Камчатка: SOS!
Save Our Salmon!
Спасем Наш Лосось!
Сохраним Лососей ВМЕСТЕ!

  • s1

    SOS – в буквальном переводе значит «Спасите наши души!».

    Камчатка тоже посылает миру свой сигнал о спасении – «Спасите нашего лосося!»: “Save our salmon!”.

  • s2

    Именно здесь, в Стране Лососей, на Камчатке, – сохранилось в первозданном виде все биологического многообразие диких стад тихоокеанских лососей. Но массовое браконьерство – криминальный икряной бизнес – принял здесь просто гигантские масштабы.

  • s3

    Уничтожение лососей происходит прямо в «родильных домах» – на нерестилищах.

  • s4

    Коррупция в образе рыбной мафии практически полностью парализовала деятельность государственных рыбоохранных и правоохранительных структур, превратив эту деятельность в формальность. И процесс этот принял, по всей видимости, необратимый характер.

  • s5

    Камчатский региональный общественный фонд «Сохраним лососей ВМЕСТЕ!» разработал проект поддержки мировым сообществом общественного движения по охране камчатских лососей: он заключается в продвижении по миру бренда «Дикий лосось Камчатки», разработанный Фондом.

  • s6

    Его образ: Ворон-Кутх – прародитель северного человечества, благодарно обнимающий Лосося – кормильца и спасителя его детей-северян и всех кто живет на Севере.

  • s7

    Каждый, кто приобретает сувениры с этим изображением, не только продвигает в мире бренд дикого лосося Камчатки, но и заставляет задуматься других о последствиях того, что творят сегодня браконьеры на Камчатке.

  • s8

    Но главное, это позволит Фонду организовать дополнительный сбор средств, осуществляемый на благотворительной основе, для организации на Камчатке уникального экологического тура для добровольцев-волонтеров со всего мира:

  • s9

    «Сафари на браконьеров» – фото-видеоохота на браконьеров с использованием самых современных технологий по отслеживанию этих тайных криминальных группировок.

  • s10

    Еще более важен, контроль за деятельностью государственных рыбоохранных и правоохранительных структур по предотвращению преступлений, направленных против дикого лосося Камчатки, являющегося не только национальным богатством России, но и природным наследием всего человечества.

  • s11

    Камчатский региональный общественный фонд «Сохраним лососей ВМЕСТЕ!» обращается ко всем неравнодушным людям: «Save our salmon!» – Сохраним нашего лосося! – SOS!!!

  • s12
  • s13
  • s14
  • s15
Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня

ТЕМА: Арчибальд Кэмпбелл

Арчибальд Кэмпбелл 12 окт 2010 03:36 #331

  • Краевед
  • Краевед аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1079
  • Спасибо получено: 7
  • Репутация: 1
1806. Арчибальд Кэмпбелл.
Archibald Campbell. A voyage round the world, from 1806 to 1812: in which Japan, Kamschatka, the Aleutian Islands, and the Sandwich Islands were visited, including ...Ed. Van Winkle, Wiley & co., 1817.

P. 22.
Upon the 6th (July 1806) we descried the two lofty mountains of St. Peter and St. Paul, in Kamschatka.

Owing to foggy weather, it was two days before we discovered the entrance of Awatska bay. We were within the heads on the 8th, and were met by a Russian boat, on board of which was Mr. Meznikoff, commissioner of the store, who piloted us into the harbour of Petropaulouska, or St. Peter and St. Paul. The ship having been seen off the coast, intelligence had been given of our arrival by people stationed for the purpose at a light-house on the north side of the entrance.
Awatska bay is a spacious basin, 25 or 30 miles in circumference; any part of it would afford safe anchorage, but it has three very fine harbours. That of St. Peter and St. Paul, where we lay, is sheltered from every wind by a projecting woody point; but, owing to the great height of the mountains, is subject to heavy squalls.
The entrance to the bay is not above a mile and a half wide, and may be known by several remarkable rocks on the starboard hand going in, somewhat like the needles at the Isle of Wight.
We remained at St. Peter and St. Paul thirty-three days, and discharged nearly one third of our cargo.
The town, although the principal sea-port of the Peninsula of Kamschatka, is nothing more than a miserable village, containing 300 or 400 inhabitants, of whom about two-thirds are Russians and the remainder natives. It is situated on an eminence above the harbour, and, with the exception of the governor's house, consists of huts of one story high, built of logs, and covered with thatch. In a few of them the windows are glazed with talc, but more generally the intestine of the seal supplies the place of glass.
On a rising ground on the north side of the harbour, near the governor's house, stands an obelisk, erected to the memory of Captain Clerke, the coadjutor of Captain Cook. who died at sea, and was buried at this place. The monument is about sixteen or eighteen feet high, built of hewn stone, with a ship on the top; there were inscriptions on each side, which were much defaced by the weather, and, owing to the rail which surrounded the place, we could not get near enough to ascertain in what language they were written.
The natives are stout made, round-faced, with a yellowish complexion. The men are dressed in skin frocks; the women in a similar dress made of nankeen.
The country round is perfectly barren, and no cultivation of any kind is to be seen, except one or two gardens near the town.
They have a few horses and horned cattle ; but these are so scarce, that the fresh beef we required was brought from Boltcheresk, a distance of seventy miles.
On the right hand entrance of the bay, and round by the foot of the mountain, the country is covered with wood, chiefly pines.
The town and its neighbourhood are infested with an immense number of the dogs

6-го числа (июля 1806) мы увидели две высоких горы [знаменующих гавань] Святого Петра и Святого Павла, что на Камчатке.
Но из-за туманной погоды лишь через два дня мы обнаружили вход в Авачинскую бухту. Мы вошли в нее 8-го и были встречены русской лодкой, на которой был г. Мезников, уполномоченный по снабжению, он и ввел нас в гавань Петропавловска, или Святых Петра и Павла. Наше судно на подходе было замечено наблюдателями с маяка на северной стороне ворот бухты, о чем тут же сообщено в город.
Авачинская бухта - просторный бассейн, 25 или 30 миль в окружности; ее любая часть сгодилась бы для безопасной стоянки, но есть в ней три гавани совершенно прекрасных. Гавань Св. Петра и Павла, где мы бросили якорь, защищена от всех ветров далеко выступающим лесистым мысом; но, вследствие большой высоты гор, подвержена жестоким шквалам.
Вход в бухту [Авачинскую], шириной не более полутора миль, примечателен скалами по правому борту, несколько напоминающими "иглы" Айл-оф-Уайта.
Мы пробыли в Св. Петра и Павла тридцать три дня и оставили там почти треть нашего груза.
Город, хоть он и главный морской порт полуострова Камчатка, по сути не что иное как жалкая деревня с 300 или 400 жителей, из которых две трети русские, а остальные коренное население. Он расположен на возвышении над гаванью и, за исключением дома губернатора, состоит из одноэтажных хижин, строенных из бревен и крытых соломой. В некоторых домах окна «застеклены» тальком (слюдой), но по большей части вместо стекла натянута тюленья кишка.
Хижины коренных жителей находятся ниже города, у берега. Они почти полностью скрыты под землей, видна только крыша, длинная и закругленная на вершине, похожая на судно кверху дном.
На подъеме в северной стороне гавани, около дома губернатора, стоит обелиск, воздвигнутый в память капитана Кларка, заместителя капитана Кука, который (Кларк) умер в море, и был похоронен на этом месте. Памятник – приблизительно шестнадцати или восемнадцати футов высотой, высечен из камня (??), с корабликом на вершине; на каждой стороне – надписи, сильно стертые погодой, и, поскольку место обнесено оградой, мы не могли достаточно приблизиться, чтобы разглядеть, на каком они языке написаны.
…По правую сторону входа в залив и вокруг по подножью горы местность покрыта лесом, в основном сосны (?).
Город и его окрестность заполонены огромным числом собак.

Арчибальд Кэмпбелл, американский моряк, не особо зорок, зато начитан.
(Сравните: «…Which stands on rising ground, in the valley to the North side of the harbour», – писал капитан Кинг.
«On a rising ground on the north side of the harbour», – написал Кэмпбелл.)

Кэмпбелл – единственный, кто указал примерную высоту обелиска – получается около 5 метров. Трудно представить такой большой деревянный памятник, но размер вполне сообразуется с рисунками Тилезиуса, где обелиск выше дома начальника. Кэмпбелл также подтверждает соседство памятника с домом «губернатора». А то, что надпись за один всего год почти стерлась – по камчатской погоде вполне вероятно.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Время создания страницы: 0.225 секунд