Масонский заговор: часть третья. Иосафат Батурин

В 1748 году в России возникла угроза нового дворцового переворота. Насколько серьезной была эта угроза, попытался разобраться историк Александр Платонович Барсуков, проведя собственное расследование, итоги которого он опубликовал в журнале «Древняя и Новая Россия» № 2 за 1875 год.

К числу бедственных годов, пережитых многострадальною Москвою, бесспорно следует отнести 1748 и 1749 годы Елисаветинского царствования. То была самая суровая пора в истории крепостного права в России. Правительство, в видах обеспечения более правильного платежа податей, принуждено было предпринять, около того времени, ряд мер, очевидно клонившихся к прикреплению податного сословия и расширению пределов господской власти. Так, в 1742 году, повелено было произвести новую всенародную перепись. Главная цель этой меры определялась следующими словами инструкции, данной ревизорам: «дабы ни один без положения не оставался». Таким образом, закон стирал последние признаки личной свободы.

Подробнее...

Масонский заговор: часть четвертая. Братья Хрущовы

Конечно, круг русских революционеров поначалу, вспоминая классиков марксизма-ленинизма, был очень узок, и они — эти первые революционеры — были не только страшно далеки от народа, но и всегда были чужды этому народу, так как сам народ русский ни в коей мере не интересовал этих дворцовых заговорщиков, авантюристов и политических интриганов.

Но все-таки народонаселения России, в том числе и в высшей аристократической среде, вроде как хватало, чтобы можно было разнообразить свои брачные отношения.

Но, увы… Мы подходим уже к четвертой части нашего рассказа, а фамильные гнезда, откуда появлялись на свет Божий новые дворцовые заговорщики, по-прежнему оставались теми же…

Подробнее...

Масонский заговор: часть пятая. Братья Гурьевы

Говоря по поводу дела о заговоре братьев Хрущовых и Гурьевых, историк масонства Олег Платонов пишет следующее:

«С масонскими заговорщиками Екатерина II сталкивается в первый же год своего царствования. Представители древнего дворянского рода братья Гурьевы Семен, Иван и Петр уличаются в заговоре в пользу Иоанна Антоновича, содержащегося в Шлиссельбургской крепости. На следствии выяснились определенная их связь с масонами Н. И. Паниным и И. И. Шуваловым, а также непонятная осведомленность об Иоанне Антоновиче и месте его пребывания (что держалось в строжайшей тайне). Заговорщики признавались: «Мы стоим за то, для чего царевич не коронован, а теперь сомнения у Панина с Шуваловым, кому правителем быть» [Русский Биографический Словарь. Павел — Петр. Санкт-Петербург, 1902. Т. 13. С. 194]. Преступники были сосланы на Камчатку и в Якутск».

Подробнее...

Масонский заговор: часть шестая. Братья Степановы

В 1756 году масон Адам Васильевич Олсуфьев сообщал руководителю Тайной канцелярии Александру Ивановичу Шувалову о наличии масонской ложи семьи Воронцовых, имеющей пропрусскую ориентацию и объединяющую, как мы выяснили, многих кровных представителей царствуюющей фамилии.

Шуваловы не входили в это число, так как не блистали своим аристократическим происхождением и совершенно случайно, пользуясь только личным расположением Елизаветы Петровны, попали в число первых лиц империи, как и Алексей Григорьевич Разумовский и его брат Кирилл Григорьевич — сыновья обыкновенного казака.

Подробнее...

Братья государыни-невесты

Князья Долгоруковы сыграли в истории России исключительную по важности роль. Правда, обычно путают князя Юрия Долгорукого, основателя Москвы, с князьями Долгоруковыми и Долгорукими, которые, если и были родственниками — Рюриковичами — то весьма и весьма отдаленными.

В «Записках князя Петра Долгорукова» истории рода отведено всего две строчки: «Я не буду рассказывать здесь о генеалогии своей семьи: всем известно, что она очень древняя и восходит к Рюрику».

Но это несколько не так. Да, происходят Долгоруковы от Рюрика — это аксиома, от черниговской ветви династии, а именно — от князей Оболенских.

Подробнее...

Масонский заговор

В одном из исследований по истории масонства в России читаем: ≪Масоны-аристократы к концу 70-х годов (XIX века — С. В.) качнулись резко вправо, включившись в дотоле неизвестное в России движение и создав тайную, глубоко законспирированную антиреволюционную организацию “Священная дружина”, передавая туда весь свой опыт работы в подполье. Изверившись в способности жандармов и полиции уничтожить радикалов и левых террористов законным путем, члены “Священной дружины” объявили радикалам войну вплоть до террора. На руководящих постах в “Дружине” было много потомственных масонов — “от дедов”. Так, ее ЦК возглавлял граф Воронцов-Дашков, петербургский совет — Шувалов,а московский — князь Долгорукий.

Подробнее...

Большерецкий бунт 1771 г. Материалы расследования

О Большерецком (на Камчатке) бунте 1771 года известно мало, хотя о предводителе этого бунта — камчатском ссыльном Августе Морице Беньевском написаны сотни книг. Но в этих книгах мало правды — потому что они написаны со слов самого Беньевского, который был под стать еще одному российскому гражданину — барону Мюнхгаузену, и столь же известен в мире, как отчаянный враль и авантюрист.

Безусловно, большерецкие беглецы совершили невероятное по меркам того времени — на промысловом морском судне они (впервые в мире!!!) осуществили переход из Большерецка в Китай, куда не добирался еще ни один русский мореход. И вообще это плавание показало потрясающее мореходное отличие русских промышленников, которые на хлипких «шитиках», построенных без единого гвоздя, преодолевали просторы Северной Пацифики в самой ярой его части, где шторма свирепствуют постоянно и беспощадно, от мореходов на правительственной службе, которые осуществляли плавания в Тихом океане

Подробнее...

Камчадалы — герои Отечества

Этот очерк был задуман, когда практически полностью уже была готова книга «Камчадалы — защитники Отечества», в которой мы рассказывали о преемственности поколений коренных жителей Камчатки, принимавших на протяжении столетия самое непосредственное участие в главных событиях полуострова — обороне Петропавловского порта, Русско-японской войне и Курильском десанте — когда отцы-воины передавали эстафету защитников Отечества сыновьям, деды — внукам.

Но при этом из нашего рассказа выпали представители камчатских династий, принимавшие участие в других великих сражениях, выпавших на долю нашего народа, — Отечественной войне 1812 года и Первой мировой войне.

Подробнее...

«Осени светлая печаль»

30 сентября 2018 года этого замечательного человека — Федора Афиногеновича Греченина — не стало. Но он оставил о себе замечательную Память — как коренной камчадал, искренне и нежно любящий свою родину; как фотохудожник, старающийся запечатлеть красоту родной природы; как писатель, который долгое время оставался неизвестным своим будущим поклонникам…
Это был бесхитростный, добрый человек с мягким чувством юмора и неустанной заботой о тех, кто его окружал, — он мастерил, рисовал, клеил, строгал, пилил и щедро дарил сотворенное своими золотыми руками людям. В музее нашего просветительского центра «Страна рыбы и рыбоедов» хранятся его фотографии и созданные его руками макеты собачьих нарт, летней камчадальской заимки…
В этой книге, которую он не дождался и о которой всегда мечтал, Федор Афиногенович Греченин раскрывается еще и как замечательный рассказчик, мастер слова, наблюдательный и очень мудрый человек.

Подробнее...

«Камчадалы - защитники Отечества»

Просветительский центр «Страна рыбы и рыбоедов» подготовил первое издание книги «Камчадалы - защитники Отечества» с поименным списком участников боевых действий камчадалов в период обороны Петропавловского порта, Русско-японской войны 1904-1905 гг., второй мировой войны.

Сейчас готовится к изданию альбом «Летопись Великой Победы». И мы обращаемся ко всем потомкам ветеранов второй мировой войны с просьбой  прислать в адрес нашей редакции фотографии участников этих событий, чтобы сохранить в памяти не только их имена, но и их образы.

Подробнее...

Летопись Великой Победы. Камчадалы — защитники Отечества

Дорогой читатель!

Говорят, что жизнь человеческая на Земле продолжается столько, сколько человека помнят. А помнят столько, сколько он сделал людям добра. Героев этой книги будут помнить вечно — потому что они проливали кровь и отдавали свои жизни за наше будущее.

В этой книге по крупицам собран уникальный материал об уроженцах Камчатки — аборигенах (камчадалах, ительменах, эвенах, алеутах, коряках, чукчах) и русских старожилах, — которые были той живой силой, то есть, как правило, рядовыми участниками событий, своей грудью преграждавшими путь врагу: будь то оборона Петропавловского порта в 1854 году, оборона Камчатки в Русско-японскую войну 1904–1905 гг., Великая Отечественная война или Курильский десант…

Подробнее...

Вахрин Сергей. Деревенька моя, Усть-Камчатск

Одной из главных причин для написания этой книги стало для меня то, что история нашей деревни, история жизни ее населения, история деревенской нашей школы исчезли из официальной памяти, как только деревню разгромили в начале 1980-х годов и заставили ее жителей переселиться в город «на песке» — на мыс Погодный, в одночасье лишив моих земляков личных подсобных хозяйств, участков плодородной земли, привычного образа жизни...

Чиновники, обосновавшиеся в новом Усть-Камчатске и не имеющие, как правило, ни прошлого, ни будущего, связывающего их лично с Усть-Камчатском, взяли единственное из нашего прошлого – примерную дату основания Усть-Камчатска, чтобы торжественно отмечать юбилеи и получать под эти юбилеи вожделенные награды. Все остальное было выброшено из истории за ненадобностью.

Подробнее...

Экипаж мятежного галиота

О Большерецком бунте 1771 года и о его руководителе — Августе Морице (Мауриции) Беньевском — написано немало. Но по сей день ни в исторической, ни в художественной литературе, на мой взгляд, не сделано серьезной попытки рассказать не только о руководителе бунта, его ближайшем окружении, но и о тех людях, которые поддержали этот бунт в камчатской столице, а потом бежали на захваченном казенном галиоте «Святой Петр» из Чекавинской гавани Большерецкого устья в Китай. Авторы этих работ как будто уходят от ответа на главный вопрос: что это были за люди, почему они решились порвать связь с родиной и примкнуть к бунтовщикам? Прежде всего потому, что в распоряжении исследователей не было достоверных материалов, рассказывающих о бунте. Хотя многие пользовались в работе мемуарами самого Беньевского, подробным, я бы сказал, даже дотошным описанием Большерецких событий в «Записках канцеляриста Рюмина», материалами иркутских и московских архивов.

Подробнее...

Фаворит Ее Высочества

Эта история, как, впрочем, и множество других, о ко­торых мы рассказываем в серии своих книг «Камчатские ссыльные», имеет свои глубинные корни, о которых мало кто подозревает. Да и расскажи кому о таинственной связи Ордена кромешников Ивана Грозного с дворцовыми заго­ворами внутри и вокруг Дома Романовых восемнадцатого столетия, — на смех ведь поднимут.

Алексей Шубин, о котором пойдет наш рассказ, — во всех историях всех без исключения историков — это пешка, ко­торая волею случая могла превратиться в ферзя.

Поэтому и мы не будем нарушать устоявшейся традиции и начнем свой рассказ с обычного: с простого гренадера, о котором повествует «История Семеновского гренадерско­го полка»

Подробнее...

Потомки княжны - камчадалки. Часть первая. Свадьба в ледяном доме

История, которую хотим мы рассказать, началась за несколько столетий до того, как встретились при дворе императрицы Анны Иоанновны два придворных шута — Квасник (в прошлом князь Михаил Алексеевич Голицын) и камчадалка Авдотья Буженинова (в будущем княгиня Евдокия Ивановна Голицына).

Голицыны были русскими потомками великого литовского князя Гедимина, который, подобно великому московскому князю Ивану Калите, начал собирать западные русские земли в Великое княжество Литовское.

 

 

Подробнее...