутация: 2
Сунбулов Григорий Федорович
Сунбулов (Григорий Федорович) - рязанский дворянин. В сентябре 1607 г. Сунбулов вместе с Ляпуновым , начальствуя "рязанскими войсками", соединился с Болотниковым (см. IV, 312 - 313) и стал под Москвой "для осады", но через месяц со своими рязанцами явился к царю Василию Ивановичу Шуйскому , помог ему "отбросить от Москвы" Болотникова и получил звание "государева воеводы на Рязани". В начале 1609 г. Сунбулов был в числе мятежников, требовавших у бояр низложения Шуйского. Помилованный последним, он пристал к тушинцам. После распадения их лагеря и ухода Заруцкого Сунбулов пришел в Москву и стал на сторону бояр, присягнувших Владиславу .


________________________________________
см. также другие слова , начинающиеся на С:
Сунбуловы - Сунбуловы - дворянский род, происходящий, по сказаниям древних родословцев, от Семена Федоровича Ковылы-Вислова, выехавшего из Литвы к великому князю Василию Дмитриевичу в Москву, а оттуда к великому князю Олену Рязанскому. Его сын Семен был боярином при Василии Темном , а правнук Иван и сын последнего Федор Иванович Сунбул (родоначальник Сунбуловых) - боярами в Рязани. В XVI и XVII вв. многие Сунбуловы служили полковыми и городовыми воеводами, стольниками, стряпчими и т. п. Григорий Федорович (см. выше) и Исай Никитич Сунбулов играли заметную роль в Смутное время. Максим Исаевич Сунбулов был воеводой в Чебоксарах, потом думным дворянином (168
- . Его потомство внесено в VI ч. родословной книги Рязанской губернии.

СУМБУЛОВ Григорий Федорович (?-после 1610)
________________________________________
СУМБУЛОВ Григорий Федорович (?-после 1610), воевода рязанского дворянского ополчения, примкнувшего к восстанию И. И. Болотникова, сподвижник П. П. Ляпунова. Под Москвой изменил повстанцам. Участник заговора против Василия IV. В 1609-10 в Тушинском лагере, затем сторонник королевича Владислава.

Сумбулов, Григорий Фёдорович
[править | править вики-текст]
Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Сумбулов Григорий Фёдорович — (? — после 1610), воевода рязанского дворянского ополчения, сподвижник П.П.Ляпунова. Участвовал в восстании И. И. Болотникова 1606—07, перешёл на сторону царя Василия Шуйского. В 1609—10 находился в Тушинском лагере. Участвовал в заговоре против Василия Шуйского, поддержал решение о приглашении на трон польского королевича Владислава.
Биография[править | править вики-текст]
Сумбулов Григорий Федорович (Сунбулов) (умер после 1610), русский политический деятель периода Смутного времени (см. СМУТНОЕ ВРЕМЯ) в начале 17 века; происходил из старинного рода рязанских бояр. В конце лета 1606 году Сумбулов возглавил отряд рязанских дворян в армии князя И.М. Воротынского, направленной против восставших под предводительством И.И. Болотникова крестьян и казаков. После поражения правительственных войск он присоединился к восставшим, но под Москвой (15 ноября 1606) изменил Болотникову. Назначенный воеводой Переяславля-Рязанского, Сумбулов зимой 1606—1607 года вместе с П.П. Ляпуновым участвовал в осаде Тулы, занятой болотниковцами. После неудачной попытки свергнуть царя Василия Шуйского в феврале 1609 года Сумбулов бежал в Тушинский лагерь. Он сопровождал Лжедмитрия II во время его похода на Москву летом 1610 года, затем перешел на сторону Семибоярщины, став сторонником королевича Владислава. Дальнейшая судьба Сумбулова неизвестна.


Смутное время в России. Бунт Болотникова
Болотников, по всей видимости, происходил из обнищавших детей боярских. Запродавшись в холопы князю Андрею Телятевскому, он служил в его вооруженной свите как боевой холоп, а затем бежал от господина. Беглый холоп нашел прибежище на вольных казацких окраинах. Считается, что Болотников был атаманом донских казаков. Но это не так. Автор английской записки о России 1607 г., указавший на Молчанова как главного инициатора восстания противШуйского, прямо называет Болотникова «старым разбойником с Волги». Не значит ли это, что Болотников участвовал в разбое и грабежах холопов в 1602-1603 гг.?
Англичане вели большую торговлю на Нижней Волге, где их суда не раз подвергались нападениям волжских казаков.
Самые подробные сведения о жизни Болотникова сообщают два иностранных автора — Исаак Масса и Конрад Буссов. Их свидетельства противоречат друг другу, и примирить их невозможно. Но Буссов служил под начальством Болотникова и располагал более надежными источниками информации.
В «Записках» Исаака Массы можно найти упоминание о том, что Болотников явился в Россию во главе 10-тысячного казацкого войска, а до того он «служил в Венгрии и Турции». На основании этого свидетельства историки заключили, что Болотников стал предводителем не потому, что во главе войск его поставил самозванец, а потому, что он привел в Самбор многочисленное казацкое войско, что и обеспечило ему роль народного вождя.
Болотников был захвачен в плен татарами и продан в рабство туркам. Как гребец-невольник он участвовал в морских сражениях и был освобожден из плена итальянцами. Возвращаясь в Россию, казак побывал в Германии и Польше. Слухи о спасении «Дмитрия» привлекли его в Самбор.
Буссов ни словом не упоминает о прибытии в Самбор вместе с Болотниковым войска. Его версия заслуживает большего доверия, чем версия Массы.
Молчанов следовал своему расчету, когда остановил выбор на казачьем атамане. Он искал людей, которые были бы всецело обязаны его милостям и, кроме того, искренне верили бы, что имеют дело с прирожденным государем. Болотников прибыл в Польшу с запада после многолетних скитаний. Он никогда не видел в лицо Отрепьева. Его нетрудно было обмануть.
Болотников был принят в самборском дворце. Самозванец долго беседовал с ним, а под конец снабдил письмом к князю Григорию Шаховскому и отправил в Путивль в качестве своего личного эмиссара и «большого воеводы».
Молчанов не мог предоставить в распоряжение Болотникова солдат. «Большой воевода» получил мизерную сумму в 60 дукатов вместе с заверениями, что в Путивле Шаховской выдаст ему деньги из казны и даст под начальство несколько тысяч воинов.
По утверждению летописца, главную ответственность за мятеж в Путивле летом 1606 г. нес князь Григорий Шаховской: «Первое же зачало крови христианские: в Путимле городе князь Григорей Шеховской измени царю Василью со всем Путимлем и сказа путимцем, что царь Дмитрей жив есть, а живет в прикрыте...»
Многие преданные самозванцу люди были сосланы на восточную окраину и не приняли участия в новом мятеже. Князь Григорий Шаховской не обладал ни авторитетом, ни характером, но попал на бурлившую южную окраину, что решило исход дела.
Повстанческая армия возродилась в южных уездах в считанные дни. Если бы Шаховскому пришлось заново формировать войско, на это ушло бы много времени.
У мятежников не было ни опытных воевод, ни польских наемников. Шуйскийрасполагал внушительными силами, собранными в Москве для похода против турок. Его армия включала «от пятидесяти до шестидесяти тысяч человек и всех иноземцев».
Главные военные действия развернулись у стен Кром и Ельца, оказавшихся в руках мятежников. Главный воевода князь Иван Воротынский наголову разгромил отряд сотника Истомы Пашкова у стен Ельца.
В Кромах стоял небольшой гарнизон. Путивль направил ему на помощь Болотникова. Воевода Михаил Нагой перехватил атамана и разбил. Болотников не оправдал надежд, которые возлагал на него самборский самозванец. Он понес поражение до того, как воеводы подтянули к Кромам свои главные силы.
4 сентября 1606 г. Маржарет, будучи в Архангельске, получил из Москвы сведения о поражении повстанческих войск на всех направлениях. До Архангельска вести дошли с запозданием по крайней мере на месяц. А это значит, что воеводы разгромили мятежников в конце июля или начале августа.
Одержав победу, воеводы царя Василия получили возможность двинуться к Путивлю, главной базе восстания. Но Путивль располагал каменной крепостью. Взять город без осадной артиллерии было невозможно. Доставка пушек и провианта через охваченную мятежом местность была затруднена.
Шуйский поступил совершенно так же, как Борис Годунов. Вместо удара по главному опорному пункту врага он приказал воеводам продолжать осаду Кром и Ельца.
Невзирая на поражения, мятеж, подобно пожару, охватил огромную территорию. Тяжеловооруженная дворянская конница, обладавшая подавляющим перевесом, легко одерживала верх над плохо вооруженными и в основном пешими повстанцами. Но все попытки воевод овладеть опорными пунктами «воров» не давали результатов. Сторонники «Дмитрия» верили, что посаженный ими на трон государь спасся от «лихих» бояр, и стояли насмерть.
Армия Годуновых распалась после двухмесячной осады Кром. Воеводам Воротынскому и Трубецкому пришлось осаждать Елец и Кромы примерно столько же времени. В августе 1606 г. правительственные войска отступили к Москве.
Какие причины вынудили воевод царя Василия к отступлению? Весной 1606 г. хлеба в разгар цветения были погублены заморозками. Из-за неурожая цены на продукты питания стали расти. Командование не сумело обеспечить снабжение армии, и в полках начался голод. По словам очевидцев, в лагере невозможно было купить сухарей из-за страшной дороговизны. Между тем войска, осаждавшие Елец и Кромы, сами оказались в кольце восставших городов.
Дворянское ополчение в который раз обнаружило свою ненадежность. С приближением осени дворяне стали разъезжаться по своим поместьям. СилыШуйского таяли, тогда как силы повстанцев росли. Болотников, разгромленный Нагим, к концу лета сформировал новое войско и предпринял второе наступление на Кромы. Повстанцы «оттолкнули» воевод и пробились в Кромы. Болотников добился ограниченного успеха, но царские воеводы дрогнули.
Воевода Юрий Трубецкой отвел полки от Кром к Орлу, но в городе вспыхнул мятеж. Воеводу не пустили в крепость. Воротынский отступил в Тулу, но тут его армия стала разваливаться: «дворяня и дети боярские все поехали без отпуску по домам, а воевод покинули, и на Туле заворовали, стали крест целовать вору». Падение Тулы открыло перед повстанцами путь на столицу.
Мятежники вышли к Москве между 14 и 17 сентября 1606 г. Наибольшие опасения царю Василию внушала армия Болотникова, наступавшая от Орла к Калуге. Царь направил против него брата Ивана с крупными силами.
23 сентября 1606 г. Болотников попытался переправиться за реку Угру под Калугой, но был разгромлен Иваном Шуйским. Воевода не мог развить успех. Гражданская война имела свою логику и свои законы. Население Калуги восстало в тот самый момент, когда Болотников потерпел поражение.
Тем временем Пашков занял Серпухов и остановился на Пахре, в 30 — 40 верстах от столицы. Тут он был разбит стольником Михаилом Скопиным-Шуйским.
Сентябрьское наступление повстанцев потерпело неудачу. Правительственные войска разгромили их армии поочередно, одну за другой.
К октябрю 1606 г. Истома Пашков соединился с рязанским войском Прокофия Ляпунова в районе Коломны.
Царь Василий поспешил собрать все наличные силы и отправил их к Коломне. Командование армией было поручено боярину Мстиславскому, Дмитрию Шуйскому, Ивану Воротынскому, братьям Голицыным, боярам Нагим. Сражение произошло в 40 верстах от стен Москвы, под селом Троицкое-Лобаново. ВойскоШуйского обладало численным перевесом. Под Троицким сражалось то же самое войско, которое только что разгромило повстанцев под Калугой и Серпуховом. Тем не менее оно потерпело полное поражение.
Действиями повстанцев руководил Прокофий Ляпунов. Это он возглавил мятеж в армии Годунова под Кромами. Тогда заговорщики — сторонники «Дмитрия» перемешались в лагере со своими противниками, и чтобы уберечь от потерь своих, Ляпунов приказал не проливать лишней крови, а разогнать рать плетьми. По-видимому, нечто подобное произошло и под Троицким. Нет сомнений, Ляпунов был одним из самых способных военных вождей Смутного времени.
Недолгое правление Лжедмитрия упрочило популярность его имени в дворянской среде. Ко времени наступления на Москву в народе росла уверенность, что «Дмитрий» жив. В конце осени восставшие широко оповещали население, что «государь, деи, наш царь и великий князь Дмитрий Иванович всея Руси ныне в Коломне». Известия такого рода вызвали замешательство в полках Василия Шуйского. После битвы Ляпунов и Пашков распустили пленных по домам. Исключение было сделано лишь для знатных дворян. Их отослали в Путивль.
28 октября отряды Ляпунова заняли село Коломенское в окрестностях Москвы и стали готовиться к осаде столицы. В начале ноября войска Болотникова присоединились к ним.
При Лжедмитрии I службу в Москве несли несколько тысяч стрельцов. Шуйскомупришлось удалить из столицы самые преданные самозванцу стрелецкие сотни. Много московских стрельцов было послано против мятежников в действующую армию и в гарнизоны. Сотни, посланные в Коломну, перешли на сторону восставших. Таким образом, к началу осады стрелецкий гарнизон столицы оказался ослабленным.
Главной опорой трона во время осады Москвы оставался Государев двор. Ядром двора были 200 стольников и еще несколько сот больших московских дворян, жильцов и стряпчих.
Власти пытались вызвать подкрепления из провинции, но их усилия не дали результатов.
Царь Василий не имел ни казны, ни запасов хлеба, чтобы предотвратить голод в столице. Его положение казалось безнадежным. Осложнились его взаимоотношения с Боярской думой. «Государь не люб боярам» — эти слова точно отразили ситуацию.
Не прекращалось брожение в низах. В город постоянно проникали лазутчики с «прелестными» письмами от имени «Дмитрия». Но спровоцировать бунт в столице не удалось.
Московские посадские люди участвовали как в убийстве Лжедмитрия I, так и в избрании на трон Василия Шуйского. Умело используя это обстоятельство, царьВасилий постарался убедить посадских, что никому не удастся избежать наказания в случае успеха сторонников «Дмитрия». Находившийся в столице Исаак Масса писал, что некоторые из жителей Москвы верили, что «Дмитрий» жив, тем не менее по настоянию властей «московиты во второй раз присягнули царю в том, что будут стоять за него и сражаться за своих жен и детей, ибо хорошо знали, что мятежники поклялись истребить в Москве все живое, так как (москвичи. — Р.С.) все повинны в убиении Димитрия».
Перед царем было два пути. Он мог, с помощью самых жестоких мер, пресечь всякие сношения москвичей с «воровским» лагерем. Монарх предпочел путь переговоров. По его приказу москвичи всем «миром» снарядили в лагерь Болотникова делегацию.
Народ три дня лицезрел труп «Дмитрия», а потому заявления о его спасении вызывали у большинства сомнение. В ходе переговоров московские депутаты просили устроить им очную ставку с «Дмитрием», чтобы затем принести ему повинную. Болотников поклялся, что говорил с «законным государем» в Польше. Но его уверения, естественно, не могли удовлетворить москвичей.
Делегация включала отобранных царем лиц. Иначе и быть не могло. Но надо иметь в виду, что в критических условиях осады и голода массы не стали бы слушать тех, кто не пользовался авторитетом в народе.
Права столичной посадской общины в период осады расширились. Москвичи сначала вели переговоры, а затем просили царя дать сражение повстанцам, когда «народу стала невмоготу дороговизна припасов».
Царь Василий пошел на неслыханный шаг. В условиях гражданской войны он приказал вооружить все столичное население.
Посадские люди, ездившие в Коломенское, оказали неоценимую услугуШуйскому. Они использовали переговоры, чтобы посеять сомнения в лагере восставших. Когда Болотников пытался убедить их, что сам видел «Дмитрия» в Польше, посланцы посада заявляли: «Нет, это, должно быть, другой: Дмитрия мы убили».
Москвичи помогли властям установить контакты со знатными дворянами в повстанческом лагере. Им удалось склонить на свою сторону Ляпунова с рязанцами.
15 ноября 1606 г. мятежники подступили к Замоскворечью и попытались ворваться внутрь крепости. В разгар боя Прокофий Ляпунов с рязанцами переметнулся на сторону царя, и повстанцы отступили.
Казаки разбили укрепленный лагерь в деревне Заборье, неподалеку от Серпуховских ворот. Воевода Скопин окружил их острожек и предпринял штурм. Казаки запросили помощь у Болотникова.
Решающее сражение произошло 2 декабря, когда Болотников послал в Заборье Истому Пашкова, а сам выступил из Коломенского следом за ним. В разгар боя Истома Пашков перешел на сторону царя Василия. Его измена определила исход боя.
Болотников спешно отступил. Воеводы имели возможность преследовать его и одержать полную победу. Но они не решились оставить у себя в тылу казаков. Три дня в Заборье шли ожесточенные бои. Часть казаков была истреблена, другие взяты в плен и определены на царскую службу.
Благодаря сопротивлению казаков в Заборье Болотников сохранил главные силы своего войска.
Пашков первым поднял знамя восстания, одержал победу под Троицким и приступил к осаде Москвы. Под Коломной Прокофий Ляпунов уступил старшинство сотнику Пашкову, чтобы не множить раздоров. В осадном лагере они не захотели подчиняться беглому холопу Ивашке Болотникову.
Во время московского похода Болотников был разбит под Калугой и присоединился к Ляпунову и Пашкову в селе Коломенском с запозданием.
Добиваясь первенства, Болотников ссылался не на свои победы, а на «царскую» грамоту. Сам «царь Дмитрий» назначил его главнокомандующим.
Василий Шуйский знал о распрях в Коломенском и постарался использовать момент. Его люди вручили Пашкову большую сумму денег. Золото развязало язык сотнику. Он заверил посланцев Шуйского, что до сих пор никто не видел живого «Дмитрия» и даже в Путивле о нем знают не больше того, что было сообщено в первые дни восстания Шаховским.
Пашков заявил, что не знает, жив ли «Дмитрий» или поляки вследствие происков Шаховского выдвинули нового самозванца. Автор английского донесения подтверждает достоверность приведенных сведений Буссова. Согласно английской версии, царь добился от Пашкова признания, что слух о спасении «Дмитрия» является «ложной выдумкой».
Развал «воровского» лагеря был ускорен причинами социального характера. Осадив Москву, Ляпунов, Болотников и Пашков потребовали выдачи братьев Шуйских. Переговоры с москвичами убедили мятежников, что все бояре и «лучшие люди» поддерживают царя Василия. Тогда они «написали в город письма, требуя по имени разных бояр и лучших граждан, чтобы их выдали», а затем попытались спровоцировать мятеж столичной черни.
В ноябре 1606 г. патриарх Гермоген известил паству, что «воры», засевшие в Коломенском, «пишут к Москве проклятые свои листы, и велят боярским холопем побивати своих бояр и жены их, и вотчины, и поместья им сулят, и шпыням и безъимянником вором велят гостей и всех торговых людей побивати и животы их грабити...».
Аналогичные сведения можно обнаружить в английском донесении начала 1607 г. Мятежники не смогли замкнуть блокаду, и тогда они стали писать «письма к рабам в город, чтобы те взялись за оружие против своих господ и завладели их имением и добром».
Программа, выдвинутая беглым холопом Ивашкой Болотниковым в конце осады столицы, была проста и понятна низам. Бояре, поддерживавшие узурпатораШуйского и потворствовавшие «измене», подлежали смерти, их имущество — разделу. Осуществление этой программы вскоре привело к неслыханно кровавым избиениям знати и дворян в Путивле, а позднее в Туле.
Чтобы окончательно запугать благонамеренных жителей Москвы, патриарх утверждал, будто повстанцы намеревались раздать безымянным «шпыням» — городской черни — боярских жен, ввести чернь в думу, сделать воеводами в полках, поставить над приказами («хотят им давати боярство, и воеводство, и окольничество, и дьячество»). Пока «сатанинскую» рать в Коломенском возглавляли «большие» воеводы наподобие Болотникова, патриарх имел все основания опасаться переворота.
Две недели, проведенные в лагере Болотникова, отрезвили рязанских дворян. Призывы атамана пришлись не по вкусу не только Ляпунову, но и Истоме Пашкову, тем более что попытки спровоцировать мятеж черни в столице не удались.
Под знаменами Пашкова, как полагают новейшие исследователи, собрались дети боярские, вследствие чего его требования носили продворянский характер, тогда как Болотников собрал сермяжную рать и выдвинул антикрепостническую программу.
Одержав верх над восставшими под Москвой, Шуйский 5 декабря 1606 г. обратился с грамотой к городам, в которой писал, что «дворяне и дети боярские резанцы, коширяне, туляне, коломничи, алексинцы, колужане, козличи, мещане, лихвинцы, белевцы, болховичи, боровичи, медынцы и всех городов всякие люди нам добили челом и к нам все приехали, а в городех у себя многих воров побили и живых к нам привели и город(а) очистили». Царь не очень заботился об истине, выдавая желаемое за действительное. В начале декабря 1606 г. восставшие прочно удерживали в своих руках Тулу, Калугу, Козельск, Белев, Волхов. Рязань и Мещовск сдались позже, после прибытия в эти города правительственных войск.
Грамота Шуйского, при всей ее тенденциозности, является важнейшим документом по истории бунта Болотникова. В публичном заявлении царь вынужден был признать крайне неприятный для него факт массового участия в бунте дворян и детей боярских южных уездов. В воззвании Шуйскогоупоминалось 13 мятежных городов. Из них лишь 4 лежали в полосе наступления Пашкова. Через остальные наступал Болотников, а отсюда следует, что дворяне и дети боярские из этих уездов подкрепили его войско.
Мелкое дворянство добилось закрепощения крестьян при Борисе. Полагать, будто дети боярские из рати Болотникова выдвинули антикрепостническую программу, нет ни малейших оснований.
Утверждают, будто в полосе наступления Пашкова дворянские руководители не казнили дворян и предпочитали оставаться в рамках «законности», тогда как в полосе наступления Болотникова на Москву истребление помещиков приняло массовый характер.
Факты разрушают эту схему. Отряд Пашкова был таким же пестрым по составу, как и войско Болотникова. Он включал как детей боярских, так и казаков и стрельцов. Характерной чертой гражданской войны была тесная связь вождей с выдвинувшими их городами. Епифанские дети боярские и казаки избрали воеводой Пашкова в начале восстания. Они же последовали за Истомой в царский лагерь.
Репрессии носили примерно одинаковый характер и там, где шел Пашков, и там, где двигался Болотников.
Дворяне уступали по численности низшим слоям населения, но были военными людьми по профессии, сплоченными в корпорации («служилый город») и имевшими лучшее вооружение. Все это определяло их роль в любой войне.
Причиной Смуты начала XVII в. были не классовые битвы между дворянами и низшими сословиями, а в первую очередь кризис и раскол в среде служилого дворянства.
На страницах исторических сочинений мелькает величественная фигура народного вождя Болотникова, который вел угнетенных от успеха к успеху и наконец оказался у стен столицы. В действительности вождь неизменно терпел поражение, предоставленный своим силам.
Он был отброшен от Кром боярином Нагим, разгромлен Иваном Шуйским сначала под Калугой, а потом в Коломенском.
Самозваный царевич Петр Федорович, появившийся на Тереке еще при жизни Отрепьева, сам рассказал историю своей жизни: первый раз — во время своих зарубежных странствий в декабре 1606 г. и во второй раз — перед боярским судом год спустя. Первая версия подробно изложена в польских источниках начала 1607 г. Оршанский староста Андрей Сапега записал рассказ «Петра» сразу после беседы с ним. Показания самозванца перед боярским судом были обнародованы московскими властями в приложении к царской грамоте от 19 октября 1607 г. Сопоставление двух версий позволяет составить подробное жизнеописание мнимого внука Грозного.
В отличие от Григория Отрепьева «Петр» был выходцем из простонародья и не имел подле себя ни кремлевских монахов, ни царских придворных, которые могли помочь ему в новой роли. Попав за рубеж, «Петр» изложил следующую историю. Родителями его были царь Федор Иванович и царица Ирина Годунова. В момент рождения царица подменила ребенка, чтобы спасти его от покушений со стороны Бориса Годунова. Желая надежнее укрыть сына от грозившей ему смерти, мать передала младенца на воспитание бабе-вдове.
Самозванец не мог сказать, от кого он узнал о своем царском происхождении. Такой вопрос не приходил ему в голову. Какие бы фантастические сведения о себе ни сообщал «Петр», он все же не мог уйти от опыта собственной жизни. Перед боярским судом в 1607 г. самозванец назвал свое подлинное имя — Илейка Коровин и показал, что родился и воспитывался в семье бабы Ульяны, вдовы торгового человека Тихона Юрьева из Мурома. Живя в Муроме, вдова «без венца» прижила сына Илью от посадского человека Ивана Коровина. Илейка остался сиротой после того, как Иван Коровин умер, а мать по приказу сожителя постриглась под именем старицы Улицы в девичьем Воскресенском монастыре. Торговый человек Т. Грознильников подобрал сироту едва ли не на дороге и увез в Нижний Новгород, где определил сидельцем в свою лавку. Через три года Илейка сбежал от купца и стал служить наймитом-казаком на стругах, плававших с товарами по Волге из Астрахани в Казань и Вятку.
Перед судом Илья вспомнил, как годовал в Астрахани, а жил у астраханского стрельца Харитона. (За рубежом самозванец нарочно исказил имя своего астраханского благодетеля.) Позднее Илья плавал на торговом судне в Нижний Новгород, а затем на стрелецком судне на Терек. Там он нанялся в стрелецкий приказ и участвовал в походе на Тарки 1604 г., а по возвращении из похода запродался в холопы на двор к сыну боярскому Григорию Елагину. ПодобноОтрепьеву и Болотникову, «Петрушка» также был беглым боярским холопом.
В Польше самозванец должен был учитывать, что польские власти не желали вступать в какие бы то ни было соглашения с болотниковцами и не позволяли вербовать солдат для московского «царя». Поэтому, повествуя о своей жизни, «царевич» ни слова не сказал об участии в повстанческом движении в России.
Давая показания в Москве, «Петр» придерживался той же линии. Перезимовав на дворе у Елагина, Илейка бежал под Астрахань, где его «взяли казаки донские и волжские». Исаак Масса отметил, что с зимы 1604/05 г. Астрахань была осаждена казаками, выступившими на стороне Лжедмитрия I. Осада продолжалась до весны. Не позднее мая 1605 г. астраханский воевода известил терских воевод, «что у них в Астрахани от воров, от казаков стала смута великая и для того им людей послать (на Терек. — Р.С.) немочно».
Илейка отличался непостоянством и то и дело менял хозяев. Он вспоминал, как «из-под юртов, от казаков, ушел в Астрахань, и в Астрахани побыл с четыре недели, а из Астрахани вышел к казакам же и пришел де яз к казаку Нагибе...». Таким образом, беглый холоп либо не сразу примкнул к повстанцам, либо был послан ими в Астрахань как лазутчик. Старый казак Нагиба стал впоследствии одним из самых видных атаманов в войске Болотникова.
Гулящий человек на Волге, боярский холоп, а потом вольный казак — такая биография была обычна для казаков. Однажды Илейке удалось побывать в Москве. Эта поездка относится к числу загадочных эпизодов его жизни. За рубежом «Петр» утверждал, что решил пробраться из Астрахани в Москву, когда там на трон взошел его «дядя» «Дмитрий». Он упросил купца Козла взять его с собой в столицу и даже открыл ему свое царское имя. В Москву он якобы прибыл на другой день после гибели «Дмитрия» (т.е. 18 мая 1606 г.) и почти четыре месяца прожил у мясника Ивана на Покровской улице.
Перед судом «Петрушка» поначалу умолчал о поездке в Москву и, лишь давая дополнительные показания, признал, что приезжал в столицу из Нижнего Новгорода и жил там от Рождества Христова до Петрова дня у церкви Владимира в Садах, на дворе у подьячего Дементия Тимофеева.
Илейка не уточнил времени поездки в Москву, но в его рассказе можно обнаружить примерно полугодовой пробел — от времени «зимовки» у Елагина и бегства под Астрахань до времени возвращения в Астрахань с воеводой Хворостининым летом 1605 г. Самозванец лишь кратко упомянул, что служил тогда «в товарищах» у Нагибы, который «отказал» его казаку Наметке, а дальше отправился вверх по Волге с казаком Неустройко.
Внезапное немногословие Илейки объяснялось тем, что в первой половине 1605 г. донские и волжские казаки приняли участие в важных событиях. Они захватили воевод в Царицыне и привезли их в лагерь Отрепьева под Орлом, а затем вместе с Лжедмитрием I вступили в Москву.
С редкой наивностью Илейка старался доказать посредством умолчаний и лжи, что он никогда не сражался на стороне Гришки. Коровин утверждал, будто на Волге присоединился к войску князя Ивана Хворостинина, якобы посланного в Астрахань Борисом Годуновым. На самом деле Хворостинин был послан в походЛжедмитрием I против астраханских воевод, оставшихся верными династии Годуновых.
Если Илейка не перепутал дат и действительно покинул Москву в Петров день, то отсюда следует, что он вступил в столицу вместе с отрядами сторонниковЛжедмитрия I, а покинул ее с Иваном Хворостининым.
Хворостинин прибыл в Астрахань в конце лета 1605 г., а затем направил казачий отряд на Терек. Илейка попал в этот отряд и вместе с терскими казаками зимовал на Тереке. Деньги, полученные на царской службе, быстро разошлись, и с наступлением весны казаки стали думать о том, где раздобыть деньги и пропитание.
Войсковой круг стал обсуждать план похода на Каспийское море, «чтоб итти на Курь реку, на море, громить турских людей на судех; а будет, де, и там добычи не будет, и им, де, было казаком к кизылбашскому Шах-Аббасу служить». В случае удачи казаки намеревались вернуться на Терек либо уйти в Персию.
Вскоре атаман Федор Бодырин собрал свой круг в 300 казаков и предложил идти в поход на Волгу. Поход вглубь России как две капли воды походил на задуманный каспийский поход. Согласно показаниям Илейки Муромца, «стали де те казаки триста человек опроче всего войска тайно приговаривати, чтоб итить на Волгу, громить судов торговых». Целью похода было грабить купеческие караваны. Но на Волге стояли многочисленные крепости с судовой ратью. Ввязываться в войну с ними казаки опасались. Поэтому они решили объявить, что среди них находится царевич Петр, который намерен идти в Москву на службу к дяде — царю «Дмитрию».
Вольные казаки помогли Лжедмитрию занять Москву, но по настоянию бояр их выпроводили из столицы. Ветераны похода не смирились с такой несправедливостью. Взбунтовавшиеся казаки роптали: «Государь, де, нас хотел пожаловати, да лихи, де, бояре, переводят, де, жалованье бояря, да не дадут жалованья». Показания «царевича Петра» не оставляют сомнений в том, что казаки решили выдвинуть из своей среды самозванца, чтобы оправдать затеянный разбой.
Кандидатами в царевичи стали сын астраханского стрельца Митька и Илейка Коровин. Оба служили у казаков в «молодых товарищах», исполняли всякую черную работу в казацких куренях.
Из двух претендентов только Илейка бывал в Москве, что и решило дело в его пользу. Так излагал обстоятельства своего избрания сам Илейка-Петр. Однако можно догадаться, что его избрание было связано также и с другими причинами. Он служил в войсках Лжедмитрия I и, может быть, участвовал в московском походе.
Затею атамана Федора Бодырина поддержал атаман Гаврила Пан. Их отряды соединились на реке Быстрой. Время было смутное, и терский воевода Петр Головин не посмел силой подавить зревший мятеж. Воевода послал «царевичу» приглашение прибыть в город, но казаки отклонили такую честь. Тогда Головин смиренно просил казаков не покидать Терек, а оставить хотя бы половину людей «для приходу воинских людей». Но казаки не послушали его и ушли войском к Астрахани. Находившийся в Астрахани воевода Иван Хворостинин отказался «для грабежу» пустить в город «царевича» и не дал мятежникам разграбить Астрахань. Но он не решился предпринять против них военные действия, тем более что многие астраханские казаки присоединились к терскому войску.
Казаки заняли четыре городка на Волге. Если бы они при этом казнили воевод, Разряды непременно бы сообщили имена погибших. Однако дело обошлось без кровопролития. Казаки повсеместно заявляли, что везут в Москву племянника «Дмитрия». Это позволило им пройти до Царицына и Самары.
От Казани навстречу терцам двигалась судовая рать боярина Федора Шереметева. У воеводы было достаточно сил, чтобы заставить мятежных казаков повернуть вспять. Но в районе Самары к «Петрушке» прибыл Третьяк Юрлов-Плещеев с грамотой. Лжедмитрий I приказал «итти к Москве наспех». Однако под Свияжском атаманы узнали о гибели Лжедмитрия I.
Войско оказалось в западне. Впереди была Москва, свергшая «Дмитрия», позади — Шереметев. Тогда казаки решили в последний раз воспользоваться услугами Юрлова. Тот явился в Казань и уверил тамошних воевод, что терское войско готово выдать им нового самозванца и принести присягу царю Василию. Усыпив бдительность бояр, казаки пробрались ночью мимо казанских пристаней и ушли к Самаре. Спустившись до устья Камышенки, казаки миновали Переволоку и укрылись в донских станицах. Там «Петр» провел несколько месяцев.
На Тихом Дону было неспокойно. Но царь Василий нашел способ замирить вольницу. По его приказу сын боярский Молвянинов 13 июля 1606 г. повез на Дон 1000 рублей денежного жалованья, 1000 фунтов пороха и 1000 фунтов свинца. Меры царя Василия достигли цели. Значительная часть донских казаков осталась в своих зимовьях и не участвовала в походе на Москву.
Повстанцы верили в то, что «Дмитрий» жив и находится в пределах России. Двое монахов-лазутчиков, засланных в «воровской» лагерь, донесли, что мятежники клялись, что сами видели царя.
Василий Шуйский велел посадить на кол пленного «вора», и тот, умирая, твердил, что «Дмитрий» жив и находится в Путивле. По всей стране толковали, будто в Москве убит Расстрига, а не истинный царевич.
Для дворян царская власть была источником всяких благ. По традиции только государь мог жаловать поместья и чины. Ни один дворянин не мог вступить во владение поместьем без ввозной грамоты, адресованной непосредственно от царя к крестьянам, названным поименно.
Болотников мог обещать дворянам милости «Дмитрия», но их не удовлетворяли обещания. Царь Василий давал надбавки к поместному окладу и жаловал деньги как дворянам, так и рядовым детям боярским за каждую рану, за доставку языков.
Покидая «воровской» лагерь, дворяне имели возможность немедленно получить от Шуйского щедрые пожалования.
После неудачных переговоров с московским посадом вожди повстанцев осознали, что отсутствие «Дмитрия» может погубить все дело. Болотников многократно писал грамоты в Путивль, требуя ускорить возвращение «царя» из Польши. Начиная с июня путивльский воевода Григорий Шаховской, мистифицируя население, многократно заявлял, что «Дмитрий» приближается к Путивлю и с ним идет большое войско. Его словам перестали верить.
Попытка поднять на царя Войско Донское не удалась, и тогда вожди мятежа обратились за помощью к терским и волжским казакам.
Шаховской принял решение, отвечавшее повсеместным ожиданиям народа. Он отправил гонцов к «царевичу Петру Федоровичу». Некоторое время «Петр» с казаками держался в Монастыревском городке под Азовом, а затем на стругах отплыл на Северский Донец. Тут, по словам «Петра», к казакам прибыл гонец с грамотой «от князя Григория Шаховского да ото путивлцов ото всех». Как видно, посад в Путивле играл ту же роль в повстанческом движении, что и московский посад в царском лагере.
Жители Путивля настойчиво просили «Петра» идти «наспех в Путимль, а царь Дмитрий жив, идет со многими людьми в Путимль».
Настал решающий час. Путивль должен был отправить под Москву все воинские силы. Но тюрьмы Путивля были набиты дворянами, верными Шуйскому. Вывести гарнизон из крепости, оставив в тылу многочисленных пленных, было опасно.
Весной 1606 г. Отрепьев, оказавшись в трудном положении, приказал «Петру» с казаками идти в Москву, чтобы обуздать лихих бояр. То, что не успел сделатьЛжедмитрий I, попытались осуществить вожди нового мятежа. Они рассчитывали, что казаки расправятся с плененными врагами «Дмитрия» в Путивле, а потом сделают то же в Москве.
Казачий отряд прибыл в Путивль в начале ноября 1606 г. Второй раз за свою историю город превратился в «царскую» резиденцию.
Самозванец привел с собой несколько тысяч волжских и терских казаков. К началу 1607 г. к «царевичу» в Путивль прибыло запорожское войско.
Лжедмитрий I в юности посещал царский двор, служил у патриарха Иова. По происхождению он был дворянином, и пленники видели в нем своего.
Илейка Коровин происходил из посадских людей, и его манеры и язык выдавали в нем простолюдина. Ему было значительно труднее, чем Отрепьеву, добиться повиновения от пленных дворян, воспринимавших неловкую игру казацкого «царевича» как грубый маскарад. Некоторые из пленников узнавали в «ближних» людях «царевича» своих беглых холопов. (Среди инициаторов интриги был беглый холоп князя Трубецкого казак Василий, а сам «царевич Петр» до принятия царского имени служил в товарищах у казака Семенова, холопа боярина Василия Черкасского, находившегося в то время в путивльской тюрьме.)
Казаки, водившие за собой своего ставленника — «воровского» «царевича», — с полным основанием считали себя господами положения и претендовали на власть. Старому путивльскому руководству пришлось основательно потесниться.
На пути в Северскую Украину «чернь» выступала в поддержку самозванца, тогда как воеводы оказывали ему сопротивление. Осенью 1606 г. мятежники подступили к крепости Царев-Борисов. Город имел превосходные укрепления и артиллерию. Его гарнизон был одним из самых многочисленных на юге России. В крепости сидел воевода Михаил Сабуров. Этот «лихой боярин» был хорошо известен вольным казакам. Терские и волжские казаки не забыли, сколько крови они пролили под стенами Астрахани, которую оборонял Сабуров.
Сабурову не удалось удержать в повиновении гарнизон, состоявший в своей массе из стрельцов и служилых казаков. Вмешательство местного духовенства не спасло дела. По свидетельству старца Иова, «как в смутное время шел вор Петрушка с казаки и он, Иев, царегородских всяких людей от того (мятежа. — Р.С.) унимал и наговаривал, чтоб они против вора стояли, и оне его за то хотели убить». Старец избежал гибели, но воеводы Сабуров и князь Юрий Приимков-Ростовский подверглись жестокой казни.
Совершенно так же действовали казаки «Петра» в другой степной кре
Поделиться…
Источники:
1. Скрынников Р.Г. Три Лжедмитрия; М., ООО "Издательство АСТ", 2003
2. Сунбулов, Григорий Федорович
3. — рязанский воевода, сподвижник Прокопия Ляпунова, происходил из "худородных" рязанских дворян. Самые ранние сохранившиеся о нем известия стоят в тесной связи с восстанием Болотникова. Чисто олигархический характер, который приобрело московское правительство после свержения первого Лжедимитрия и вступления на престол Василия Шуйского, вершение всех дел немногими родовитыми боярами, хранившими всеми мерами старину и ревниво не допускавшими в свою среду новых людей, узко-сословные знатно-боярские интересы на первом плане всюду, всемерная защита от малейших посягательств на них, — все это для С., представителя среднего слоя дворянства, притом человека умного, энергичного, одаренного способностями вождя, было крайне антипатично; для него, как впрочем, и для многих других, было привлекательно находиться под знаменами какого угодно самозванца и проходимца и против Шуйского, чем наоборот. Поэтому, когда вновь ожила легенда о спасении царевича Димитрия, и на защиту его в южных частях Московского государства вспыхнул вооруженный мятеж, в челе которого стал известный Болотников, когда мятеж стал разрастаться и охватил многие города и целые области, С. без долгих колебаний пристал к нему. Ополчившиеся рязанские дети боярские, местная земельная знать, а по выражению летописи — "рязанские воры", выбрали в 1606 г. его вместе с Прокопием Ляпуновым воеводами. Нет все-таки никаких оснований думать, что С. был уверен в ложности слухов спасения Димитрия и в самозванстве Молчанова; вероятнее всего, что он, как и все рязанцы, не имел никаких убеждений в этом отношении, да и не интересовался особенно этим вопросом, создавшимся же движением намеревался воспользоваться для своих и своего класса целей — обуздать властвовавших родовитых бояр и долю их политической власти урвать в пользу среднего дворянства.
4. Со своею ратью С. и Ляпунов направились к Москве, куда с юга двигался также и Болотников. Победоносному шествию воевод оказала сопротивление только Коломна, и это повело к полному разгромлению города. На Оке они соединились с Болотниковым, составив в общем очень внушительную силу, пред которою высланная из Москвы значительная рать под началом воеводы Мстиславского беспорядочно отступила, не приняв даже боя. 22 октября союзники стали укрепленным лагерем в с. Коломенском, в 7 верстах от Москвы, и отсюда блокировали столицу, хотя довольно слабо и не со всех сторон. Первый месяц осада шла успешно, тем более, что за это время с юга подошли новые силы, в лице казачьих отрядов "вора" Петрушки. Ho затем среди осаждавших начался раскол. Причиною его отчасти послужило непоявление тщетно ожидавшегося Димитрия; значительно же более глубокое значение в этом расколе сыграли чисто социальные условия. Войска союзников состояли из самых различных общественных элементов; на одной стороне были казачья голытьба, бежавшие холопы и крепостные и вообще мелкие безыменные люди во главе с Болотниковым; на другой стороне — дворяне и дети боярские "больших статей", рать С. и Ляпунова. Разнородность, а часто и полная противоположность интересов этих общественно-различных групп и обусловила раскол. Болотников со своими людьми в своих стремлениях шел гораздо дальше низложения царя и его сторонников; в его планы входили насильственные мероприятия социального характера. Сущность его восстания и стремлений ясна из распространявшихся им в Москве, среди низов населения, грамота, содержание которых летописцем передается в таких выражениях: "Велят боярским холопам побить своих бояр, жен их, вотчины и поместья им сулят, шпыням и безыменным ворам" велят гостей и всех торговых людей побивать, именье их грабить, призывают их, воров, к себе, хотят им давать боярство, воеводство, окольничество и дьячество"... Это импонировало московской черни, и есть указания, что она проявляла намерения перейти на сторону Болотникова. Но это же не нравилось и не могло нравиться С. и всем рязанцам, которые не только не желали ломки сословных привилегий, но, наоборот, домогались их умножения и упрочения. "Дворяне землевладельцы и рабовладельцы, — пишет С. Ф. Платонов, — увидели, что они находятся в политическом союзе со своими социальными врагами... Они убедились, что приятный им строй имеет более опасных врагов, чем олигархи — в лице их собственных союзников". Вожделения С. не шли дальше свержения Шуйского с боярами и замены их средним дворянством, поэтому "воровские листы" (грамоты) Болотникова, звавшие к борьбе со всеми привилегированными сословиями вообще, он мог рассматривать лишь как разрушительную проповедь. Результатом всего этого было то, что "ноября в 15 день от них (осаждавших), злых еретиков и грабителей и осквернителей, из Коломенского приехали к государю царю и великому князю Василию Ивановичу с винами своими рязанцы Григорий Сунбулов да Прокопей Ляпунов, а с ними многие рязанцы дворяня и дети боярския". Василий Иванович "приял их любезно, аки отец чадолюбив, и вины их вскоре им отдал". Прощение С. с товарищами было вызвано, конечно, более вескими причинами, чем простым "чадолюбием". Дело в том, что измена их Болотникову и переход в московский лагерь произошли в чрезвычайно критический для Шуйского момент, когда у последнего были истощены решительно все средства обороны, с переходом же рязанцев решилась и судьба восстания Болотникова, который 2 декабря 1606 г. был отброшен от Москвы. а вскоре и совсем разбит.
5. Сумбулов, Сунбулов Григорий Федорович, русский политический деятель начала 17 в. Происходил из старинного рода рязанских бояр. В конце лета 1606 возглавлял отряд рязанских дворян в армии князя И. М. Воротынского, направленной против восставших под предводительством И. И. Болотникова крестьян и казаков. После поражения правительственных войск присоединился к восставшим, но под Москвой (15 ноября 1606) изменил Болотникову. Зимой 1606—07 воевода в Переяславле-Рязанском (совместно с П. П. Ляпуновым), участвовал в осаде Тулы, занятой восставшими. После неудачной попытки свергнуть царя В. Шуйского (февраль 1609) бежал в Тушинский лагерь. Сопровождал Лжедмитрия II во время его похода на Москву летом 1610, затем перешёл на сторону «Семибоярщины». Дальнейшая судьба С. неизвестна.
Продолжение Смуты (1606-1610 гг.)
Кузьмин А. Г.
***
Летом 1606 года Болотников начал собирать войско из казачьих отрядов, рассеянных после майских событий в Москве по разным районам юга России, а также из крестьян, холопов и посадских людей, либо поддерживавших Лжедмитрия, либо надеявшихся на улучшение своего положения при воцарении "спасшегося" "Дмитрия". Комарицкая волость становится своеобразным лагерем, где Болотников стремится соединить разнородные элементы в более или менее управляемую военную силу. С этим войском он выступил в поход, и под Кромами одержал убедительную победу над московскими воеводами, которые потеряли 8 тысяч воинов. Следуя за отступающими воеводами Шуйского через Орел, Болхов и Калугу войско Болотникова двинулось к Москве. В Карамзинском хронографе отразилось преобладающее настроение во всех этих районах: "И в тех украйных, в польских (в смысле - в степных. - А.К.), и в северских городах тамошние люди, по вражию наваждению, бояр и воевод и всяких людей побивали разными смертьми, бросали с башен, а иных за ноги вешали и к городовым стенам распинали и многими разноличьными смертьми казнили и прожиточных людей грабили, а кого побивали и грабили, и тех называли изменники, а они будто стоят за царя Дмитрия". В ряде случаев инициатором казней был сам Болотников. Обычно это относилось к тем сторонникам Шуйского, которые пытались разоблачать и первого Лжедмитрия, и нового, якобы спасшегося. Аналогичные казни совершал и Шуйский и его люди по отношению к тем, кто распространял версию о спасшемся "Дмитрии".

Признание или непризнание "законности" "царя Дмитрия" было своеобразной разделительной линией. Социальный аспект оставался на втором плане, поскольку в войске Болотникова были и холопы, и мелкие помещики из прилегающих к зоне, контролируемой Болотниковым, территорий. И сам Болотников часто, отбирая имения у помещиков, передавал их другим, верящим в "доброго царя" "Дмитрия". Иными словами, действия Болотникова не были "антифеодальными" - феодальные отношения сохранялись, но подразумевалась обязательная отмена крепостного права. Причем за отмену крепостного права, как было сказано, ратовали и дворяне южных районов страны.

Истома Пашков со своими отрядами двигался через Коломну и Коломенское и остановился в конце октября 1606 года у Котлов (территория в настоящее время входит в границы Москвы в районе станций метро "Нагорная" и "Нагатинская" у речки Котловка). Болотников двигался сюда же через Серпухов и прибыл со своим войском в начале ноября. Между воеводами обозначилось противостояние. Дворяне стремились объявить главным воеводой Пашкова. Но, согласно К. Буссову, Болотников ссылался на назначение его главным воеводой самим "царем Дмитрием", тогда как Пашков был утвержден Григорием Шаховским именем где-то скрывающегося "царя Дмитрия". По всей вероятности, военный перевес был на стороне Болотникова, поэтому Пашков вынужден был ему уступить. Эти разногласия, естественно, ослабили позиции осаждавших Москву отрядов.

Военные стычки под Москвой не давали решающего перевеса ни восставшим, ни войскам Шуйского. Но под Троицком, на пути из Рязани в Москву, рязанцы разбили московские войска, и угроза столице стала вполне реальной. В источниках в качестве воеводы рязанцев называется Истома Пашков. Прокопий Ляпунов в этом случае не упоминается, что представляется странным, поскольку именно Прокопий Ляпунов организовывал рязанские отряды, а Лжедмитрию он оказывал услуги и на пути самозванца в Москву, и после утверждения его в Москве.

Разногласия между Болотниковым и Пашковым практически исключали возможность их совместных действий. А многие рязанские и тульские дворяне стали сразу искать контакты с московскими воеводами (разумеется, втайне от Болотникова). В свою очередь, некоторые из москвичей, и не только посадские люди, искали контакты с Болотниковым. Они настаивали на том, чтобы Болотников показал им "Дмитрия", от имени которого он осаждал Москву. Болотников отвечал, что в его стане "Дмитрия" нет, что "царь Дмитрий" находится в Польше, а к Григорию Шаховскому направил гонца с письмом, дабы тот тоже бы отправил гонца с письмом в Польшу, чтобы "царь Дмитрий" приехал в стан Болотникова.

Напряженность в отношениях Болотникова и Истомы Пашкова усиливалась и в связи со все более определявшейся различной социальной ориентацией двух воевод "царя Дмитрия". Пашков требовал лишь устранения самого Шуйского и его братьев, дабы освободить трон для "царя Дмитрия", Болотников же обращался к социальным низам, призывая их объединиться и выступить против знати вообще. В Калуге ему удалось победить брата Шуйского именно таким образом: посад восстал против приверженцев Шуйского, в результате чего И.И. Шуйский оставил Калугу, а посадские низы получили владения знати. Но в Москве посад не имел ни такой силы, ни такой самостоятельности. В результате, Болотников не получил ожидаемой поддержки у низов московского населения, а Пашкова и Ляпунова он напугал своими контактами с московскими социальными низами. Ляпунов и прибывший отряд касимовских татар перешли на сторону Василия Шуйского еще в середине ноября, а Истома Пашков с несколькими сотнями своих воинов -в день решающей битвы 2 декабря 1606 года.

Шуйскому существенно помогли пришедшие на помощь смоленские и набранные в районе Можайска и Волоколамска воеводой Крюком-Колычевым полки, а также пришедшие с Двины стрельцы. Поддержал нового царя и патриарх Гермоген, причем главным аргументом Гермогена было обвинение восставших в "ереси". На самом деле "еретиков" в войске Болотникова не было, но повод к обвинениям в "ереси" давали связи Лжедмитрия, которому, вроде бы, служил Болотников, с поляками-католиками.

27 ноября 1606 года, после трехнедельного затишья, войско Шуйского перешло в наступление и разбило отряды Болотникова, расположенные близ села Котлы. Основные силы Болотникова отступили в укрепленный лагерь в селе Коломенском. Здесь произошло продолжавшееся несколько дней сражение, в котором Болотников потерпел поражение отчасти из-за измены Пашкова, хотя с ним ушла лишь относительно небольшая часть собственно дворянского войска. По сообщению К. Буссова, Шуйский сумел выставить против Болотникова войско в 100 тысяч человек. Согласно русским источникам потери Болотникова составили от 500 до 1 тысячи убитыми и 21 тысячу пленными. Такое соотношение может объясняться только переходом в ходе боя части войска Болотникова на сторону Шуйского. Тем не менее, основная часть войска восставших организованно отступила к Калуге и Туле.

Большая часть войска Болотникова укрепилась в Калуге. По сообщению "Карамзинского хронографа", в Калуге было "всяких людей огненного бою болши десяти тысячь". В Туле также размещались "многие же люди с вогненным боем". В Москве, видимо, считали, что в принципе с Болотниковым было покончено, и надо было просто его догнать и добить. "Вдогонку" был направлен отряд во главе с братом царя Д.И. Шуйским, который был дважды разбит Болотниковым: под Калугой и под Серпуховым. Тогда Василий Шуйский направил под Калугу более значительные силы - три полка с артиллерией во главе с другим братом – Иваном Шуйским. Но И.Шуйский тоже не смог ничего добиться и отступил, сняв осаду.

В январе 1607 года Василий Шуйский направляет под Калугу трех воевод: Ф.И. Мстиславского, Б.П. Татева и быстро проявлявшего военное дарование молодого М.В. Скопина-Шуйского. Воеводы разработали более рациональный план взятия Калуги. В крепости не было каменного кремля: острог ее был деревянным. Предполагалось разрушить деревянное укрепление артиллерией и организацией поджога с помощью деревянного "подмета". В "Ином сказании" дается описание применения "подмета": "Ведется подмет под градцкие стены, вал дровяной, сами идущие ко граду за туры, пред собою же ведоша множество дров, яко стену градную, на сожжение граду, создали убо емлющи дрова и наперед бросающе, и тако впредь ко граду идуще; самих же их со града за дровы ничем вредити не могут. И тако един конец дровяного валу уже и под стену придвигнуша, другаго же конца того дни не успеша придвигнути...; а того не повели ночи ради, отложиша до утра, придвигнути и зажетчи в утре дрова".

Операция московских воевод своей необычностью привлекла внимание и иноземных авторов. Исаак Масса писал о том, что крестьян окрестных селений заставляли рубить в лесах деревья, раскалывать их на дрова и свозить дрова в лагерь на санях, которых было собрано под это дело несколько сот. Целые горы дров были сложены вокруг Калуги, и воеводы ожидали "попутного ветра", с тем, чтобы подожженные дрова сразу перекинулись на деревянные укрепления и постройки города.

Замысел московских воевод достоин с военной точки зрения самой высокой оценки, тем более что подобных методов взятия крепостей до них как будто не применяли. Но и Болотников проявил себя выдающимся воеводой. Он понял, что хотят сделать московские воеводы и сумел точно рассчитать, когда может быть совершен поджог. На пути надвигавшегося "подмета" за пределами городских укреплений был вырыт ров, который наполнили порохом, и в последнюю ночь перед намеченным поджогом "подмета", ров взорвали. Как записано в "Ином сказании", "от лютости зелейные подняся земля и з дровы, и с людми, и с туры, и со щиты, и со всякими приступными хитростьми. И бысть беда велика, и много войска погибоша, и смятеся все войско".

И замысел московских воевод, и блестяще осуществленные контрмеры Болотникова отражены в разных записках, посвященных "Смуте", что свидетельствует о впечатлении, произведенным неординарным столкновением военных дарований. А Болотников, воспользовавшись естественным замешательством в стане противника, "вышед со всеми людми" из города и нанес значительный урон осаждавшим: "многих людей побиша и пораниша". По справедливому замечанию И.И. Смирнова, приход к Калуге лучших в это время московских воевод "ознаменовался одной из самых блестящих побед Болотникова над царскими войсками".

Три подряд внушительных поражения московских войск под Калугой отчасти объясняются некоторой эйфорией в окружении Шуйского после победы над Болотниковым под Коломенском. Но были и объективные причины: Москва не в состоянии была направить под Калугу, как в свое время под Коломенское, стотысячное войско. В это время восстания охватывали уже почти всю страну. Правительству Шуйского не подчинялись все города южнее линии Рязань - Брянск, по-прежнему было неспокойно и на северо-западе России. К тому же возникли новые серьезные очаги выступлений в Среднем Поволжье, где восстание охватило "Арзамасские и Алатырские места", а восставшие подступали к Нижнему Новгороду. Правда, взять город им не удалось, и в январе 1607 года большинство восставших районов "добили челом" Василию Шуйскому. Но обстановка здесь оставалась неспокойной, и в 1608 году восстание будет развиваться под теми же лозунгами, что и на рубеже 1606 - 1607 годов.

Стремясь укрепить свои позиции и ослабить позиции Болотникова, Василий Шуйский в марте 1607 года издает два очень разных установления. В указе от 7 марта о "добровольных холопах" отменялись статьи закона 1597 года, говорящие о том, что "добровольные холопы", прослужившие у хозяина более полугода, превращались в "кабальных холопов". Новый указ 7 марта лишал владельцев холопов такого права. Для ослабления позиций Болотникова холопам, явившимся с повинной, давались "отпускные", дворянам же разрешалось набирать холопов "на поруки" из тюрем. Еще одно установление - Уложение 9 марта 1607 года, которое устанавливало срок сыска беглых крестьян в 15 лет. Так, в течение двух-трех дней Шуйский попытался ублажить и волков, и ягнят.

После поражения Болотникова под Москвой и перехода его в Калугу Григорий Шаховской именем "царя Дмитрия" вызвал с юга "царевича Петра" (самозванца Илейку Муромца), дабы тот с казаками оказал поддержку Болотникову. "Царевич Петр" уже выходил на помощь "царю Дмитрию" и в мае 1606 года дошел с казаками Волгой до Свияжска, где и узнал о падении Лжедмитрия. После этого "царевич Петр" с казаками переправился на Дон, а затем на Донец. И теперь он охотно откликнулся на призыв Г. Шаховского - зимой 1607 года "царевич Петр" прибыл в Путивль и возглавил ту часть казачества, которая готова была бороться против "лихих бояр", не допускающих до них царские пожалования. В начале 1607 года, по рекомендации Г. Шаховского, отряды Лжепетра идут на помощь Болотникову - частью в Калугу, частью, вместе с самим "царевичем", в Тулу.

По сообщению "Нового летописца", зимой 1607 года Василием Шуйским были посланы воеводы с воинскими отрядами, помимо Калуги, также к Серпухову, Арзамасу, Михайлову, Веневу, Козельску. Подмосковные города являлись главными опорными базами Болотникова, и против них были двинуты главные силы боярского правительства. Но, несмотря на наличие значительных сил, войскам Шуйского не удалось добиться перевеса, а некоторые частные успехи перекрывались активными действиями восставших. В значительной степени удача восставших являлась заслугой "царевича Петра". В начале февраля князь А.А. Телятевский, выступавший воеводой "царевича Петра", разбил царского воеводу князя А.В. Хилкова и заставил его войско отступить к Кашире. После этой победы войско "царевича" разделилось на две части: одна под началом А.А. Телятевского отправилась к Туле, другая под водительством князя Василия Масальского направилась на помощь Болотникову к Калуге. У речки Вырка произошло сражение с правительскими полками, которое продолжалось "день да ночь". С обеих сторон выступали примерно равные силы, насчитывавшие более 20 тысяч каждая. Масальский был ранен и попал в плен, "достальные же воры, - по словам "Нового летописца", - многие на зелейных бочках сами седяху и под собой бочки с зельем зажгоша и злою смертию помроша".

Другое поражение восставшие понесли в Серебряных прудах. Сюда из Каширы были направлены потрепанные отряды князя А.В. Хилкова, но они не добились успеха. На помощь Хилкову пришли отряды, освободившиеся после "замиренья" Поволжья, во главе с воеводами Г. Пушкиным и С. Ододуровым. И хотя "ис Прудов воровские люди многих ратных людей переранили, а иных побили", осажденные, "видя свою погибель, что им не отсидетца", впустили войско Шуйского в острог и "крест целовали царю Василью". Пришедшая на другой день помощь "воровских людей с Украйны" опоздала, а воеводы их Иван Мосальский и Иван Сторовский с частью отряда попали в плен.

Инициатива перешла к московским воеводам, и Шуйский направляет под Тулу князя И.М. Вортынского. В Туле в это время уже обосновался "царевич Петр", и одной из главных задач Воротынского было пленение самозванного "царевича". Но Воротынский был разбит князем Телятевским и "едва ушел в Олексин". В то же время под Дедиловым было разгромлено войско, возглавляемое воеводами Хилковым, Пушкиным и Ододуровым.

Положение вновь менялось в пользу Болотникова. В мае 1607 года боярское правительство попыталось переломить ситуацию и направило значительные силы под Калугу, куда на помощь Болотникову из Тулы шел отряд под командованием князя Телятевского. Сражение произошло "в селе на Пчельне", вблизи Калуги, и московские воеводы были наголову разбиты Телятевским, а в числе убитых были воеводы Татев и Черкасский. Остатки войска "с великим ужасом, - как писал Конрад Буссов, - прибежали в свой лагерь под Калугу". Определенную роль в этой победе сыграли "заборские казаки", которые в декабре 1606 года попали в плен и были включены в войско Шуйского, а теперь вновь перешли на сторону восставших "за царя Димитрия". Болотников быстро среагировал на ситуацию и вывел все свои войска на оставшуюся часть войска, бежавшего в лагерь под Калугой. Разгром был полный, и воеводы Шуйского, как сообщает "Иное сказание", "устрашишася и бегству вдашася, и все воинство такожде вослед их побегоша, кто елико можаше".

После этой победы и избавления Калуги от осады, Болотников решил перейти в Тулу, где был каменный кремль. Здесь он впервые соединился с "царевичем Петром". Решение Болотникова вызывало непонимание и у современников, и у историков. Исаак Масса заметил, что если бы восставшие сразу двинулись на Москву, "то овладели бы ею без сопротивления". Сам переход Болотникова в Тулу отдалял такую перспективу. И в Туле, хотя нет никаких сведений о разногласиях "воеводы царя Димитрия" и "царевича", какая-то напряженность явно существовала. Г. Шаховской приглашал "царевича", чтобы помочь "воеводе Димитрия", но формально "царевич" стоял выше Болотникова, поскольку Болотников хотя и "первый", но лишь воевода. Не исключены какие-то трения у Болотникова и со своим бывшим господином А.А. Телятевским, одержавшим за короткое время три важных победы. Такую ситуацию мог бы разрешить сам мнимый "Дмитрий", роль которого пока исполнял Михалко Молчанов. Но он не откликался на многочисленные призывы Болотникова раньше, и, видимо, решил уклониться от дальнейшего участия в авантюре. В результате же бездействия восставших правительство Шуйского сумело оправиться от поражений и укрепить свои позиции, в частности, за счет некоторых уступок и подачек служилым людям - помещикам, которые не хотели Шуйского, но еще более опасались восставших холопов и сбежавших крепостных. Установления 7 и 9 марта 1607 года, почти противоположно направленные, решали одну и ту же проблему: мобилизации дворянства вокруг правительства Шуйского и ослабление лагеря восставших разного рода посулами как дворянам, так и холопам.

21 мая 1607 года начался тульский поход Василия Шуйского, причем в походе впервые принял участие и сам царь. В Серпухове формировалось войско, предназначенное для похода на Тулу. Одну группу полков возглавил М.В. Скопин-Шуйский, П. Урусов возглавил татарские формирования, а третья группа представляла "дворовые" полки, которые возглавили "дворовые" воеводы И.И. Шуйский и князь М.С. Туренин. Другим местом сосредоточения верных Василию Шуйскому войск была Кашира, где стоял полк князя А.В. Голицына и рязанские отряды во главе с Прокопием Ляпуновым, Г.Ф. Сумбуловым и Ф.И. Булгаковым. Шуйский, однако, медлил с выступлением к Туле, и Болотников (может быть, разрешив какие-то внутренние разногласия) вместе с Телятевским решили обойти войско Шуйского и устремиться прямо к Москве. Численность их войска источники определяли в 30 - 38 тысяч, отмечалось наличие у войска артиллерии и вооруженных "огненным боем" ратников. О местонахождении "царевича Петра" и его отношении к планам Болотникова и Телятевского в этой связи данных никаких нет, хотя и умолчание об этом может быть существенным фактом: он оставался в Туле либо для охраны города, либо потому, что плана нового похода на Москву не принимал.

Начав движение в сторону Серпухова, Болотников затем резко повернул в сторону Каширы, где находилась более слабая группировка войска Шуйского. Но Шуйский успел вовремя направить подкрепления в Каширу. На подступах к Кашире "на речке Восме, что впала в Беспуту" 5 - 7 июня разразилась битва. Первоначально перевес был на стороне Болотникова. Но, по сообщению Конрада Буссова, войско Шуйского проиграло сражение, "если бы один из тульских воевод, по фамилии Телятин, не изменил со своим четырехтысячным отрядом и не выручил врага, ударив по своим братьям. Это привело в такой ужас тульское войско, что оно обратилось в бегство и вернулось в Тулу". Значительную роль в победе войска Шуйского сыграли также рязанские отряды, зашедшие в тыл войска Болотникова (возможно, и согласованно с тульскими изменниками). В свою очередь казачий отряд в количестве 1700 человек, зашедший в тыл полкам Шуйского, оказался отрезанным в "буераке", где он двое суток отражал натиск многократно превосходящих сил: "Билися на смерть, стреляли из ружья до тех мест, что у них зелья не стала". Обезоруженных и плененных казаков на другой день всех казнили.

В битве на Восме Болотников потерял порядка 20 тысяч воинов. Тем не менее, Василий Шуйский не решался двинуть все свое войско к Туле. Туда были отправлены Каширский и Рязанский полки и три полка, возглавляемые князем Скопиным-Шуйским. Перевес в силах у преследователей Болотникова и в таком составе был многократным. Тем не менее, 12 июня Болотников решил дать сражение на речке Вороньей в семи верстах от Тулы. Речка воспринималась как стратегический рубеж, и позволяла удерживать позиции в течение двух дней. На третий день московским полкам помог дождь: берег речки стал топким, и воины Болотникова "не возмогоша стати" на ранее выбранных ими местах. Пришлось отступать к Туле, и Тула попадала в осаду, продолжавшуюся почти четыре месяца. 30 июня к Туле подошел и сам Василий Шуйский со всем своим двором и войском. Осаждавшие расположились по обеим берегам реки Упы, и артиллерия обстреливала осажденный город также с двух сторон. По разным данным войско Шуйского насчитывало от ста до ста пятидесяти тысяч человек, тогда как Болотников имел, согласно оценкам современников, примерно 20 тысяч воинов.

На первых порах осажденные постоянно совершали вылазки. В июле 1607 года ситуация еще более обострилась – в Стародубе (а не в Путивле) объявился новый самозванец "Дмитрий", который вошел в историю под именем Лжедмитрия II. Осенью 1607 года войска Лжедмитрия II захватили Дедилов, Крапивну и Епифань. Но к этому времени Тула уже не могла оказать существенную помощь новому самозванцу. В изолированной от Северских и Украинных городов Туле начался страшный голод. Ели, по словам голландского автора Геркмана, "вонючую падаль и лошадей, источенных червями". И совершенно невыносимыми стали условия в городе, когда осаждающие перекрыли плотиной реку Упу ниже города, и город оказался затопленным.

Собственно надеяться можно было только на внешнюю помощь. По сообщению К. Буссова, Болотников трижды посылал гонцов к "царю Дмитрию", ожидая помощи. Но, как уже говорилось, установить связь с Михалко Молчановым ему, видимо, не удалось, потому что Молчанов отказался от роли "царя Дмитрия", а с новым Лжедмитрием ни у кого из тульских сидельцев связей не было. Неясно была ли такая связь с Лжедмитрием и у Григория Шаховского, к которому, по всей вероятности, Болотников направлял своих гонцов.

Голод, естественно, обострил внутренние противоречия в Туле. Опасаясь, что Лжедмитрий II все-таки направится к Туле, а также учитывая ослабление позиций Болотникова в самом осажденном городе, Шуйский предложил Болотникову переговоры об условиях капитуляции города. Основой переговоров являлось обещание Шуйского сохранить свободу руководителям и участникам восстания. Заключенное соглашение Шуйский скрепил торжественной клятвой, и 10 октября 1607 года Тула покорилась Василию Шуйскому.

Как и всегда в подобных случаях, сильнейшая сторона не собиралась выполнять условия соглашения. К тому же в Туле имелись предатели, которые доставили Шуйскому схваченных Болотникова и "царевича Петра". Опасаясь реакции на явное нарушение только что заключенного соглашения, Шуйский поспешил объявить войско распущенным, а по городам были разосланы грамоты, где капитуляция Тулы представлялась лишь прощением "тульских сидельцев" и самого Болотникова с признанием ими своей вины. Болотников и "царевич Петр" были доставлены в Москву в оковах, и сразу по возвращению Шуйского в Москву Лжепетр был повешен "под Даниловым монастырем, на Серпуховской дороге". С Болотниковым расправа была произведена через несколько месяцев в 1608 году. Его отправили в Каргополь, где сначала ослепили, а затем утопили. Князь Телятевский был отпущен на свободу, а оказавшийся в Туле Григорий Шаховской был отправлен в ссылку.

Ольга Авдеева
Мыгуляемпоулицамнашегогорода, которыеполучилисвоеназваниевсоветскиегоды. Ичтожеудивляться, есливзгляднашна многиеисторическиесобытияилюдей,которыебылиихвершителями, изменился? Пустьневсеэтимпересмотромдовольны, нодажевещиизредкаперетряхивают, чтобыихнесъеламоль. А чтожеговоритьочеловеческихвзглядах?
Вот мы идем по улице Болотникова. В голове всплывают штампы советских лет: «крестьянская война», «борец за народное счастье». Так ли это было? На этот вопрос мы не найдем ответа, потому что Иван Болотников – не популярная фигура для современных историков, поэтому никаких серьезных новых материалов, связанных с его биографией, в последнее время не появлялось.
Даже год рождения Ивана Исаевича Болотникова неизвестен. Конрад Бусс, служивший при Болотникове в Калуге, писал, что «по рождению он был московитом…». Нет однозначного мнения историков и относительно его происхождения. Часто в энциклопедиях Болотникова называют холопом боярина. Историк С.Ф. Платонов подчеркнул, что Болотников был не просто холоп, а военный холоп: служил в вооруженной свите князя Андрея Телятевского-Хрипуна, черниговского воеводы. Болотников происходил, как предполагают другие историки, из мелкопоместных тульских дворянских детей.
Возмужав, он бежал к вольным казакам, да в одной из схваток был взят в плен татарами и продан в рабство в Турцию. Попал на галеры. Тяжко быть гребцом-невольником, прикованным к веслу против своей воли участвовать в морских сражениях. Так и сгинул бы, если бы на турецкую галеру не напали немцы (по другой – итальянцы). Болотникова освободили, и он оказался в Венеции. Город красивый, а все равно потянуло на родину. Через Германию и Польшу вернулся в Россию, приобретя суровый жизненный опыт, а с ним и навыки воина, талант полководца, мужество, верность слову, стремление к лидерству.
Другой бы успокоился, но само время подталкивало к неординарным поступкам. Недаром начало XVII века называют Смутным временем. Царская власть тогда была непрочной: один самозванец сменял другого…. Вот и Болотников соблазнился, познакомившись в Польше с соратниками Первого и Второго Лжедмитриев. Те направили его с письмом к воеводе Путивля Григорию Шаховскому (противнику царя Василия Шуйского). Шаховской встретил Болотникова с почетом, как царского посланника. Сразу дал ему 12-тысячный отряд казаков. Так, в результате сложной польской интриги, Болотников оказался во главе вспыхнувших волнений, распространявшихся как лесной пожар при хорошем ветре. Холоп Ивашка превратился в «воеводу царевича Димитрия».
Волнения начались на юго-западе России, а летом 1606 года они охватили огромную территорию. Болотникову удалось собрать большое войско. Если в советские годы считали, что оно состояло из крестьян и холопов, то теперь ясно: круг людей, его поддержавших, был шире. В него входили и казаки, и служилые люди (дворяне), и посадские люди, и стрельцы, и всякий сброд уголовного толка, надеявшийся пограбить «москалей». Но, конечно, большую часть войска составляли крестьяне и холопы.
Кто-то может подумать, что положение крестьянин и холопов было одинаковым. Нет, разница была, и с каждым годом становилась все заметней. Крестьянин был лишен права сходить с земли, но в остальном оставался свободным. Холоп же считался рабом, собственностью своего хозяина. Если раньше обедневшего дворянина или «боярского сына» могли продать в холопы, то его жизнь еще могла измениться. Со временем закабаление усиливалось. Выступая вместе с Болотниковым, «боевые холопы» (он и сам был таким) надеялись получить свободу.
Главным требованием Болотникова была передача власти «доброму и справедливому царю». По-научному эта идея называется «наивный монархизм». Он существовал во всех крестьянских бунтах. Сначала вера в доброго батюшку-царя объединила разные
социальные группы, но и заложила мину, которая должна была в недалеком будущем разобщить участников восстания. Слишком разные цели они преследовали. Отсюда – личное соперничество, а затем и предательство.
Войско Болотникова взяло Коломну, нанесло поражение армии царя Василия Шуйского под Калугой. Болотников сам участвовал в сражениях, отличался храбростью. Все стоявшие на его пути города признали власть главного воеводы Димитрия. В октябре Болотников без боя вошёл в Серпухов и нанёс поражение царскому войску на реке Лопасня. Разрядные книги тех лет говорят: «Посланы по Серпуховской дороге на Лопасню воеводы: боярин Володимир Васильевич Кольцов-Масальский да Борис Иванов сын Нащокин». Эти царские воеводы были полностью разгромлены. Сохранилась челобитная русского дворянина будущему царю Михаилу Федоровичу: «Отец наш был на Москве головой у стрельцов при царе Василии Шуйском и послан с Москвы со стрельцами против воровских казаков на Лопасню, и того, государь, отца нашего на Лопасне убили».
В октябре 1606 года восставшие осадили Москву. Это был самый большой успех Болотникова. Тогда восстанием были охвачены более 70-ти городов. Остановился он в селе Коломенское, построил острог, рассылал по Москве и другим городам «прелестные грамоты», призывая целовать крест законному государю Димитрию Ивановичу. Москвичи заколебались, им казалось, что время царствования Шуйского истекало.
Авторитет Болотникова как предводителя восставших оставался непоколебимым. Только на какого-такого Димитрия он надеялся? Разговоров и обещаний в Польше было много. Однако же Димитрий не являлся на подмогу восставшим. По сути это был бунт, кровавый и бессмысленный, сопровождаемый жестокими казнями помещиков, в которых сам Болотников принимал участие.
Скоро среди соратников Болотникова начался раскол, многие из них добровольно переходили на сторону Шуйского, били челом и были прощены. С теми, кто попадал к Шуйскому в плен, по воспоминаниям современников, расправлялись жестоко: каждую ночь их выводили сотнями, ставили в ряд и убивали ударом дубины по голове, а трупы спускали под лёд Яузы.
В декабре войску Болотникова пришлось отступить сначала к Серпухову, а потом к Калуге. Отступали в относительном порядке, сохранили оружие. В мае 1607 года вновь Болотников одержал победу: царские войска были разбиты. Но через месяц поредевшие отряды Болотникова разгромил воевода Иван Михайлович Воротынский, сын героя нашей Молодинской битвы.
Вероломный Шуйский шел на все, чтобы избавиться от врага. Он даже пытался отравить Болотникова. Послал к нему немца Фидлера, который обязался отравить бунтовщика. Однако, приехав в Калугу, Фидлер тотчас же перешёл на сторону Болотникова и во всем ему признался.
В это время среди терских и волжских казаков появился новый самозванец, принявший на себя имя царевича Петра, будто бы сына Федора Иоанновича, якобы подмененного дочерью (на самом деле его звали Илейка Муромец). Илейка с казаками уже подступал к Путивлю, и князь Шаховской решил использовать его в своих целях. Он отправил мнимого царевича в Тулу, а затем двинулся туда и сам с северскими отрядами (предками наших сегодняшних побратимов) и днепровскими казаками.
На выручку Болотникову туда же пришел отряд под начальством его бывшего хозяина – князя Телятевского-Хрипуна, по дороге разбивший полки нескольких царских воевод. Тогда и Болотников направился в Тулу, где уже находились Шаховской и лжецаревич Петр.
Неудача заставила Шуйского сосредоточить все усилия для продолжения борьбы. Где угрозами, а где посулами ему удалось собрать 100-тысячное войско. Под Тулой повстанцы – Болотников, князь Шаховской, князь Телятевский-Хрипун, лжецаревич Петр – потерпели поражение и вынуждены были запереться в тульском кремле. Началась четырехмесячная осада. В октябре реку Упу, протекавшую рядом с кремлем, Шуйский приказал перекрыть плотиной. Вода затопила в кремле продовольственные склады. Наступил голод.
Летом 1607 года в городе Стародуб объявился Лжедмитрий II («Тушинский вор»), и Василий Шуйский, столкнувшийся с новой угрозой, предложил участникам восстания сдаться, обещав им помилование и прощение. Впрочем, Лжедмитрий II не успел или не захотел оказать Болотникову никакой помощи.
В октябре 1607 года «воры», как называли их царедворцы, пошли на переговоры. Царь поклялся, что не причинит им вреда. Свою клятву Шуйский вероломно нарушил: Иван Болотников, «царевич» Петр, князь Телятевский-Хрипун были схвачены. Казачьих атаманов из окружения Болотникова убили. Лжецаревича Петра повесили, Шаховского сослали в пустынь на Кубенское озеро.
Болотникова сначала держали в Москве, но когда Лжедмитрий II активизировался, Шуйский в феврале 1608 года отправил своего пленника в Каргополь, где воевода, вновь превратившийся в Ивашку Болотникова, был ослеплен, а затем утоплен в проруби.
Перед нами ряд исторических личностей: коварный царь Василий Шуйский, захватчики-поляки, политические авантюристы, вроде Григория Шаховского, а в их руках – Болотников, сохранявший верность «хорошему царю», существовавшему лишь в его воображении, да мечтах народных. Когда Болотникова уговаривали примириться с Шуйским, он отказывался: «Я дал моему государю торжественную клятву пожертвовать за него самою жизнью, – говорил Болотников, – ее я сдержу, делайте, как хотите…». И только в конце пути он начал сомневаться в истинности очередного Димитрия, – так вспоминали окружавшие его современники.
Советская историография сделала из занимавшихся грабежом и насилием казаков и крестьян Смутного времени бескорыстных борцов за народное счастье. В Туле, как и во многих других городах (например, в Серпухове и Чехове) появились улицы имени Болотникова. Советские вожди желали иметь предвестников. В Туле памятник Болотникову должны были открыть через два года после революции – 4 ноября 1919 года, но от мороза он рассыпался 2 ноября. Автор памятника скульптор Сергей Кольцов вскоре эмигрировал. С тех пор тема о памятнике Болотникову осталась забытой. Может быть, это и к лучшему…
СУНБУЛОВ ГРИГОРИЙ ФЕДОРОВИЧ - Сунбулов (Григорий Федорович) - рязанский дворянин. В сентябре 1607 г. Сунбулов вместе с Ляпуновым , начальствуя "рязанскими войсками", соединился с Болотниковым (см. IV, 312 - 313) и стал под Москвой "для осады", но через месяц со своими рязанцами явился к царю Василию Ивановичу Шуйскому , помог ему "отбросить от Москвы" Болотникова и получил звание "государева воеводы на Рязани". В начале 1609 г. Сунбулов был в числе мятежников, требовавших у бояр низложения Шуйского. Помилованный последним, он пристал к тушинцам. После распадения их лагеря и ухода Заруцкого Сунбулов пришел в Москву и стал на сторону бояр, присягнувших Владиславу .



Добавить фото
Все фотографии (3)

Болотников Иван Исаевич
(XVI век - 18 октября 1608 года)

________________________________________
Военачальник, политический деятель, предводитель и активный участник восстания холопов и крестьян на юге России в начале XVII века.
________________________________________
В многовековой истории России были разные времена, полные приобретений и потерь, падений и взлетов. Одним из самых тревожных и суровых было Смутное время – время стихийных бедствий, тяжелого кризиса во всех областях жизни страны, агрессии зарубежных государств.

Заметной политической фигурой того времени был Иван Исаевич Болотников, грамотный военачальник и видный политический деятель начала XVII века. Несмотря на свое низкое происхождение – он был беглым боевым холопом князя А. А. Телятевского по прозванию Хрипун, его судьба тесно переплелась с судьбой великих людей того времени – царя Василия Шуйского, Лжедмитрия ІІ, князя Ю. Трубецкого и многих других.

Иван Болотников отличался твердым характером и упрямым нравом, поэтому, рожденный в Смутное время, когда зачастую вспыхивали восстания черни, еще в молодости предпринял попытку сбежать от своего хозяина и вельможи князя Андрея Андреевича Телятевского. Эта попытка стала первой успешной авантюрой в его жизни. От нее и пошел отсчет всем остальным событиям, так сильно повлиявшим на судьбы тысяч людей.

И. Болотников направился в Дикое поле – незаселенные просторы в верховьях и низовьях Дона, где примкнул к вольным отрядам донских казаков, собиравших под свое крыло всех обиженных и угнетенных. Некоторое время он жил вместе с ними и принимал участие в боевых вылазках против крымских татар, пока во время очередной стычки не попал к ним в плен, после чего был продан в османское рабство. Тяжелая работа гребцом на турецких галерах только укрепила боевой дух Ивана Болотникова, научила его выносливости и стала своеобразной школой жизни, уроки которой впоследствии ему очень пригодились. Через несколько лет судьба улыбнулась И. Болотникову – его галера была атакована боевым кораблем воюющих с турками немцев, и он снова стал свободным человеком. Немцы помогли перебраться в Венецию. Там до него докатилась молва о бурных событиях в России (время правления Гришки Отрепьева – Лжедмитрия І), и И.Болотников решил вернуться на родину.

Его нелегкий и длинный путь пролегал через Германию и Польшу. Там он и узнал, что Лжедмитрий І свергнут с престола боярами, казнен, но якобы спасся чудесным образом во второй раз. В истории нет достоверных сведений, кем же был Лжедмитрий ІІ (он же Тушинский вор), он известен только под этим именем. Вот к этому «законному царю» и отправился Иван Болотников предложить свои услуги. В польском Самборе, в доме воеводы Юрия Мнишка, находящегося в русском плену, не без помощи жены воеводы Ядвиги встретились бывший холоп, каторжник Иван Болотников и сбежавший из Москвы авантюрист, бывший царедворец и сообщникЛжедмитрия І Михаил Молчанов, выдавший себя И. Болотникову за спасшегося царевича Дмитрия. Опытный вельможа быстро понял, что имеет дело с грамотным и уверенным в себе человеком-воином, поэтому, снабдив его деньгами, оружием и рекомендательным письмом, в котором называл И. Болотникова «большим воеводой», отправил к князю Григорию Шаховскому в Путивль. Единомышленник М. Молчанова князь Г. Шаховский тепло встретил посланца и отдал под его командование 12-ти тысячный отряд. Недовольство крестьян, холопов, мелкопоместных дворян усилением феодального гнета, введением крепостного права, голодом, нестабильностью в политике, а также обещания И. Болотникова сделать каждого, ставшего под знамена царевича Дмитрия богатым, заслужить почести и славу позволило ему очень быстро сформировать на юге России многочисленную, сильную и хорошо организованную армию.

Летом 1606 года отряды И. Болотникова вступили в бой с войском царя Василия Шуйского под командованием князя Юрия Трубецкого. Первое сражение оказалось успешным – пятитысячное царское войско князя Ю. Трубецкого было разбито. Весть о победе войска «воеводы царевича Дмитрия» быстро разлетелась по городам России, и везде стихийно вспыхнули мелкие восстания простого люда, а к армии И. Болотникова примкнули новые тысячи мятежников. Под его предводительством восстание превратилось в полномасштабную военную кампанию, ведь в ней принимали участие не только люди низшего сословия, но и многие дворяне, бояре, недовольные правлением В. Шуйского. Эта война стала Дамокловым мечом для помещиков и бояр. Клич болотниковского войска грабить и казнить господ выполнялся с ожесточенной радостью. Бояр и помещиков вешали, сжигали, сбрасывали с башен, распинали, а их имущество забирали себе вышедшие из повиновения бунтари. Предводитель и сам не гнушался совершать жестокие расправы «для острастки и поучения».

Многотысячное войско И. Болотникова с легкостью захватывало российские города, многие из которых даже не оказывали сопротивления. Огромные человеческие ресурсы, бесперебойное снабжение боеприпасами и едой помогало И. Болотникову вести себя независимо не только перед противниками. Лжедмитрий ІІ – человек, ради которого все восстание и было затеяно, тоже никак не мог повлиять на бунтаря-военачальника. Иван Болотников сам принимал все важные стратегические и тактические решения. Благодаря умению говорить с людьми и манипулировать ими, он показал себя не только выдающимся полководцем, но и умелым политиком. Видимо, сказался многолетний жизненный опыт и годы мытарств. Особенно его политические качества проявились при взятии Калуги. Подойдя к городу, повстанцы узнали, что там находятся отряды брата царя Василия Шуйского. После переговоров И. Болотникова с калужскими посадскими людьми, войско брата царя покинуло город. Возможно, предводитель повстанцев сделал калужанам выгодное предложение, от которого они просто не смогли отказаться. Со времени начала восстания сторону Лжедмитрия ІІприняли более 70 русских городов и многие народности, проживающие в Поволжье.

В сентябре 1606 года войско И. Болотникова после проигранного сражения с армией воеводы Михаила Нагого, все же двинулось наМоскву. По пути только Коломна оказала сопротивление, но, в конце концов, пала и была разграблена и разрушена повстанцами, в несколько раз превосходящими численностью защитников города. Армия двинулась по Коломенской дороге дальше и в селе Троицкое Коломенского уезда разгромила царское войско. В октябре 1606 года, подойдя к Москве на расстояние в 15 километров, И. Болотников стал лагерем в селе Коломенское. Там он построил укрепление, откуда рассылал воззвания к городской бедноте с призывами поднимать мятеж против своих господ, и армия бунтовщиков быстро увеличивалась. Многочисленные шайки разбойников и воров также откликнулись на призыв И. Болотникова.

Москва оказалась в осаде – небольшие отряды болотниковского войска совершали частые вылазки к стенам города, не давая москвичам чувствовать себя в безопасности. Обеспокоенные жители собирались уже покориться мятежникам. Единственным условием, которое они выдвинули, было показать им живого царевича Дмитрия. Это условие было продиктовано тем, что многие покоренные города, перешедшие на сторону Лжедмитрия ІІ, стали серьезно сомневаться в его царском происхождении, поскольку никогда не видели его. Поэтому они повинились перед царем Василием Шуйским и перешли на его сторону.

Положение И. Болотникова стало ухудшаться. Его стараниями возможность взять Москву была почти достигнута, но, несмотря на это, Лжедмитрий так и не появился перед москвичами. В самом войске И. Болотникова тоже произошел раскол: его армия распалась на два лагеря. Один лагерь состоял из дворян и бояр, возглавляемых военачальниками – мелким дворянином Истомой Пашковым и рязанскими помещиками братьями Ляпуновыми. Другой лагерь, состоящий из крестьян, холопов и городской бедноты возглавлял сам Иван Болотников. Отряды этих дворян первыми дезертировали из армии мятежников. Последовав их примеру, лагерь покинули другие дворянские отряды.

За время осады царь Василий Шуйский основательно укрепил город, а его армия стала увеличиваться и совершала частые военные вылазки в стан врага. Это не могло не беспокоить И. Болотникова. Он предпринял отчаянную попытку атаковать противника, но 2 декабря 1606 года потерпел поражение от царского войска под командованием князя М. В. Скопина-Шуйского. Иван Болотников был вынужден отступить, по пути теряя своих приверженцев, переметнувшихся в царскую армию. Закаленный жизнью и боями предводитель мятежников не собирался сдаваться на милость победителю. Несмотря на предложение царя прекратить сопротивление и обещание помилования, Болотников ответил, что он не может предать Лжедмитрия ІІ и останется верен присяге, данной ему. Следующая попытка И. Болотникова укрепиться в деревне Заборье не удалась, царская армия выбила их и оттуда, и мятежники отступили к Коломне. Обосновавшись в городе, И. Болотников снова собрал армию. Хотя она оказалась и не такой многочисленной, как прежняя, но 10 тысяч человек уже могли держать оборону и даже совершать успешные военные вылазки в царский стан. Тем временем слухи о том, что «царевич Дмитрий» скрылся, дошли до Калуги. Но даже это не смогло поколебать твердость И. Болотникова. И повторное предложение царя о прекращении сопротивления и его помиловании ожидала та же участь, что и первое – И. Болотников с достоинством отказался.

Мятежники были в осадном положении до мая 1607 года, после чего прорвали кольцо обороны, и выросшая почти вчетверо армия двинулась во второй поход на Москву. Обогнув небольшой городок Каширу, армия И. Болотникова вышла к реке Восьме, где 5 июня 1607 года произошло решающее сражение с царской армией под командованием воеводы И. М. Воротынского. Войско И. Болотникова было разбито, а сам он с оставшимися частями отступил в Тулу, где с конца июня по октябрь 1607 года руководил обороной Тульского кремля.

Повстанцы могли еще долго обороняться, но царь не собирался ждать и поэтому, изменив русло реки Упы, подтопил город и оставил значительно поредевшую армию без продовольствия и боеприпасов – все продуктовые запасы пришли в негодность, и безнадежно испортился порох. Предводителю в третий раз было обещано помилование. В этот раз Иван Болотников согласился, и 10 октября 1607 года Тульский кремль открыл ворота царским войскам. Царь своего обещания не сдержал и отправил И. Болотникова в городКаргополь, где его после допроса ослепили, а затем утопили в проруби.


________________________________________
Имеет отношение к населенным пунктам:
город Каргополь
После сдачи царским войскам Иван Болотникова был выслан в Каргополь, где ослеплен и утоплен в проруби.
город Тула
После поражения на Восьме (под Каширой) войско Болотникова отступило к Туле. Здесь Иван Болотников с июня по октябрь 1607 года руководил обороной Тульского кремля и 10 октября 1607 года сдался войскам Василия Шуйского.

город Кашира
На реке Восьме под Каширой армия Болотникова была разбита в решающем сражении с армией под командованием И. Воротынского, после чего отступила в Тулу.

город Коломна
В октябре 1606 года Коломна была осаждена и захвачена армией И. И. Болотникова. Город был разграблен и разрушен повстанцами.
город Москва
В октябре 1606 года войско Болотникова подошло к Москве и встало лагерем в селе Коломенское (ныне музей-заповедник в черте Москвы), построив здесь острог. Город оказался в осаде, Болотников пытался взять штурмом Симонов монастырь. 2 декабря 1606 года потерпел поражение от войска М. В. Скопина-Шуйского

Сунбулов Григорий Федорович
рязанский дворянин. В сентябре 1607 г. С. вместе с Ляпуновым, начальствуя "рязанскими войсками", соединился с Болотниковым (см.) и стал под Москвою "для осады", но через месяц со своими рязанцами явился к царю Василию Ивановичу Шуйскому, помог ему "отбросить от Москвы" Болотникова и получил звание "государева воеводы на Рязани". В начале 1609 г. С. был в числе мятежников, требовавших у бояр низложения Шуйского. Помилованный последним, он пристал к тушинцам. После распадения их лагеря и ухода Заруцкого С. пришел в Москву и стал на сторону бояр, присягнувших Владиславу.

Восстание Болотникова

Страна Царство Русское

Дата 1606-1607

Причина См. Смутное время

Основная цель Свержение Василия Шуйского

Итог Подавление восстания царскими войсками
Организаторы Иван Болотников, Григорий Шаховской
Прокопий Ляпунов, Истома Пашков

Движущие силы Крестьянство, казачество, "воры", севрюки, южнорусское мелкопоместное дворянство
Число участников 30 тыс.
Противники Василий Шуйский

Погибло неизвестно
Ранено неизвестно

Восстание Болотникова — крестьянское движение 1606—1607 годов в южных районах Московского государства под предводительством И. И. Болотникова; в советской историографии восстание рассматривалось как крестьянская война, в одном ряду с восстаниями Степана Разина и Емельяна Пугачёва.
Содержание
• 1 Предпосылки
• 2 Состав участников
• 3 Начало восстания
• 4 Поход на Москву
• 5 Оборона Тулы
• 6 Причины поражения
• 7 Последствия
• 8 Примечания
• 9 Литература
• 10 Ссылки

Предпосылки
К концу XVI века в Московском государстве формируется крепостное право. Вызванное усилением феодального гнета недовольство крестьян нашло выражение в выступлениях монастырских крестьян в конце XVI века, массовых бегствах в южные районы в период голода 1601—1603 годов. В 1603 году произошло крупное восстание холопов и крестьян под командованием Хлопка Косолапа.
После смерти Лжедмитрия I, по Москве поползли слухи, что во дворце убили не Дмитрия, а кого-то другого. Эти слухи сделали положение В. И. Шуйского очень шатким. Недовольных боярским царем было очень много, и они ухватились за имя Дмитрия. Одни — потому, что искренне верили в его спасение; другие — потому, что только это имя могло придать борьбе с Шуйским «законный» характер.
Закрепощение крестьян, введение Федором I Блаженным «урочных лет», политическая нестабильность, голод, усиление крепостной зависимости крестьян, вследствие чего восстание носило отчетливый антибоярский характер:
Побивайте бояр, отнимайте их достояние, убивайте богатых, делите их имение…(Из «облыжной грамоты» болотниковского «войска»)[1]
Состав участников
• Крестьяне и холопы (Иван Болотников)
• Терские, волжские и запорожские казаки (Илейка Муромец)
• Рязанское (Прокопий Ляпунов), тульское (Истома Пашков) и северское (Андрей Телятевский) дворянство
Всего в Походе на Москву участвовало 30 тыс. повстанцев[2] Со стороны Шуйского отряды бояр, дворян и т.д. Таким образом, восстание можно считать гражданской войной, так как участвовали все слои общества того времени.
Начало восстания
Центром восстания стал северский Путивль, воевода которого князь Г. П. Шаховской активно помогал в организации войска. Сочувствовал восстанию и черниговскийвоевода Андрей Телятевский. Некоторые историки князя Шаховского и М. Молчанова называют организаторами восстания. Иван Болотников именовал себя «воеводой царевича Дмитрия», который остался жив и должен скоро появиться лично.
Поход на Москву
На борьбу с восставшими царь Шуйский выслал войска, возглавляемые воеводами Ю. Н. Трубецким и М. И. Воротынским. В августе 1606 года войско Трубецкого было разбито восставшими в битве под Кромами, в сражении под Ельцом потерпело поражение войско Воротынского. 23 сентября 1606 г. Болотников одержал победу под Калугой, где сосредоточивались основные силы армии Шуйского.
Восставшие по пути на Москву подошли к Коломне. В октябре 1606 года посад Коломны был взят ими приступом, но кремль продолжал упорно сопротивляться. Оставив небольшую часть своих сил в Коломне, Болотников направился по Коломенской дороге в Москву. В селе Троицкое Коломенского уезда ему удалось разбить правительственные войска. Армия Болотникова расположилась в селе Коломенское под Москвой.
7 октября 1606 войско Болотникова осадило Москву. В ноябре к восстанию присоединились казаки Илейки Муромца, однако рязанские рати Ляпунова 15 ноябряперешли на сторону Шуйского. Отчасти это было вызвано расслоением повстанцев на казаков и дворян, отчасти - активной агитацией патриарха Гермогена против восставших. 2 декабря ослабленные повстанцы потерпели поражение и отошли к Калуге (Болотников) и к Туле (Илейка Муромец).
20 декабря царская армия осадила повстанцев в Калуге[3]. В начале 1607 года на помощь повстанцам пришел большой отряд запорожцев. В мае 1607 восставшим удалось прорвать блокаду Калуги и отступить в Тулу.
Оборона Тулы
12 июня 1607 царские войска подошли к стенам мятежной Тулы. 30 июня руководство осадой Тулы взял лично царь Василий Шуйский. Положение осаждающих осложнялось тем, что в Стародубе объявился Самозванец, который двинул свои армии на помощь "тульским сидельцам". 10 октября 1607 Тульский кремль был взят Шуйским. При осаде царские войска перегородили плотиной протекавшую через город реку Упу и тем самым вызвали в городе наводнение. Идею такого способа осады подсказал Шуйскому боярин Иван Кравков, у которого Болотников реквизировал большие запасы продовольствия. Восставшие пытались взорвать плотину, но тот же Кравков предупредил Шуйского, и попытка не удалась.
Болотников был сослан в Каргополь, ослеплён и утоплен. Илейка Муромец - повешен. Воевода Шаховской - насильно пострижен в монахи. По легенде, Василий Шуйский пообещал «не пролить крови» согласившихся сдаться повстанцев. Чтобы формально соблюсти своё обещание, он при устроенных затем расправах над восставшими использовал «бескровный» способ казни — через утопление.
Причины поражения
Неоднородный состав участников, неорганизованность, сплочённость дворян вокруг Шуйского.
Последствия
Несмотря на поражение восстания, Смутное время в России не завершилось. Оставшиеся в живых "воры" Болотникова примкнули к идущей из Стародуба повстанческой армии Лжедмитрия II и влились в состав Тушинского лагеря. Впоследствии эти "воры" приняли участие в Первом (Прокопий Ляпунов) и Втором ополчениях (Григорий Шаховской). Не исключено, что "воры" Болотникова оказали влияние на формирование русской криминальной субкультуры (воры в законе).
Примечания
1. Адамант веры
2. ЛЕТОПИСЕЦ С НОВЫМИ ИЗВЕСТИЯМИ О ВОССТАНИИ БОЛОТНИКОВА
3. Иван Исаевич Болотников
Литература
• Восстание И. И. Болотникова. Документы и материалы / Сост. А. И. Копанев и А. Г. Маньков. — М., 1959;
• Зимин А. А. К изучению восстания Болотникова // Проблемы общественно-политической истории России и славянских стран. Сборник статей к 70-летию акад. М. Н. Тихомирова. – М. 1963;
• Зимин А. А. Некоторые вопросы истории Крестьянской воины в России в начале XVII века // Вопросы истории. 1958. № 3;
• Корецкий В. И. Из истории Крестьянской воины в России начала XVII века // Вопросы истории. 1959. № 3;
• Корецкий В. И. Новые документы по истории восстания И. И. Болотникова // Советские архивы. 1968. № 6;
• Крестьянские войны в России XVII—XVIII вв. — М.; Л., 1966;
• Крестьянские войны в России XVII—XVIII вв. Проблемы, поиски, решения / Отв. ред. Л. В. Черепнин. — М., 1974;
• Маковский Д. П. Первая крестьянская война в России. – Смоленск. 1967;
• О Крестьянской войне в Русском государстве в начале XVII века. (Обзор дискуссии) // Вопросы истории. 1961. № 5;
• Овчинников Р. В. Некоторые вопросы Крестьянской войны начала XVII века в России // Вопросы истории. 1959. № 7;
• Платонов С. Ф. Очерки по истории смуты в Московском государстве. — М., 1937;
• Скляр И. М. О начальном этапе Первой крестьянской войны в России // Вопросы истории. 1960. № 6;
• Смирнов И. И. Восстание Болотникова. 1606—1607. 2-е изд. — М., 1951;
• Смирнов И. И. Краткий очерк истории восстания Болотникова. – М.: Гос. изд-во политической литературы, 1953;
• Смирнов И. И. О некоторых вопросах истории борьбы классов в Русском государстве начала XVII века // Вопросы истории. 1958. № 12;
• Смирнов И. И., Маньков А. Г., Подьяпольская Е. П., Мавродин В. В. Крестьянские войны в России XVII—XVIII вв. — М.; Л., 1966;
• Шепелев И. С. Освободительная и классовая борьба в Русском государстве. 1608-1610.— Пятигорск, 1957.
• Пушкарёв Л. КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА ПОД ПРЕДВОДИТЕЛЬСТВОМ И. И.БОЛОТНИКОВА
Где погребен Прокопий Ляпунов
Руководитель и организатор 1-го (рязанского) ополчения, думный дворянин Прокопий Петрович Ляпунов, был убит 22 июля 1611 года казаками атамана Ивана Заруцкого в самый решающий момент освобождения Москвы от польско-литовских интервентов.
Длительное время не утихали яростные споры о месте погребения славного героя Смутного времени. По предположению Н.М. Карамзина, тело Ляпунова служило «пищею вранам» и вряд ли было захоронено по христианскому обычаю. Историк подробно рассказывает о политической подоплеке этого трагического события:
«Один россиянин был душою всего и пал, казалось, на гроб отечества. Врагам иноплеменным ненавистный, еще ненавистнейший изменникам и злодеям российским, тот, на кого атаман разбойников, в личине государственного властителя, изверг Заруцкий, скрежетал зубами — Ляпунов действовал под ножами.
Уважаемый, но мало любимый за свою гордость, он не имел, по крайней мере, смирения Михайлова; знал цену себе и другим; снисходил редко, презирал явно; жил в избе, как во дворце недоступном, и самые знатные чиновники, самые раболепные уставали в ожидании его выхода, как бы царского. Хищники, им унимаемые, пылали злобою и замышляли убийство в надежде угодить многим личным неприятелям сего величавого мужа.
Первое покушение обратилось ему в славу; 20 козаков, кинутых воеводою Плещеевым в реку за разбой близ Угрешской обители, были спасены их товарищами и приведены в стан московский. Сделался мятеж: грабители, вступаясь за грабителей, требовали головы Ляпунова. Видя остервенение злых и холодность добрых, он в порыве негодования сел на коня и выехал на Рязанскую дорогу, чтобы удалиться от недостойных сподвижников. Козаки догнали его у Симонова монастыря, но не дерзнули тронуть: напротив того убеждали остаться с ними. Он ночевал в Никитском укреплении, где в следующий день явилось все войско: кричало, требовало, слезно молило именем России, чтобы ее главный поборник не жертвовал ею своему гневу. Ляпунов смягчился, или одумался: занял прежнее место в стане и в совете, одолев врагов, или только углубив ненависть к себе в их сердце.
Мятеж утих; возник гнусный ков, с участием и внешнего неприятеля. Имея тайную связь с атаманом-триумвиром, Госевский из Кремля подал ему руку на гибель человека, для обоих страшного: вместе умыслили и написали именем Ляпунова указ к городским воеводам о немедленном истреблении всех козаков в один день и час. Сию подложную, будто бы отнятую у гонца бумагу представил товарищам атаман Заварзин: рука и печать казались несомнительными.
Звали Ляпунова на сход: он медлил; наконец уверенный в безопасности двумя чиновниками, Толстым и Потемкиным, явился среди шумного сборища козаков; выслушал обвинения; увидел грамоту и печать; сказал: «писано не мною, а врагами России»; свидетельствовался Богом; говорил с твердостию; смыкал уста и буйных; не усовестил единственно злодеев: его убили, и только один россиянин, личный неприятель Ляпунова, Иван Ржевский, стал между им и ножами: ибо любил отечество; не хотел пережить такого убийства и великодушно приял смерть от извергов: жертва единственная, но драгоценная, в честь Герою своего времени, главе восстания, животворцу государственному, коего великая тень, уже примиренная с законом, является лучезарно в преданиях истории, а тело, искаженное злодеями, осталось, может быть, без христианского погребения и служило пищею вранам, в упрек современникам неблагодарным, или малодушным, и к жалости потомства!»[1]. С этого осторожного предположения Карамзина начались научные споры о месте погребения Прокопия Ляпунова.
В 1835 году в Санкт-Петербурге вышла брошюра Быстрова под названием «Краткое сведение о месте погребения Прокопия Николаевича (правильно: Петровича. — В.С.) Ляпунова», в которой говорилось о том, что Ляпунов погребен на правом берегу реки Оки, в селе Старая Россия, в Наболочицком монастыре, в 50 верстах от Рязани[2]. Основанием для этого утверждения послужил найденный Быстровым в Императорской публичной библиотеке рукописный «Устав, сиречь церковный Ока», а точнее, вкладная надпись, сделанная по распоряжению сына Прокопия Ляпунова, Владимира Прокопьевича, в которой говорилось, что «книга сия Устав не была ни продана, ни заложена, и никому из монастыря не отдана, и чтобы монашествующая братья молилась за меня, Володимира, и за жену мою и за детей моих и родителей наших, которые лежат в обители сей, а по смерти моей и меня Володимера поминать, как прочих родителей моих»[3].
Соглашаясь в основном с утверждением Быстрова, редактор Библиотеки для чтения высказал сомнение по поводу слов «наших родителей», из которых можно сделать вывод не только о родителях Владимира Ляпунова, но и о родителях его жены: «Наши родители» так же легко может значить троих родителей, то есть мать Владимира и отца, и мать его жены, как и четверых»[4]. Развивая эту мысль, другой исследователь, В.М. Ундольский, понятие «наши родители» отнес к «вообще усопшим родственникам нашим, откуда и произошло слово Родительская, т.е. поминовение усопших в известные дни, <... > если бы под словами: «Родителей моих» Ляпунов разумел только своего отца с матерью, то ему не к чему было прибавлять и прочих»[5].
Ученый секретарь правления Спасского отделения Общества исследователей России А.Ф. Федоров на материалах некрополя Воскресенской церкви опроверг утверждения Быстрова. Федоров пишет, что в Облачинском монастыре, расположенном в 3-х верстах от села Исады, Прокопий Ляпунов не мог быть похоронен, поскольку род Ляпуновых, его отец и жена Прокопия, Анна, похоронены в вотчинном селе Исады.
Прокопия Петровича Ляпунова могли спутать с его отцом, Петром Савичем, который принял монашество, но покоится не в Облачинском монастыре, а в своей усадьбе, в Исадах. Федоров приводит такую надпись, начертанную на памятном камне возле Воскресенской церкви: «лета 7095-1587 г. мая 17 на память св. Анастасии Андроника представися раб Божий Петр Сав[и]н сын Уболочецкий мних Пафнутий Ляпунов. Помяни его Бог душу во царствии небесном»[6]. Здесь же покоится жена Прокопия Ляпунова, Анна Никифоровна Денисова, в иночестве Анна: «лета 7111-1603 г. мая день представися раба Божия Прокопьева жена Петровича Ляпунова Никифорова доч[ь] Денисова Ушакова Ин[окиня] Анна»[7].
Церковь Воскресения Христова являлась домовой церковью Ляпуновых. Построил ее в 1635 году сын Прокопия Ляпунова, Владимир, а надстраивал второй ярус внук, Лука Владимирович Ляпунов. В 1636 году Владимир Ляпунов сделал вклад в Воскресенскую церковь — серебряный напрестольный крест. Приведем эту надпись на алтарном кресте: «1636 г. мая в 20 день на память св. мученика Фалалея и обретение честных мощей иже во святых отца нашего Алексея Митрополита Киевского и всея России чудотворца сей животворящей крест приложил в вотчину в свою в Старой Рязани в селе Исадах в церковь Воскресение Христово великомученикам Фролу и Лавру и Чудотворцу Николе и благоверному князю Владимиру Владимир Прокопьев Ляпунов по своем родители и по себе»[8]. Священник Иоанн Добролюбов дал иное прочтение: «<...> по своих родителех и себе в наследие вечных благ доколе сия святая Божия церковь предстоит»[9]. Эти разночтения вкладной надписи на кресте побуждают нас возвратиться к старой версии о погребении Прокопия Ляпунова в Рязанской земле.
Однако все сомнения как будто разрешила следующая публикация. В 1837 году археограф П.А. Муханов обнародовал рукопись патриарха Филарета, в которой рассказывается о причинах конфликта между Ляпуновым и Заруцким и называется место погребения Ляпунова вместе с его заступником Иваном Ржевским: «Иван Зарутцкой дьяволим научением восприя в мысль свою, да научит козаков на Прокофья и поселит его убити, да восприимет власть над войском един, и яко же хощет тако творит. И нача напущати козаков на Прокофья, и наряди граматы ссыльные с Литвою и руку Прокофьеву подписати велел, и тако зассылкою из города от Литвы велел их выдати; будто Прокофей с ними своими граматы ссылается, а хочет Христособрание воинство, Литовским людем в руце предати, и сам к ним приобщится.
И тако изсташа народы, и наполнишась людие гнева и ярости, на сего изрядного властеля и воеводу Прокофья Ляпунова, не воспоминания его изрядного и мужественнаго ополчения, и восхотеша его предати смерти. И собрався воинство на уреченное место, еже есть в крун (круг. — В.С), по казатцкому обычаю, и по сего воеводы и властелина посылают посланников, дабы ехал на уреченное место в крун собрания их. Он же злаго их ухищрения не ведяще, но смерти своей не помышляше, восстает от места своего и в крун настоящаго собрания приходит. Ониж в разгорении мысли своея, начата его обличати виновными делы и изменою, и граматы в войске честь (читать. — В.С.), яж Ивашка наредя, и по сем яростне на него нападают, и трупы его на части разделяют, и в скором час смерти горькия предают. И тако паде мертв на землю славный сей и бодренный воевода Прокофей Ляпунов.
С ним же прииде некто от честных дворянин (Иван Ржевский. — В.С.), и нача им разсужати, дабы не дерзостне сотворили, но со испытанием, дабы напрасно крови неповинные и пролить и великому сему делу учинить от них; излиха вопияху: нам и сей изменник, угодник Прокофья Ляпунова — и тог такоже безвинно смерти предаша. Положен же быть честно Благовещения пречистая Богородицы, еже есть на Воронцовском поле. Казацы ж начинаемое свое дело совершиша, и разыдошась в Каши (стан. — В.С.) своя. Слышанож сия быст во граде Поляком, яко начальный воевода московского воинства изрядный властель предан от своих смерти, и о том радовахусь радостию великою зело»[10].
Исходя из содержащихся в рукописи Филарета сведений, исследователь Савельев заявил: «И как прах развеялись мечтания изданием Рукописи Филарета, в Москве, 1837 года, г. Мухановым. Вопреки мнению Карамзина, мы узнаем, что тело героя не служило пищею вранам; вопреки мнению Бессонова узнаем, что Ляпунов погребен не в Рязанской обители»[11].
Казалось бы, спор завершен, тем более, что приводится весомое свидетельство такого авторитетного человека, как патриарх Филарет, но Ундольский продолжил поиски. В архиве Свято-Троицкой Лавры он обнаружил тетрадь со списком надгробных надписей лиц, захороненных в монастырской обители, среди которых его внимание привлекла одна запись: «Идучи изъ паперти церкви пречистые Богородицы, у лестницы на левой стороне, Родъ Булатниковыхъ» и далее: «Въ другомъ порядке подле мосту, Дмитрш Федоровичь Скуратовъ, преставися 136 г. ноября въ 26 день. Прокофей Ляпуновъ, да Иванъ Ржевской, убиты 119 г. iюля въ 22 день. Подле ихъ девять каменей подписей незнать»[12]. Теперь возникает вопрос: какому источнику верить, филаретовской рукописи или монастырской тетради? Для этого необходимо установить, когда и по чьему распоряжению состоялось погребение Прокопия Ляпунова на территории Лавры. Ундольскому удалось отыскать в монастырском архиве вкладную книгу, где в главе 418 на листе 622 записано: «Род Ляпуновых. 1191 [1613] году дал вкладу Володимер Прокофьевич Ляпунов по отце своем Прокофье, денег 100 рублев; и за тот вклад погребли его в дому Живоначальные Троицы»[13].
Таким образом, достоверно установлено, что воевода Прокопий Ляпунов первоначально был погребен на Воронцовом поле возле Благовещенской церкви (имела и другое название: Ильи Пророка под Сосенками), а через два года перезахоронен в Троице-Сергеевой Лавре, но, где именно: «у лестницы на левой стороне» или «въ другомъ порядке подле мосту» еще предстоит выяснить. Однако сам факт погребения Ляпунова на территории Троицкого монастыря снимает с него спекулятивные обвинения отдельных историков в авантюризме и служит весомым свидетельством признания заслуг вождя 1-го народного ополчения в деле освобождения Москвы от польско-литовских интервентов.
Источник: "Легенды России", В.Семин.
Сноски:
1. Карамзин Н.М. Там же. С. 584-585.
2. Ундольский В.М. Новые разыскания о месте погребения Прокопия Ляпунова // ЧОИДР. М., 1846. Отд. I. № 2. С. 26.
3. Там же.
4. Там же.
5. Там же. С. 26-27.
6. Федоров А.Ф. Материалы к истории с. Исад, Спасского уезда, Рязанской губернии. Бывшей вотчины бояр Ляпуновых // Труды Спасского отделения Общества исследователей России. Спасск, 1927. Вып. I. С. 11.
7. Там же. С. 10.
8. Там же. С. 11.
9. Добролюбов И. Там же. Россия, 1996. Т. 4. С. 196.
10. Ундольский В.М. Там же. С. 27-28.
11 Там же. С. 27.
12. Там же. С. 45.
13. Там же. С. 31.

Ляпуновы
Русский дворянский род, происходящий от Ивана Борисовича Ляпуна Осинина, потомка Рюрика в ХХ колене. Захарий и Прокопий Петровичи Ляпуновы – известные деятели Смутного времени. Владимир Прокопьевич был воеводой в Михайлове (1616) и Крапивне (1625), брат его Лев – в Валуйках (1614). Род Ляпуновых внесен в VI ч. ДРК Калужской, Костромской, Московской, Нижегородской и Рязанской губерний. Герб Ляпуновых внесен в Общий Гербовник (ч. IV. С. 16) и имеет следующее описание: «В щите, имеющем серебряное поле, изображен черный двуглавый орел, держащий в правой лапе меч, а в левой – золотой брусок, и над мечем видна корона. Щит покрыт мантией и шапкой, принадлежащих княжескому достоинству». 19.11.1790 секунд-майор Павел Петрович Ляпунов, по его желанию, был причислен не в VI ч., по древности рода его, а в III ч. ДРК Рязанской губ. 20.09.1830 губернский секретарь Петр Иванович Ляпунов в VI ч. ДРК Рязанской губ.
Первое колено
(пятнадцатое от Рюрика)
1. Кн. Дмитрий Борисович Галицкий.
В 1363, изгнанный Дмитрием Донским из своего удела, уехал в Нижний Новгород.
Второе колено
2. Василий Дмитриевич (1).
Потерял княжеский титул.
Третье колено
3. Борис Васильевич (2).
Боярин вел. кн. Василия Дмитриевича, затем Юрия Дмитриевича, в 1440 боярин Дмитрия Шемяки.
4. Василий Васильевич (2).
За ним состояла вотчина в с. Никольское, Озерецкое, Аврамовское и 15 деревень в Дмитровском у.
5. Иван Васильевич (2).
Ж.: Евфимия.
6. Федор Васильевич (2).
В 1447 наместник Дмитрия Шемяки в Москве.
Четвертое колено
7. Дмитрий Борисович Береза (3).
Родоначальник Березиных.
За ним состояло поместье в Кашинском у.
8. Семен Борисович Осина (3).
Родоначальник Осининых, Ильиных и Л.
9. Иван Борисович Ива (3).
Родоначальник Ивиных.
Н. Васильевна (4).
Получила с матерью по завещанию с. Аврамовское и 9 деревень.
М.: Александр.
Н. Ивановна (5).
М.: Василий Иванович Румянцев.
Пятое колено
10. Григорий Семенович Осинин (8).
В 1503 ходил на Литву.
11. Иван Семенович Осинин (8).
Получил поместье в Дмитровком погосте Бежецкой пятины.
12. Борис Семенович Третьяк Осинин (8).
Получил поместье в Дмитровком погосте Бежецкой пятины.
Шестое колено
13. Федор Григорьевич (10).
14. Иван Григорьевич (10).
15. Иван Борисович Ляпун (12).
Боярин архиепископа Пимена.
В 1526 посол к германскому императору; в 1538 голова в полках в Коломне.
Новгородский помещик.
Седьмое колено
16. Василий Иванович (15).
Воевода в Алысте (1563).
17. Иван Иванович (15).
18. Федор Большой Иванович (15).
В 1578 – голова во Влехе в Ливонском походе.
19. Федор Меньшой Иванович (15).
Восьмое колено
19. Григорий Васильевич (16).
20. Иван Васильевич (16).
21. Семен Иванович (17).
Девятое колено
22. Степан Григорьевич (19).
23. Василий Иванович (20).
24. Федор Иванович (20).
25. Илья Большой Семенович (21).
26. Илья Меньшой Семенович (21).
Родоначальник Ильиных.
Десятое колено
27. Юрий Степанович (22).
28. Семен Ильич (25).
29. Семен Ильич (26).
30. Дмитрий Ильич (26).
Одиннадцатое колено
29. Алексей Юрьевич (27).
Переведен Иваном Грозным из Новгорода в Кострому.
30. Савва Семенович (28).
Двенадцатое колено
31. Иван Алексеевич (29).
В 1539 дворянин; в 1540 – 51 воевода, в 1554 – 55 сотенный голова.
За ним состояла вотчина в с. Покровское Кинешемского у.
32. Петр Саввич (30).
33. ИеВ Саввич (30).
Губной староста (1557).
Тринадцатое колено
34. Тихон Иванович (31).
Костромской помещик.
35. Александр Петрович (32).
При Иване Грозном помогал одному из любимцев царя "дворовому дьяку" А. Шерефединову, захватывать земли и людей на Рязани.
За ним в 1594 – 97 состояло поместье в д. Павлово Ряжского у.
36. Григорий Петрович (32).
Убит в 1606.
За ним в 1594 – 97 состояли поместья: в д. Воротинская Слободка Окологородного ст., в д. Глебково Перевицкого ст., в с. Русиново (Митинское) и д. Высокая Понисского ст. Рязанского у.; в д. Павлово Пехлецкого ст. Ряжского у.
Ж.: Елена Булгакова Корокодынова, дочь Булгака Андреевича Корокодымова и его жены Алены.
37. Прокопий Петрович (32).
Убит 22.07.1611.
Думный дворянин (1607).
Вместе с братом Захарием видный деятель Смутного времени.
Неприязненно относившийся к царю Борису Годунову, Л. не захотел служить его сыну и под Кромами с братом Захарием в числе первых согласился с Басмановым и Голицыными перейти на сторону претендента, увлек за собой рязанцев и дворян других южных городов. Когда на престол вступил Василий Шуйский, опасение боярско-княжатской реакции с закрытием доступа в Думу людям "новым", бросило Л. в оппозицию новому правительству. Прокопий во главе рязанцев присоединился к шедшему во имя царевича Дмитрия на Москву Болотникову. Однако, месячного стоянья под столицей рядом с собравшимися под знамена Болотникова холопами и крестьянами было достаточно, чтобы убедить крупных помещиков-рязанцев в том, что стремление их союзников к социальному перевороту опаснее для них, чем возможность княжатской политики царя Василия. 15.11.1606 рязанцы с "градом всем от тех воров отъехаша и приехаша к Москве", послужив и на этот раз примером для других. Царь с радостью "отдал им вину их". С тех пор Прокопий, скоро ставший царским воеводой на Рязани и пожалованный в думные дворяне (1608), неустанно борется с "ворами", руководясь не любовью к царю, а стремлением отстоять дворянский уклад жизни. Как только выдвинулся кн. Михаил Скопин-Шуйский, Л. в конце 1609 обратился к нему с предложением воцариться на Москве, отвергнутое тем. Когда Скопин скоропостижно скончался, Л. объявил виновником его смерти царя Василия и начал организовывать на Рязани восстание против него. В Москве агитацию против Шуйского вел Захарий Л. 17 июля сходка москвичей в которой видная роль принадлежала Захарию Л., решила низложить Шуйского, а 19-го, при участии Захария, он был пострижен в монахи. Братья Л. готовили престол кн. Василию Голицыну, но приход под Москву Жолкевского с войском отдал его королевичу Владиславу. Ему целовал крест Прокопий Л., а Захарий в составе "великого посольства" поехал под Смоленск к Сигизмунду. Старшие послы жаловались, что Захарий, оставив посольство, бражничал с панами и смеялся над послами. На самом деле он разведывал планы короля и извещал о них брата. Намерение Сигизмунда воцариться на Москве вместо сына скоро отозвалось на Рязани началом организации восстания против поляков. В Москве был схвачен стольник В. Бутурлин, обвиненный в сообщении сведений Л. и в подговоре немцев избить поляков. Бояре-правители донесли королю о роли Захария Л., от него они "опричь смуты никакова добра" не чаяли, и просили "сыскать про его измену". Вероятно, в результате этого сыска Захарий и погиб; дальнейших сведений о нем нет. Смерть «калужского вора» (декабрь 1610), открывшая возможность единения среди разнородных и быстро увеличивавшихся групп противников поляков, и благословение патриарха Гермогена на борьбу за веру и отчество окрылили Прокопия. По стране пошли открыто грамоты его с призывом к восстанию и походу к Москве; устанавливались тесные связи Рязани с другими центрами национального движения (Нижний Новгород и др.). Чувствуя за собой силу, Л. властно требовал у правителей-бояр облегчить положение заключенного патриарха и успел на время добиться своего. Передовые рати ополчения приняли участие в боях москвичей с поляками 19 – 20.03.1611, вскоре и главные силы появились под Москвой и расположились на развалинах сожженных поляками Белого города и Замоскворечья. Военные действия против поляков были удачны, но очень скоро в ополчении обнаружилось расслоение. В заботах о численности рати Л. не уделил должного внимания ее составу. Он объединился с недавними сторонниками самозванца, широкими обещаниями сзывал к себе казаков, и сила этих двух групп, более близких друг к другу, сказалась так, что во главе правительства, которое необходимо было создать для страны, были поставлены "троеначальники": Л. – опора и руководитель земских людей, Трубецкой – родовитый глава тушинцев и Заруцкий – вождь казачества. Энергичный и властный Л., опиравшийся на большинство ополчения и на сочувствие в стране, занял главенствующую позицию и старался обуздать своеволие казаков, прекратить их насилие и разбои, не останавливаясь перед суровыми наказаниями. В своих заботах о восстановлении порядка он встречал противодействие соправителей и вызывал озлобление казачества. К правительственным распоряжениям ему приходилось уже делать приписки, чтобы грамотам, которые "учнут приходить" не за его рукою (подписью), не верили. Приговор рати 30 июня, начертавший программу правительственной деятельности с явным предпочтением интересов служилых людей и в ущерб казачеству и его надеждам, еще более усилил внутренние трения. Внешняя политика Л., его стремление заключить союз со шведами, чтобы, приостановив их движение на Новгород, воспользоваться их помощью против поляков, в особенности его намерение посадить на престол московский шведского принца, поддержанное советом "Всея земли" и выразившееся в переговорах со шведским военачальником Делагарди, также не разделялись Заруцким, Трубецким и их единомышленниками. На подготовленной таким образом почве крутая расправа Л. с отрядом мародеров-казаков вызвала сильное возбуждение против него. Он уехал, спасая жизнь, из ополченья и вернулся лишь по настояньям земской рати. Момент этот использовал предводитель осажденных, Гонсевский, подославший в казачьи таборы подделанную в Москве грамоту от имени Л. с планом истребления казаков. Вызванный в казачий круг для объяснений по поводу этого документа, Ляпунов погиб под саблями разъяренных врагов своих (22.07.1611). Лишенные вождя, служилые люди не сумели дать отпор казакам, осмелевшим после гибели Л., и, не стерпя их насилий, стали разбегаться из под Москвы. Созданное в значительной мере энергией Л. и им державшееся ополчение довольно быстро распалось, и задача Л. была выполнена уже другим земским ополченьем.
За ним в 1594 – 97 состояло поместье в с. Добрый Сот Каменского ст. Рязанского у.
Ж.: Фетинья (ум. 12.02.1588).
38. Захарий Петрович (32).
После смерти Ивана Грозного, в 1584, участвовал в выступлении против Богдана Бельского. В 1595 был посажен в тюрьму за отказ ехать в головах с Кикиным. В 1603 был бит кнутом за продажу донским казакам "заповедных" зелья (пороха), свинца и вина. В 1607 – 08 руководил отрядом рязанских дворян против сторонников Лжедмитрия II. Был одним из организаторов заговора против царя Василия Шуйского и инициатором пострижения его в монахи (19.07.1610). Затем пытался посадить на трон кн. Василия Голицына. Входил в состав московского посольства к полькому королю, направленного в декабре 1610 под Смоленск.
За ним в 1594 – 97 состояли поместья в д. Горлово Каменского ст., в д. Березовка Окологородного ст. Рязанского у.
Ж.: Евфимья.
39. Степан Петрович (32).
За ним в 1594 – 97 состояло поместье в д. Выкопань Каменского ст. Рязанского у.
Ж.: Анна.
40. Степан Иевлевич (33).
41. Василий Иевлевич (33).
42. Семен Иевлевич (33).
За ним с братом Меньшиком (Борисом?) в 1594 – 97 состояли поместья в д. Никуличи Окологородного ст. и в с. Горетово Каменского ст. Рязанского у.
43. Борис Иевлевич (33).
Четырнадцатое колено
44. Семен Тихонович (34).
45. Матвей Тихонович (34).
46. Григорий Тихонович (34).
Ж.: Соломонида.
47. Степан Григорьевич (36).
48. Яков Григорьевич (36).
49. Василий Григорьевич (36).
Ум. 1647.
Воевода.
За ним в 1628 – 29 состояло поместье в д. Кайман Окологородного ст. Рязанского у.
50. Федор Григорьевич (36).
В 1635 – 39 дворянин, в 1646 голова, в 1648 пристав у шведских послов.
За ним в 1628 – 29 состояли поместья в п. Бордаково, п. Воротинская Слобода, п. Жесткая и с. Микуличи Окологородного ст. Рязанского у. За ним в 1646 состояло поместье в д. Аргамаково (Руднево) Старорязанского ст. Рязанского у.
Мария Григорьевна (36).
М.: царевич Михаил Канбулатович (1623).
51. Владимир Прокопьевич (37).
Дворянин московский (1646).
В 1614 – 16 воевода в Михайлове, в 1620 – 26 полковой воевода, в 1630 воевода в Путивле.
За ним в 1646 состояли вотчины в с. Исады, д. Наземное (Наземово) и в д. Аргамаково (Руднево) Старорязанского ст. Рязанского у.
52. Лев Прокопьевич (37).
В 1639 дворянин, в 1647 воевода на Валуйках, в 1650 письменный голова, в 1654 – 55 сотенный голова, в 1657 осадный воевода в Белгороде.
За ним в 1628 – 29 состояли поместья в с. Баграмово и п. Топорково Окологородного ст. Рязанского у. За ним в 1646 состояло поместье в с. Засечье Старорязанскогог ст.
Ирина Прокопьевна (37).
М.: окольничий Федор Васильевич Волынский (ум.1646).
53. Семен Захарьевич (38).
54. Иван Захарьевич (38).
Воевода в Мценске (1640 – 41). В 1675 подъячий, в 1678 – 90 дьяк.
За ним в 1628 – 46 состояли поместья в д. Березовка (Гонюково), сц. Соколово и д. Шапово (Монино, Махино) Окологородного ст.; д. Еремеево, д. Никоново, с. Рясы Верхние и д. Тайдаково Старорязанского ст. Рязанского у.
Феодора Захарьевна (38).
Ум. 10.05.1632.
М.: боярин кн. Петр Александрович Репнин (ум. 27.01.1643).
55. Григорий Степанович (39).
56. Федор Семенович (42).
57. Михаил Семенович (42).
58. Сидор Семенович (42).
59. Борис Семенович (42).
60. Ульян Семенович (42).
Воевода в Пронске (1629), полковой воевода (1625 – 31), воевода в Михайлове (1631).
За ним в 1628 – 29 состояли поместья в с. Астромино (Остромири), д. Малая, с. Микуличи, сц. Храпово (Чекмазово), д. Шевердиновка, сц. Шехманово Окологородного ст. и в д. Никоново Старорязанского ст. Рязанского у.
61. Василий Борисович (43).
За ним в 1626 состояло поместье в с. Микуличи Окологородного ст. Рязанского у.
Пятнадцатое колено
62. Дмитрий Матвеевич (45).
63. Матвей Матвеевич (45).
64. Андрей Матвеевич (45).
Ж.: Иpина, в 1-м бpаке за кн. Василием Меньшим Михайловичем Козловским (ум. 1688).
65. Алексей Матвеевич (45).
66. Федор Матвеевич (45).
67. Григорий Васильевич (49).
Стольник (1648 – 75). Казачий голова в Переяславле Рязанском.
За ним в 1678 состояли вотчины в с. Павловское Понисского ст. Рязанского у. и в с. Озерки Коломенского у. За ним в 1677 состояло поместье в с. Ларино (Баграмово) Окологородного ст. Рязанского у.
68. Александр Васильевич (49).
Ум. 1681.
Стольник (1658).
69. Василий Владимирович (51).
Ум. 1656.
Воевода в Михайлове (1629), стольник (1639 – 48), есаул (1646).
70. Лука Владимирович (51).
Ум. 1688.
В 1639 стряпчий, в 1646 есаул, в 1648 – 76 стольник, в 1675 в Приказе Большой казны в Каневе.
За ним в 1678 состояла вотчина в с. Клишино Ростиславского ст. и поместья в д. Аргамаково (Руднево) и с. Исады Старорязанского ст. Рязанского у.
Ж.: кж. Фекла Давыдовна Щербатова.
Анна Владимировна (51).
Ум. 1664
М.: окольничий кн. Федор Федорович Долгоруков (ум. 1664).
71. Семен Львович (52).
За ним с братьями в 1678 состояло поместье в с. Засечье Окологородного ст. Рязанского у.
72. Василий Львович (52).
Стряпчий (1679).
73. Яков Львович (52).
Ум. до 1716.
Стряпчий (1679).
Ж.: кж. Евдокия Боpисовна Мышецкая.
74. Григорий Львович (52).
Евдокия Львовна (52).
М.: боярин кн. Владимир Дмитриевич Долгоруков (1654 – 12.07.1701).
75. Лукьян (Лука) Иванович (54).
Стольник (1651 – 60).
76. Иван Большой Иванович (54).
В 1651 – 68 – стольник, в 1674 – голова.
За ним и его младшим братом в 1678 состояли вотчины и поместья в д. Шелково, д. Павелково Каменского ст.; в д. Березовка (Гонюково), д. Пронинская (Маланьино), д. Соколово и д. Вырская Окологородного ст.; за ним одним в д. Наземное (Наземово), д. Тоцаково), д. Никоново, с. Рясы Верхние и д. Еремеевская (Еремеево) Старорязанского ст. Рязанского у.
77. Иван Меньшой Иванович (54).
Стольник (1676). Воевода в Рыльске.
За ним в 1678 состояло поместье в д. Варская (Князской починок) Окологородного ст. Рязанского у.
Ж.: Мария Юрьевна Татищева (ум. 1723).
Шестнадцатое колено
78. Алексей Андреевич (64).
Ж.: Елена Васильевна Готовцева.
79. Иван Федорович (66).
Гв. капрал (1758).
Ж.: Марфа Ивановна Кишемская.
80. Петр Федорович (66).
В 1742 за ним состояла родовая усадьба Покровское Кинешемского у.
81. Дмитрий Григорьевич (67).
За ним в 1677 состояли поместья в д. Агарково, д. Взметнево (Кондауровская) и д. Сорокино (Прокошево) Окологородного ст. Рязанского у.
82. Андрей Григорьевич (67).
83. Федор Григорьевич (67).
Р. 1669.
Стольник.
Помещик Рязанского у.
Ж.: Мария.
84. Иван Большой Григорьевич (67).
1673 – 1726.
Стольник (1692). Член Юстиц-Конторы при Екатерине I.
85. Василий Григорьевич (67).
Стряпчий (1615 – 30), полковой воевода (1628), стольник (1639).
86. Иван Меньшой Григорьевич (67).
87. Тимофей Александрович (68).
Ум. 1714.
Стольник (1696).
88. Петр Александрович (68).
89. Василий Александрович (68).
Ирина Александровна (68).
М.: подполковник Василий Федорович Леонтьев (ум. 1725).
Дарья Лукинична (70).
1668 – 22.10.1715.
М.: сенатор кн. Петр Алексеевич Голицын (1660 – 1722).
Аграфена Лукинична (70).
23.06.1680 – 16.01.1737.
М.: кн. Иван Иванович Долгоруков (4.12.1680 – 19.01.1737).
Семнадцатое колено
90. Василий Алексеевич (78).
Р. 1744.
Катитан Бутырского пехотного полка.
Помещик усадьбы Покровское Кинешемского у. Костромской губ.
Ж.: Ульяна Афанасьевна Пасынкова.
Евдокия Алексеевна (78).
М.: прапорщик Поликарп Михайлович Шехманов.
91. Артамон Иванович (79).
Прапорщик Шлиссельбургского пехотного полка.
За ним состояли усадьбы Секерино и Долгово.
92. Василий Иванович (79).
Владел половиной усадеб Покровское, Тимино, Ясеневка Кинешемского у. Костромской губ.
93. Степан Иванович (79).
Р.1749.
Прапорщик.
В службе с 1761 в л.-гв. Преображенском полку; в 1764 ученик бомбардирской роты; пожалован: в подпрапорщики 7.08.1769, в сержанты 13.09.1770, в прапорщики 20.08.1770; отставлен 28.02.1772. Участник боев в Имеретии и Мингрелии, взятия Кутаиси, осады и взятия Поти.
За ним состояла половина имений Покровское, Тимино, Ясеневка Кинешемского у. Костромской губ. и, доставшееся ему от деда Константина Васильевича Кулазина усадьба Долгово.
Ж.: Марфа Федоровна Тельцова (Р.1759), дочь капрала Федора Семеновича Тельцова.
Анисья Ивановна (79).
94. Иван Андреевич (82).
95. Николай Федорович (83).
Р. 1723.
Генерал-майор.
Помещик д. Ильинская и с. Абакумово Пронского у.
Ж.: Мария Дмитриевна Лобкова.
Ирина Федоровна (83).
Ум. после 1742.
М.: 1. подполковник Андрей Иванович Колычев (ум. 31.01.1731); 2. капитан Максим Степанович Греков.
Н. Федоровна (50).
М.: подполковник Василий Иванович Ладыженский (ум. после 1718).
96. Николай Иванович (84).
97. Григорий Иванович (84).
98. Иван Тимофеевич (86).
99. Григорий Тимофеевич (86).
Воевода Рязани.
Восемнадцатое колено
100. Иван Степанович (93).
Р.1765.
За ним состояли 34 души в с. Байкалка Сызранского у. Симбирской губ. и в с. Вирта Нижнеломовского у. Пензенской губ.
101. Николай Степанович (93).
В 1804 недоросль.
Авдотья Степановна (93).
Р.1781.
М.: подпоручик Осип Петлин.
Татьяна Степановна (93).
Р.1786.
102. Дмитрий Николаевич (95).
Р. 1768.
Ж.: кж. Екатерина Алексеевна Гагарина (ум. 21.06.1838).
103. Николай Иванович (98).
Девятнадцатое колено
104. Александр Иванович (100).
105. Петр Николаевич (101).
1730 – 29.12.1800.
Капитан.
За ним в 1800 состояли: 99 душ в с. Кипчаково, 194 души в с. Былино, 12 душ в д. Приянки, 17 душ в д. Хомуцкая Ряжского у.; 111 душ в сц. Покровское (Жмыхино) и 112 душ в с. Гавриловское Зарайского у.; 17 душ в д. Деревская Скопинского у.; 41 душа в с. Краснополье Епифанского у. Тульской губ. и 800 покупных душ в Саратовской губ.
Ж.(1753/54): Прасковья Никитична Кропотова (28.10.1734 – 26.11.1813).
106. Павел Николаевич (101).
Поручик.
Ж.: Агриппина Ефимовна Сабурова.
107. Амплий Николаевич (101).
Р. 1738.
Подпоручик.
За ним в 1800 состояло 118 душ в д. Высокая и 35 душ в сц. Глебовское Зарайского у.
Ж.: 1. вдова купца Ирина Яковлевна; 2. Наталья Петровна Лихарева.
Двадцатое колено
108. Василий Александрович (104).
1778 – 8.10.1847
С 1825 бухгалтер Правления Казанского Университета, в 1846 уволен по прошению.
Ж.: Анастасия Евсеевна Александрова (ум.1865).
109. Иван Петрович (105).
1755 – 12.05.1800; погребен в с. Кипчаково Ряжского у.
Генерал-лейтенант.
Помещик сц. Бокино Ряжского у.
110. Александр Петрович (105).
Р. 1757.
Надворный советник (1802).
За ним состояли 334 души в Саратовском у.
Ж.: Пелагея Александpовна Гоpсткина. За ней состояла 141 душа в Спасском у.
111. Павел Петрович (105).
1761 – 6.06.1811, Россия.
Секунд-майор.
Пожалован из капитанов в секунд-майоры 27.03.1786.
За ним в 1800 состояли 100 заложенных душ в д. Рог Ряжского у. и 176 душ в с. Ивановское Петровского у. Саратовской губ.
19.11.1790 внесен в III ч. ДРК Рязанской губ.
Ж.: Мария Петровна.
112. Платон Петрович (105).
Р. 1762.
Генерал-майор. В 1800 капитан-поручик л.-гв. Семеновского полка.
113. Петр Петрович (105).
Р. 1775.
Майор л.-гв. Семеновского полка.
114. Николай Петрович (105).
1777 – 1801.
Поручик л.-гв. Семеновского полка.
115. Дмитрий Петрович (105).
1778 – 1832.
Генерал-майор. Георгиевский кавалер.
В 1800 – подпоручик л.-гв. Семеновского полка.
В службу вступил в л.-гв. Семеновский полк сержантом 1.01.1784; пожалован: в прапорщики 1.01.1792, в подпоручики 1.01.1794, в поручики 16.04.1797, в штабс-капитаны 22.12.1798, в капитаны 4.02.1800, в полковники 16.10.1800; переведен в Псковский пехотный полк командиром 13.01.1808; пожалован в генерал-майоры 6.11.1812; переведен во внутреннюю стражу 2.03.1816; отставлен с мундиром и пенсионом половинного жалованья 18.01.1818. Был в походах и сражениях: 20.11.1805 под Аустерлицем, за которое пожалован орденом Св. Георгия 4-й ст.; 20.06.1807 при Фридланде, за которое награжден орденом Св. Владимира 3-й ст.; 5.08.1812 под Смоленском, за которое получил золотую шпагу с надписью «За храбрость»; 6 октября под Малоярославцем, за которое награжден орденом Св. Георгия 3-й ст.; 6 ноября при Красном.
За ним в 1800 состояли 77 душ в сц. Верейкино Зарайского у. и 90 душ в с. Краснополье Епифанского у. Тульской губ.
3.11.1832 внесен в VI ч. ДРК Рязанской губ.
Ж.: купеческая дочь Елизавета Ивановна Сутугина.
Прасковья Петровна (105).
Р. 1775.
Екатерина Петровна (105).
М.: Александр Александрович Савелов.
Мария Павловна (106).
М.: Семен Федорович Аладьин (10.04.1762 – 13.01.1836).
Авдотья Павловна (106).
Р. 1770.
М.: Сергей Анисимович Князев (Р. 1763), сын статского советника Анисима Титовича Князева (Р. 1726).
116. Василий Амплиевич (107).
Р. 1761.
117. Федор Амплиевич (107).
Р. 1764.
Титулярный советник.
118. Николай Амплиевич (107).
Р. 1770.
Коллежский асессор.
За ним в 1820 состояли: 17 душ в д. Фурсово, 7 душ в с. Васильево Рязанского у., 51 душа в д. Высокая Зарайского у.
Ж.: дочь гв. прапорщика Мария Афанасьевна Ракитина. За ней в 1820 состояли 42 души в с. Нижнее Маслово Зарайского у.
119. Иван Амплиевич (107).
Р. 1782.
Капитан.
120. Егор Амплиевич (107).
Р. 1786.
121. Амплий Амплиевич (107).
Александра Амплиевна (107).
Р. 1783.
Надежда Амплиевна (107).
Р. 1784.
Мария Амплиевна (107).
Р. 1787.
Анна Амплиевна (107).
М.: титулярный советник Федор Васильевич Измайлов (Р. 1766).
Двадцать первое колено
122. Виктор Васильевич (108).
1817 – 1856.
Ж.: Мария Ивановна Жедринская.
123. Михаил Васильевич (108).
30.09.1820 – 20.11.1868.
Астроном, ректор Демидовского юридического лицея.
Учился в Казанском Университете. В 1843 принимал участие в хронометрической экспедиции для определения разности долгот Пулкова и Альтоны. Был директором Казанской обсерватории. Главная его работа: "Observations de la grande nebuleuse d'Orion faites a Cazan et a Poulkova". Издал еще: "Positions du Soleil, de la Lune et des planetes, observees a Dorpat et calculees par W. Struve et M. Liapounoff" (1853) и "Observations astronomiques faites a l'Observatoire de Kazan par M. Simonoff et M. Liapounoff" (1842).
Ж.: Шипилова.
Екатерина Васильевна (108).
1834 – 1912.
М.: Рафаил Михайлович Сеченов. Их дочь Наталья за Александром Михайловичем Л.
Н. Васильевна (108).
М.: казанский купец Михаил Саввич Зайцев.
124. Петр Иванович (109).
Воспитанник. 27.07.1798 Павел I разрешил ему принять фамилию Л.
Губернский секретарь.
В службу вступил канцеляристом в Рязанское Губернское Правление 31.08.1811; назначен коллежским архивариусом 16.10.1811; пожалован в губернские секретари 7.07.1813; командирован в личным делам рязанского губернатора 16.03.1814; по прошению отставлен 14.08.1814.
Помещик с. Трехвятское (Бокино) Ряжского у. За ним же 319 душ в сц. Новобокино Ряжского у.
20.09.1830 утвеpжден в двоpянстве.
Ж.: дочь петербургского купца Елена Павловна Сутугина.
125. Александр Александрович (110).
Р.1805.
Подполковник.
В службу вступил колонновожатым в Свиту Е.И.В. по квартирмейстерской части 17.03.1815; произведен: в прапорщики 26.11.1817, в подпоручики 15.09.1819, в поручики 2.04.1822, в штабс-капитаны 23.08.1826, в капитаны 14.04.1829; отставлен по домашним обстоятельствам подполковником с мундиром 23.03.1831. 3.06.1828 при штурме Браилова был контужен в левую ногу, за что награжден орденом Св. Анны 3-й ст. с бантом; с 22 августа был при блокаде Шумлы; с 5.05.1829 – при блокаде Силистрии; за отличие награжден орденом Св. Владимира 4-й ст. с бантом. Имел серебряную медаль в память Русско-турецкой войны 1828 – 29.
Помещик Спасского у.
10.12.1815 пpичислен к pоду отца.
Ж.: дочь отставного полковника Евдокия Васильевна Юшкова (Р.1799). За ней состояли 1293 души в Каширском у. Тульской губ.
Мария Александровна (110).
126. Иван Дмитриевич (115).
Р. 1791.
127. Дмитрий Дмитриевич (115).
Р. 24.09.1818; кpещен того же числа в погосте Кобыльском Заpайского у.; воспpиемник Иван Дмитpиевич Л.
Поручик.
За ним состояло имение в с. Краснополье Епифанского у. Тульской губ.
3.11.1832 внесен в VI ч. ДРК Рязанской губ.
128. Павел Дмитриевич (115).
Р. 2.01.1821; кpещен того же числа в погосте Кобыльском Заpайского у.; воспиемник: Иван Дмитpиевич Л.
Корнет.
3.11.1832 внесен в VI ч. ДРК Рязанской губ.
129. Михаил Дмитриевич (115).
Р. 8.11.1819; кpещен того же числа в погосте Кобыльском Заpайского у.; воспpиемник майоp Петp Петрович Л.
3.11.1832 внесен в VI ч. ДРК Рязанской губ.
Екатерина Дмитриевна (115).
Р. 1797.
М.: граф Януарий Иванович Толстой (Р.1792).
130. Сергей Николаевич (118).
Р.1813.
Елизавета Николаевна (118).
М.: действительный статский советник Иван Александрович Лихонин (1797 – ок. 1872).
Наталья Николаевна (118).
Р. 1806.
Варвара Николаевна (118).
Р. 14.07.1808; крещена 15 июля в Воскресенской церкви с. Срезново; восприемники: действительный статский советник Иван Дмитриевич Лиходеев и гв. прапорщица Лукерья Алексеевна Ракитина.
Авдотья Николаевна (118).
Р. 1812.
Ольга Николаевна (118).
Р. 1817.
131. Егор Иванович (119).
Р. 1812.
132. Александр Иванович (119).
Р. 1815.
133. Николай Иванович (119).
Р. 1816.
134. Василий Иванович (119).
Р. 1817.
135. Виссарион Иванович (119).
Р. 1819.
136. Валериан Иванович (119).
Р. 1820.
Мария Ивановна (119).
Р. 1823.
Анна Ивановна (119).
Р. 1824.
Двадцать второе колено
137. Николай Викторович (122).
Ум. 1914.
Ж.: Мария Андреевна Карпова (ум.1922).
138. Василий Викторович (122).
Ум.1922.
Ж.: Елизавета Александровна Хованская.
Елизавета Викторовна (122).
М.: Петр Христофорович Куприянов (ум.1899).
Аделаида Викторовна (122).
М.: Алексей Иванович Перимов.
Софья Викторовна (122).
М.: Николай Александрович Крылов.
Александра Викторовна (122).
М.: Анри-Николай. У них сын Виктор (1876 – 1941).
139. Александр Михайлович, (123).
25.05(6.06).1857, Ярославль – 3.11.1918, Одесса.
Математик, действительный член Академии наук; профессор Харьковского Университета.
Образование получил в С.-Петербургском Университете. Создал современную строгую теорию устойчивости равновесия и движения механических систем, определяемых конечным числом параметров. Его выдающаяся заслуга – построение общего метода для решения задач об устойчивости; основной труд – докторская диссертация «Общая задача об устойчивости движения» (1892). Весьма важным для дальнейшего развития науки был цикл работ Л. по некоторым вопросам математической физики. Среди работ цикла основное значение имеет его труд «О некоторых вопросах, связанных с задачей Дирихле» (1898). Также получили известность его работы: «Об устойчивости эллипсоидальных форм равновесия вращающейся жидкости» (магистерская диссертация, 1885), «О постоянных винтовых движениях твердого тела в жидкости» (1890, «Сообщения Харьковского математического общества») и др.
Ж.: Наталья Рафаиловна Сеченова.
140. Сергей Михайлович (123).
18(30).11.1859, Ярославль – 8.11.1924, Париж.
Выдающийся русский композитор, пианист, дирижер, педагог.
Окончил курс в Московской консерватории. В 1894 – 1902 помощник управляющего Придворной Певческой Капеллы. В 1903 – 11 директор бесплатной музыкальной школы; с 1919 в Петроградском Институте истории искусств, в 1923 выехал в концертную поездку за границу, где и умер. Большое влияние на его творчество имел Балакирев, завещавший ему авторское право на свои сочинения. Состоял профессором Петроградской консерватории по классу фортепиано. Большая часть его сочинений написана для фортепиано: 2 концерта и рапсодия на украинские темы с оркестром, соната, 12 "Etudes d'execution transcendante" (во всех тональностях), прелюдии, мазурки, impromptus, вальсы, ноктюрн, фуга и прочее. Все они отличаются красотой, значительностью содержания и большой виртуозностью. В оркестровых его сочинениях – торжественная увертюра, "Баллада", симфония h-moll, симфонические поэмы "Желязова Воля" (место рождения Шопена) и "Гашиш" - виден требовательный вкус, не удовлетворяющийся дешевым, мелочным, но они лишены большого размаха и яркой оригинальности. Им написано свыше 40 романсов для пения и фортепиано, запечатленных искренним лиризмом. Он закончил некоторые неоконченные сочинения Балакирева, в том числе фортепианный концерт. Был командирован Русским Географическим Обществом (1893) для записи русских народных песен в Вологодской и Вятской губерниях.
Ж.: Демидова.
141. Борис Михайлович (123).
25.07.(6.08).1862, с. Болобоново, ныне Пильнинского района Горьковской обл. – 22.02.1943, Боровое Акмолинской обл.
Славист, филолог, академик АН СССР (1923), Польской АН (1930), член-корреспондент Болгарской АН (1932) , Чешской АН (1934).
Окончил курс историко-филологического факультета С.-Петербургского Университета. Состоял профессором Новороссийского Университета по кафедре старославянства, истории русского языка и сравнительной грамматики славянских языков. Изучал в 1901 – 06 Словенскую Крайну (нижнекраинское наречие). Главные труды его: "Доктор Ватрослав Облак" ("Сборник Харьковского историко-филологического общества", т. 9; "Известия Отделения русского языка Императорской Академии Наук", 1896); "Исследование о языке Синодального списка I-ой Новгородской летописи. В. I. Очерки из истории иррациональных гласных в русском языке" (СПб., 1899; магистерская диссертация); "Краткий очерк ученой деятельности академика И.В. Ягича" (Одесса, 1901); "Краткий очерк научной деятельности М.С. Дринова" (Харьков, 1905); "Формы склонения в старославянском языке I. Склонение имен" (Одесса, 1905); "А.А. Кочубинский и его труды по славянской филологии" (Одесса, 1909); "Из наблюдений над языком древнерусских и старославянских памятников" (в сборнике в честь Ягича, 1908).
142. Иван Петрович (124).
Р. 8.05.1824; кpещен в Тpехсвятительской цеpкви с. Тpехсвятское Ряжского у.; воспpиемники: полковник Александp Петpович Л. и купеческая дочь Маpия Павловна Сутугина.
Коpнет.
Помещик сц. Новобокино Ряжского у.
Ж.: Ваpваpа Алексеевна Савелова.
143. Александр Петрович (124).
Р. 30.08.1827; кpещен в Тpехсвятительской цеpкви с. Тpехсвятское Ряжского у.; воспpиемники: майоp Петp Петpович Л. и купеческая дочь Маpия Павловна Сутугина.
Штабс-капитан и кавалеp.
Ж.: Маpия Дмитpиевна Веpдеpевская.
Елизавета Петровна (124).
Р. 5.09.1825; кpещена в Тpехсвятительской цеpкви с. Тpехсвятское Ряжского у.; воспpиемники: майоp Петp Петpович Л. и купеческая дочь Маpия Павловна Сутугина.
Мария Петровна (124).
Р. 27.07.1826; кpещена в Тpехсвятительской цеpкви с. Тpехсвятское Ряжского у.; воспpиемники: майоp Петp Петpович Л. и купеческая дочь Маpия Павловна Сутугина.
144. Николай Александрович (125).
Р. 16.08.1836; кpещен 27 августа с. Заполье Спасского у.; воспpиемники: спасский купец Тимофей Иванов и дочь помещика Маpия Александровна Л.
25.07.1851 пpичислен к pоду отца.
Анна Александровна (125).
Мария Александровна (125).
М.: подполковник Петр Александрович Щепотьев.
Александра Александровна (125).
Двадцать третье колено
145. Лев Николаевич (137).
1879 – 1924.
Ж.: Мария Андреевна.
146. Андрей Николаевич (137).
1881 – 1929.
Ж.: Елена Васильевна Л.
Лидия Николаевна (137).
1883 – 1924.
М.: Сергей Семенович Наметкин (1874 – 1950). У них дети: Наталья (Р. 1913), Николай (Р. 1916).
147. Александр Васильевич (138).
1882 – 1926.
Ж.: Маркова.
148. Виктор Васильевич (138).
Р. 1887.
Ж.: Екатерина Львовна Бернадская.
Екатерина Васильевна (138).
1884 – 1959.
М.: Андрей Валерьянович Молоствов (Р. 10.09.1879).
Елена Васильевна (138).
Р. 1887.
М.: Андрей Николаевич Л. (1881 – 1929).
Вера Васильевна (138).
Р. 1889.
М.: Анри Виктор.
149. Юрий Сергеевич (139).
1893 – 1920.
Филолог.
Ксения Сергеевна (139).
1895 – 1942.
Девица.
150. Андрей Сергеевич (139).
1896 – 1918.
Людмила Сергеевна (139).
1898 – 1942.
Девица.
151. Борис Сергеевич (139).
1901 – 1937.
Анастасия Сергеевна (139).
1903 – 1973.
М.: Николай Сергеевич Сапугольцев. У них сын Андрей (Р. 1935), его жена: Ксения Леонидовна Смирнова (Р. 1938); у них сын Михаил (Р. 1960), его жена: Галина Анатольевна Балдова (Р. 1960).
Ольга Сергеевна (139).
1907 – 1956.
Девица.
152. Петр Иванович (142).
Р. 7.03.1854; крещен 16 марта в с. Трехсвятское Ряжского у.; восприемники: поручик Василий Иванович Ключарев и штабс-капитанша Мария Ивановна Савелова.
26.07.1863 с братьями Александром, Сергеем и Алексеем причислен к роду отца.
153. Александр Иванович (142).
Р. 4.06.1855; крещен 6 июня в с. Трехсвятское Ряжского у.; восприемники: штабс-капитан Алексей Иванович Савелов и подполковница Мария Алексеевна Вердеревская.
Коллежский асессор.
154. Сергей Иванович (142).
Р. 6.07.1857; крещен 7 июля в с. Трехсвятское Ряжского у.; восприемники: корнет Павел Дмитриевич Л. и штабс-капитанша Мария Ивановна Савелова.
155. Алексей Иванович (142).
Р. 12.06.1859; крещен 14 июня в с. Трехсвятское Ряжского у.; восприемники: помещик с. Подгорное Козловского у. Тамбовской губ. штабс-капитан Алексей Иванович Савелов и его дочь Софья Алексеевна. Ум. до 17.01.1892.
Маpия Александpовна (143).
Р. 27.12.1861; кpещена 31 декабpя в Московской Андpиановской цеpкви; воспpиемники: штабс-pотмистp Петp Дмитpиевич Веpдеpевский и подполковница вдова Маpия Алексеевна Веpдеpевская.
М.: есаул войска Донского Александр Алексеевич Авилов (Р. 15.11.1854).
Двадцать четвертое колено
156. Алексей Андреевич (146).
25.09(8.10).1911, Москва – 23.06.1973, там же.
Математик, член-корреспондент АН СССР. (1964). Профессор МГУ (1952 – 62). С 1962 – в Сибирском отделении АН СССР.
Специалист в области теории функций и математических вопросов кибернетики. Один из первых советских ученых оценил значение кибернетики и внес большой вклад в организацию работ по кибернетике в СССР. Награжден орденом Ленина и медалями.
Ж.: Анастасия Савельевна Гурьева.
157. Аскольд Андреевич (146).
1916 – 1945.
158. Ярослав Андреевич (146).
Р. 1922.
Ж.: 1. Кира Александровна; 2. Татьяна Сергеевна Соколова.
159. Андрей Андреевич (146).
1923 – 1943.
Вера Андреевна (146).
Р. 1914.
М.: Айк Акопович Семерган.
Рогнеда Андреевна (146).
Р. 1919.
М.: Юрий Сергеевич Хованский (Р. 1920).
Мария Андреевна (146).
М.: Иммануил Самуилович Маршак. У них дети: Яков (Р. 1946), женатый на Наталье Александровне (Р. 1946); Александр (Р. 1950), женатый на Татьяне.
Кира Викторовна (148).
Двадцать пятое колено
Елена Алексеевна (156).
Р. 1936.
М.: Николай Николаевич Воронцов (Р. 1934).
Наталья Алексеевна (156).
Р. 1938.
М.: Юрий Федорович Богданов.
160. Андрей Ярославович (158).
Р. 1946.
Ж.: Вера Георгиевна Петрова.
Екатерина Ярославовна (158).
Р. 1961.
Анна Ярославовна (158).
Р. 1970.
Рындин И.Ж.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Ивашкин (Квашнин) Петр Матвеевич 23 апр 2016 22:52 #6017

  • Сергей Вахрин
  • Сергей Вахрин аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1067
  • Спасибо получено: 5
  • Репутация: 2
Ивашкин, Данило Чулков сын, дворовый сын боярский по Туле - л. 123 об.
Ивашкин, Денис Федоров сын, дворовый сын боярский по Туле - л. 123.
Ивашкин, Посол Федоров сын, дворовый сын боярский по Туле - л. 123.

Ивашкины
Ивашкины - русский дворянский род, происходящий от Семена Федоровича Ковылы-Вислова, выехавшего (по сказаниям древних родословцев) из Литвы к великому князю Василию Дмитриевичу в Москву, а оттуда - к великому князю Олегу Рязанскому . Сын его Семен был боярином великого князя Василия Васильевича , а правнуки Иван, Юрий и Сидор Яковлевичи были боярами рязанского великого князя Ивана Федоровича ; от Ивана пошел род Ивашкиных. В XVI и XVII веках многие Ивашкины служили полковыми и городовыми воеводами, стряпчими и стольниками. Максим Денисович Ивашкин, воевода в Крапивне, замучен там Заруцким. Род Ивашкиных внесен в VI ч. родословных книг Тульской, Тверской, Московской и Саратовской губерний (Гербовник, VI, 12 и XVI, 30).
Ивашкины — русский дворянский род.
Происходит от Семёна Фёдоровича Ковылы-Вислова, выехавшего (по сказаниям древних родословцев) изЛитвы к великому князю Василию Дмитриевичу в Москву, а оттуда к великому князю Олегу Рязанскому.
Его сын Сёмен был боярином великого князя Василия Васильевича, а правнуки Иван, Юрий и СидорЯковлевичи были боярами рязанского великого князя Ивана Фёдоровича; от Ивана пошёл род Ивашкиных.
В XVI и XVII веках многие Ивашкины служили полковыми и городовыми воеводами, стряпчими и стольниками.Максим Денисович Ивашкин был воеводой в Крапивне, замучен там Заруцким.
Род Ивашкиных внесён в VI часть родословной книги Тульской, Тверской, Московской и Саратовскойгуберний. (Гербовник, VI, 13 и XIV, 30).
Описание герба
В щите разделенном перпендикулярно на две части, от нижних углов к середине означено черное стропило сдвумя на нем серебряными стрелами остриями вверх. Над стропилом в правом голубом поле виднавыходящая из облака рука в серебряных латах с саблей; в левом серебряном поле крестообразно положенышпага и копье, остриями в правую сторону. На середине щите и внизу по сторонам стропила изображены тришестиугольных звезды переменных с полями цветов. Под стропилом в золотом поле идущий по земленаправо лев.
Щит увенчан дворянским шлемом и короной со страусовыми перьями. Намет на щите голубой, подложенныйзолотом. Щит держат два льва. Герб внесен в Общий гербовник дворянских родов Российской империи, часть6, 1-е отд., стр. 12.
• Ивашкины // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.


Герб рода Ивашкиных. История фамилии Ивашкин.
Coat of arms of the Ivashkin family. History of noble family Ivashkin.


На щите, разделенном перпендикулярно на две части, от нижних углов к средине означено черное стропило с двумя на нем серебряными стрелами, остриями вверх. Над стропилом, в правом голубом поле, видна выходящая из облаков рука в серебряных латах и с саблею; в левом серебряном поле крестообразно положены шпага и копье, остроконечиями в правую сторону. На средине щита и внизу по сторонам стропила изображены три шестиугольные звезды переменных с полями цветов. Под стропилом, в золотом поле, идущий по земле направо лев. Щит увенчан дворянским шлемом и короною со страусовыми перьями. Намет на щите голубой, подложенный золотом. Щит держат два льва. Предок рода Ивашкиных, Семен Федорович Ковыло Вислов, выехал из Литвы в Москву к Великому Князю Василию Дмитриевичу, а из Москвы – в Рязань к Великому Князю Ольгу Рязанскому. Сын его, Семен Семенович, при Великом Князе Василии Васильевиче находился Боярином. У сего Боярина Семена Семеновича был правнук по имени Ивашка. Потомки сего рода, Ивашкины, многие служили Российскому Престолу дворянские службы в разных чинах и жалованы были от Государей поместьями. Все сие доказывается справкою Разрядного Архива и родословною Ивашкиных.
ГЕРБ РОДА ИВАШКИНЫХ
В щите разделенном перпендикулярно на две части, от нижних углов к середине означено черное стропило с двумя на нем серебряными стрелами остриями вверх. Над стропилом в правом голубом поле видна выходящая из облака рука в серебряных латах с саблей; в левом серебряном поле крестообразно положены шпага и копье, остроконечиями в правую сторону. на середине щите и внизу по сторонам стропила изображены три шестиугольныз звезды переменных с полями цветов. Под стропилом в золотом поле идущий по земле направо лев. Щит увенчан дворянским шлемом и короной со страусовыми перьями. Намет на щите голубой, подложенный золотом. Щит держат два льва.
Герб внесен в Общий гербовник дворянских родов Российской империи, часть 6, 1-е отд., стр. 12.
Источники: Общий гербовник дворянских родов Российской империи
Соответствующие векторные изображения: [»» Герб рода Ивашкиных]



Боярские списки 18 в.
Ивашкин Адриан Иванович, стольник в начальных людях
Ивашкин Адриан Иванович, стольник
Ивашкин Данила Кириллович, стольник
Ивашкин Денис Иванович, стольник
Ивашкин Денис Иванович, стольник в начальных людях
Ивашкин Иван Никифорович, стольник отставной, с 1703 г. в четвертях для посылок из Москвы
Ивашкин Иван Никифорович, стольник отставной
Ивашкин Матвей Кириллович, стольник
Ивашкин Нестор Саввич, стольник
Ивашкин Нефед Петрович, жилец, в конных кадетах в Большом полку с 1703 г.
Ивашкин Никита Саввич, стольник
Ивашкин Павел Саввич, стольник
Ивашкин Петр Савич, стряпчий
Ивашкин Савва Андреевич, дворянин отставной, оставлен с 1703 г. для посылок
Ивашкин Савва Андреевич, дворянин московский
Ивашкин Сергей Андреевич, стряпчий
Ивашкин Федор Иванович, стольник комнатный
Ивашкин Федор Меньшой Иванович, жилец, прапорщик в генеральстве А. М. Головина

Боярские списки
Ивашкин Матвей Кириллович
(1705,1717) стольник вотч.-Крапивненский у., Засосенский ст., д.Кривцова, 10 дв., там же Псовский ст., д.Воротынка, 12 дв.

Памятники истории русского служилого дворянства
Ивашка, см. Иван Полуектович Ивашка (Ковылин), Пушкин Иван Меньшой Ивашка Михайлов сын
Ивашкин Иван Иванов сын
Ивашкин Истома Иванов сын
Ивашкин Константин Иванов сын
Ивашкин Матвей Иванов сын
Ивашкин Петр Иванов сын
Ивашкин Семен Иванов сын
Ивашкин Федор Иванов сын
Ивашкин Чулок Иванов сын
Ивашкины


Ивашкины


Ивашкины — русский дворянский род, происходящий от Семена Федоровича Ковылы-Вислова, выехавшего (по сказаниям древних родословцев) из Литвы к вел. кн. Василию Дмитриевичу в Москву, а оттуда к вел. кн. Олегу Рязанскому. Сын его Семен был боярином вел. кн. Василия Васильевича, а правнуки Иван, Юрий и Сидор Яковлевичи были боярами рязанского вел. кн. Ивана Федоровича; от Ивана пошел род. И. В XVI и XVII веках многие И. служили полковыми и городовыми воеводами, стряпчими и стольниками. Максим Денисович И., воевода в Крапивне, замучен там Заруцким. Род И. внесен в VI ч. родословной книги Тульской, Тверской, Московской и Саратовской губ. (Гербовник, VI, 13 и XIV, 30).
"Брокгауз и Ефрон"

Ивашкин, Данило Чулков сын, дворовый сын боярский по Туле - л. 123 об.
Ивашкин, Денис Федоров сын, дворовый сын боярский по Туле - л. 123.
Ивашкин, Посол Федоров сын, дворовый сын боярский по Туле - л. 123.


ВАШКИНЫ 1389-Ш5Г
Ж МОДЕСТЪ ИВАШКИНЪ-ПОТАПОВЪ.
1-я выписка изъ Гербовника VI, 13.
Предокъ рода Ивашкиныхъ, Семенъ Оедоровичъ Ковыло-Висловъ, выехалъ изъ Литвы въ Москву къ Великому Князю Василио Дмитр1е-вичу, а изъ Москвы въ Рязань къ Великому Князю Олегу Рязанскому. Сынъ его, Семенъ Семеновичъ, при Великомъ Князе Васил!е Васильевиче находился бояриномъ. У сего боярина Семена Семеновича былъ правнукъ именемъ Ивашка. Потомки сего рода, Ивашкины, мноие служили Рошйскому Престолу дворянсюя службы въ разныхъ чинахъ и жалованы были отъ Государей поместьями. Все с!е доказывается справкою Разряднаго Архива и родословною Ивашкиныхъ.
2-я выписка изъ Гербовника (XIV еще не составленный томъ).
Въ именномъ Его Величества въ БозЄ почивающаго Императора Александра II Высочайшемъ указе, данномъ Правительствующему Сенату 9 августа 1878 года изображено: „Снисходя на всеподданнейшее ходатайство нашего генералъ-адъютанта, генерала отъ кавалерій Александра Потапова и во уваженіе особыхъ его заслугъ, ВсємилостивЄйшє соизволяемъ, не въ примеръ другимъ и въ изъяие изъ действующихъ узаконеній, на уснновленіе имъ, Потаповымъ, Нашего флигель-адъютанта полковника лейбъ-гвардш Гродненскаго гусарскаго полка Модеста Ивашкина, съ предоставлешемъ сему последнему именоваться по фамилш „Ивашвинымъ-Потаповымъ", пользоваться гербомъ Потапова и вступить, по смерти его, съ правами законнымъ детямъ принадлежащими, въ наслЄдованіе всемъ его благопріобрЄтенннмь имуществомъ.
Происхожденіе рода генералъ-адъютанта Александра Потапова описано на Высочайше утвержденномъ 7 марта 1884 года гербе его рода, а рода Ивашвиныхъ описано въ VI томе Гербовника, на странице 12.



Про ДНК исследований этих родов я не слышал.
С другой стороны, Антонов в другой своей книге (Антонов А.В. Родословные росписи конца XVII в. М., 1996.) указывает, что по родословным легендам род Сидоровых пресекся (с.61).

Вообще к родословным легендам надо подходить с осторожностью. Тут стоит хотя бы Максима Оленева прочесть (www.history-ryazan.ru/node/2866?page=0%2C0).
На "модность" польско-литовских выходов указывает Антонов в предисловии 1996 года.
В нашем случае первый документированный Сунбулов - Фёдор Иванович Сунбу́л (Туты́хин-Сунбу́л) - носит прозвище от тюркско-персид. сунбул - "цветок гиацинт".
Забавно: в "Истории Рязанского княжества" Иловайского про Сунбулова написано: "Предком его был боярин Семен Федорович по прозванию КобылаВислый, который выехал из Литвы сначала в Москву к Василию Дмитриевичу".
(Там же в примечаниях к Сумбуловам приписывается кроме прочих ещё один рязанский род - Бехтеяровы.)

Однако у Веселовского (С.Б.ВЕСЕЛОВСКИЙ. ОНОМАСТИКОН. ДРЕВНЕРУССКИЕ ИМЕНА, ПРОЗВИЩА И ФАМИЛИИ. 1974.):
"Тутыха Иван Яковлевич Ковылин [см. Ковыла], воевода рязанских князей, и позже, Тульский уезд 1519 г.; от него - Ивашкины [см. Ивашкин], XVI[см. Семыка, Сунбул, Тумгень]"
"Ковыла Семен Федорович, конец XIV в.; из его рода - Иван Степанович Ковыла Ивашкин [см. Ивашкин], 1625 г., Тула [см. Тутыха] Ковыла, ковыль - степная трава"

По поиску в яндексе имя Кавыла встречается у тюркоязычных народов как древних, так и современных.

Н. Баскаков «Русские фамилии тюркского происхождения» (1979 г.):
"Сын Фёдора Сунбулова, очевидно, хорошо знавший тюркские языки, Михаил Сунбулов (Сумбулов) был неоднократным послом в Казань (под 1530 годом ) (ПСРЛ, 34, с. 194) и Ногаи (в 1565 — 1566 гг.) (ПСРЛ, 29, с.345, 348)."
Записан

Книга:
"Николай Чулков
ДОМОДЕДОВО
история края в лицах

Род Чулковых, к которому относился Д.Г. Чулков, как сообщил Н.Л. Конь
ков, «выводит себя от выехавшего из Литвы к великому князю Олегу Рязанскому
С.Ф. Ковылы-Кислого, праправнук которого, Григорий Иванович, получил
прозвище «чулок». Историк А. А. Зимин внес уточнение в прозвище боярина
Семена Федоровича — «Ковыла-Вислый», от которого вела свою генеалогию
видная боярская фамилия Сунбуловых. По словам А. А. Зимина, Семен
Федорович выехал из Литвы в Москву, а затем около 1371 года служил Олегу
Рязанскому. Его внуком был Яков Семенович, имевший 4 сыновей - Ивана
Тутыгу (Тутыху), Сидора, Юрия и Полуэкта. У Сидора было три сына: Григорий
Степан и Петр».
С.Б. Веселовский о роде Чулковых привел следующие данные: «Данила
Григорьевич Чулков-Ивашкин происходил из старинного рода рязанских бояр
Сидоровых-Ковылиных."

Имя Сумбул, могло возникнуть после женитьбы Полуехта, на знатной татарке и именно она обучила сына татарскому языку и обычаям.

Интересно то, что весь род Ковылы отказался от фамилии Ковыла: Сидор, стал Сидоровым, Тутыха, - Тутыхиным, Ивашка, - Ивашкиным, Сунбул, - Сунбуловым, Чулок,- Чулковым.

Думаю, что Сидоровы из рода Ковылы, были прежде всего воинами и как говориться в силу служебной необходимости из Москвы, уехали защищать южные рубежи Московского государства, то есть в Курскую губернию. Место по тем временам, кончно не лучшее. "Не лгал мне князь Ростислав когда говорил: Лучше мне смерть , нежели Курское княжение" ("Моление Даниила Заточника", в преводе Д.С. Лихачева). Больше в Москве, да и на Рязани они не появлялись, а осели на Курских черноземах, став однодворцами после Петровских реформ.
Про Сидоровых можно читать: "МУЖИ НАИЛЕПЧАЙШИЕ
И НАИКРЕПЧАЙШИЕ,
В ПОЛКОУСТРОЕНИЯХ
ЗЕЛО ИСКУСНЫЕ…
(«Центурионы» Ивана Грозного)", - Пенской В.В.
« Последнее редактирование: 09 Июль 2014, 12:18:59 от Юрий C »


Про рязанских бояр Сидоровых я спорить не буду. Сидоровы курского края существовали (писцовые книги, десятни), и могли быть выходцами из Рязани, а, следовательно, могли быть родственниками Сунбуловых.
Так что попытать счастье и найти представителей вышеупомянутых родов можно.
Есть информация о присечение рода Сидоровых к 1680 годам (Антонову. 1996), и есть информация на www.history-ryazan.ru: "Рязанские Сидоровы. Происходят от бояр рязанских князей, известны с кон.15в. Наиболее ранние имения в Перевицком ст. (поместье и вотчина в д.Онисково на р.Оста) и в Каменском ст. Обеднели и знач.сократились к нач.17в. В 6 часть РДРК внесены в 1830г. Род пресекся."
Тут какая то нестыковочка, но она быстрее в пользу Вашей версии.

Однако, про московские службы и выход из Литвы не соглашусь. Писцовые книги и десятни - правительственные документы, с ними не поспоришь. "Груда" разных документов (1501 год - самый ранний из них), приложенная к своей росписи думным дворянином Максимом Сунбуловом в 1686 году - это копии, которые могут вызывать доверие, а могут нет. Нам это не важно, поскольку рязанские воеводы - реальные исторические персонажи, известные по разным (и не только русским) источникам. А вот кто когда выехал из Литвы, и как он мог бегать из Москвы в Рязань и обратно, и в действительности ли это предок Сидоровых-Сунбулов - без документов того времени определить - это большой вопрос. Всё о чем писали видные историки - это изложение разных версий той самой родословной росписи, которую Максим Санбулов подал в разрядный приказ. Положение Санбуловых к тому времени явно пошатнулось, упоминание московских служб должно было возвеличить род





ДМИТРИЙ ВОЛОДИХИН - ИВАН IV ГРОЗНЫЙ

Собственно, военный или - шире - внешнеполитический фактор считали главным изо всех, что повлияли на учреждение опричнины, разные историки. Данная точка зрения не является чем-то абсолютно новым. Высказывались в этом смысле Р.Ю. Виппер, К.В. Базилевич, И.И. Полосин, П.А. Садиков и (более сдержанно) А.Л. Хорошкевич. Имелись идеи в этом ключе и у Р.Г. Скрынникова. Виппер, в частности, писал: "Опричнина отражает взгляд на служилое сословие, в силу которого оно должно явиться вполне послушным орудием центра; порядки, заведенные с 1564 года, составляют верх напряжения военно-монархического устройства… То обстоятельство, что реформа совершалась во время трудной войны, что она осложнялась столкновением с княжатами… придало ей характер судорожно-резкий. Но не в террористических мерах Грозного заключалась сущность перемен. Работая над введением нового военного строя, реформатор не имел покоя и простора. Преобразование было задумано как орудие для устранения опасных людей и для использования бездеятельных в интересах государства, а сопротивление недовольных превращало самое реформу в боевое средство для их уничтожения, и вследствие этого преобразование становилось внутренней войной"{50}. П.А. Садиков так характеризует обстановку осени 1564 года, предшествующую опричнине: "Известия, полученные царем Иваном о настроениях поместной служилой массы, были весьма неудовлетворительны: дворянское ополчение не тронулось с места даже в минуты грозной опасности; боярское командование действовало очень вяло, стратегически неоправданно, и средние и мелкие феодалы явно не склонны были долее терпеть господство "ленивых богатин" и из-за них подвергаться смертельной опасности, предпочитая лучше отсиживаться дома, в родных углах. Надо было предпринять, очевидно, немедленные и решительные меры"[71].
Чем была опричнина в военном отношении? Ведь именно военные причины заставили царя ввести ее и, следовательно, в этой сфере следовало ожидать значительных изменений.
Так и было. Прежде всего, произошел "перебор" основного состава высших воевод. Показательна расстановка на воеводские должности в действующей полевой армии. Беглый князь Андрей Михайлович Курбский в "Истории о великом князе Московском" писал: "Убиты им (Иваном IV. - Д.В.) многие стратеги или командиры, люди храбрые и искусные в военном деле…" В первом послании к Ивану Васильевичу он вопрошает: "Зачем, царь, сильных во Израиле истребил, и воевод, дарованных тебе Богом для борьбы с врагами, различным казням предал, и святую кровь их победоносную в церквах Божьих пролил… Не они ли разгромили прегордые царства и обратили их в покорные тебе во всем, а у них же прежде в рабстве были предки наши? Не отданы ли тебе Богом крепости немецкие благодаря мудрости их? За это ли нам, несчастным, воздал, истребляя нас и со всеми близкими нашими?" В третьем послании та же тема выражена предельно ясно и концентрированно: "Лютость твоей власти погубила… многих воевод и полководцев, благородных и знатных, и прославленных делами и мудростью, с молодых ногтей искушенных в военном деле и в руководстве войсками, и всем ведомых мужей - все, что есть лучшее и надежнейшее в битвах для победы над врагами, - ты предал различным казням и целыми семьями погубил без суда и без повода… И, погрязнув в подобных злодеяниях и кровопролитии, посылаешь на чужие стены и под стены чужих крепостей великую армию христианскую без опытных и всем ведомых полководцев, не имеющую к тому же мудрого и храброго предводителя или гетмана великого, что бывает для войска особенно губительно и мору подобно, то есть, короче говоря, - без людей идешь, с овцами и с зайцами, не имеющими доброго пастыря и страшащимися даже гонимого ветром листика, как и в прежнем послании я писал тебе о каликах твоих, которых ты бесстыдно пытаешься превратить в воеводишек взамен тех храбрых и достойных мужей, которые истреблены и изгнаны тобою"{51}. Таким образом, опальный князь обвиняет царя в том, что тот, истребив командирский корпус, фактически лишил армию лучших воевод.
А значит, остается добавить, и боеспособности.
Следует проанализировать, кого понимает Курбский под именем "храбрых и достойных мужей", а кого воспринимает как бездарных в военном отношении бродяг. А поняв это, проверить, таково ли было на самом деле положение командного состава грозненской армии. Если же все было именно так, придется заняться проверкой иного рода: действительно ли худородные "калики" проявили неспособность к военным делам, или им удавалось справляться с обязанностями аристократической верхушки, не роняя боеспособности войск.
Что касается первого вопроса, то ответ на него не вызывает особых проблем. Сам же Андрей Михайлович поместил в "Истории о великом князе Московском" список казненных аристократов, отметив, в частности, кто из них славился как талантливый полководец или хотя бы имел опыт и авторитет в военном деле.
Вот реестр Курбского[72]:
Алексей Федорович Адашев - опала и арест, вскоре после чего он скончался;
родственники А.Ф. Адашева (Шишкины, Адашевы - в том числе и Данила Федорович Адашев, Федор, Алексей и Андрей [Захаровичи] Сатины-Постниковы, Петр [Иванович] Туров) - подверглись казням;
князь Дмитрий [Федорович] Оболенский-Овчинин - убит;
князь Михаил [Петрович] Репнин - убит;
князья Кашины, Юрий и Иван Ивановичи - убиты;
князь Дмитрий [Андреевич] Шевырев - казнен;
князь Дмитрий [Иванович] Курлятев - насильственно пострижен в монахи, впоследствии убит со всей семьей;
князь Владимир [Константинович] Курлятев - убит;
князь Александр [Иванович] Ярославов - убит;
князь Петр [Семенович] Серебряный-Оболенский - убит;
князь Александр [Борисович] Горбатый-Суздальский с сыном Петром - убиты;
Петр [Петрович] Ховрин-Головин - убит;
Михаил [Петрович] Ховрин-Головин - убит;
князь Дмитрий Ряполовский[73] - казнен;
князья Ростовские Семен [Васильевич Звяга], Андрей [Иванович Катырев] и Василий [Васильевич Волк]{52} - убиты;
князь Ростовский-Темкин Василий [Иванович] - убит;
князь Петр [Михайлович] Щенятев[74] с братьями Петром и Иваном - убиты;
князь Федор Львов [скорее всего, Федор Иванович Троекуров] - убит{53};
князь Федор [Александрович], вероятно, Аленкин или Оленкин - убит{54};
князь Иван Шаховской - убит;
князья Прозоровские Василий, Александр, Михаил - убиты;
князья Ушатые, "весь род" - убиты;
князья Пронские Иван [Иванович Турунтай] и Василий [Федорович] Рыбина (или Рыбин) - убиты;
князь Михаил [Иванович] Воротынский - был в опале, ссылке, умер на пытке;
князь Одоевский Никита [Романович] - умер на пытке, пострадала его семья;
Иван Петрович [Федоров-Челяднин] - убит с женой, слугами и родами служилых его дворян;
Иван Васильевич Шереметев Большой - искалечен на пытке, потом умер калекой;
Никита [Васильевич] Шереметев - убит;
Семен Яковлевич [Захарьин] - убит с сыном;
Хозяин [Юрьевич] Тютин (казначей, греческого происхождения) - убит с семьей;
Иван [Иванович] Хабаров - убит с сыном;
князь Михаил Матвеевич Лыков - убит с родней;
род Колычевых и, в частности, Иван Борисович Колычев - убиты;
Василий [Васильевич] Разладин или Розладин - убит;
Дмитрий [Ильич Шафериков] Пушкин{55}- убит;
Крик [Зуков] Тыртов - убит;
Андрей [Иванович] Шеин - убит;
Владимир [Васильевич] Морозов - заточен, а потом убит;
Михаил [Яковлевич] Морозов с сыном Иваном - убит;
Лев [Андреевич] Салтыков - убит с сыновьями;
Игнатий [Иванович], Богдан [Васильевич], Феодосии (Федор?) [Иванович] Заболоцкие{56} - убиты;
Василий [Андреевич] Бутурлин - убит с братьями и родственниками;
Иван [Федорович] Воронцов - убит;
[Тимофей] Замятия [Иванович] Сабуров - убит;
Андрей и Азария [Федоровичи] Кашкаровы{57} - убиты;
Василий и Григорий Тетерины-[Гундоровы]{58} - убиты;
Данила [Григорьевич] Чулков-[Ивашкин]{59} - убит;
князь Федор-Меньшой [Матвеевич] Булгаков-Денисьев[75] - убит с братьями и другой родней;
князь Владимир [Константинович] Курлятев - убит;
Григорий Степанович Сидоров - убит;
семейство Сабуровых-Долгово - убиты;
семейство Сарыхозиных - убиты;
Никита Казаринов с сыном Федором - убиты;
князь Андрей [по разным версиям Васильевич или Владимирович] Тулупов-Стародубский[76] - убит.
Среди перечисленных Курбским людей можно выделить две группы военачальников: те, кого беглый князь называет людьми "благородными", "мужественными", "искусными", опытными и т.п.; а также тех, за кем, по его мнению, числятся особые военные заслуги, - иными словами, настоящих полководцев.
Вот эти две группы:
1. Князь Владимир Константинович Курлятев, князь Александр Иванович Ярославов, князь Иван Иванович Турунтай Пронский, князь Михаил Матвеевич Лыков, князь Федор Матвеевич Булгаков, Василий Васильевич Разладин-Квашнин, Дмитрий Ильич Шафериков-Пушкин, Крик Зуков Тыртов, Замятия Иванович Сабуров, Данила Григорьевич Чулков, род Колычевых, род Заболоцких, род Кашкаровых, род Сабуровых-Долгово.
2. Князь Петр Семенович Серебряный-Оболенский, князь Александр Борисович Горбатый-Суздальский, князь "Дмитрий Ряполовский", князь Федор Иванович Троекуров, князь Михаил Иванович Воротынский, Иван Васильевич Шереметев Большой.
* * *
Насколько прав беглый князь в своих оценках? Во второй группе к числу воеводской элиты совершенно однозначно следует отнести князя Петра Семеновича Серебряного-Оболенского, князя Александра Борисовича Горбатого-Суздальского, князя Михаила Ивановича Воротынского, а также Ивана Васильевича Шереметева Большого. Родственник Курбского князь Федор Иванович Троекуров ("князь Федор Львов"), по его словам, был человеком "выдающейся храбрости и святой жизни", верно служил государю с молодости до сорока лет, "…не раз одерживал светлые победы над погаными, обагряя руки свои кровью, вернее же, освящая их кровью басурман", - что, в общем, не встречает возражений. Князь Дмитрий Ряполовский - таинственная фигура. Если имелся в виду князь Дмитрий Иванович Хилков или князь Дмитрий Федорович Палецкий, то оба они бывали на высоких ролях в действующих полках, правда, воеводские должности Д.Ф. Палецкого превосходили "карьерные достижения" Д.И. Хилкова. Иными словами, Курбский избыточно превозносит деяния родственника, а в остальных оценках совершенно адекватен.
Что касается первой группы, то там придется выделить еще нескольких опытных военачальников, значение которых Курбским даже несколько преуменьшено. Это прежде всего Иван Петрович Федоров[77], князь Владимир Константинович Курлятев, князь Александр Иванович Ярославов, князь Иван Иванович Турунтай Пронский, Замятия Иванович Сабуров, Василий Васильевич Разладин-Квашнин, Дмитрий Ильич Шафериков Пушкин, Данила Григорьевич Чулков[78].
Сюда надо приплюсовать также тех, чья опытность в военном деле, боевые заслуги или хотя бы высокое положение в армии не вызывают сомнений, хотя Курбский оставил без внимания их воинские "регалии". Таковы князь Петр Михайлович Щенятев (поистине звезда "генералитета" грозненских времен, очень крупная фигура), князь Юрий Иванович Кашин, князь Никита Романович Одоевский, кн. Василий Иванович Темкин-Ростовский (сам видный опричник), Головины Михаил Петрович и Петр Петрович (в особенности первый из них), Алексей Федорович Адашев, Данила Федорович Адашев, Андрей Иванович Шеин, Василий Андреевич Бутурлин, Григорий Степанович Сидоров[79], Михаил Яковлевич и Иван Михайлович Морозовы
Курбский далеко не всегда достоверен. Наиболее надежной следует считать в его посланиях и "Истории о великом князе Московском" информацию по периоду до весны 1564 года, т.е. до побега в Литву. Позднее он пользовался слухами, надежность которых просто не имел возможности проверить. В некоторых случаях он сам признается, что судьбу того или иного человека не может проследить с точностью.
Немудрено, что Андрей Михайлович просто не в состоянии перечислить все потери высшего армейского командования от предопричных и опричных казней. Поэтому придется добавить еще несколько человек к списку воевод, выбывших из рядов действующей армии по причине безвременной кончины на плахе или от иного орудия убийства…
Князя Петра Ивановича Горенского казнили в 1565 году за попытку перейти к литовцам. Ивана Петровича Яковлева-Захарьина - в 1571 году за неудачный поход под Ревель. Из числа опричных воевод по цареву повелению расстались с жизнью князь Михаил Темрюкович Черкасский (но это, впрочем, потеря небольшая, ибо значительного командного опыта у князя не было), Василий Иванович Умной-Колычев, Захарий Иванович Очин-Плещеев и другие. Уже после отмены опричнины казнили князя Петра Андреевича Булгакова-Куракина, ветерана грозненских войн.
Разумеется, вообще в эпоху Ивана Васильевича от казней погибло намного больше знати, чем здесь перечислено. Известные историки С.Б. Веселовский и Р.Г. Скрынников, работая с синодиками, содержащими списки людей, пострадавших от грозненских репрессий, уточнили потери военно-служилого сословия[80]. В данном случае отбирались сведения о служилых аристократах, входивших в костяк военного руководства и пострадавших от террора[81]. Вот итоговый их реестр[82]:
Алексей Федорович Адашев[83]
Данила Федорович Адашев
Алексей Данилович Басманов
Никита Васильевич Борисов-Бороздин
князь Петр Андреевич Булгаков-Куракин
Василий Андреевич Бутурлин
Иван Наумов[84] Бухарин
князь Михаил Иванович Воротынский
князь Иосиф (Осип) Федорович Гвоздев-Приимков (или Гвоздев-Ростовский)
Михаил Петрович Головин
Петр Петрович Головин
князь Александр Борисович Горбатый-Суздальский
князь Петр Иванович Горенский
Василий Дмитриевич Данилов
князь Семен Иванович Засекин-Баташев
Михаил Андреевич Карпов
Федор Андреевич Карпов
князь Андрей Иванович Катырев-Ростовский
князь Юрий Иванович Кашин
князь Дмитрий Андреевич Куракин
князь Владимир Константинович Курлятев
князь Михаил Матвеевич Лыков
Иван Михайлович Морозов
Михаил Яковлевич Морозов
князь Никита Васильевич Оболенский
князь Петр Семенович Оболенский-Серебряный
князь Никита Романович Одоевский
Захарий Иванович Очин-Плещеев
князь Дмитрий Федорович Палецкий (?)
князь Иван Иванович Пронский Турунтай
Дмитрий Ильич Шафериков-Пушкин
Василий Васильевич Разладин-Квашнин
князь Василий Волк Васильевич Ростовский
Тимофей Замятня Иванович Сабуров
Григорий Степанович Сидоров
князь Федор Васильевич Сисеев
князь Василий Иванович Темкин-Ростовский
князь Федор Иванович Троекуров
Василий Иванович Умной-Колычев
Иван Петрович Федоров-Челяднин
князь Дмитрий Иванович Хилков (?)
князь Михаил Темрюкович (или Темгрюкович) Черкасский
Данила Григорьевич Чулков-Ивашкин
Андрей Иванович Шеин
Иван Васильевич Шереметев-Большой
князь Петр Михайлович Щенятев
Петр Иванович Яковлев
Семен Васильевич Яковля (Яковлев)
князь Александр Иванович Ярославов




«Выписки из архивных документов Поместный приказ. Ф. 1209 Оп. 1/37. Новгородский уезд, 1582-1589. Писцовые книги. Алфавитный ...»
-- [ Страница 3 ] --
……Семенов сын Языков, у него дядя Кононка Сидоров сын Татаринов, у Кононки сыновья Ивашка 16 лет и Сидорка 13 лет.
Кондрат Алексеев сын Ивачев Спиридон Невсевьев сын Акинфеев.
Дементий Петров сын Личинин Осип Кондратьев сын Черлеников Фотий Лазарев сын Карпов, служит с 1675 года, с казенным ружьем и мушкетом, у него в сынах Сидорка 24 года, Артюшка 23 года, да поместье 30 четей.
…….Сатин Иван Ермолаев сын Соловцов Максим Аникеев сын Ярцев, у него зять Ивашка Дементьев сын Бахметьев, да приемыш Мишка Федоров сын Дубенский.
Тихон Исаев сын Хлуденев, живет в поместье, которое записано за свойственником Евдакимом Крюковым.
Иван Савельев сын Мордвинов, у него братья Васька 23 лет, Прошка 19 лет, да дядя Степан Иванов сын Мордвинов в возрасте, у него поместье 60 четей.
Микита Савельев сын Карпов, у него братья Кузьма 20 лет, двоюродные Сашка,……, Якова сын 8 года.
Фима Иванов сын Бахметьев.
……Кадомцев.
Того же села умершие.
Хрисан Михайлов сын Бессонов, умер в 1… году в крымском походе.
Дементий Иванов сын Амосов, по сказке помещиков умер в крымском походе, его племянники сидят в тюрьме в Козлове за воровство, а из тюрьмы утек Ерошка и из села Сысоевского бежал из своего поместья.
В книге, при просмотре, мною обнаружены Мордвиновы в селе Таптыково, Фроловы в селе Бычкове. По селу Мордова записи прочитать невозможно, потому что от них остались одни обрывки.
Дворовые Федор Елисеев сын Мордвинов служит со 166 году у него … да в рейтарах Алешка 27 лет, Гаврилка 21 год, Ива…меньшой 19 лет, Филимошка 17 лет (Таптыково, л.138) Осип Микитин сын Петин…. дворовой…(человек). Гришка Федоров.
Городовые Семен Карпов Мордвинов служит…(в Сысоях нет, Таптыково) … Иванов сын Чегишев служит со pre года …два брата Семка 21 год, Прошка… …сын Мордвинов у него дети Бориска 23 года, Елисейка 20 лет…Сергей в возрасте(в Сысоях нет).
Неверстанные …(Са)фонов сын Мордвинов служит со 187 года у него племянник Мишка Клеменов сын (Мордви)нов 31 год да зять Митька Абрамов сын Болохов (в Сысоях нет, Таптыково).
…ев сын Мордвинов у него …решка 23 года да сын Карпик 14 лет да дворовый человек…(в Сысоях нет).
…айлов сын Мордвинов служит со pre года у него брат Андрей в отставных, Мишка 34 года …рея дети Игнатка 14 лет, Андрюшка 11 лет.
…ерофан Федоров сын Мордвинов у него сын Панка 12 лет.
…авлов Петин …ата Васька 29 лет, Варламка 20 лет, у Васьки сын … (л.152об, с. Бычкове) Семен Михайлов сын Сухова служит со 157 года на мерине с казенными пистолями у него отец старый в отставных да сын Митюшка 15 лет …(племянник записан в Сысоях) Тараска Еувдакимов сын 5(?) лет … за племянником Тараской отцовское поместье в Сысоях 12 четей.
(л.153) Петр Кузмин сын Сухова …Ермо…(из Сысой) (с. Максы) Семен Анисимов сын Мордвинов у него брат Ивашка 20 лет, стари…Васька 15 лет;
(л.303об, Кривая Поляна) Трафим Архипов сын Языков служит со 188 года у него сын Демка 22 года, да братья Иван, Оська в возрасте, Тимошка 29 лет (в Сысоях нет).
(л.318об), с. Ламки левая сторона) Козьма Филиппов сын Фролов у него брат Митька в возрасте (в Сысоях нет).
В селе Средний Пупок записан неверстаный Тимофей Денисов сын Сухов, у него шурин Наумка в возрасте, да приемыши Мишка 14 лет, Фотюшка 12 лет Агафоновы дети Третьяковы, поместья в Средних и Малых Пупках (л.331).
Игнат Прохоров сын Воропаев в с. Стежки.
Степан Григорьев сын Свиридов и Сидор Иванов сын Мальцев в с. Березовка (л.340).
На листе 227 есть запись – Иван Филатов сын Поплев, у него брат Степан 20 лет, двоюродный брат Пафомка 30 лет.
Ед.хр. 24. Переписные сказки по Козловскому уезду подписи коменданта Лукъяна Сытина. 1710 г.
В этом документе сказки однодворцев сел Назарьево (1-43), Телятниково (44-64), Бычково (с листа 65).
В Телятниках записан Артемий Васильев сын Петин.
В селе Бычкове есть Козловы, Поповы, Мордвиновы, Суховы, Сидоровы, Соломатин.
Так на л.70 записана сказка Петра Козмина сына Сухова, рейтар, да Иван Кузмин сын Привалов, ему 50 лет, жена Авдотья Иванова дочь – 50 лет, у него дочери Арина - лет и Анисья – 11 лет, да зять Максим Макаров сын Шетилов у него жена Арина – 30 лет, взята из села Телятниково, да старый человек Борис Ермолов сын – 80 лет.
На л. 94. Наум Игнатов сын Мордвинов, рейтар, Тарас Микитов Скрябин, Наум Петров Скрябин. Науму (Скрябину) 30 лет, он увечен у него руки нет, в локте жилу свело, у него жена Варвара Иванова дочь 40 лет, дети Ермол – 5 лет, сестры Устинья и Акулина.
На л.95. Микита Семенов сын Сухов, 40 лет, жена Авдотья Сидорова дочь 45 лет, увечна ломотною болезнью, дети Тихон 12 лет, Лев – 9 лет, Ларион 5 лет, у Тихона жена Матрена Семенова дочь 13 лет (наверно взята так рано для помощи матери в доме). У Микиты брат Иван Семенов сын – 30 лет, взят в драгуны Ярославского полка, у него жена Анна Васильева дочь 30 лет, увечна животною болезнью, у него приемыши Степанида – 10 лет, Егор – 14 лет, у Егора жена Наталья Артемьева дочь – 15 лет, Фома – 8 лет. У Микиты мать вдова Фекла Иванова дочь 70 лет (Семенова жена), увечна глазами мало видит.
На листе 96 об. есть запись: в селе Бычкове, сказка попа церкви Непорочной Микиты Семенова сына Сухова.
На л.97. Елестрат Микитин сын Мордвинов – 20 лет, мать Васса Иванова дочь, лет, увечна животную болезнью, у не братья Леонтий Тимофеев сын, 30 лет, взят в драгуны Устюжского полка, у него жена Марья Акимова дочь, 25 лет, да сын Иван, 8 лет, у Вассы сын Филат Микитин сын – 3 года, да дочь Настасья – 7 лет.
Ф.507, Козловская воеводская канцелярия, оп.1, разбираются дела по тяжбам.
Ф.1129, Козловская приказная изба, оп.3, челобитные.
Ф. 350, ед.хр. Л.420. Павел Тарасов Петин – 80 лет Козьма Карпов – 60 лет у него сын Елизар 9 лет.
Максим Полумордвинов 18 лет Иван Бессонов 30 лет Степан Петин 17 лет? У него дети Гаврила 11 лет, Яков 5 лет Филипп Мина Ивачев 16 лет Андрей Карпов 12 лет ДЕСЯТНИ Исследование сохранившихся документов.
В описании документов и бумаг МАМЮ в кн.7 имеется список десятен и указание годов и номеров книг в ф. 210 (Разрядный приказ, оп.4) следующих городов:
1615г – Арзамас - кн.4, л.1- 1622г – Болхов - кн. 1621г – Владимир - кн.2, л.1- 1585г – Епифань - кн.221, л.1-13 (Тульская область) 1591г. – Епифань - кн.222, л.1- 1604г. – Епифань - кн.193, л.1- 1606г. – Епифань - кн.223, л.1- 1626г. – Калуга - кн.272, л.1- 1633г. - Калуга - кн.273, л.1- 1615г. – Мещера - кн.50, л.1-37, десятня сыскных мещарин.
1605г. – Новгород - кн.123, л.1-60, вотская пятина 1606г. – Новгород - кн.305, л.1-126, обонежская пятина 1606г. – Новгород - кн.121, л.1-202, деревская пятина 1606г. – Новгород - кн.130, л.1-210, бежецкая пятина 1606г. – Новгород - кн.122, л.1-45, новокрещеных и татар бежецкой, деревской, вотской и шелонской пятин 1619г. – Новгород - кн.126,л.1-179, сыскная десятня по всем пятинам 1590г. – Переславль-Залесский - кн.13, л.1- 1615г. – Псков - кн.248, л.1- 1591г. – Ряжск - кн.94, л.1-80, десятня раздаточная по десятни Ряжского наместника и воеводы Ивана Далматовича Карпова да Федора Лихарева кн.95, л.1- 1630г. – Суздаль - кн.7, л.10- Книги сметные: 1634г. – кн.147, л.1-180, списки кормовых детей боярских бывших в солдатской службе под Смоленском.
Кн. 4,ч.1, Арзамазская десятня.
Л.8. Федор Иванов с. Языков …по росписи и костромские чети 17 рублей дадено сполна… Л.12. Ивыан Пасмуров с. Языков по подписной памяти с костромкие чети за приписью дьяка Михайла Огаркова оклада ему четвертного жалования 15 рублей взял Федор Языков и руку приложил.
Л.23. Любим Горностаев с. Языков с города 14 руб., сам болен и служит сын его Федор…окладчики Михаил Демьянов (Данилова), Федор Языков да Тимофей Любятин.
Л.27. Юрка Ерофеев с. Бахметьев.
Л.28. Иван Горностаев с. Языков.
Л.42. Александр Аврамов с. Бахметьев.
Л.59. Федор Васильев с. Сухово по сказке окладчиков ему денежного жалования с города, да по памяти дьяка Михаила Данилова за вологодскую службу 123 года… Л.67. Матвей Иванов с. Языков …с городу… Л.88об. Неведом Пасмуров с. Языков…с городу… Часть 2. (ничего интересующего нет).
Кн.13. Смотр детей боярских Переславля.
Л.8. Новик, статья 3 по 150 четей…Семка Иванов с. Сухово Кн.50. Путивль.
Много Борсуковых.
Л.22об. Василий Савельев с. Карпов, на мерене с пищалью да саблей… Л. 25об. Федор Дмитриев с. Карпов, ---«-- Л.45об. Офонасий Семенов с. Карпов…порука ему в службе …Борис Карпов.
Л.59. Прокофей Васильев с. Карпов…порука…Иван Карпов.
Л.66. Михайло Семенов с. Карпов, жалование дано на Москве на его жену, а хто взял тово в списке не написано, а он Михаил умер в прошлом 149 (1641) году.
Л.77. Козьма Данилов с. Карпов (написано Карковъ).
Л.84об. Григорий Левонтьев с. Татаринов, порука Иван Татаринов, Семен Татаринов.
Беспоместные:
Л.95. Иван Владимиров с. Татаринов, порука Григорий да Семен Татариновы… Л.102об. Семен Левонтьев с. Татаринов, на мерине с пещалью да саблей… Л.110. Митя Игнатьев с. Путин.
Сторожев В.Н. Десятни XVI века //описание документов и бумаг, хранящихся в московском архиве министерства юстиции. Книга 8. М.1891.
Коломна 12. Василий Семенов с. Козлов 38. Денис Дмитриев с. Копнин 105. Неждан Данилов Ворыпаев 125. Меньшик Данилов с. Ворыпаев 186. Матвей Иванов с. Дубенский - новик дворовой.
190. Александр Иванов с. Дубенский – новик дворовой 259. Назарко Злобин с. Мясоедов Переславль №2. 7098 г. (1590 г.) Смотр в Великом Новгороде детей боярских.
Иван Степанов с. Беклемишев 107. Сенька Иванов с. Сухово – новик не служилый (кн. десятни №13, печатн. Опись №219) Муром 1597 г.
9. Григорий Внуков с. Языков – дворовой 29. Федор Григорьев с. Языков ---«-- 56. Гришка Федоров с. Лупандин 61. Иван Матвеев с. Ворыпаев 64. Третьяк Афанасьев с. Лупандин 65. Обида Порошин с. Лупандин 66. Дружина Радосново с. Лупандин 71. Федька Третьяков с. Лупандин – нарядчик (самая низкая должность при дворе).
Верстанные в 105 г.
106. Ивашко Богданов с. Ворыпаев Новики не служилые верстания 105 г.
125 Моисейко Григорьев с. Языков 135. Замятенка Устинов с. Языков 141. Радосной Третьяков с. Лупандин (л.л. 28-33) На Рязани 153. Ивашка Олексеев с. Кадомцов (л.л. 34-36) (отец Климента Иванова с. Кадомцева из Сысой, а ранее имел поместье и в Шацком уезде).
(кн. десятни №3, печатн. оп. №162) Муромцы дворяне и дети боярские.
Городовые с жалованием с города 53 человека и шесть лиц новых:
Среди них - Василий Поликарпов с. Языков, Добинка Радосново с. Лупандин, Безсонка Яковлев с. Лупандин.
Отставные и не служили за бедностью.
Вторышка Ульянов с. Шишкин Епифань № Верстанные из казаков 1585 г.
11. Петрушка Назаров с. Максимов 103. Нечайко Андреев с. Карпова – Ефрем Нечаев с. Карпова 120. Гришка Куприянов (Киприянов) с. Фролова 133. Малик Тимофеев с. Языкова 141. Поздняк Ермаков с. Языкова Евсюк Данилов с. Козлов Петр Андреев с. Козлов 218. Ортем Фомин с. Окатова 252. Марко Михайлов с. Крюкова (кн. десятни №221, печ. оп. №83) 1591год.
239. Марко Кузмин с. Карпова 258. Васька Осипов с. Шишкин 280. Зотка Лукьянов с. Фролов Умерли Филька Яковлев с. Максимов (кн. десятни №222, печ.оп. №84) Кашира 1599 г.
27. Проня Немиров с. Козлов 106. Григорий Немиров с. Козлов Василий Юрьев с. Козлов Из Бояр вошли к испомещению 20. Долмат Федорович Карпов 41. Иван Микитин с. Дубенский 42. Иван Меньшой Микитин с. Дубенский 43. Семен Микитин с. Дубенский 44. Фетька Микитин с. Дубенский.
(двое последних из детей боярских «летучих слуг» царя - под Москвой. Для быстрого реагирования государем было решено разместить вокруг Москвы на расстоянии до 120-140 верст служилых людей в количестве 1000 человек, которых собрали со всего царства.) Имена детей боярских, вошедших в 1000 летучих слуг (1550 г.) а) нетитулованные:
267. Федор Андреев с. Карпова (из Кашина) 268. Ворошило Васильев с. Карпова (из Пскова, Мелетовская засека) 269. Михайло Андреев с. Карпова (из Кашина) 388. Урак Булгаков с. Мордвинов (из Серпухова) 585. Олексей Посников с. Сатина (из Углича) Ряжск 1579 г.
9. Григорий Истомин с. Фролова 68. Ефимко Истомин с. Мордвинова 129. Иванко Есипов с. Татаринова – были беспоместные 134. Федька Истомин с. Крюкова 144. Васька Климов с. Татаринова 351. Иван Смагин с. Фролов – побиты 374. Тиняк Васильев с. Татаринова – побиты Ряжск 1591 г.
Окладчики: Дема Осипов с. Татаринов, Павел Микитин с. Мордвинов, Третьяк Денисьев с. Татаринов.
28. Михайло Кузмин с. Татаринова 34. Иван Осипов с. Татаринова 62. Ефим Константинов с. Мордвинова 264. Иван Есипов с. Фролов Разбор в Кашине в Описи 1, 32;
1,109.
Владимир и Углич: Из разбора уцелело 2 десятни (см. Опись десятен XVI и XVII вв., II, 8 (разбор во Владимире);
1, 59 – разбор Владимирцев и иноземцев, владимирских помещиков.
Ряжск 1594 г.
213. Сидор Осипов с. Татаринов Ряжск 1597 г. (кн. 8) 13. Яков Григорьев с. Фролов – окладчик 182. Петр Григорьев с. Фролов 246. Иван Богданов с. Попов 273. Алексей Андреев с. Попов 287. Новокрещен Данилко с. Татаринов 298. Яков Григорьев с. Фролов 336. Онтонка Осипов с. Татаринов.
Атаманы ряские служилые.
454. Третьяк Андреев с. Попов – сотник в Ряжске Замятинка Иванов с. Шишкин Гришка Семенов с. Шишкин Митька Андреев с. Козлов 534. Гришка Родионов с. Амосов 558. Ивашка Осипов с. Фролов – окладчики сказали, что он не служит, да и его не знают, поместье за собою сказал 5 четей, детей у себя сказал одну дочь.
Ряжане служат осадную службу с земли и жалования не дано.
658. Михайло Кузмин с. Татаринова Гришка Истомин с. Форолов – отставлен в 103 году по старости Ивашка Смагин с. Фролов Теренка Петров с. Сухово Выкинуты из службы вон в 104 году.
Милентейко Родионов с. Мордвинов Евсюк Савин с. Фролов – худ, не служит Померли Ефимко Константинов с. Мордвинов Новики 105 года.
Нечай Степанов с. Фролов Семен Алексеев с. Попов Василий Григорьев с. Шишкин Ряжская десятня, 1617 год.
Гаврила Елизаров с. Кутуков Андрей Сидоров с. Татаринов Антон Иванов с. Татаринов Григорий Юрьев с. Фролов Иван Алексеев с. Попов Патрикей Федоров с. Татаринов Богдан Савин с. Фролов Разрядный приказ, ф. 210.
Опись 4( десятни). Книги №1 – Кн. 1. Десятня Белгорода 1639 г.
Иван Герасимов с. Резанцев (20об.) Селиван Федоров с. Мясоедов (21об.) Михайло Ефремов с. Крюков (62об.) Ермак Семово с. Лупандин Семен Матвеев с. Резанов (118) Логвин Григорьев с. Языков (138об.) – 1636 г.
Кн.2. Десятня Владимировская 7130 (1622) г. Московского стана.
Павел Васильев с. Вышеславцев Иван Иванов с. Дубенский – дворовой Мирослав Владимиров с. Дебенский Микита Иванов с. Дубенский (86об.) Лунка да Митька д. Дубенского Михайло Васильев с. Языков, Василий Языков Иван Немиров с. Языков (л.33) Александро Федоров с. Языков (л.35об.) Омелька Иванов с. Языков Захар Федоров с. Языков Хотенко Иванов с. Языков Петрушка Иванов с. Языков Иван Иванов с. Языков, 7 лет.
Варлам Микинин с. Козлов Кн. 3. Десятня Муромская 105 (1598)г.
Поручители: Григорий Внуков с. Языков.
Федор Григорьев с. Языков Федор Семенов с. Языков Моисейко Григорьев с. Языков Замятинка Устинов с. Языков Михайло Григорьев с. Ворыпаев Иван Матвеев с. Ворыпаев Ивашка Богданов с. Ворыпаев Григорий Федоров с. Лупандин Третьяк Афанасьев с. Лупандин Обида Прошин с. Лупандин Дружина Радосново с. Лупандин Фетька Третьяков с. Лупандин Петрушка Мордвинов с. Копнин Муромцы дети боярские на Рязани.
Ивашка Олексеев Кадомцов – окладчики его не знают. (отец Климента и Романа Иванова д. Кадомцева, имевшего поместье в с. Голенищево Шацкого уезда, получивших поместье в Сысоях, а затем в Козлове).
Кн. 4. Арзамазская десятня 1616 г. сентября 01.
Федор Иванов с. Языков (л.10) Матвей Иванов с. Языков (л.67) Иван Пасмуров с. Языков (л.12) Неведом Пасмуров с. Языков (л.67) Любим Горностаев с. Языков (л.23) Иван Горнастаев с. Языков (л.28) Борк (Юрка) Ерофеев с. Бахметьев (возможно брат Ортамона Ерофеева с.
Бахметьева, в Сысоях) Александр Абрамов с. Бахметьев (л.42) Федор Васильев с. Сухово (л.59) За Михаила Данилова за вологоцкую службу в 1615 году велено прибавить … рублей.
Кн. 6. Десятня Мурома 1604 г.
Окладчик: арзамазский Авраам Ерофеев с. Бахметьев Федор Семенов с. Языков Моисейко Григорьев с. Языков (7об.) Василий Поликарпов с. Языков Замятинка Устинов с. Языков Ивашка Богданов с. Ворыпаев Григорий Федоров с. Лупандин Обида Прошин с. Лупандин Добрынка Радосново с. Лупандин Фетька Третьяков с. Лупандин - нарядчик Вторник Полуянов с. Шишкин Федор Григорьев с. Языков – на Москве в сотниках.
Ивашка Олексеев с. Кадомцов – поручители его не знают.
Третьяк Афанасьев с. Лупандин Тысячная книга В 1550 году по приказу Ивана Грозного была создана тысяча детей боярских для мобильности и оперативности. Их расселили вокруг Москвы на расстоянии 60-70 верст (120-140 км). В не вошли:
Окольничей Долмат Федорович Карпов Дубенские московские дети боярские Федор Андреев с. Карпов (Кашин) Ворошило Васильев с. Карпов (Псков, Мелетов. зас.) Михайло Андреев с. Карпов (Кашин) Василий Петров с. Михан-Карпов (Кострома) Василий Федоров с. Сухово-Кобылин (Новгород, Вотская пятина, Колгалувенский погост) Иван Молодой Иванов с. Москвеева-Кобылина (Новгород, Шелонская пятина Коломенский погост, дворовой) Урак Булгаков с. Мордвинов (Серпухов) Алексей Постников с. Сатин (Углич) Илья Челищев (Калуга) Иван Ильин с. Челищев (Калуга) Федор Иванов с. Челищев (Калуга)… Кн.125 (1) Десятня Деревской пятины Новгородвкой земли. 114 (1606) г.
Григорий Языков Борис Григорьев с. Языков – в окладчиках Григорий Васильев с. Языков Роман Микифоров с. Языков Михайло Дружинин с. Языков Новики, поверстанные с поместий меньших братьев.
Иван Иванов с. Обухов Иван Оксентьев с. Лихачев Оксен Григорьев с. Языков Василий Александров с. Обухов, брат Прохор Новики не служилые Гришка Васильев с. Языков Пронка (Павел) Александров с. Обухов Кн.123. Вотская пятина, 1606 г. (прежние оклады по десятне в 1604 году) Борис Семенов с. Кобылин (Ивангород) – дворовой Степан Васильев с. Вышеславцев Микита Васильев с. Вышеславцев - дворовой Петрушка Ондреев с. Кобылин – с отцова поместья Олексей Васильев с. Обухов Ондрюшка Обялицин с. Обухов Петр Иванов с. Языков Иван Борисов с. Кобылин Ивашка Андреев с. Сукин?
Гришка Иванов с. Языков Осипко Выялицин с. Обухов Сенька Васильев с. Малышев Жданко Семенов с. Языков Парфенка Вьялицин с. Обухов Земцы Томилко Данилов с. Кабылин Служили в Ивангороде от отца Семка Андреев с. Кобылин Василий Евстратьев с. Козлов «…копорские земцы служили морскую сторожу…»
Померли между 112-113-114 годами.
Сенька Семенов с. Языков Иван Иванов с. Языков Федор Микитин с. Кобылин Федор Андреев с. Кобылин Кн.122. Интересующей информации нет. Новокрещенные татары из нагайских, казанских, Крыма, Астрахани, Бухары и т.д.
Кн.126 (ч.1). Новгородские пятины.
Вотская пятина 127 (1619) г.
Интересующей информации нет.
Деревская пятина, 1619 год.
…Григорий Васильев с. Языков по списку каков остался в Новгороде ему оклад четей. Верстание боярина Котырева-Ростовского в 114 году + тульская служба + Реомышевское (?) осадное сидение + осташковская + торопецкая + смоленская службы + Томашевский бой… Дворяне Бежецкой пятины, которые служат по окладчиковой сказке по дворовому списку… Угрим Иванов с. Лупандин + за бои с Болотниковым под Коломной + колужская и тульская службы… Иван Меньшой Клоков с. Лупандин… Иван Безсонов с. Лупандин… Дементий Ондреев с. Сукин… Дворяне Обоннежской пятины:
Евкей Дмитриев с. Резанов… Ондрей Федоров с. Резанов… Городовые:
Степан Захарьев с. Мордвинов, верстанье в 114 году + тульская служба + поход с Шуйским М.В. + посылки + тихвинское осадное сидение + рана… Семен Муратов с. Мордвинов + тульская служба + тихвинское осадное сидение… Иван Самуилов с. Мордвинов, верстание в 114 году + тульская служба… Филат Яковлев с. Мордвинов + тихвинская служба в 118 году… Смирной Богданов с. Резанов Иван Муратов с. Мордвинов Игнатей Захарьев с. Мордвинов… Кн.130. Бежецкие пятины (обе части) Василий Дружинин с. Языков (поместье за ним его дяди по его челобитию) Григорий Моисеев с. Языков Василий Клоков с. Лупандин Иван Большой Клоков с. Лупандин, братья Никита да Иван Меньшой Максим Юрьев с. Лупандин Богдан Гостев с. Лупандин Офанасий Васильев с. Языков Иван Грибакин с. Сукин Иван Меньшой Аристов с. Лупандин Иван Большой Дружинин с. Языков (старое его поместье) Терентий Микитин с. Сукин Алексей Борисов с. Сукин Иван Моисеев с. Лупандин Нехорош Пятов с. Ханыков Захар Безсонов с. Лупандин Васька Безсонов с. Лупандин Дружина Леонтьев с. Лупандин Иван Меньшой Клоков с. Лупандин Федька Савельев с. Лупандин …земец Куземка Истомин с. Максимов ---«--- Яков Истомин с. Максимов Павел Другово с. Лупандин Арист Дружинин с. Языков… отца его от службы отставили и велено ему быть на Тихвине у царицы, да у него меньших три брата – Иванко 9 лет, Васька 7 лет, Иван лет, да две сестры, поместье отцово 350 четей, ему кормить братьев, а как братья в службу поспеют, служить им с отцова поместья… Яков Иванов с. Лупандин Ондрей Павлов с. Лупандин Горянко Григорьев с. Лупандин Угрим Иванов с. Лупандин, меньший брат Пронко Дети боярские неслужилые.
Иван Григорьев с. Языков Помин Истомин с. Максимов Отставная городская служба Томилко Петров с. Татаринов Недоросли Пронка Иванов с. Лупандин Опись 18.
Перечень родословных росписей, поданных в Разряд.
73. Ворыпаевы 106. Бахметьевы 127. Карповы 136. Бахметьевы 140. Бахметьевы 164. Родословные росписи дворянства т. I, 448 л.
165.
«
т. II, 800 л.
Опись 24.
№9. Роспись мещерских детей боярских, отставленных от службы по разбору 1621/1622 гг. (не ранее 1627 г.). Нет информации.
№13. Отписки о призыве детей боярских на службу в Переславле – Рязанском 1627 г.
Ветхая, не выдается.
№28. Челобитные Шацких дворян о переводе их в города, менее удаленных от поместий, 1637 г. Без имен, служат под Смоленском за 300 верст от домов.
Лихачев Н.П. Десятни новиков, поверстанных в 1596 г. (Известия русского генеалогического общества. Вып.3. СПб.,1909, с.113) Московские и Новгородские дети боярские, неслужилые и беспоместные, поверстаны поместным окладом по государевому указу в апреле 1596 (7104) года. По убеждению историков они составляли кадры Смутного времени. В списках не только городовые дети боярские, но и «двор» и встречаются «земцы».
Мною выписаны только интересующие фамилии.
Владимир Борис Федоров с. Козлов Муром Авраам Ерофеев с. Бахметьев Кострома Михайло Григорьев с. Бахметьев Степан Казаринов с. Фролов Василий Безсонов с. Языков Вологда Матвей Семенов с. Крюков Дружина Семенов с. Крюков Белая Федор Семенов с. Языков Иван Антонов с. Языков Левонтий Иванов с. Резанов Торопец Петр Иванов с. Языков Михайло Семенов с. Козлов - окладчик Звенигород Андрей Истомин с. Крюков Таруса Левонтий Яковлев с. Шишкин Иван Гордеев с. Крюков Серпухов Федор Нехорошев с. Шишкин Коломна Злоба Иванов с. Мясоедов Кашира Федор Нефедьев с. Копнин Олексей Борисов с. Козлов Тула Иван Прокофьев с. Крюков Иван Федоров с. Татаринов Мещоск Яков Сумороков с. Козлов Мценск Истом Ширяев с. Ворыпаев Карачев Василий Нечаев с. Шишкин Путивль Дмитрий Васильев с. Карпов Смоленск Михайло Александров с. Языков Новгород Великий Иван Меньшой Клоков с. Лупандин Андрей Иванов с. Лупандин Козьма Истомин с. Максимов Воцкая пятина Семен Семенов с. Языков Обонежская пятина Данило Рудаков с. Мордвинов Григорий Меньшово с. Хоныков Рязань Прокофий да Павел Семеновы д. Дубенские Герасим Салтыков с. Ворыпаев Замятня Ефимов с. Мордвинов Михайло Юрьев с. Ворыпаев Иван Алексеев с. Ворыпаев Гаврило Григорьев с. Ворыпаев Выписки из книги «Елецкий уезд начала XVII века»
(Древлехранилище, М., 2011г.) десятня верстальная 1604/05 гг.
стр. 29 – Иван Михайлов с. Зиборев Калина Тимофеев с. Зиборев Калина Титов с. Зиборев Созыка Федоров с. Зиборев (стр.51) Кузьма Сазыкин с. Зиборев Кузьма Сафонов с. Зиборев Павел Кузмин с. Зиборев Семен Семенов с. Зиборев (стр. 48) Самойло Семенов с. Зиборев Стр.40 – Нечай Михайлов с. Козлов Стр.41 – Тимоха Данилов с. Резанцев Стр.47 – Федор Иванов с. Резанцов Федор Олисов с. Ворыпаев Стр.51 – Илья Исаев с. Фролов - с. Ворголское Стр.57 – Долмат Константинов с. Фролов Григорий Васильев с. Ворыпаев Стр.58 – Костя Иванов с. Карпов – по старости в осадной службе Стр. 62 – Ивашка Иванов с. Ворыпаев Стр.63 – Фетка Прокофьев с. Попов Васка Тимофеев с. Резанцов Стр.65 – Васка Павлов с. Резанцов Стр.68 – Илейка Прокофьев с. Попов Стр.69 – Филька Милюков с. Языков Стр.70 – Ивашко Григорьев с. Попов (ГРАДА, ф.210, Разрядный приказ, оп.4, дела десятен, кн.86, л.1-98) Разборная десятня 1614/15 гг.
Стр.300 – Фирс Андреев с. Татаринов Разборная десятня 1619/20 гг.
Стр.343 – Авдотья Плина жена Фролова – д.Студенная Стр.381 – Озар и Игнат Ивановы дети Фролова – с. Ворголское, с. Трегубово Разборная десятня 1621/22 гг.
Стр.221 – Игнатка Иванов с. Фролов – 12 лет Списки детей боярских из Елецких платежных книг 1615-1618 гг.
Стр.75 – Нечай Михайлов с. Козлов Стр.76 – Сергей Созонов (Софонов) с. Зиборев Тимофей Данилов с. Резанцов Стр.77 – Гришка Васильев с. Ворыпаев Стр.86 – Фирс Иванов с. Татаринов Лихачев Н.П. Любовниковы.
// Известия Русского Генеалогического Общества. М., 1909., вып.III. с.210.// Любовниковы интересны для моего исследования тем, что они были не только соседями Суховых, Мордвиновых, Языковых, Татариновых, Петиных, но и являлись их родственниками. Узнав о них, я надеялся найти информацию о местах, откуда эти рода пришли на Мещеру.
Извлечение отмечает с какими «частными» родами служили в версту Любовниковы, ясный намек на цель запрашиваемой ими справки.
Любовниковых верстал в 7070 (1562) году князь Иван Романович Пронский да Алексей Данилович Плещеев, да дьяк Мелентий Иванов.
Были поверстаны:
Иванец Левонтьев с. Любовников Ивашко Борисов с. Любовников Игнатий Левонтьев с. Любовников – в Шацке осадный голова.
Иван Иванов с. Любовников Отай Борисов с. Любовников Романко Левонтьев с. Любовников Сидор Ширяев с. Любовников Мещеряне, ныне они в прикащиках у Мордвы и у засек и у казаков в атаманех и в сотниках у казаков: казачий атаман Булотко Дмитриев с. Мясоедов, в Мещере дань берет Мокей Лачинов.
Иванец, Оттай, Макей – дети боярские мещеряне, посланы в Нагаи.
Игнатей у засеки в прикащиках.
В сотниках стрелецких: Григорий Внуков с. Обед Языков, он же в Кадоме у стрельцов окладчик, Алеша Петров с. Кадомец, сотник Степан Мордвинов с. Мордвинов.
В 113 (1605) году при царе Борисе под Кромами были в сотне Любовниковы. В году писано: служат полковую службу Артемий Иванов с. Любовников (женился на вдове Авдотье жене Ивана Ротманова с. Сухова, см. выше), Степан Иванов с. Любовников, а в станице и в пищальниках Любовниковых в том году никого не было.
Артемий, Степан, Семен, Иван, Федор Ивановы д. Любовниковы в десятне 127 года были в окладчиках.
Некоторые выписки из труда В.Н. Сторожева «Писцовые книги Рязани XVI века»
(1598 г.) По г. Рязани Сельцо Шехматова – за Федором Гавриловым с. Галаховым, ранее за Иваном Галаховым.
С. Шапеево – Матвей Ворыпаев Д. Савинская (Богдановская тож) позже пустошь – вдова Дарья Никитина жена Хлуденева и сын Тихон Никитин с. Хлуденев.
Д. Епихина (Псаревская тож) – сошным письмом списано за Иваном Васильевым с.
Мордвинова, да за Елизаром да за Лавриком.
Д. Пронинская (Кулаковское тож) – Костька Наумов с. Фролов его отца поместье, там же Сафон Яковлев с. Фролов.
Д. Новолока – Сенька Парфеньев с. Дубенский Д. Сопотово – Федор Меньшово с. Ворыпаев Д. Безличная – Пронька (Прокофий) Семенов с. Дубенский По г. Пронск Д. Пахотине – Яков Белкин с. Фролов С. Добрый Сот – Кутуковы Савва Федоров с., Иван Иванов с., Михалка Михайлов с.
Д. Тугушево (выставок из д. Темерязевская) – Иван Зуев с. Фролов У Семена Григория с. Спешнева д. Ступино и Кутуковская.
Д. Темерязевская – Иван Степанов с. Кутуков, Маланий Денисов с. Кутуков Д. Бурмино – Иван Нечаев с. Ворыпаев Д. Шишкино – Шишкины и Ворыпаевы Д. Юраново – Иван Белкин с. Фролов, Федор Китанин с. Фролов.
Лихарев Мясоед Александрович.
По г. Ряжску Лавка затинщика Сергея Фролова Пехлецкий стан Д. Зарязеза – Ефим Мордвинов, жена Анна и дети Митька с братею и сестрами и пустошь Пыжикехе Д. Та(л)боево под рановским лесом – Яков, да недоросли Иван, Семен Григорьевы дети Фролова, да в пустоши Папоротной, Петр Григорьев с. Фролов, Мурза Иванов с.
Фролов, Матрена Пятова жена Фролова и сын Федор Пятов с. Фролов.
Д. Неретинская, д. Наземная, д. Строилово – Иван и Лучка Белкины д. Фролова.
С. Курмановские поляны (Федосава тож) – Михаил Кузмин с. Татаринов, Степан Васильев с. Татаринов.
Толбоевское селище – Иван Афанасьев с. Галахов.
г. Зарайск д. Плуталово – Фроловы - Федор и Ерофей Шанины дети, Григорий, Июда, Первой Ивановы дети, Семен Истомин сын, Иван Тимофеев сын.
Моржевский стан Д. Панкины – Илья и Алексей Ваторипины дети Мордвинова.
Кобыльский стан Пустошь Олтухова - Илья и Алексей Ваторипины дети Мордвинова.
Д. Мордвиновская – Иван Васильев с. Мордвинов Паниской стан Д. Кривоносова – Григорий и Епифан Хлуденевы С. Костино – Степан Борисов с. Хлуденев, Промош Злобин с. Хлуденев Д. Ярцово (Тимофеево тож) – Ушат Гаврилов с. Хлуденев.
С. Михайловское – Тимофей Никитин с. Хлуденев, поместье отца, мать Дарья.
Старорязанский стан д. Орехово Сласникова – Иван Андреев с. Сатин с. Отводные Дубравы – Томила и Яков Кузмины д. Хлуденевы, Иван и Илья Шараповы д. Хлуденевы, Лупка Овдокимов с. Хлуденев д. Кострино, да д. Григорьева – Иван Зуев с. Фролов, Василий да Дмитрий Дементьевы д. Фроловы, Андрей Еремеев с. Фролов (Игнатово), в вотчине за Замятней и Екимом Савиными д. Фролова (у Саввы жена Аграфена), Иван Копылов с. Фролова (жена Копыла Орина), Богдан Михайлов с. Фролов.
с. Волновое в вотчине за Василием Большим и Василием Меньшим Сунбуловыми д.
Кутукова, Григорий и Водопьян Кузмины д. Кутукова, Денис Кутуков, в пороже Пронина Слобода (Сафоновская тож) д. Волосатовская (наверно Волосатово) – в вотчине за Русином Микитиным с.
Фроловым.
д. Вострые Луки – Михаил Сидоров с. Татаринов.
Борисоглебского архиепископа Резанского с. Срезница, д. Лоскутово на Рязанской стороне р. Оки, на Мещерской стороне с. Спасское.
Разрядный приказ, ф.210, оп.13,14.
Столбцы Новгородского стола, №7 (1630 г).
Столбцы Белгородского стола.
№10. 131-143гг. Арзамазцы дети боярские (дворяне) Часть 1.
Юрий Ерофеев с. Бахметьев Александр Варламов с. Бахметьев Обрам Тетентьев с. Крюков Иван Пасмуров с. Языков Истафей Семенов с. Сумороков (л.12) Микифор Гаврилов с. Сумороков Часть 2. (л.268-539), пленка 3, 1610г. Шацкие.
Онтон Карпов с. Петин Гаврило Иванов с. Петин Новики 119г.
Сенка Ротаев с. Сухово Ромашко Ратманов с. Мордвинов Ивашка Казаринов с. Мордвинов Петрушка Холопов с. Мордвинов Осип Уланов с. Рогожин Новики верстанья боярина князь Юрия Сулешова да дьяка Агапа Внукова в (1615) году.
Андрей Васин с. Капнин Сергей Васильев с. Вышеславцев Афонька Алексеев с. Рогожин Захар Михайлов с. Суморуков (л.273) Служат городовую службу.
Дворовые - Терентий Павлов с. Вышеславцев Городовые:
Матвей Иванов с. Горохов Алексей Шестаков с. Карпов Степан Понкратьев с. Татаринов Сидорка Понкратьев с. Татаринов Сенька Микифоров с. Мордвинов Ивашка Денисов с. Сухово Селеверстко Осипов с. Шишкин Гришка Петров с. Сумороков (л.277) Агейко Фофанов с. Петин Куземка Денисов с. Сухово Ивашка Микитин с. Петин Данилка Ратманов с. Мордвинов Новики верстанные в 1625 году.
Максим Гаврилов с. Сухово Сенька Безсонов с. Сухово (л. 279) Атаманы казаки шацкие.
Михайло Горчаков Гарасим Попов Макар Козлов Дедилов. Стрелец – Самойло Фролов Казак – Григорий Карпов В Ряжске. Иван Крюков Городецкая слобода – Гришка да Васька Карповы.
Пленка№4. л. 222. В шацких осадных людях по росписи нынешнего 131 (1623) года.
Детей боярских мещерян отставных и которые служат городовую службу (далее кол-во) – стрельцов 20, полковых казаков 15, белопоместных атаманов, есаулов, казаков 20, пушкарей 30, черкас ново уезду 10. Всего людей, которые живут с воеводой по полкам 388.
Л.254. Список дворян и детей боярских мещерян и шацких помещиков, атаманов, есаулов и казаков, боярских детей шацких с Иваном Плещеевым 1623 г.
МЕЩЕРА Дворовые: 700 чет. - Моисей Григорьев с. Языков отца поместье 650 чет. – Елизарий Васильев с. Языков Дворовые 650 чет - Артемий Иванов с. Любовников 600 чет - Иван Васильев с. Вышеславцев 550 чет - Федор Иванов с. Любовников 500 чет – Василий Павлов с. Вышеславцев Городовые: 600 чет. – Иван Яковлев с. Вышеславцев Рахман Васильев с. Вышеславцев 550 чет – Смирной Васильев с. Вышеславцев 500 чет – Дружина Яковлев с. Вышеславцев Дмитрий Степанов с. Татаринов 300 чет – Степан Ананьин с. Сухово Григорий Афанасьев с. Любовников Кузьма Федоров с. Вышеславцев Роман Артемьев с. Любовников 250 чет – Микита Олферьев с. Мордвинов Матвей Яковлев с. Петин Иван Ратоев с. Сухово 200 чет – Бажен Федоров с. Мордвинов Гриша Богданов с. Сухово (верно Григорий Баженов с.) Ивашко Тиханов с. Шишкин Нетчики: Иван Денисов с. Сухово Григорий Петров с. Сумороков Григорий Афанасьев с. Любовников …ка Степанов с. Татаринов Пленка №5. Рясщане (Ряжские) дети боярские в поместьях.
Безчастный Фомин с. Фролов Терпигор Фомин с. Фролов Патрекей Сидоров с. Татаринов Борис Петров с. Сумороков (л.448) Григорей Юрьев с. Фролов Иса Степанов с. Фролов Ед.хр.№11. 132г.
Л.535. На Сопожку – о татарах, которые успевают сбегать с Сапожка в Рязск.
Список, получивших вознаграждения за Литовский поход.
Ед.хр.№21. 1628г. (см. кн.50) пленка 1. Торопецкая десятня.
Пленка 2. В Старицком ст.
Григорий Иванов с. Бахметьев (сказка о нм л.88), его родной брат Макарей Иванов с. Бахметьев, Семен Григорьев с. Бахметьев родственник.
Пленка 3. Галицкий список.
Семен Иванов с. Сытин Своитин да Иван Федосеевы д. Шишкина Безсон Богданов с. Карпов (городовой, галицкий), жил он с нашими, литовскими, немецкими службами отца, дяди по дворовому списку, родственники сысканы в Калужском уезде в 126 году: Федор Афанасьев с. Карпов, Егор Федоров с., Андрей Федоров с., Фрол Степанов с., Дмитрий Олексеев с. Карповы. Федор и Афанасий Безсону братья двоюродные, Вотороп и Андрей – племянники.
№22. Интересующей информации нет.
№24(ч.3).
Дети боярские, которые с 24 числа января по 24 число марта 1629 года из Калуги на службу в Масальск не присланы:
Воин Дмитриев с. Карпов Ондрей Федоров с. Карпов Дмитрий Алексеев с. Карпов Новгород Северский Кормовые - …Афанасий Федоров с. Сухой Суздальские нетчики Иван Иванов с. Карпов Иван Крестьянонов с. Карпов Митька Максимов с. Карпов Ромашко Лукьянов с. Карпов Побежали из Болхова в 1629 году.
Богдан Горохов Среди последующей информации есть Безсонка Фролов – казак и пушкарь, Ждан Крюков и Василий Крюков.
№ 26. Смоленский список…ково послать при посольствах:
Дворовые – Иван Андреев с. Крюков В смоленском списке 1628 года написано:
Городовой Тихон Борисов с. Языков…а родство его с Москвы – двоюродный брат Максим Семенов с. Языков, Иван Петров с. Хомяков Языков, Савва Олександров с.
Языков.
В смоленском списке выбор – Федор Олександров с. Языков.
В Бельском списке 1628 года – Олексей Семенов с. Языков (двоюродный брат Тихона), Исай Васильев с. Языков, Петр Семенов с. Языков (двоюродный брат Тихона).
Савва да Федор – братья в третьем колене, а Иван да Исай Деды в четвертом колени… Послы – Кашира – Иван Михайлов с. Крюков Семен Прокофьев с. Козлов Брянский выбор: Константин Безсонов с. Мясоедов Иван Артемьев с. Мясоедов Бахтеяр Некрасов с. Мясоедов Стародубский выбор: Иван Васильев с. Мордвинов – дворовой Брянские стрельцы: Гришка Сухадол Оксен Фролов Проня Карпов Коньша Фролов Пронские стрельцы: Устин Максимов Челобитная Василия Степанова с. Татаринова…прошлым 1618 годом служил в Нижнем Новгороде…Василий при разборе сказал как по государеву указу в прошлом (1622) году разбирал в Шацком дворян детей боярских мещерянин боярин Сулеинов да дьяк Потап Внуков и он Васька в те поры у разбору не был, потому лежал болел, а сказать про него на разборе некому…велено имя его в служилой список против мещерской десятни 130 года справить.
№ 27. 137 (1629) год. Список мценян и иных городов служилых людей на службе у мценского стольника в прибылом полку:
Куземка Олферьев с. Попов Сутома Иванов с. Петин Микита Неустроев с. Карпов Гришка Максимов с. Мордвинов Новики 137 года.
Денис Днисов с. Сухотин – Мценск Степан Денисов с. Сухотин - --«- Афонька Прокофьев с. Татаринов – Белев Андрей Федоров с. Шишкин – Карачев Давыдко Прокофьев с. Карпов – Карачев Ивашка Васильев с. Ворыпаев – Мценск Степан да Томилко Максимовы д. Мордвиновы Богдашка и Афанасий Федоровы д. Ворыпаева Орел 137 год: Истома Петров с. Сумороков Нестерко Васильев с. Татаринов Богдашка Сухово с. Зиборев Сенька и Ивашка Михайловы д. Зиборова Севка Филиппов с. Фролов Евсейка Савин с. Фролов Чернь 137 год: Федька Андреев с. Ворыпаев Исайко Ларин с. Зиборов № 30. 1629г.
Чернигов – Григорий Левонтьев с. Татаринов Иван Левонтьев с. Татаринов Семен Левонтьев с. Татаринов Данила Яковлев с. Карпов Новики 134 г. – Кузьма Данилов с. Карпов Иван Владимиров с. Татаринов Брянск - Безсон Васильев с. Мясоедов Стародуб-Северский – Иван Васильев с. Мордвинов Рославль-нет, Новгород-Северский – нет.
Рылеев (может Ржев) – Петр Андреев с. Татаринов Алексей Данилов с. Малышев Гаврила, Федор, Иван, Матвей Яковлевы д. Татариновы Кормовые верстанные казаки – Офанасий Федоров с. Сухои (Сухов?) Дружина Логинов с. Попов Филипп Карпов По десятне 137 г. казаки – Афанасий Микифоров с. Попов пришли с Дону в 137 г.
Путивль - Дмитрий Савин с. Карпов Семен Моисеев с. Карпов Василий Савин с. Карпов № 38. 137 г. Орляне, Курские. Есть запись об осколянине Голубской слободы казаке Нефедке Попове.
44 (списки служилых людей бежавших из-под Смоленска) 49 (смотреннй список разных чинов в Ржеве-Владимирском) 50 (осадные списки) 51 (поход под Смоленск, отпуск на Москву орлянина капрала Алексея Зиборова, раненого в бою при Покровской горе в 142г.) №169, ч.1, оп.6д. Сысои.
Авдей Васильев сын Фролов в prs году пропал без вести и с сыном Мишкою… Иван Иванов сын Иноземцев по указу Великого князя и Государя… и по грамоте запорожская письма и з детьми Федькою, Сенькою сосланы в ссылку в Полптов, а поместье иво 25 четей роздано козловцам Трафиму Крюкову с товарищи 3 человека… Василий Зиновьев сын Муранов умер в крымском походе в prz году, а половинщик ево Панка Колесников в Козлове за воровство казнен смертью, поместье отдано Елистрату Петину, с него служить ему рейтарскую службу… Григорий Микитин сын Решетов…о нем сказали, что его в селе не было и нет… Микита Марков сын Лесунов и брат его…о них сказали, что их в селе нет и не было… Столбцы Приказного стола. Ф.210.
Ст.№2. 1614-15 гг. Документы служивых людей. Максим Крюков – тулянин.
Матвей Артема с. Попов – борисовский казак Гришка Кузмин с. Татаринов Василий Дружинин с. Тотаринов – боровские казаки Подьячий посольского приказа Степан Данилов с. Карпов.
В основном на этих пленках разборки Царем тюремных дел казаков, пушкарей, стрельцов на Москве.
Ст.№3. 1614-15 гг. Документы, касающиеся измены служилых людей. Упоминаются:
Новгородец торговый человек Иванко Карпов о слухах в Иван- городе. А по тем вестям послали в литовские города проведать донского казака Гришку Белянина (л.343), который преж всего хаживал для вестей …был ли съезд панов или нет… Орлянин Иван Самсонов с. Зыборов.

Для самых маленьких

Подгузники по выгодным ценам.
rozetka.ua
от 69 грн


Экономьте с нами!

Мультиварки по самым выгодным ценам.
rozetka.ua
от 506 грн


От А до Я

Садовая техника. Доставка по всей Украине!
rozetka.ua


Низкие цены на обувь

Мужская коллекция Весна-Лето!
lamoda.ru
от 1 990 руб.


Ст.№11. 1623-24 гг.
«…Государь Михаил Федорович … бьет челом тебе резанского уезду села Песочни Микифоров крестьянин Семеновича Вельяминова Кирюшка Лазарев жалоба Государь на шацкиого города на сторожевых казаков на Комая Лесунова, да на Митьку Вслепова, да на Ермака Проскурнина, да на Ваську Головоча, да на Осташку Чертн(к)ова. В прошлом Государь стодвадесят седьмом году (1619г.) после Дмитровской субботы съехал Государь отец мой Лазырь Бохтеяров в твое Государь жалованя, а в свое бортное ухожие на реку на Верду с животишками своимя и ста..ку от литовских людей разорения от черказ. А те Государь казаки Комая Лесунова со своими товарищи и со многими людьми незнаем…отца моего Лазаря в вотчине в бортном ухожие ограбили. А взяли Государь живота отца моего грабежом тридцать рублей денег, да десять бобров, да шубу лисью под сукном лазоревым, да сукно зеленое, а глиская д…сетеря серги чежвские с жемчугом позолоченные …(далее идет перечисление некоторых вещей)…сукно богровое, две епанчи сукна на кунице, пять холстов олненых (льняных), да рубашку мускую шииту золотом и серебром. И всего Государь взяли живота у отца моего грабежом и платья, и кузни на семдесят три рубли с полтиной. И прошлом Государь 129 году и в прошлом году бил челом тебе Государь я сирота твой на тех шайких сторожевых казаков…». Далее просит грамоту и поставить казаков на Москве «с очи на очи», т.е. провести с ними очную ставку (л.280). На последующих листах такие же челобитные воеводе Плещееву и в Приказ Большого дворца. Воевода пишет, что «…Лесунов с товарищи наши грамоты слышал, да на поруки не дался. Было решено казаков призвать в Москву на Великий пост.
Ст.№15. Тоже самое.
Ст. №78. 1634. За взятие языков.
Семен Горохов – стародубец Микифор Крюков – коширянин Степан Денисов с. Сухотин – мценянин Микита Дмитриев с. Сатин – резанец в полку Шеина.
Роман Назаров с. Карпов – тулянин (л.388) Богдан Афанасьев с. Карпов – Путивль, ранен Андрюшка Осипов с. Сатин – соловлянин Воинко Сумороков – иноземец литовской земли Пронка Крюков – Новгород Северский Ст. №85. 1633-34гг. Дачи за бои с поляками.
Федор Григорьев с. Шишкин – в полку Шеина Ивашка Васильев (Данилов) с. Кадомец – кормовой солдат, смолянский полоняник.
Игнатка Ильин с. Фролов – елец, кормовой детишка боярского разряду Александрова полку.
Ст.№92. Высланные в Козлов в 1636 году.
Резанцы, которые пришли с головою Борисом Каменным Ожерельевым.
Старорязанский стан. Семен Молютин с. Фролов Федор Яковлев с. Фролов Окологородний. Григорий Дмитриев с. Петин Кобыльский. Василий Микитин с. Резанцев Савва Поминов с. Сухин Тимофей Поминов с. Сухин Степан Иванов с. Мордвинов Матвей Иванов с. Мелехов Пронские. Григорий Юрьев с. Фролов – затинщик Василий Григорьев с. Шишкин Нетчики. Родион Савин с. Фролов Донские и яицкие казаки – нетчики.
Митька Карпов Резанцы. Абакум Крюков Л. 273. Челобитная стрельцов, казаков, пушкарей, затинщиков, вольных людей. Среди них Акатов, Прокофий Шишкин города Воронежа богомольцы 146г.
Ряшане, которые с Козлова не ушли (л.301).
Федор Денисов с. Батурин Михайло Романов с. Батурин Тит Яковлев с. Фролов Яков Борисов с. Чернев Онтон Григорьев с. Шишкин Нетчики. Ряшане.
Терех Васильев с. Резанцев В списке московских стрельцов Василия Осипова – Иван Фролов.
Рязанцы посланные в Козлов.
Григорий Андреев с. Голахов Исай Иванов с. Попов Ст.№103. 1636 г.
Список нетчиков мещерян дворян и детей боярских, которые на гос. службу в новом городе Тамбове у стольника Боборыкина не объявились (мною выписаны однофамильцы сысоевских новопоселенцев).
Иван Амосов, Илья Карпов, Ивашко Сухово, Григорий Сухово, Колмак Карпов, Василий Горохов, Иван Татаринов, Варламка Татаринов.
Белозерские шацкие помещики: Тимоха Татаринов.
Казаки: Федька Максимов.
Мещеряне дети боярские, которые с Тамбова города сбежали: Захарей Сумороков.
Список резанцев дворян и детей боярских, которые пришли на гос. службу в новом городе Козлове:
Стан Окологородний.
Максим Дмитриев с. Петин - дворовой Федор Кузмин с. Татаринов - дворовой Матвей Лукьянов с. Сухарин - дворовой Сева Наумов с. Фролов - дворовой Стан Старорязанский.
Городовые: Микифор Яковлев с. Фролов Михаил Семенов с. Фролов Павел Яковлев с. Фролов Борис Васильев с. Фролов Семен Васильев с. Кутуков Ненаш Иванов с. Хлуденев Постник Иванов с. Хлуденев Каменский стан.
Тимофей Замятин с. Мордвинов Вихтор Тимофеев с. Кутуков Андрей Семенов с. Галахов Радивон Семенов с. Галахов Из Пронска.
Гелистрат Денисов с. Попов Тугарин Иванов с. Фролов Степан Тимофеев с. Кутаков Семен Васильев с. Шишкин Спиридон Микифоров с. Свиридов Андрей Иванов с. Фролов Рязанцы нетчики по Козлову.
Афанасий Алексеев с. Хлуденев (с Михайлова, Поницкий стан) Имена, которые под Смоленском до отходу были, служили с Ряжска и ныне служат в Ряжске.
Игнатей Матвеев с. Свиридов Наум Матвеев с. Свиридов Дмитрий Леонтьев с. Свиридов Нечай Степанов с. Фролов Рейтара: Василий Борисов с. Свиридов Солдаты: Кирилла Лаврентьев с. Свиридов, Лукьян Игнатьев с. Свиридов, Иван Ананьев с. Свиридов.
Списки нетчиков, которые не несли службу в Козлове в 145 (1637) году.
Переславль-Резанский: Иван Васильев с. Сатин Пронские: Степан Степанов с. Татаринов Семен Терентьев с. Татаринов (брат Дорофея Тереньева с. Татаринова) Федор Герасимов с. Татаринов Борис Микитин с. Татаринов Стан Каменский: Прокофий Иванов с. Галахов Несвой Ефимов с. Мордвинов Григорий Меньшова с. Фролов Василий Богданов с. Фролов Мелех Тихомиров с. Фролов Иван Васильев с. Шишкин Андрей Семенов с. Галахов Тимофей Иванов с. Вороваев Старорязанский стан: Сидор Олексеев с. Хлуденев Семен Иванов с. Хлуденев Борис Федоров с. Хлуденев Семен Постников с. Хлуденев Павел Данилин с. Кутуков Старорязанский стан другой половины:
Любим Степанов с. Фролов Тулянин Иван Дмитриев с. Сухонин Каширянин Иван Михайлов с. Крюков Ст. № 134. Список казаков в Уряповом городище.
Донские казаки. Стенька Максимов Митька Карпов Яицкие казаки атамана Фадеева.
Алешка Микифоров с. Крюков Иван Степанов с. Резанцев Микита Алексеев с. Мальцев Ломачка Фролов Ивашка Васильев с. Арзамасец Ивашка Максимов Абрамко Карпов Стенка Микитин Мордвин – литовский полоняник.
л.39. Челобитная Дементия Трафимова с. Языкова – дано ему в Рясском уезде на Лесном Воронеже на Остове Поляне возле лесу до Олешни реки до….дубровка поместье. Тогда службу ему служить по Козлову городу.
Сенька Федотов с. Козлов Матюшка Савостьянов с. Козлов.
Ст.№159. 1638 г. Челобитные о владении бортными ухожиями на реках Поре и Верде.
Л.142. Письмо Государю воевод города Козлова Биркина и Спешнева.
«…челобитная детей боярских, чтобы ты Государь их испоместил в порожних землях усть речки Верды на реке на Поре в Борецком урочище, а от Козлова города во шестидесяти верстах. А в тех урочищах преж тово то дикое поле лежало в пустее на нагайских сакмах (дорогах, путях), а которыми салмами на перед сего хаживали воинские люди тотаровя в резанские места и под Сапожок, а ныне Государь по твоему Государь указу те тотарские сакмы на ногайской стороне валом и земляными городками закреплены. И по твоему Государь указу мы холопы твои козловцам новописанным детям боярским в тех урочищах велели селиться, а написано Государь октября 31 числа в то борецкое урочище 33 человека под усади (усадьбы) им места отведены и почали селиться.
А устроится де Государь в тех урочищах детей боярских больши ста человек. А то де Государь дикое поле ни х которому городу не приписано и в дачах ни за кем не давано.
Лежало по ся (сей день) место в пусте, да…то подхидит к тем урочищам татарские сакмы.
А в нынешнем же Государь во 147 (1639) году бъют челом тебе Государю Царю Великому князю Михаилу Федоровичу всея Руси от Козлова в съезжей избе нам холопам твоим подают челобитную новописанные козловцы дети боярские безпоместные. А в челобитных пишут, чтобы ты Государь пожаловать велел их испоместить в Козловском уезде за речкою Оловаем из дикого поля в Кленском урочище под Борками на Кривой Поляне… А в твоей грамоте Государь написано велено мне холопу твоему да с Лебедяни воеводе Максиму Лодыжскому вхоти (входить, войти) в резанский уезд в те урочища, о которых тебе Государь ныне бьют челом козловцы дети боярские…(далее идет речь о разделе земель с Чудским монастырем, с Ряжскими казаками, что дано Козловским пушкарям Онисимке Полонику с товарищи)… А без твоего Государь указу те урочища диково поля отдати им в поместья не смеем, потому, что из того дикого поля в тех урочищах по ся место и Чудовской земли на 50 четей в поле. Как укажешь».
Л. 166-168. Государева память (по нашему служебная записка).
«…149 (1641) год май. Государев указ память думному боярину Ивану Лавреневу да Григорию Ларионову велел отписать в Приказ Большого дворца князю Алексею Михайловичу Львову да к дьякам Григорию Нечаеву, к Максиму Чиркову. В резанском уезде селе Песочное …крестьянин Степановской жены Годунова Тарасимко прозвище Богдашко Авдеев ходит в бортной Порский ухожеи на реке Поре от Бовыкинского мостища вверх по реке по Поре правая сторона (если идти против течения) до Верденского ухожия и вверх по Верде по обе стороны по Кривой Липяг, да … оброку с того ухожия платит два пуда меду, пошлин с меду десять денег, ключничя две деньги, а знамена в том ухожью пояс с четырмя рубежами, другое знамя два пояса с тремя рубежами. Да он же Гарасимко платит с реки с Поры и с Верды с рыбные ловли и з бобровых гонов водяного оброку двенадцать алтын две деньги. Рубеж той воде от Бовыкинского мостища вверх по реке Поре до устья реки Верды, да пл Верде по Кривский Липяг. И на тех угодьях Государь новые городы поставлены…и те угодия розданы под селитьбу тех же новых городов разных людей».
Л.244-248. 150 (1642) год. Память думным дьякам.
«…выписать из росписей 144 и 145 годов ясельничего Биркина да Михаила Спешнева да шацкого уезду села Песочни, что было в поместье за Никифором Вельяминовым бортные Бовыкинские, и Костюковской, и Вердевской, и Пышневской ухожия к новому городу Козлову отошли, и почему отошли, их именем те места отданы, то все выписать подлинно, прислать в Приказ Большого дворца к боярину А.М. Львову».
Л.245. Ответ на память (он одинаковый на все запросы).
«…Сыскано в разряде в прошлом 144 году по Государеву указу велено ясельничему Ивану Биркину да Михаилу Спешневу на реке на Лесном Воронеже на татарских сакмах устроить город, а детей боярских велено в Козлов в городску службу из городов имать безпоместных. А землями и всякими угоди велено детей боярских строить в Козловских угодех и с пустовых и с порозжих земель. И в Козловских строельных книгах строения Ивана Биркина да Михаила Спешнева 144 и 145 годов написано: и сенными покосами Козловских детей боярских Офонка Воропаев с товарищи 36 человек.
Да в козловвских же в строельных книгах Ивана Биркина 144 и 145 годов написано: в Козловском уезде в Борецком стану на реке на поре устроено село Борецкое да деревня Сысоево, да село Назарьево, да деревня Высокая, а в них испомещены дети боярские Якука Чернышев с товарищи 129 человек. А владеть им землею и сенными покосы и всякими угоди по реке Поре от устья речки Олешни Бовыкинской вверх по реке Поре и до верховья правой берег и речки Верда от устья и до верховья по обе стороны и по речке Олешне Грязной и по речке Олешне Бовыкинской от устья вверх левой берег. А на другой стороне речки Олешни Бовыкинской земля и всякие угоди Бовыкинской Полдяны. А в лес в Борецкой большой за реку за Пору им, детям боярским, въезжать всем вопче. А в Шацком уезде то село Борецкое с деревнями устроено и села Песочни, что было в поместье за Микифором Вельяминовым бортные Бовыкинской, и Костянской, и Вердевской, и Пешневской ухожи козловцы …ухожи писцами к Козлову городу отошли и почему отошли и каким именем – тово в Козловских в строельных и межевых книгах именных не написано».
Л.264. Такая же память по челобитной от крестьянина села Песочня Неустройки Яковлева.
«…владел он в резанском уезде де бортными ухожи Бовыкинскою, да Костюковскою, да Суровцовскою по обе стороны реки Поры. А оброку с того ухожия платил в Шацком уезде в селе Конобееве. Старово оброку за пуд…(клякса)…цать алтын, да нового на вдачи за полпуда по 10 алтын, да с тово ж оброку пощлин по пять денег на год. А ныне в тех бортных ухожиьях поселились дворяне и дети боярские Козлова города села Борца, да села Сысуева, да села Высоково, да села Назарьева и теми бортными ухожи завладели. А оне де Неустройко с тех ухожиев оброк платит с пуста третий год». Далее он просит освободить его от оброка за эти ухожи. Был такой же ответ, как на л.245.
Л.280-288. Такая же память по челобитной от крестьянина села Путятино Мишки Лукьянова.
«7151 (1643) года апреля…в Приказе Большого дворца в приходных и в окладных книгах записано резанского уезда с лесу з бортью с Ширинскою, да з Бавыкинскою, да с Сокольскою села Путятина с князя Дмитриева крестьянина княж Петра сына Пажарского с Мишки Лукьянова данюти (?) на прошлые на 140 год два пуда тридцать две гривенки, на 148, на 149, на 150 да на нынешний 151 годы…(расписано сколько дано оброку)... Бил челом сотник князь Буйносов-Достоевский, что в прошлом годе после бортника Мишки Лукьянова владели указанными ухожиями его крестьяне села Путятина Митька Смагин, Захарко Афонасьев, Федька Пичугин с товарищи и оброк платили, а как де поставлен новый Козлов город и то ухожья все отошли новогороду в уезд и поселили всех чинов служилых людей, наделив их пашнями и покосами, а Государь бы ево пожаловать не велел. С того ухожи на крестьян ево медвенного оброку правят». Далее все как в предыдущих документах.
Л.284. Такая же память по челобитной от казаков Сапожка.
«…ухожия под Сапожком в степи дубравы и липяги до Верхнего до Липяга по Лунтинские вершины и по Дубровский Липяг и по Оксенцу вниз по устье по Ксенцу по правую сторону, от утья по Середний Липяг их былых с хмелевыми угоди и до Верхний Липяг и Кореневые Липяги и со всех звериных угодий с Сапожковского з беломестного атамана с Васьки Андреева донян (?) на прошлое на 137 (1629) год…Дано ему под Сапожком на Воронежских Вершинах бортные ухожи от Черной речки вверх по речке по Пожве по обе стороны по озерко, с озерка на Верхний Липяг». Далее, что поселили там Гаврило Муратова с товарищи 80 челове и построили села и деревни. И все, что было в предидущих документах.
Ст.183. 1651-54 гг. Верстание в г. Козлове.
Л.2. «…холоп твой драгунского строю неверстанной сынчишка боярский Илюшка Петров с. Мордвинов был сей холоп твой на государевой службе на Самаре и в Беле городе и в Царьграде Алексееве городе …пожалуй за службу поместным окладом и денежным по Козлову городу. На обороте «159 в городе пожалован».
Ивашка Прокофьев с. Попов Демка Васильев с. Малышев Самошка Киреев с. Малышев Филька Андреев с. Попов, их родители несли службу по Козлову, а они после них просят жалования, были в Смоленском походе в осаде.
Федька Семенов с. Попов Мещеряне неслужилые новики Лунка Алексеев с. Суморуков, Федька Архипов с.
Шишкин, Иван Степанов с. Татаринов и др. просят жалование в новом урочище в Сараево (л.100).
Роман Савинов с. Фролов…»и в ряд вал валили и лес возили и вал острого городом и ров копали…(за него поручители Абрам Васильев с. Попов, Макар Савельев с.
Фролов, Бредихин – козловцы, Дехтерев – донской казак).
Сенька Афанасьев с. Шишкин, а Матюшка Сидоров с. Татаринов в прошлом в 159 году по твоему указу верстался на Москве по Козлову городу, а списки до сих пор не объявили…, а в них Ивко Васильев с. Малышев, Ивка Константинов с. Попов, Фочка Иванов с. Шишкин.
Имена поверстанных на Москве по Козлову.
Илья Андреев с. Попов Семен Селиверстов с. Шишкин Лаврентий Афанасьев с. Шишкин Иван Мартынов с. Попов Семен Иванов с. Резанцев Василий Иванов с. Резанцев Андрей Владимиров с. Обухов Яков Данилов с. Сухово У них поручители Семен Афанасьев с. Шишкин и Федот Архипов с. Шишкин – мещеряне шацкие (л.264).
Далее челобитные о верстании.
Ивашко Мартынов с. Попов Павел Иванов с. Козлов – донской слободы Черкашин (л.276) Афанасей Петров с. Попов – козловец.
Левонтий Яковлев с. Дубенский – поручитель Новгородец Микита Резанцев, владимирец Петр Авинов Село Сеславцево – Роман Захаров с. Самороков – служит по Мещере, мещерянин.
Л.324. Челобитная Дениса Устинова с. Сухова. «…служат тебе отцы наши и деды по мещере и родители наши многия лета, а мы холопы твои в твою службу поспели, а не верстаны поместным окладом. Пожалуй поместным окладом и поверстай по Козлову. А наши поместья в Козловском уезде в Борецком стане схудели. Испомести ты нас в Борецком стане на реке поре по обе стороны и вверх по речке по обе стороны и вверху по речке Муровлянке правой берег, да по другую сторону по речке вверху по речке по марво де правой берег в разряд вписано (и по речке Ягодной по обе стороны). В мещерском в подлинном списку нынешнего 161 году написано: дети боярские неверстанные, а в мещерской десятне 139 года отцы ихнаписаны с окладом Семен Пятого с. Коноков и Устин Гаврилов с. Сухово. И Денис сказал – Устин Сухово отец ему жив, служит по Мещере и отец под Смоленском был до отходу и ранен, а онДениско одинок. Денису дали оклад 200 четей. Поручители у него Наум Сысоев Мещеринин, Илья Исаев с. Сысоев, Михайло Петров с. Мордвинов, братья Любовниковы. Дениса тоже называют мещеринин.
Илья Исаев и Клим Исаев дети Сысоевы также служили под Смоленском.
Ст. 575. 1679 год. Сказки козловцев.
Л. 234. Борецкий стан.
Борец. Семен Васильев с. Сухнин (Сумин?), у него брат Максимка – 23 лет, да племянник в возрасте.
Сысои. Иван Абрамов с. Бахметьев, у него сыновья Мишка 17 лет и Левка 15 лет.
Лаврентий Матвеев с. Петин, у него два сына Трифан 25 лет и Тимошка лет.(л.240) Еуфим Микитин с. Сухов, служит с 177 (1669) года (?) на коне, пара пистолей, карабин у него с Данилой Токаревым да с Савельем Полумордвиновым (на троих), он был под Чигирином в 186 (1678) году, после чего был дан отпуск, у него три сына Микитка года, Куземка 20 лет, Михейка 12 лет. Других людей нет.
Денис Микифоров с. Петин, у него брат Якушка 24 г.
Савелий Яковлев с. Полумордвинов, у него брат Андрей 20 лет, да племянник Андрей Дмитриев с. Осмолов, живет с отцом.
Трофим Игнатов с. Крюков, у него дети Ивашка 23 года, да Афонька 21 год.
Аким Федоров с. Дубенский, по отступного поместье отца Исая Мордвинова, неверстан, у него два брата Макей 20 лет и Иван 18 лет, написано мне в рейтарской службе на помогу, был под Чигирином.
Петр Семенов с. Языков, в рейтарах с 183 года из детей боярских на мерене с корабином, неверстан, детей нет, брат Дмитрий 10 лет, был под Чигирином.
Василий Афанасьев с. Горохов, у него брат Иван 13 лет.
Гарасим (Тарас) Иванов с. Фролов, на коне с 183 года, детей нет, отец стар, за старостью отставлен, у него два брата Алимпей (Алексей) 20 лет – дан мне на подмогу, да Фомка 15 лет, страмен, других жителей нет.
Елистрат Тарасов с. Петин.
Таптыково: Федор Елисеев с. Мордвинов Иван Васильев с. Чегишев Яков Алексеев с. Мордвинов Василий Микифоров с. Чегишеф Андрей Кузмин с. Мордвинов Кривское: Трушка Карнилов с. Ремезов Федор Алексеев с. Кадомцев, у него братья Еремка 33 года, Акакейка 13 лет, отец стар.
Ст. 583. 1679 год. Сказки козловцев.
Заворонежская Слобода. Встречаются сказки следующих фамилий: Топильский, Кузнецов, Шарапов, Мордасов, Конищев, Черной, Еремеев, Шаранков, Куделенков, Афанасьев, Ларионов, Ляхов, Кондратьев, Гурьев, Чернецов, Марков, Ценковской.
Л.735. 187 год. …Иван Митрофанов с. Карпов (неверстанный), служит по Козлову с года с отцовского поместья, брат у меня Иван 20 лет, да два сына Оська 10 лет, да Митька 8 лет…никого больше нет, ружье Государево пищаль в целости, а рогатина Государь в прошлом годе 179 в смутное время отбита на бою на Лясых горах… Ст. 2347. 1700 г. Сказки козловцев. Солдатская служба. На л. 525 в конце пленки записан Сенька Семенов с. Языков (возможно скрепа).

Экономьте с нами!

Перфораторы с доставкой. Bosch, Black&Decker.
rozetka.ua
от 699 грн


Низкие цены на обувь

Мужская коллекция Весна-Лето!
lamoda.ru
от 1 990 руб.


Все для ремонта

Шуруповерты и электроотвертки
rozetka.ua
от 263 грн


Ст. 2397. 1700 г. Сказки козловцев. Рейтара.
Пленка 11. с. Таптыково. Василий Микифоров с. Чегишев, рейтар по выбору с 183 года, у него дети Трошка в возрасте да Гришка 14 лет.
Борец. Василий Васильев с. Арзамазцев, рейтарский прокормщик.
Семен Васильев с. Сухин (Сумин, Сухнин?), полковой рейтарской службы с года, у него дети Игнатка в возрасте, Петрушка 15 лет, да брат Максимка, у него сын Меркушка, у него сын Ларчка (Лаврентий) 2 лет, да племянник Стенька, у него дети Фетиска 13 лет, Назарка 8 лет, Ивашка 6 лет, поместье в Борце вопче с братом и племянником, а у меня две мельницы - по реке Верде вопче с помещики с. Сысои, да на реке Поре – с помещики села Борца вопче, а иных детей и братьев и племянников и никаких свойственников, крестьянских и бобыльских дворов изадворных деловых и дворовых людей никаких оброчных у меня нет…(л.506).
Сысои. Иван Артомонов с. Бахметьев, служит с 166 года, у него дети Мишка, Левка, Терешка в возрасте, Ивашка 16 лет, Ивашка меньшой 14 лет, у Мишки дети Игнатка 13 лет, Сенька 11 лет.
Семен Агапо с. Петин, служит с 157 года, у него брат Петрушка, у него сын Лунка.
Елистрат Тарасов с. Петин, у него дети Афонька в возрасте, у которого сын Трушка 15 лет, Мишка 14 лет, да братья Ивашка, Панка в возрасте, у Ивашки сын Самойла, у Панка сын Евстюшка.
Моисей Кирилов с. Мордвинов, служит с 165 года, у него сын Митька 18 лет, да брат Ивашка в возрасте, Панка в возрасте (л.515).
Тимофей Лаврентьев с. Петин.
Михайло Ефимов с. Сухов, полковой рейтар, у меня сын Фомка 1 год, да племянник Ивашка Кузмин сын 12 лет (л.517).
Герасим (Тарас) Иванов с. Фролов, рейтар с 183 года, у него сын Ивашка в возрасте, братья Алимпийка в возрасте, Фомка страмен, у Фомки сын Фил (Филимон) лет (л.521).
Дмитрий Денисов с. Петин Стьепан Константинов с. Лупандин Максим Яковлев с. Токарев Канон Елистратов с. Галахов Ламина. Григорий Иванов с. Петин.
Пленка 11. Таптыково. Михаил Сафонов с. Мордвинов Иван Яковлев с. Мордвинов, у него дети Карп, Сережка и Кузьма.
Семен Карпов с. Мордвинов Андрей Иванов с. Чегишев Иван Михайлов с. Мордвинов Гаврила Микифоров с. Чегишев Алексей Федоров с. Мордвинов, у него братья Гаврила, Филимон и Иван.
Пленка12. Кривское. Иван Киреев с. Ремезов (л.602).
Иван Алексеев с. Кадомцев.
Телятники. Микита Яковлев с. Ремезов.
Далее села Сараи, Максы, Красный Бузулук.
Бычково.
Семен Михайлов с. Сухова, рейтарская служба по Козлову с 187 года, у меня сын Мишка болен во гноище, Ивашка в возрасте да племянники Тараска 10 лет, Егорка 5 лет, за Тараской в Сысоях поместье и мельница вопче с помещики (л.697).
Михаил Прокофьев с. Козлов – уроженец Переславля-Резанского города Михайлова делевни Заламы, рейторской сын, а отец мой Прокофий служит по Рязани рейторскую службу с резанцы в ряд, и в нынешнем 180 году указано мне служить по Козлову вместо умершего Агафона Мезинова (л.700).
Петр Кузмин с. Сухов, рейтор полковой с 167 года, у меня дворовые люди Бориска и Титка Ермоловы дети, Климка Петров сын, поместье в Бычкове, да отца мельница на речке Верде, детей, братьев и внучат, никаких оброчных угодий, крестьян и бобылей дворов и задворных деловых людей у меня нет (л.703).
Ягодное, Мордова, Муровлянка – Семен Иванов с. Воропаев, Высокое.
Напольное. Савва Филатов с. Сахин?, никаких родственников нет.
Василий Терентьев с. Галахов, Фрол Савельев с. Попов.
Ст.2400. 1700 г. Сказки козловцев. По прибору –казаки, пушкари, стрельцы и т.д.
Пленка 2. Заворонежская Слобода (Черкесская, Панская).
Гаврила Федоров с. Фролов, у него дети Анашка, Васька, Гурка в возрасте, Левка 10 лет.
Михайла Федулов с. Фролов, у него сын Мишка, да братья Васька, Терешка в возрасте, да племянник Андрюшка Трафимов сын, у Терешки сын Ульянка.
Яков Денисов с. Фролов, детей нет, служит с 183 года.
Полковая Слобода. Казак Сидор Иванов с. Попов Пригородная Слобода. Казак Тимофей Иванов с. Ремезов (л.169), казак Алексей Понфилов с. Фролов, дети Андрюшка, Семка, Афонька, да брат Агапка.
Кочетовская Слобода, село Кочетовка. Полковой казак Семен Иванов с. Фролов, служит с 187 года, дети Макарка и Сидорка.
Стрелецкий сын Сил Потапов с. Дубенский (144 г.) Ст.2405. 1700 г. Сказки козловцев. Городовая служба.
Л.2. село Борец. Федор Ефимов с. Акатов, его дядя по матери Козьма Федоров с. Резанов.
Павел Терентьев с. Самороков – уроженец шацкого уезда д. Бреховой.
Сысои.
Михаил Павлов с. Фролов, у него братья Ивашка, Федька, Петрушка и дворовой Кирюшка Долматов. Есть список с грамоты по которой его отец Павел Иванов с. Фролов бил челом о передаче его службы сыну (л.46-47).
Роман Артемьев с. Сухова, служит с 157 (1649) года, у меня братья Максимка, Филька в возрасте, да двоюродный брат Логинка Володимеров с. Сухов в возрасте, поместье за мной в том же селе обморочного? Фирса Сухова четей…(л.48).
Столбцы Севского стола.
Ст.№2. 1618 г. Осадное сидение в Бельске.
Васька Семенов с. Языков – был в Белом 4 года без съезда и сидел в осаде в голицкой чети.
Бельский казак Федька Максимов, торговый человек Тимофей Карпов.
Л.397. В Ярославле Третьяку Сухову моложанину (г. Молога), да на Костроме и в иных городах купить на Государя хлеба 3 000 четвертей и повести тот хлеб…путем в Тверь, в Старицу, во Ржеву Владимировскую…дать ему 2 100 рублев.
Сторожа разрядного приказа Боженко Фролов… Вдова Лариона Амосова Ульяница… РГАДА, Боярские книги, ф. 137.
Ед.хр.№1а. 1557 г. Писцовые книги Водской пятины.
За Семеном, да за Иваном Ивановыми д. Языковыми… Ед.хр. №5. 1639-41гг. Писцовые книги Водской пятины.
Списки служилых людей за Смоленскую службу:
Михаил Григорьев с. Козлов – с Москвы С Москвы – Пушкин, Гагарин, Федор Истомин с. Сухотин, Ляпунов, Беклемишев, Зиновьев, Сабуров, Уваров, Шеховской, Захар Григорьев с. Шишкин, Козловский, Горчаков.
Дьяки – Петр Максимов, Митрий Карпов.
Богдан Григорьев с. Карпов – тулянин Воин Иванов с. Крюков – тулянин Стрелейкий сотник Михайло Языков Смолянин Иван Суряников с. Обухов Соловянин Иван Крюков Рязанец Андрей Иванов с. Сатин Соловлянин Роман Сатин, смоленская служба Арзамасец Александр Аврамов с. Бахметьев Зубчанин Иван Михайлов с. Козлов Тулянин Истома Федоров с. Крюков Смолянин Петр Обухов Торопчанин Матвей Иванов с. Языков Сотник стрелецкий Володимер Алексеев с. Ворыпаев Карачаевец Прокофий Константинов с. Карпов Стольник патриарха Алексей Федоров с. Шишкин Алексинец Самсон Андреев с. Ярцев Тулянин Данила Есипов с. Карпов Рылянин Олексей Михайлов с. Молеев Ярославец Андрей Романов с. Третьяков Черниговец Григорий Левонтьев с. Татаринов Тулянин Истома Иванов с. Сухотин Мещерянин Иван Артемьев с. Любовников Тулянин Роман Казаринов с. Карпов, за Смоленскую службу в 1633 и 1634 годы и за рану… Алексин – Яков Микифоров с. Ярцев Рылянин Богдан Михайлов с. Молеев Муромцы Василий и Андрей Яковлевы д. Лупандины Алексенцы Иван Замятин с., Петр Зиновьев с. Воропаевы Мещеряне Иван Степанов с. Мордвинов, Яков Матвеев с. Петин, Омельян Степанов с.
Мордвинов Курмышанин Федор Микитин с. Ярцев Алатарец Мартин Архипов с. Полумордвинов Рязанец Лаврентий Семенов с. Ворыпаев Орлянин Иван Романов с. Зиборов Каширянин Василий Юрьев с. Козлов №7. Боярские книги Черкасского, 1638 г.
Тулянин Богдан Григорьев с. Карпов Резанец Микита Дмитриев с. Сатин Тулянин Роман Казаринов с. Карпов Выписки из Писцовых книг (выписывались только интересующие сведения для проведения исследования по истории происхождения некоторых фамилий жителей села Сысои) Дворцовые владения Писцовая книга дьяка Семена Суморокова 7099 (1590-1591) г.
На л. 134 – за помещики … за Иваном Сумороковым в Казанском приказе… В алфавитном указателе: Языков Алексей – помещик Казанский, л. Языков Сувор – помещик Казанский, л. Языкова Марья, вдова Суворова, л. Новгородские писцовые книги в 6 томах.
Переписная оброчная книга Деревской пятины Новгородской земли 1495 год. Том I.
Первая половина пятины В Заборовском погосте есть фамилия Сысоев (вообще фамилия Сысоев очень распространена среди крестьян и ремесленных людей).
Л.183. Михайловский погост. …за Иваном Тимофеевым с. Бовыкина деревни… Л.481. Великопорожский погост. Иван Филиппов с. Омосов – д. Голье… 631/324…за Иваном Сухим за подьячим Великого князя волостка Яковльская Иванова сына Скоматова… 841/429… за Митею да за Некрасом за Ивановым с. Хомякова в поместье… В первой половине другой информации интересующей меня нет.
Вторая половина пятины Письма неизвестных писцов, 1495 год.
Л.415-426/221 Погост Язвищский…К погосту ж Великого князя деревни Давидьские Прокофьева Сухово, да детей его Борисковы да Куземкины, за Михайлом Ондреевым с.
Кокоревым в поместье… Л.591-593/226 В Курском погосте… Л. 593-597/226 В Курском уезде Великого князя деревниЯкимовские Рамошевского за Васюком за Дмитриевым с. Вышеславцевым в поместье, с. Якимово..
Л.602об-605/227. В В Курском уезде …деревни бывшия прежде разных лиц, за Анною за Ивановскою женою Кобылина да за е детьми за Куземкою да за Ивашкою в поместье… Л.763/234. …Волость Лопастицы…за помещиками княж Шаховскими…А угодий:
оз.Лопастицы, оз.Любино, оз.Оталско, оз.Болого, оз Лук;
а им же в озере в Лучане четверть, в оз. Каменском семой участок, а оз. Столп ловятего вопче с Языковыми… Л.769-783…Волость Буец, была Юрьева монастыря. За Микифором, да за Михалем, да за Степаном, да за Гридкою (Григорий), да за Илейкою (Илья), да за Захаром Ивановыми детьми Языкова в поместье… (96 деревень, 186 дворов, 238 человек)…Озера Елно, Осечно, Должехто, Срудко полностью их…далее описываются деревни за ними же в Молвятицком погосте.
Переписная книга Обонежской пятины Новгородской земли XVI века.
Том II.
Стр.1 … в деревне у погоста Овчинникова своеземец Ивашко Сухово ( п.к. Андрея Лихачева 7072 г.).
Стр. 27, 67 …в Михайловском погосте на Волхове в д. Теребонежье своеземец Ивашка Карпов (платежная книга 7064 г. и писцовая книга письма Андрея Лихачева 7072 г.).
Стр. 132, 133, 142 … Погост Климецкий в Колбегах. Из дела НПИ 1602 г. об отделе поместья Михаилу Рудакову с. Мордвинова в д. Захарова горка. Из дела 1601 г. – деревни Торопово, Насоново, Перново, Ляпина.
Стр.144. …Вавин выменял деревни Упирево, Берег Сидорково, Ивановское Селище, Михеево, Матвейково, Василково в Егорьевском погосте в Неболчах у Ильи у Петрова с.
Мордвинова (п.к. Лихачева 7072 г.) В книге есть запись о Иване Суханове с. и Алексее Семеновом с. Ханыковых, которые до 7072 года владели поместьями.
Переписная оброчная книга Вотской пятины Новгородской земли 1500 года. Том III.
Первая половина (Книга 1) 155/85. Погост Коситцкой. Деревни Васильевские Исакова за Иваном за Васильевым с.
Вельяминова за Сухим…(за рекою Луга Шелонская пятина. Далее Иван Вельяминов записан и с прозвищем «Сухим» и без «Сухого»).
319/167…а обжу пашоть человек его Бовыка..
363/189 … в дворцовой деревне в Олферьевской Иванова сына Офоносова в Бабине воче с Ивановскими обжами Визгунова, что за …, да за Гридею Карповым за подьячим, … дер.
Лука, дер. Хвостец, с. Плоское… 371/193 … Ивановские обжи Захарьина с. Овинова… (Овиновы жили в с. Максы) 389/202 … в дворцовой дер. Одферьевской Иванова с. Офоносова в Валыж на Тигоде вопче с своеземцом с Гридею с Офимьиным с. Горохова … д. Мишково… 450/232 … дьяк Иван Суморок… 466/240 … да с Гридею да с Якушом Карповыми … 468/241 … д. Верховое Лядинное на р. на Глубоске вопче с своеземцы … Якушем да с Гридею с Карповыми … их братья Якуш да Игнат Ивашковы (стр.470) 494/254 Город Копорье на р. Копорье (18 дворов) … на посаде дворы городцких людей:
… Ивашко Попов, дьяк Семен Максимов… В Копорском уезде в Коргальском погосте … отдано (поместье) Ивану да Мите да Гриде Ивановым д. Сукина … 496/255 …д. Петровичи у Большово камени вопче …, что за Саулом за Вышеславцевым (также с. Воронкино).
В Каргольском же погосте Великого князя волости и села и деревни за детьми боярскими в поместьиа.
497/256 Волость Казимировская за Иваном за Кобылою да за Федком за Александровыми детьми Сухово: с. Кумолово – сам Иван;
сц. Арбала – сам Федька;
сц.
Райково на речке Систи близко море;
д. Меньшая Волгуша у моря;
д. Осиновая Лука на реке Систи у моря;
д. Осинов Лог;
д. Петрино усть Систи;
д. Бор на р. Систи…крестьяне:
Ивашковы, Стехновы, Матвеевы, Микулин, Семенов, Федьков, Офоносов, Гридин, Максимов, Палкин, Сидоров, Смешков, Гришкин, Сивин, Кузмин, Андоейков, Вихтуев, Борисов, Петрушин, Самсонов, Стешин, Глухов, Иванов, Якушов, Юркин, Тумасов, Лембитов, Кирилов, Микитин, Михалев, Родионов, Мосеев и др.
Сел и деревень 13, дворов 80, людей 108 человек – по старому письму, сел и дер. 12, дворов 88, людей 110 без хозяев – по новому письму.
507/261 …волостка Ивановская Малого Васильева с. Микифорова за Микитою Михиным с. Беклемишева село Карпино, вопче с своеземцы с Нефедом Карповым да его сыном Семенцом…озеро Глубоконе вопче с Иваном Елизаровым купцом.
530/272 …д. Горка врпче с своеземцы с Палкою (Павел) да с Олферком с Фроловыми… 535/275 … Яков Костин с. Шишкин… 549/276… своеземцы (около Копорья) …Нефед Карпов его сын Семен да братанычя его Власка Еремина в сц. Карпине в Ивановском Малого, что за Микитою за Михиным с.
Беклемишева, вопче с своеземцом с Ивашком с Васковым, на Сенькине да на Васкове жребий:…(в сц. Два двора Сеньки и Власки).
Радшинский погост.
557/ ….д. Яковльская Костина с. Шишкина… 559/287 …Казимировское сц. и дер. за Иваном за Кобылою да Федком за Олександровыми детьми Сухого: с. Порошки на р. Систи, д. Вымчании (всего 16 дворов, 19 человек).
580/297 …да Федка да Захарка да Сенка Онаньиных детей Попова… В замоском погосте своеземцы:
602/308 …Ивашка да Трофимка да Максимка Фроловы с Ильины улицы, д. Спицин конец.
611/313 Волостка Яковлевская да Каприяновская Костянтиновых детей Шишкина с Ильины улицы… 624/319 …за Неклюдом за Борисовым с. Вышеславцева… 744/379.. д. Заполье Ивашковская Сухово… 746/380 ….что было за Старком за Вышеславцевым… 748/381 …д. Заполье вопче с Ивановскими обжами Сухово 756/385 Погост Ястребинский Никольской.
И Ондрея нестало, а его треть отписана на Великого князя.
… волостка Оксининская Микиты жены Есипова, за Ондреем да за Василием да за Борисом за Олександровыми детьми (далее Олешкины дети) Сухово в поместье: с. Лоп сам Андрей;
сц. Сумско, сам Василий;
с. Яблоничи (в Яблоницах) сам Борис, с.
Шуиговичи, д. Курско, сц. Брыховичи, д. Олеса, д. Шадыричи, д. Дубища, д. Худачево, д.
Креково, д. Волочек, д. Река на реке на Врудице, с. Теребушка на Беседе … Всего деревень, 172 двора, 230 человек, кроме хозяев. Ондреев человек Ворыпайко, крестьяне: у Ондрея - Трофимовы, Никитины, Якушовы, Петрушин, Ивашковы, Онтонов, Тимохин, Харитонов, Грихнов, Сменков, Омельянов, Марков, Исаков, Лавров, Фофанов, Яхнов, Васильев, Родивонов, Прохно, Левонов, Васков, у Василия – Климов, Микулин, Кирилов, Степанов, Петрушин, Олехнов, Михалев, Федьков, Зиновов, Грихнов, у Бориса – Максимов, Обакумов, Тарасов, Ивашков, Васильев, Харитонов, Ермолин, Ермаков, Онфимов, Филиппов, Демидов, Лукин… …да под теми же деревнями на реце на Вруде коль, а ловят в нем лососи и белую рыбу, а Василию Хлуденеву да Федку Шадрину в том коле четвертой жребий:… в сельце Недобылицах, что бывало Никольское Неревского конца за Васюком за Ивановым с.
Хлуденева за Мурзою вопче (далее «за Мунзорою, на Мунзориной половине») с детьми Сухово… (до л.766) 766/ 390 Ивана нестало то его половина отдана Мите Семенову Новосильцову да Олешке Осокину. Волостка Заклинье за Ивашкой за Меньшим да за Костею за Олешкиными детьми Сухово в поместье…Всего 23 деревни с сельцом, 100 дворов, людей 146, опричь самих Ивашка и Кости. Здесь же фамилии ивангородцев – Исаковы, Максимовы, Рыков.
793/404 … за Гридкою Карповым с тремя сыны, … с. Смолиговичи… 808/411 Великого князя деревни Федоровские да Захаровские да Семеновские Онаньиных детей Попова…(Иван Есипов – ивангородец).
816/419 … за Палкою Ивановым с. Козлова с двема сыны….сц.Коргане…Васька Иванов с.
Козлов..
879/447 г. Ям …напосаде люди лутчiе своеземцы: …а у Спаса на Копорской стороне …дв.
Климко да Михаль Поповы…средние люди земли…место под ними Онанья Козлова…осадные люди Федко Максимов, Ивашка Максимов Кривой (сын Митрофан), пустой двор Ески Попова… 957/486 г. Ладога на р. Волхов. На посаде лутчие люди: Михаил да Семен Поповы,…люди молодые: …в Богородцком конце Ивашко Карпов, его дети Осташко и Васко, в Семеновском конце Ивашко Карпов портной мастер, в Климетцком конце …Оксенко Карпов… Часть 2 (книга 2).
115/98 г. Орешек. …двор Онцыфора Карпова 231/214 … за Онцыфорика да за Федка Микифоровых д. Карпова д. Гитола у озера у Глубокаго, крестьяне: Гридин, Ильин, Юркин, Лукин.
345/321 …оброчная волость Спасского моностыря отдана Ивановым детям Чертова (фамилия Чертов упоминается в Муромском уезде и связана с Языковыми).
Часть 3.
Г. Корела.
В городе лучшие люди:…Ондрейка Максимов, Романко Максимов, Иевка Сафронов с.
Попов, Власко Карпов, Сенька Карпов.
11/445 …Давыд Микитин с. Путятин… 61/505 Константиновы.
94/538 …Яким Фомин с. Карпов (3 деревни).
Пеперисная оброчная книга Шелонской пятины Новгородской земли (т.4) Книга состоит из трех частей 1498, 1539, 1552-1553 годов.
Часть 1 – 1498 года.
79/49… в Бельском погосте… своеземцы Федосейка Филимонов с. Попов…Федька да Савва Васюковы д. Карпова… 147/82…Якимовские Толстого деревни за …да за купцом Василием Ивана с.
Елизаровым… Часть 2 – 1539 года.
301/159 … отделено беспоместному Степану Звягину с. Сукова … 316/166 … Михаил и Микита Андреевы д. Шишкина… 321/169 … за Юшком Ботаевым с. Хлуденева в окологороде Порховском в Богородицком погосте… 332/174 … за Иваном Ивановым с. Кобылина, что были за Кузьмою Ивановым с.
Кобылина… …/179 …за Матреной Яковлевской женой Вышеславцева… (такая фамилия была у соседей и родственников Суховых в Шацком уезде) 359/188 …за Иваном Мещериновым с. Мордвинова… 363/190 … за Ориною Тинековскою женою Татаринова да за ее детьми Григорием да за Яковом… 389/203 … за Иваном за Лопаком за Ивановым с. Карпова деревня Поречье…(12 деревень, 24 двора, 25 человек мужского пола) 502/259 … за Офонею да за Болаксаю за Васильевыми д. Крюкова… Часть 3 – 1552-1553 года.
537/277 … были (ранее) в поместье за Иваном Яковлевым с. Сухово в Ретенском погосте… 567/292 …. Истома да Суббота да Гришка да Богданец да Иванец да Петрушка да Гриша Буня Яковлевы дети Тотаринова… Суббота погиб под Казанью 7058, его сын Жданко… Писцовые книги Деревской пятины Новгородской земли 1550-1560 гг.
Том V.
В алфавитном указателе есть Василий Иванов с., Ефрем Семенов с., Тимофей Иванов с.
Поповы.
Стр. 78, 79. Погост Язвицкий. …деревни Давыдовские Прокофьева сына Сухово да его детей Борисовские да Кузминские, а были за Михаилом Андреевым с. Кокорева.
Стр. 260. В Ручевском погосте 7 деревень отделено Борису Григорьеву с. Языкова и Ивану Никитину с. Ушакова в 1595 году.
Стр. 357. Третьяк Васильев с. Языков в Холмском уезде Морховском стану д.Щапова.
Стр. 383. Волость Лопостица, д. Михалева, д. Селец, д. Павловы за Пятой и Яковом Ильина детьми Языкова.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Ивашкин (Квашнин) Петр Матвеевич 23 апр 2016 22:55 #6018

  • Сергей Вахрин
  • Сергей Вахрин аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1067
  • Спасибо получено: 5
  • Репутация: 2
Слухами Москва полнится
Журнал Родина №6-7, 1992 год
Рубрика: Досье войны
Предисловие и публикация А. Тартаковского
________________________________________
Из «осведомительных донесений» московского обер-полицмейстера П.А. Ивашкина
________________________________________
В личном архиве министра полиции А.Д. Балашёва сохранилось 11 «осведомительных донесений» московского обер-полицмейстера, генерал-майора Петра Алексеевича Ивашкина, датированных августом — сентябрем 1812 года, — потаенная хроника общественных умонастроений, молвы, военных известий, политических событий, городских происшествий и т.д. Удивительно, но этот уникальный в своём роде источник о повседневной жизни Москвы того времени не привлёк к себе внимания историков ни в прошлом, ни в нынешнем веке.
Глава столичной полиции с 1811 года, Ивашкин располагал несравненными по достоверности сведениями о происходившем здесь в 1812 году, но в своих оценках был достаточно трезв и беспристрастен, невзирая на то, что среди «персонажей» его донесений были влиятельные сановники, знаменитые военачальники и сам московский генерал-губернатор (кстати, он не был посвящён в то, что сообщал в Петербург его подчинённый). В одном из своих посланий А.Д. Балашёву Ивашкин писал: «Что я Вашему превосходительству докладываю, — совершенная правда»1. И действительно, его донесения выгодно отличаются от официальных писем за 1812 год Ф.В. Ростопчина, не знавшего меры в своей гневливости и оттого предельно тенденциозно освещавшего состояние дел во вверенном ему городе. Желчный и нетерпимый, он оставил в своих воспоминаниях уничтожающие характеристики почти всех сотрудников московской администрации, с которыми имел дело в 1812 году, но об Ивашкине отзывается сравнительно сдержанно и даже с некоторым уважением: «Начальник полиции генерал-майор Ивашкин — человек честный, но слишком кроткий, состоявший под влиянием жены, боязливый и плохого здоровья, но точный в исполнении приказаний»2.
Из «осведомительных донесений» Ивашкина публикуются ниже три отрывка, живо и непосредственно передающие напряжённость общественной атмосферы в преддверии нависшей над городом угрозы. Читатель узнает о распространившихся к середине августа 1812 года страшных слухах об измене М.Б. Барклая де Толли — прямом следствии сдачи им Смоленска — и о замене его на посту главнокомандующего 1-й армией Л.Л. Беннигсеном, о надеждах москвичей на возвращение в Москву в это трудное для государства время Александра I и об упованиях на то, что Кутузов «Москву охранит».
Но, пожалуй, наиболее примечательно в донесении от 19 августа сообщение о недовольстве П.И. Багратиона назначением главнокомандующим всеми русскими армиями Кутузова. Вопреки бытующим в исторической литературе представлениям о чуть ли не идиллических между ними отношениях в 1812 году, Багратион, сам претендовавший на пост единого главнокомандующего, весьма недружелюбно воспринял назначение Кутузова, хотя высказывался на сей счёт лишь в конфиденциальных письмах к особо доверенным лицам. Откликаясь на только что полученный рескрипт царя об определении Кутузова в армию, 16 августа, накануне его прибытия в Царево Займище, Багратион в раздражённо-запальчивом тоне, не стесняясь в выражениях, писал Ростопчину: «Хорош и сей гусь, который назван и князем, и вождём. Если особенного повеления он не имеет, чтобы наступать, я вас уверяю, что тоже приведёт к вам, как и Барклай (…) Я рад: с плеча долой ответственность, теперь пойдут у вождя нашего сплетни бабьи и интриги. Я думаю, что и к миру он весьма близкий человек, для того его и послали сюда»3. Позднее Ростопчин вспоминал, что в то время, как «Барклай — образец субординации — молча перенёс уничижение, скрыл свою скорбь и продолжал служить с прежним усердием, Багратион, напротив того, вышел из всяких мер приличия и, сообщая мне письмом о прибытии Кутузова, называл его мошенником, способным изменить за деньги»4. Теперь же, благодаря донесению Ивашкина, выясняется то, чего мы и не предполагали: вражда Багратиона к Кутузову в те же дни получила общественную огласку.

Примечания
1. Архив Спб. филиала Института Российской истории РАН.Ф. 16. Карт. 8. Пакет 229. №49.
2. Русская старина. 1889. №12. С. 657.
3. Дубровин Н. Отечественная война в письмах современников (1812 — 1815). Спб., 1882. С. 101.
4. Русская старина. 1889. №12. С. 693.
П.А. Ивашкин — А.Д. Балашеву 12 августа 1812 года

Москва
10 августа полученное от к. Багратиона известие, что неприятель в Смоленске и главная наша квартера в Дорогобуже, привело жителей в чрезмерный страх я уныние, многие празно здесь живущие збираются из Москвы выехать наудачу. В сем деле приписывают военному министру, что не умел распорядить войска, а некоторые полагают, что он изменил и нельзя верить, чтоб можно было отдать Смоленск неприятелю. Все единодушно обрадованы, что князь Кутузов назначен начальником армии в надежде, что он охранит Москву.
С нетерпением ожидаем прибытия Государя Императора в Москву, надеясь, что Ваше превосходительство сюда пожалуете. При теперешнем случае очень нужно императорское здесь пребывание (…)
До сих пор благодаря Бога в народе смирно (…)

Архив СПб филиала ИРИ РАН.Ф. 16. Он. I. Карт. 8. Пакет 229. №38.

15 августа 1812 года,
Москва
Из Москвы чрезмерно много выезжают, более всех едут на Ерославль, Казань и Нижней. Вчерашнее известие о военных действиях, привезённое адъютантом военного министра Левенштерном, некоторых поспешным выездом остановило.
Говорят, что в военном совете положено севоднишней день дать генеральную баталию и будто ето не по желанию военного министра, о котором генерально все говорят, что он изменил и на место ево назначен командиром в Первую армию Бениксон (…)
До сих пор благодарение Бога в народе спокойно (…)

Архив СПб филиала ИРИ РАН.Ф. 16. Он. 1. Карт. 8. Пакет 229. №39.

19 августа 1812 года,
Москва
На сих днях московские жители были в совершенном страхе. Что военный министр уступил неприятелю Дорогобуж и отступил к Вязьме. На вчерашний день услышали, что князь М.Л. Кутузов прибыл к армии и все чрезмерно обрадовались и выезжать из города остановились, быв в твёрдом уповании, что он спасёт Москву.
Господин главнокомандующий приказал изготовить барку, в которой по приложенному у сего реестру отправить в Нижний иностранцев.
Князь Пётр Иванович Багратион очень недоволен, что ему дали Начальника, он щи тал. что ему отдадут в команду все армии, я слышал, что он об оном писал к своим знакомым.

Архив СПб филиала ИРИ РАН.Ф. 16. Он. 1. Карт. 8. Пакет 229. №40.



Измайловский полк
Ивашкин Петр Алексеевич (07.05.1762-31.10.1823), генерал-майор (1809).

Первый офицерский чин получил в 1795. Будучи полковником л.-гв. Измайловского полка, исполнял должность полицмейстера в Москве. 17.4.1809 назначен московским обер-полицмейстером. 12.12.1809 произведен в генерал-майоры. В 1812 занимался эвакуацией жителей гос. учреждений из Москвы при приближении неприятеля, а после освобождения города руководил борьбой с мародерами. 1.6.1813 награжден орденом Св. Владимира 2-й степени: «за оказанную бдительность в сохранении тишины и спокойствия между обывателями Московской столицы во время бытности неприятеля вблизи вблизи оной и за деятельность а поспешном восстановлении возможного порядка и устройства в сем городе по изгнании из оного неприятеля». 8.3.1816 из-за болезни снят с должности обер-полицмейстера, а 14 марта определен состоять при армии. Похоронен в Даниловом монастыре в Москве.

Награжден также рос. Орденами Св. Анны 1-й степени с алмазами, Св. Георгия 4 кл., Св. Иоанна Иерусалимского.
А. А. Подмазо

(Источник: Отечественная война 1812 года: биографический словарь /[ ред. В. И. Алявдин и др.; авт. –сост. В. М. Безотосный и др.]. – М. 2011. – С. 132 )



Ивашкин Владимир Николаевич (07.05.1839 – 14.07.1903)
генерал-майор с 1885
генерал-лейтенант с 1897
Ивашкин Григорий Петрович (1790 – ?)
генерал-майор с 05.12.1834
Ивашкин Пётр Алексеевич (07.05.1762 – 31.10.1823)
генерал-майор с 12.12.1809
Ивашкин-Потапов Модест Александрович (? – ?)
генерал-майор с 1887
Администратор запретил публиковать записи гостям.
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
Время создания страницы: 1.775 секунд