Вахрин Сергей. Деревенька моя, Усть-Камчатск

Одной из главных причин для написания этой книги стало для меня то, что история нашей деревни, история жизни ее населения, история деревенской нашей школы исчезли из официальной памяти, как только деревню разгромили в начале 1980-х годов и заставили ее жителей переселиться в город «на песке» — на мыс Погодный, в одночасье лишив моих земляков личных подсобных хозяйств, участков плодородной земли, привычного образа жизни...

Чиновники, обосновавшиеся в новом Усть-Камчатске и не имеющие, как правило, ни прошлого, ни будущего, связывающего их лично с Усть-Камчатском, взяли единственное из нашего прошлого – примерную дату основания Усть-Камчатска, чтобы торжественно отмечать юбилеи и получать под эти юбилеи вожделенные награды. Все остальное было выброшено из истории за ненадобностью.

Подробнее...

Экипаж мятежного галиота

О Большерецком бунте 1771 года и о его руководителе — Августе Морице (Мауриции) Беньевском — написано немало. Но по сей день ни в исторической, ни в художественной литературе, на мой взгляд, не сделано серьезной попытки рассказать не только о руководителе бунта, его ближайшем окружении, но и о тех людях, которые поддержали этот бунт в камчатской столице, а потом бежали на захваченном казенном галиоте «Святой Петр» из Чекавинской гавани Большерецкого устья в Китай. Авторы этих работ как будто уходят от ответа на главный вопрос: что это были за люди, почему они решились порвать связь с родиной и примкнуть к бунтовщикам? Прежде всего потому, что в распоряжении исследователей не было достоверных материалов, рассказывающих о бунте. Хотя многие пользовались в работе мемуарами самого Беньевского, подробным, я бы сказал, даже дотошным описанием Большерецких событий в «Записках канцеляриста Рюмина», материалами иркутских и московских архивов.

Подробнее...

Фаворит Ее Высочества

Эта история, как, впрочем, и множество других, о ко­торых мы рассказываем в серии своих книг «Камчатские ссыльные», имеет свои глубинные корни, о которых мало кто подозревает. Да и расскажи кому о таинственной связи Ордена кромешников Ивана Грозного с дворцовыми заго­ворами внутри и вокруг Дома Романовых восемнадцатого столетия, — на смех ведь поднимут.

Алексей Шубин, о котором пойдет наш рассказ, — во всех историях всех без исключения историков — это пешка, ко­торая волею случая могла превратиться в ферзя.

Поэтому и мы не будем нарушать устоявшейся традиции и начнем свой рассказ с обычного: с простого гренадера, о котором повествует «История Семеновского гренадерско­го полка»

Подробнее...

Потомки княжны - камчадалки. Часть первая. Свадьба в ледяном доме

История, которую хотим мы рассказать, началась за несколько столетий до того, как встретились при дворе императрицы Анны Иоанновны два придворных шута — Квасник (в прошлом князь Михаил Алексеевич Голицын) и камчадалка Авдотья Буженинова (в будущем княгиня Евдокия Ивановна Голицына).

Голицыны были русскими потомками великого литовского князя Гедимина, который, подобно великому московскому князю Ивану Калите, начал собирать западные русские земли в Великое княжество Литовское.

 

 

Подробнее...

Камчатская тайна святой Матроны Московской

Блаженная Матрона Московская – самая сегодня почитаемая святая в России. Секрет ее популярности прост: она перенесла все те житейские тягости, которые выпали на самый тяжелый период истории Российского государства – красный большевистский террор, она прошла все испытания, которые только могут выпасть на долю одного человека – природную слепоту, потерю возможности ходить, гонения, преследования, глумления, ненависть, сохранив в своей первозданности то, без чего не может существовать глубоко духовный человек, — любовь к Богу, человеку, родной земле. Вера без любви – пустой звук. А любовь блаженной Матроны Московской была очень горькой, потому что она не просто переживала вместе со своими современниками все то, что было предначертано испытать взбесившейся нации, предавшей Бога и разрушившей храмы, она предвидела всю эту страшную нравственную и кровавую трагедию революции, гражданской войны, красного террора, Великой Отечественной войны, она глубоко осознавала первопричину этой нравственной национальной трагедии и несмотря на все те препятствия, которые создавались на ее пути к людям воинствующими атеистами — красными комиссарами, — она НЕСЛА СВОЙ КРЕСТ, активно участвуя (при всей своей физической беспомощности) в духовном возрождении нации, в пробуждении нравственных чувств и формировании духовных сил.

Подробнее...

Камчадалы — защитники Отечества

Оборона Петропавловского порта в 1854 году — одна из славных и очень важных страниц истории нашего полуострова, но это совсем маленький эпизод в целом проигранной Россией военной кампании (которую историки называют Крымской), включающей в себя героическую оборону Севастополя, частью общей воинской славы которого, кстати, является и защита Камчатского люнета — укрепления Камчатского пехотного полка на Малаховом кургане, где погиб адмирал В. И. Истомин. Напомним: на Зеленом холме построили люнет, названный Камчатским. Рядом оборону держали люнеты Волынский и Селенгинский, также названные по своим полкам. Эти укрепления, воздвигнутые под носом у союзников, по мнению историков, явились «несмываемым позором для англичан и французов» (слово в слово подобное мнение было высказано и по поводу провала атак англо-французского десанта на Никольской сопке и Красном Яру Петропавловского порта на Камчатке). Три месяца в Севастополе велась борьба за эти укрепления. До конца мая 1855 года «три отрока», как называли эти редуты, были самым опасным местом в Севастополе. Французская артиллерия обстреливала их днем и ночью.

Подробнее...

«Я - камчадал закоренелый…»

Федору Афиногеновичу Греченину пошел уже 88-й год. Он родился в Нижнекамчатске (некогда бывшего столицей Камчатки), и, конечно же, по всем статьям является коренным камчадалом, и строки из знаменитого стихотворения Георгия Германовича Поротова относятся именно к нему. Напомним:

 Я –
Камчадал закоренелый,
К дорогам торным так и не привык,
И мой таганчик обгорелый
Стоит среди нетоптанной травы.
Когда-нибудь
Мелькнет моя зарница,
Здесь кто-нибудь причалит свой ковчег.
Увидит таганок и удивится:
- Тут был Огонь и Человек!

Подробнее...

Трагедия камчатского берега

Книга с таким названием подготовлена к печати по заказу Усть-Большерецкого муниципального района Камчатского края. Но денег на ее издание нет.

Это книга о взлете и падении береговой рыбной промышленности на западном побережье Камчатки в ХХ столетии – о последствиях дрифтерной лососевой катастрофы.

Это книга о том, как рождались, росли и крепли на камчатском побережье многочисленные поселки рыбаков и рыбопереработчиков, как создавались мощные рыбокомбинаты, строились школы и больницы, создавались подсобные хозяйства и собственные профилактории на горячих ключах. Это книга об истории поселков, которые перестали существовать – Явино, Голыгино, Опала, Митога, Кихчик, Пымта, Кировск, Облуковина, Ича…

Подробнее...

Бушнев Николай Леонидович. «Нести свой крест»

Роман «Нести свой крест» - попытка осмыслить, что движет человеком в его устремлении по жизни? Чем брала Царская Россия в столь быстром освоении Сибири и Крайнего Севера–Востока от Урала до Аляски? Особой ли государственной политикой того времени, ватагами ли отчаянных, алчных до наживы флибустьеров той эпохи – казаков, либо неординарными личностями – патриотами России достигался успех приращивания ее владений?

Подробнее...

Потомок камчадалки Шубиной

Когда Сергей Юрьевич Яременко писал эту книгу, он еще не знал, какое открытие у него будет впереди, он и думать не думал, что камчатский писатель Сергей Вахрин откроет ему, одну за другой, две большие генеалогичские тайны.

Первая тайна - он потомок фаворита царевны Елизаветы Петровны Алексея Шубина в его насильственном браке с камчадалкой.

А вторая тайна - Шубины происходят из рода Ильиных Грязных, которые имеют самое непосредственное отношение к помощнику Малюты Скуратова Васюку Грязному.

То есть скоро мы будем иметь продолжение этой книги Сергея Яременко....

 

 

Подробнее...

«Записки старого москвича». Потомок камчадалки Бужениновой

Камчадалка, любимая шутиха императрицы Анны Иоанновны Авдотья Ивановна Буженинова, в замужестве княжна Евдокия Ивановна Голицыны, имела большое потомство, рассеянное революцией по всему миру, следы которого постепенно обнаруживаются.

Подробнее...

«Тайны камчатских имен. Курильцы, камчадалы, тунгусы»

Завершилась работа над вторым томом альбома «Тайны камчатских имен», в котором рассказывается об истории камчатских династий, проживавших до Октябрьской революции в южной части полуострова на территории современных Соболевского, Усть-Большерецкого, Быстринского и Елизовского района.

Подробнее...

«Летопись Великой войны»

«Летопись Великой войны» — пилотный проект создания эксклюзивных альбомов-летописей, посвященных либо важным историческим событиям, участниками которых были наши земляки, либо истории камчатских династий.

Подробнее...

«Тайны камчатских имен. Большерецкий острог»

Книга-альбом, появление которой приурочено к 90-летию Усть-Большерецкого района, и посвящена которая большерецким родовым династиям - Черных, Усовым, Селивановым, Секириным, Логиновым, Коллеговым, Бречаловым, Кравченко, Игнатьевым, Сторожевским, Дивеевым, Ворошиловым.

Мы выставляем на суд читателей эту книгу для обсуждений, замечаний, комментариев, а также для заказов на ее приобретение. Она уже сдана в типографию и скоро выйдет из печати.

Подробнее...

Защитники Петропавловска (1854-1855)

В данной книге два произведения: документальное повествование известного писателя и краеведа Сергея Вахрина, в котором он отдаёт должное многим рядовым участникам тех событий. Ведь мы больше знаем о руководителях обороны: Завойко, Арбузове, Изыльметьеве, братьях Максутовых и т. д., а здесь – рядовые. Ведь именно их штыки, их сабли, их пули, их смелость и умение решили исход дела. Знать их имена, помнить этих людей – святая наша обязанность. И писатель Сергей Вахрин даёт нам такую возможность. Второе произведение – поэма Владимира Татаурова «Священные рубежи. 1854», в которой автор воспевает подвиг петропавловцев, проводя параллель с таким же героическим отражением англо-французского десанта почти в те же самые дни у стен Соловецкого монастыря. Как мало мы знаем из истории России… Нам рассказывали только о Севастополе. Ещё мы, жители Камчатки, знаем, конечно же, о Петропавловске, но подобные вражеские десанты пытались оторвать куски от России во многих её окраинных местах, вот и на Соловках, оказывается, тоже…