«Камчатская родословная книга»

Это новый уникальный проект, над которым работает сейчас член Союза писателей России Сергей Иванович Вахрин. Суть его заключается в том, чтобы создать общее родословное древо для коренного и старожильческого населения Камчатки и создать семейные летописи, связывающие представителей этих родовых династий в прошлом с настоящими продолжателями этих родов. Сейчас, как нам стало известно, идет работа над созданием двух таких родословных книг: «Род Толман. Семейная ветвь Михайловых» и «Род Толман. Семейная ветвь Чуркиных».

Более подробно об этом проекте рассказывает сам автор.

Корр.: Сергей Иванович, совсем недавно вы заявили о работе над альбомами «Тайны камчатских фамилий» и выпустили два из шести томов: «Тайны камчатских имен. Большерецкий острог» и «Тайны камчатских имен. Курильцы, камчадалы, тунгусы». И не закончив еще работу над изданием этих альбомов, вы рассказываете в одном из своих интервью на камчатском телевидении, что приступили к работе над новым проектом – «Камчатская родословная книга». Чем эти два проекта отличаются друг от друга.

С. Вахрин: при работе над «Тайнами камчатских имен» мы столкнулись с одним из страшнейших явлений нашей российской действительности – полным разрывом связей между прошлыми и настоящими поколениями коренных камчатцев. И это касается не только коренного и старожильческого населения полуострова, но и нового состава его населения, прибывшего на полуостров в ХХ-м столетии, – практически все мы «Иваны, не помнящие родства». Причин для этого много – гражданская война, политические репрессии, Великая Отечественная война, а также активная миграция населения Камчатки, которая коснулась практически каждой камчатской семьи, представители которых живут сегодня в самых разных уголках и бывшего Советского Союза, и дальнего зарубежья.

В итоге традиционные семейные связи обрывались. А при смене фамилии по женской линии рода утрачивались и сами воспоминания об этих родовых связях. И в итоге мы имеем то, что имеем – отсутствие родовой памяти.

И мы – а это коллектив энтузиастов, который и представляет коллектив редколлегии альбомов «Тайны камчатских имен» -- подумали о том, что создание «Камчатской родословной книги» могло бы стать важным объединительным процессом для всех камчатцев, кто хотел бы отыскать собственные родовые истоки и создать собственное генеалогическое древо.

Именно для всех. Без разделения на коренных и пришлых. По той простой причине, что за прошлое – судьбоносное для самой Камчатки ее населения -- столетие эти связи между коренным, старожильческим и «пришлым» населением переплелись настолько, что в редкой камчатской семье, насчитывающей три поколения уроженцев Камчатки, не обнаружатся эти родовые связи.

Взять только наших камчатских журналистов. Наш известный писатель и краевед Михаил Яковлевич Жилин, недавно отметивший свое восьмидесятилетие, породнился с казаками Селивановыми. Моя семья связана родовыми корнями с казаками Усовыми, Поляковыми, Савинскими, крестьянами Портнягиными, камчадалами Спешневыми и Трапезниковыми. Главный редактор газеты «Камчатское время» Евгений Сиваев – с камчадалами Трапезниковыми. Журналист Матвей Каргин – с камчадалами Спешневыми. А если знать, что Трапезниковы и Спешневы, традиционно проживали в селе Воровском (Мономахово, Соболево), то можно задаться вопросом о том, в каких родственных отношениях находимся (по нашим женам) и мы с Евгением и Матвеем, наши дети и наши внуки.

И, разумеется, никто из нас прежде не задумывался об этих родственных связях и не предполагал их существование. Как не задумываются и не предполагают свою родственную связь с коренным и старожильческим населением Камчатки тысячи и тысячи российских семей.

Я приведу только один очень характерный пример. Казалось бы, самой символичной фигурой для камчатской истории должна быть личность Владимира Владимировича Атласова – «Камчатского Ермака», как назвал его Александр Сергеевич Пушкин. Сотни исследователей изучали его биографию. Многочисленные потомки писали историю своей семьи. Но вот, что удивительно, если не парадоксально, -- камчатская ветвь «Камчатского Ермака» практически полностью выпала из камчатской истории. Хорошо известна якутская ветвь этого рода. Но до камчатской ветви у исследователей руки почему-то не доходили. Первые догадки о связи якутской и камчатской ветви высказывались еще в середине прошлого века. Позже эту гипотезу высказывал и Михаил Яковлевич Жилин – автор замечательного сборника «Камчатский Ермак». Но дальше гипотез дело не пошло. И на Камчатке мы не знаем сегодня ни одного прямого потомка Владимира Атласова, хотя в 1959 году в газете «Камчатская правда» журналист Николай Шумский в статье «Судьба одной фамилии» весьма прозорливо выделял потомственную линию Спиридона Атласова и писал о том, что представители этого рода «сейчас живут на Большой земле в самых различных городах: в Свердловске, Владивостоке, Пятигорске, Красноводске, Луганске, Калинине». Но и на Камчатке автор насчитывал более 90 человек, представляющих два рода Атласовых – казаков и мещан (прямых потомков Владимира Владимировича) и камчадалов (крестников Ивана Владимировича Атласова, сына «камчатского Ермака»). А сегодня об этих – прямых камчатских потомках Атласова – мы не знаем уже НИЧЕГО!

Известно, что уроженцы Камчатки принимали самое непосредственное участие в обороне Петропавловского порта. И их было не один-два, как пишут сегодня историки в своих монографиях, а десятки.

Практически все мужское население полуострова приняло участие в народном ополчении по обороне Камчатки в период русско-японской войны 1904-1905 годов, благодаря которым Камчатка осталась за Россией, а не отошла, как Курильские острова, к Японии. Но сегодня редкий представитель коренной Камчатки знает об этих своих родственниках.

Более того, 18 августа 1945 года при штурме острова Шумшу погибли десятки камчатских парней, которым только исполнилось восемнадцать лет, и которые ринулись в последний бой второй мировой войны, чтобы навсегда остаться молодыми. И многие из этих имен сегодня забыты самими родственниками…

Корр.: Это экскурс в тему… А в чем отличие этих двух проектов.

С. Вахрин: «Тайны камчатских имен» -- это история (как правило, в прошлом) отдельных представителей того или иного рода. «Камчатская родословная книга» -- это создание полноценной современной родословной картины, в которой прошлое соединено с реальным настоящим – с современными представителями этого рода (которые сами могут даже и не подозревать об этом своем историческом родовом прошлом).

Корр.: А почему проект «Камчатская родословная книга» начинается с рода Толман? Потому что он имеет американские корни?

С. Вахрин: Нет, не поэтому. Первым выйдет, вероятнее всего, сборник «Род Усовых. Семейная ветвь Вахриных». Как образец. Но вот, что касается Толман. Во-первых, это одна из самых многочисленных династий Камчатки. Во-вторых, в этой династии не утрачен (как во многих других) интерес к своим корням (и в этом, действительно, помогло американское происхождение рода и его американские представители, которые на протяжении всего 20-го столетия пытались отыскать следы своих камчатских родственников, а их камчатские родственники на протяжении всей советской истории пытались от этих американских родственников отмежеваться по целому ряду политических причин – репрессии, а потом «холодная война»).

Но главное заключается в «в-третьих». Этот род, как никакой другой, представлен многочисленными краеведами. Прежде всего, это тигильский журналист-краевед Нина Толман, которая начала собирать материал еще в далеких 1990-х. Линию Чуркиных в роду Толман представляет семья архивариуса Елены Павловны Абрамовой, которая собственно и начала создавать историческую часть общего генеалогического древа Толман. Линию Михайловых в роду Толман представляет руководитель знаменитого краеведческого клуба «Камчадалы» в селе Мильково Виктория Зиновьевна Михайлова, которая в течение двух уже десятков лет создает вместе со своими коллегами – мильковскими краеведами – историю мильковских родовых фамилий. И еще один представитель этого рода – Василий Семенович Игнатьев, сын Семена Толмана – собрал уникальный фотоматериал о своих родственниках. Все это в совокупности и позволяет нам сегодня работать над созданием первых сборников «Камчатской родословной книги».

Корр.: А как вообще будут выглядеть эти сборники?

С. Вахрин: Хороший и важный вопрос, так как значительную часть материалов этих сборников готовят сами представители родов. Без их личного участия мы не сможем выполнить эту работу.

Дело в том, что каждый из сборников «Камчатской родословной книги» будет состоять из трех частей.

Первая часть – история рода. Это тот материал, который выходит в наших альбомах «Тайны камчатских имен». Это готовим мы сами.

Вторая часть – генеалогическое древо от истоков до сегодняшних дней. Это сугубо совместная работа, и мы будем публиковать только ту часть современной родословной, которую получим из рук самих представителей этого рода, чтобы не нарушить Закона о персональных данных.

А вот третья часть сборника – «Семейная летопись» -- это уже только семейное творчество в альбомном формате А-4. Это может быть материал как о большой ветви рода, так и об отдельной семье. Это может быть семейный фотоочерк, летопись, мемуары, письма. Может быть представлен любой жанр, раскрывающий историю семьи, ветви рода или сам род. Я знаю, что таких «Семейных летописей» написано уже немало. Есть «Летописи», которые отмечены на региональных и федеральных конкурсах «Моя семья», есть в форме рефератов, сочинений, научных исследований.

Корр.: то есть количество таких сборников «Камчатской родословной книги» может быть неограниченным.

С. Вахрин: а кто, с какой стати и по какой причине может это количество ограничить? Это же семейное творчество. В одной семье есть к этому интерес, а в другом – глухая стена, равнодушие, безразличие к своей истории, к своим родовым корням. Кто-то хочет рассказать о своем знаменитом папе, кто-то о своей любимой маме или бабушке, о том, что наиболее близко, любимо, знакомо и требует какого-то самовыражения….

Корр.: Но тогда в чем же суть проекта, если все желающие без каких-либо ограничений могут принять в нем участие? В чем фишка?

С. Вахрин: В том, что индивидуальная -- никем, ничем и никак не ограниченная в своем творчестве – «Семейная летопись» должны быть составной частью какого-то конкретного старинного камчатского рода. Найти, обнаружить, изучить, исследовать эту свою сопричастность – главнейшая задача, которую обязательно нужно решить, чтобы войти в проект «Камчатская родословная книга». А искать эту связь мы будем вместе. Мы обязательно поможем.

Корр.: а кто это «мы»?

С. Вахрин: члены редколлегии наших изданий «Тайн камчатских имен» и «Камчатской родословной книги» -- все те, кто уже занимается историей камчатских родовых фамилий. Скоро у нас будет и свой штаб – информационно-просветительский центр «Страна рыбы и рыбоедов» в Елизово, где мы сможем встречаться. Думаю, что осенью мы откроем Центр для этой работы. А пока даю свою личную электронную почту для тех, кто заинтересовался нашим новым проектом: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Корр.: а каков будет тираж «Камчатской родословной книги».

С. Вахрин: никакого массового тиража не будет. Это будет индивидуальный заказ на тираж от двух (один поступает в распоряжение Центра) экземпляров конкретной семьи. Сегодня существует возможность издания книг в одном экземпляре. Вот мы и пойдем по этому пути. Массовые тиражи – это огромные затраты. Наши альбомы на этом и «забуксовали» -- на издание одной тысячи экземпляров альбома одного наименования нужно около миллиона рублей. А индивидуальные заказы по карману любой семье, которая хотела бы знать свою родовую историю. Поэтому мы видим большие перспективы в реализации именно этого проета.

Корр.: Спасибо! И удачи!

С. Вахрин: Спасибо!