Экспозиции:

Аудио материалы:

  • Цикл радиопередач

     члена Союза писателей России Сергея Вахрина и журналиста Юрия Шумицкого об истории камчатских...

Видео материалы:

Последнее на форуме:

Тобольск ‒ Албазин ‒ Камчатка

События, о которых рассказал в своей статье Сергей Евгеньевич Дурынин, относятся к героической обороне Албазинского острога на реке Амур. Казалось бы, какое отношение эти события имели к Камчатке, присоединение которой к России произошло позже?

Оказывается — самое непосредственное, так как как оставшиеся в живых защитники Албазина влились в состав гарнизона Нерчинского острога — столицы Даурии тех лет, а в 1720-х годах нерчинские казаки начинают пополнять казачьи гарнизоны Охотска и Камчатки.

Поэтому героическая история Албазина имеет к истории многих камчатских казачьих родов самое непосредственное отношение...

В субботу 26 июня 2021 года в Тюменском литературно-краеведческом центре состоялась презентация юбилейного 15-го сборника Тюменских родословных чтений «Родословные родники истории». На презентации присутствовал и выступил атаман ЯКО ОПКЛ Дурынин С.Е., статья которого «Забытая история. Тобольские герои Албазина» опубликована в этом сборнике.

С.Е. Дурынин
с. Салемал ЯНАО

 

Забытая история: Тобольские герои Албазина

Мало кто в современной России помнит о том, какую роль в первопроходческом движении XVII – начала XVIII века сыграл город Тобольск. А ведь Тобольск в то время, являясь столицей Сибири, по сути, выполнял роль штаба по руководству первопроходческим движением, из которого не только отправлялось в отдаленные гарнизоны снабжение, но и в котором часто формировались отряды казаков, отправлявшихся «на государеву дальную службу», которые в дальнейшем непосредственно открывали и присоединяли к России новые земли, приводили «под государеву царскую руку» новые народы. Так, в 1619 году посланным из Тобольска казачьим отрядом во главе с пелымским сыном боярским Петром Албычевым и стрелецким сотником Черкасом Рукиным был основан Енисейский острог [3, С.43], а в 1639 году из Тобольска «на государеву службу на Великую реку Лену с стольники и воеводы с Петром Головиным с товарыщи» был послан отряд из 245 тобольских [5, Л.216-229] и 50 березовских казаков, которые в 1642 году основали Якутский острог [16, С.358]. Сами эти события, явившиеся своего рода вехами в истории России, сегодня, безусловно, помнят. Но главные участники этих событий – тобольские служилые люди – сегодня забыты.

На сегодняшний день, к сожалению, забыто и то, с каким трудом, ценою каких неимоверных усилий и жертв продвигались первопроходцы «встречь Солнцу», ведь в новых неизведанных землях их ждала суровая, зачастую коварная и совершенно неприветливая природа. Кроме снаряжения и боеприпасов в походах им необходимо было везти с собой и продовольствие, которого часто не хватало, от чего первопроходцам приходилось голодать. Сегодняшние наши соотечественники даже не предполагают, что походы служилых людей в новые земли сопровождались еще и ведением боевых действий с теми силами, чьи экономические интересы нарушало продвижение России на восток.

Сегодня уже никто, кроме историков, не помнит о том, что противостояние казаков-первопроходцев и империи Цин вылилось в 80-е годы XVII века в войну, в ходе которой в Приамурье китайцами было уничтожено несколько русских острогов и деревень, дважды осаждался форпост русского государства на Амуре – Албазинский острог.

Основанный в 1665 году казаками во главе с опальным казачьим пятидесятником Никифором Черниговским на месте сожженного отрядом Ерофея Хабарова в 1651 году городка даурского князя Албазы, Албазинский острог стал экономическим и духовным центром освоения Приамурья, тем более, что пришедший с Никифором Черниговским иеромонах Гермоген в 1671 году основал рядом с Албазинским острогом Спасскую пустынь – первый православный монастырь на Амуре.

За развитием Албазина, а в 1682 году он стал центром уезда, в котором располагалось более 20 русских сельскохозяйственных поселений – слобод, зимовий и острогов, ревностно следила империя Цин, так как казаки приводили под власть русского царя все больше приамурских племен, которых империя Цин считала своими подданными, а их земли – своей собственностью. К 1683 году в империи Цин, включающей территорию Китая, власть полностью захватила маньчжурская династия и закончились междоусобицы. У китайцев появилась возможность заняться русскими на Амуре, и они предприняли против казаков военные действия.

После того, как китайцы перехватили казачий отряд Григория Мыльника в составе 70 казаков, везший военное снаряжение и провиант в Долонский и Селемджинский остроги, и принудили казаков сдаться, эти остроги пришлось оставить без боя. Казаки Верхнезейского острога смогли продержаться против в десятки раз превосходящих сил китайцев полгода, но в феврале 1684 года были вынуждены сдаться. Уничтожив вышеназванные острожки на реке Зее и Дукитанский острожек по реке Амгуни, в начале июня 1685 года китайцы на 100 судах подошли по Амуру к Албазину. По берегу шла китайская конница и пехота. В Албазине к этому времени собрались жители окрестных русских деревень. Общее количество защитников Албазина, в том числе казаков, купцов, промышленных людей и крестьян, составляло 450 человек. У них было 3 пушки и 300 мушкетов [2, С.28].

Некоторые исследователи утверждают, что общая численность китайского войска составляла до 15 тысяч воинов при 15 осадных и полевых пушках. Но в отписке 1685 года из Селенгинска енисейского сына боярского Ивана Поршенникова енисейскому воеводе князю Щербатову говорится: «…А по сказке албазинских служилых людей, которые выпущены из китайского царства к Москве к Великим государем с листом через Селенгинской, пошло из китайского царства силы пятнадцать тысяч под остроги Великих государей, а под Албазинским объявилось той силы тысяч с шесть, а досталная сила идет под Нерчинские остроги…» [1, С.252].

Подступив к Албазину 11 июня, китайский полководец Лань Тань потребовал сдачи острога. Но казаки отказались сдаваться, а наоборот, предприняли боевую вылазку, напав на китайцев. Китайцы с помощью артиллерии отбили атаку. После этого китайцы на острове Арбун напротив Албазина возвели батарею, которая начала расстреливать Албазин, а острог они окружили заставами, чтобы не пропустить к албазинцам помощь.

Через пять дней к Албазину подошел плот с русскими жителями ближайших деревень, среди которых были женщины и дети. Плот был окружен китайскими судами, и за отказ сдаться все находившиеся на плоту русские – более 40 человек - были убиты китайцами. В этот же день китайцы пошли на приступ, но даже потеряв в сражении половину защитников, при разбитых башнях и строениях, казаки не сдавались. Когда же китайцы, подойдя вплотную к острогу, начали обкладывать его дровами, намереваясь сжечь острог вместе с защитниками, а защитники Албазина не могли воспрепятствовать этому потому, что у них уже заканчивались боеприпасы, воевода Алексей Ларионович Толбузин вынужден был пойти на переговоры с китайцами о почетной сдаче острога при условии пропуска всех его жителей с оружием и имуществом в Нерчинск.

Китайцы согласились с условиями воеводы Толбузина, но не выполнили всех своих обещаний. Часть женщин, взятых казаками в жены из местных племен, с детьми китайцы, считая их поддаными империи Цин, забрали с собой. Увидев это, часть казаков вместе со священником Максимом Леонтьевым перешла на сторону китайцев, взяв с собой икону св. Николая Чудотворца. Они были уведены китайцами в Пекин.

После ухода албазинского гарнизона в Нерчинск, Албазинский острог по распоряжению Лань Таня был полностью разрушен и сожжен китайцами. В кратком сообщении о взятии войсками Цинской империи Албазина указывается: «… воевода Алексей Ларионов сын Толбузин пришел с албазинскими служилыми и всяких чинов людми в Нерчинской острог июля в 10 день; и пушек и аманатов китайские люди ему не отдали, и шли де за ним они на бусах с пушками и со всяким приступным огненным боем до усть Аргунской заимки» [1, С.252].

Дальнейшие события, произошедшие после прихода албазинского гарнизона в Нерчинск подробно описаны в отписке нерчинского воеводы Ивана Власова к енисейскому воеводе князю Константину Щербатову: «…В прошлом во 193 [1685] году, июля в 28 день и августа в день писал я к тебе, господине: китайские воинские люди Албазинский острог взяли, а воевода Алексей Толбузин с служилыми и всяких чинов людми пришел в Нерчинской; и албазинские служилые и промышленные и пашенные крестьяне били челом Великим государем, а мне, господине, говорили непрестанно, чтоб их из Нерчинска отпустить, для их разоренья, в хлебное место; и я, опасаясь Великих государей гневу и опалы на себя и чтоб не потерять государской Даурской земли и побежной из Нерчинска славы не учинить, через Камень в Удинской острог их не отпустил. И посылал из Нерчинска нерчинских конных казаков, десятника Якушка Телицына с товарыщи, вниз по Шилке реке в пяти легких стругах, а велел им итти до тех мест, где встретят неприятелских китайских людей, чтоб для всяких ведомостей языков добитца о их неприятелских замыслах. И Якушка Телицын с товарыщи, приехав в Нерчинск, и привезли с собою никанской породы мужика, а передо мною он Якушка с товарыщи сказал: насееной де хлеб в Албазинском уезде весь цел, а китайских де воинских людей нигде не видали. И я, не хотя того хлеба насеяного потерять, чтоб было чем ратных людей прокормить и Великих государей десятинная пашня и служилым людем и пашенным крестьяном и всяким присевщиком их пахота и впредь не запустить, и служилых и всяких жилецких людей и пашенных крестьян с женами и с детми врознь не распустить, и как, по Указу Великих государей, будут присланы ратные люди на оборону Даурской земли, было бы к чему им пристать, – и для обережи того хлеба послал с ратными людми (казачья) голову Афонасья Байтона, которой прислан из Енисейска, чтоб китайские или мунгалские воровские люди пришед и того хлеба не потолочили и не пожгли. И прося у всемогущаго Бога помощи, надеясь на государские праведные молитвы, для съему того хлеба и для поселения отпустил из Нерчинска албазинских служилых и жилецких всяких чинов людей и пашенных крестьян в прошлом во 193 [1685] году в августе месяце в разных числех; а по челобитью албазинских служилых людей, отпустил с ними прежнего албазинского воеводу Алексея Толбузина, а с ним новоприборных ратных людей. А велел я ему Алексею с ратными людми до места, где был Албазинской, и до нижних Албазинского уезду заимок ехать наспех, не мешкав нигде ни часу, а приехав в Албазинской уезд велел учинить хотя малую крепость, где пристойно, и из-за той крепости хлеб с поль сымать, не испустя времени, за крепкими отъезжими караулы, чтоб неприятелские люди, пришед изгоном, над служилыми и работными людми какой порухи не учинили; а сняв с поль хлеб, велел я ему Алексею по Амуру вниз на левой стороне, высмотря крепкое угожее место, чтоб близ воды и лесу, острог или город поставить, и чтоб было мочно в том остроге или городе, для осадного времени, колодезь выкопать; а острог велел строить со всякими городовыми окрепами, ниже старого Албазинского острожного места, чтоб неприятелю было не в уступку. И как милосердный Бог помощи подаст, в каких местех острог или город поставлен будет, и сколь далеко от старого Албазинского острожного места, и что около того новопоставленого острогу или городу учинено будет всяких крепостей, и тому всему велел я ему Алексею учинить образец дровеной или чертеж, и тот образец или чертеж послать к Великим государем к Москве в Сибирской приказ. И в нынешнем, господине, во 194 [1686] году, ноября в 18 день, писал ко мне в Нерчинск он Алексей, а в отписке его написано: в прошлом де во 193 [1685] году августа в 27 день пришел де он Алексей на Амур реку на разореное место, где был Албазинской острог, с новоприборными и албазинскими старыми служилыми людми, и насееной де всякой хлеб сняли; а вверх и вниз по Амуру реке в далних деревнях снять не успели, потому что де время опоздало; и в нынешнем во 194 [1686] году на старом Албазинском острожном месте, где был Албазинской острог, сделал де земленого города в вышину полторы сажени печатных. Да в ширину де тот город 4 сажени же печатных, а выше де того ныне сделать города не успели, потому что время опоздало, земля замерзла; а по каким де образцом земляной город велел он Алексей делать, и таков образец послал он к Великим государем к Москве …» [1, С.252-253].

Таким образом, решив не уступать китайцам своего влияния на Амуре, русские вернулись на Амур и построили к лету 1686 года на месте уничтоженного китайцами старого Албазинского острога новую крепость. В отличие от стен предыдущей крепости, которые строились в виде тына, крепостные стены новой крепости были возведены из бревен в два ряда, между которыми была засыпана земля, в результате чего ширина оборонительных сооружений достигала более 8 метров. В высоту стены крепости доходили до 3 метров.

С осени 1685 года и до весны 1686 года разведывательные конные отряды китайцев неоднократно нападали на слободы и заимки, расположенные вблизи Албазина, разоряли их и захватывали в плен русских людей. Албазинские казаки тоже пристально следили за действиями китайцев и предпринимали попытки к захвату китайских «языков». Об этом в своей отписке енисейскому воеводе Степану Собакину докладывал нерчинский воевода Иван Власов: «… марта де в 7 день нынешняго ж 194 [1686] году послал де он Алексей [Толбузин] из Албазинска казачья голову Афонасья Байтона, с ним служилых людей 300 человек, а велел де ему итти вниз по Амуру реке до верхней и до середней Погромных речек и до Камара реки, для взятья языков, чтоб уведать их неприятелские замыслы. И Афонасей Байтон с служилыми людми в Албазинск де приехал марта в 20 день, а привезли де с собою китайского языка имянем Говодейка; а перед ним де Алексеем [Толбузиным] он Афонасей сказал: ездил де он Афонасей с служилыми людми из Албазинска до Камара реки и стоял де на Камаре марта с 12 числа марта ж по 17 число, и наехали де на них китайские люди и с ними бились, и китайские де люди с Комара реки от него Афонасья побежали, и он де Афонасей с служилыми людми от Камара реки вверх по Таге реке гонился верст с 30 и болше, и сугнал де их китайских людей того ж числа на последнем часу дни, и был де с ними китайскими людми другой бой, и побил де он Афонасей с служилыми людми китайских людей человек с 30, а неприятелские де люди служилых людей побили 7 человек да 31 человека ранили» [1, С.254].

На допросе китайский «язык» Говодейка сказал: «…А под новой Албазинск де приходу китайских людей в нынешнем во 194 [1686] году на бусах не будет, а будет де конница, и то осенью, для того чтоб де не дать с поль хлеб снимать, а с болшими людми под Албазин будут безотложно впредь во 195 [1687] году...» [1, С.255]. Видимо планы маньчжуров изменились, и в начале июля 1686 года маньчжурское войско подошло к Албазину. Об этом в отписке, отправленной с вестовыми албазинским служилым человеком Васильем Деревцовым и промышленным человеком Иваном Бибиковым, сообщил нерчинскому воеводе Ивану Власову албазинский воевода Алексей Толбузин: «…В нынешнем во 194 [1686] году, июля в 7 день, пришли под Албазинск неприятелские богдойские воинские многие люди в болшом собранье, на бусах и горою конми, с огненным городовым приступным боем и с пушки; и июля, господине, с 7 числа да июля ж по 12 число неприятелские богдойские люди обошли Албазинск город бусами вверх по зарешную сторону протокою, и стоят по верхную сторону города под монастырем и ниже монастыря к Албазинску, по обе стороны Амура реки; а богдойская сила и конница обошла горою и стоит круг Албазинска, и пушки наведены на город с четырех сторон, и из пушек по Албазинску городу бьют и приступают накрепко. И я в Албазинску, господине, служилых и промышленных и всяких чинов людей и пушек и пороху и свинцу малое число» [1, С.257]. Императора Китая на Руси традиционно называли Богдыханом, и поэтому в вышеприведенном тексте выражение «богдойские воинские люди» следует понимать как «китайские воинские люди».

Из рассказа десятника даурских конных казаков Агапита Ларионова известно, что нерчинский воевода Иван Власов, не имея никакой информации о положении в осажденном Албазине, послал в сторону Албазина разведывательный отряд. «… в нынешнем де во 194 [1686] году посыланы были они Агапит из Нерчинска с даурским сыном боярским с Григорьем Лоншаковым, семьдесят человек, вниз для проведыванья про Албазинск; и были де они у Албазина близко и видели, что де Албазин от богдойских людей в осаде, стоят они богдойские люди под Албазиным бусами и стреляют по Албазину из пушек по многое время, а по заимкам хлебы вызжены все. Да они ж Григорей Лоншаков нашли близко Албазина руских людей, ходят по лесу десять человек, а сказывают они: были де до Албазинской осады на отъезжем карауле у коней тридцеть человек; и как прийдучи богдойские люди и Албазин обсадили, и им караулщиком в Албазин попасть было немошно, и от них богдойские люди двадцать человек переимали, а иных побили; и тех десять человек руских людей они Григорей Лоншаков с товарыщи привезли в Нерчинской. А сказывали де они перед Иваном Остафьевичем, что де богдойские люди стреляют по городу из пушек по многое время, а был де у них богдойских людей в одно время приступ к Албазину большей и стрелбы из пушек из города, и в дыму де города и людей не видеть было; и не можа они неприятели ничто сотворить, отступили прочь и стоят под городом за турами, а бусами стоят выше Албазина и ниже и против города за рекой. А которые руские конные табуны из Албазина пять сот лошадей отгонены были в Камень, и тех коней они богдойские люди нашли и к себе взяли и двадцать человек руских людей побили, а иных переимали…» [1, С.263-264].

По возвращении отряда Григорья Лоншакова в Нерчинск, нерчинский воевода Иван Власов в своей отписке сообщил о положении дел в связи с китайской осадой Албазина окольничему и воеводе Федору Головину следующее: «…В нынешнем де во 194 [1686] году, июля в 7 день, пришли под новой Албазинск неприятелские китайские люди на бусах с огненным городовым приступным боем и горою конми многими дорогами, и на низу Амура реки на отъезжих караулех побили и переимали албазинских служилых людей двадцать дву человек; и он де Алексей [Толбузин] в Албазинску от неприятелских китайских людей с албазинскими служилыми людми и всяких чинов в осаде … А пришло де китайских людей под Албазин на сте на пятидесят бусах, а на бусе де шло на болших по 40 человек, а на средних по тридцати и по двадцати человек, в том де числе не малое число никанских неволных людей в работе без ружья; а ружья де пушек с сорок; а ручной де бой у китайских людей лучной, а пищалей де малое число; а лошадей де с ними шло тысячи с три, а гнали де тех лошадей люди с бус, переменяючись.

… А по отпуску, господине, из Нерчинска, в Албазине июля по 26 день служилых и промышленных людей и пашенных крестьян 826 человек, 8 пушек медных, 3 пищали затинных, пушка верховая, к ней 30 гранатов пудовых, 140 гранатов ручных, 5 ядер духовых, 112 пуд 36 фунтов с полуфунтом пороху ручного и пушечного, 60 пуд 6 фунтов полуфунтом свинцу.

… А в Нерчинску, господине, во всех Даурских острогах служилых и промышленных и всяких чинов людей 394 человека, и те все живут по розным острогам, 7 пушек, 66 пуд одна четь пороху ручного и пушечного, 77 пуд 36 фунтов с полуфунтом свинцу. И на выручку, господине, Албазина послать мне из Нерчинска, за малолюдством, некого…» [1, С.259-260].

Китайцы неоднократно предлагали албазинцам сдаться, но казаки, решив стоять насмерть, отказывались капитулировать. Осознав, что взять Албазин с ходу не удастся, китайцы приступили к длительной осаде русской крепости. Вокруг Албазина они начали строить собственные оборонительные сооружения и делать земляные юрты. В связи с тем, что все подходы к Албазину были перекрыты регулярными китайскими конными разъездами, никакой информации о положении защитников Албазина нерчинский воевода получить не мог. Лишь в октябре 1686 года, когда китайцы увели свои суда с Албазинского рейда на зимнюю стоянку в затоны, во время ледохода, в ночь на 12 октября, трое смельчаков – казаки И. Бузунов, В. Бакшеев и Я. Мартынов – сумели выбраться из Албазина и отплыть на лодке. Лавируя между льдинами, они проплыли четыре версты. Затем лодку раздавило льдом, и они выбрались на остров. Спустя неделю Амур полностью покрылся льдом, и казаки двинулись дальше [4]. Здесь уместно заметить, что Бузуновы, Бакшеевы и Мартыновы – это фамилии тобольских пеших казаков.

Вот что рассказал выйдя из Албазина казак Иван Бузунов: «…вышли де они три человека из Албазина в нынешнем во 195 [1687] году, после Покрова Пресвятыя Богородицы на другой неделе, во вторник, и все трое пришли в Нерчинской; а богдойские де люди стоят под Албазином, и бусы у них в отстой в замороз поставлены и юрты земляные у них поделаны, а круг города сделан земляной вал высокой и ров, да троп рогатки сделаны; а преж того были у них богдойских людей сделаны два вала древяные, один вал был сделан от городовой стены из смолья, а другой вал был из сырого дерева, и тот смоляной вал казаки из города сожгли; а под другой вал казаки из города подошли подкопом и тот вал у них разорили; а из за тех валов был у них богдойских людей к городу приступ на Семен день велик, а было у них казаков к ним богдойским людям на вылазку пять боев, и их богдойских людей на вылазках из города из пушек и на приступах пало немало и от гранатки, а сколко их богдойских людей побито, и того не ведомо; а Алексей Ларионович Толбузин в городе убит от богдойских людей из пушки. Да на вылазках же поимали казаки их богдойских людей три человека никанского роду, и в Албазине де никанского языка никто не знает; и ныне де у нас казаков в Албазине приказным человеком Афонасей Байтон. А сказывает он Иван: хлеба де у них в Албазине будет до Светлого Воскресенья, толко де водою скудость велика. А руских людей на вылазках в городе неболшее место пало ж; а они богдойские люди стреляют из пушек по городу беспрестанно, а у казаков де в городе поделаны избы земляные. А как де они Иван с товарыщи вышли из Албазина на низ по Амуру, и лежали на острову восмь дней, потому что де караулы частые, выдти не мошно, и до Нерчинского шли три недели…» [1, С.264-265].

      6 мая 1687 года китайцы недалеко отступили от Албазина, сообщив Афанасию Бейтону, что начались переговоры о мире. Изнемогавшие же от ран, холода и голода защитники Албазина, твердо державшиеся против во много раз превосходящих сил противника, в своей челобитной на имя Великих государей так описали последние дни осады: «… и мы, холопи Ваши, с ними, богдойскими людьми, бились многия вылазки выходили из города и многих их людей побивали, голов своих не щадили за дом Пречистыя Богородицы и за Вас, Великих государей, помня крестное целованье и Вашу, Великие государи, к себе хлеб-соль и милость и помирали в осадное время с голоду и от безводицы с великой нужды и языков у них имали и на размену им на русских людей отдавали, а Вашего, Великих государей, города не сдали без Вашего Указу» [2, С.32-33].

В августе 1687 года китайцы после безуспешной осады окончательно отступили от Албазина в глубь своей территории. Военные действия были прекращены. Для переговоров из Москвы 26 января 1687 года выехал полномочный посол, окольничий и брянский наместник Федор Алексеевич Головин. На переговорах русские предлагали китайцам установить границу по Амуру. Китайцы требовали установить границу по Байкалу. В итоге пришли к соглашению установить границу по речке Горбице, притоку реки Шилки. 27 августа 1689 года договор был заключен и подписан обеими сторонами. Албазин оказался на китайской территории и в третий раз был разрушен, а Афанасий Бейтон с оставшимися в живых защитниками Албазина ушел в Нерчинск.

Подвиг казаков, защитников Албазина во время второй его обороны, некоторые русские историки сравнивают с подвигом героев-спартанцев в битве при Фермопилах. Албазинцы ценой своих жизней своей героической обороной Албазина фактически связали руки Цинской империи, не дали китайским войскам пойти выше по Амуру на Нерчинск и другие остроги. Албазинское сиденье дало время русским собраться с силами, и уже в 1687 году привести в Даурскую землю несколько тысяч служилых людей, что, в свою очередь, явилось весомым аргументом на переговорах окольничего и воеводы Федора Головина с китайцами при заключении Нерчинского мирного договора с империей Цин. Только благодаря подвигу защитников Албазина Даурская земля осталась навечно в составе Российской империи.

До сегодняшнего дня были известны имена 78, оставшихся в живых, из 826 защитников Албазина, записанные по приходу из Албазина в Нерчинск Афанасием Ивановичем Бейтоном [2, С.35-36].

Вот имена этих героев:

Назарка Алексеев                         

Васька Артемьев

Якушка Барабанщиков

Ивашка Бахтевской

Ларка Бекетов

Ивашка Белокопытов

Гришка Беломестнов

Федька Беляник

Ивашка Будилов

Иван Бузунов

Мишка Бурашев

Алешка Бутарин

Митька Быстрой

Ивашка Бянкин

Мишка Вакрушев

Митька Ваулин                             

Тимошка Волков

Мишка Ворошилов

Андрюшка Вьюшков

Павка Герасимов

Костька Гордеев

Ивашка Грамотка                       

Микитка Данилов                                       

Климка Дементьев                                     

Васька Деревцов                           

Васька Ерофеев                              

Ивашка Зубко                                  

Екимка Иванов

Корнилка Катаев

Ивашка Ключевской

Сенька Ключевской

Софронка Кожемяк

Ивашка Колмогор

Анцыферка Кондратьев

Оська Корнилов

Ивашка Кошкаров

Васька Кряжев

Филька Лагунов

Юшка Лаптев

Филька Лапшаков

Макарка Леонтьев

Оксенка Лукиянов

Федька Михалев

Артюшка Мунгалов

Матюшка Назаров

Алешка Наседкин

Юшка Обросимов

Юшка Обросимов

Андронка Однокопылка

Ивашка Одоленьев

Ивашка Олонец

Абрашка Онисимов

Карпушка Оттеев                     

Оська Петров                 

Петрушка Попов                         

Никишка Поскотинной                            

Ларка Простокишин  

Ивашка Савин 

Емелька Сазанов           

Стенька Сергеев           

Васька Смиренников                   

Сенька Соснин                

Игнашка Степанов                    

Савка Степанов                           

Ивашка Страметчек                

Сенька Тухманка                           

Афанасий Тюменцев                  

Сенька Усольцов                           

Микишка Ушаков                         

Васька Фалилеев                           

Оксенка Федоров

Якушка Федоров

Якушка Федоров

Мишка Чаплин

Федька Чернецов

Ивашка Шемелин

Матюшка Шемелин

Федюшка Юдин

Кстати, в этом списке Иван Бузунов указан Афанасием Бейтоном в чине атамана. Видимо чин атамана Ивану Бузунову был пожалован окольничим и воеводой Федором Головиным в награду за его храбрость и сообщение о положении дел в осажденном Албазине.

В тобольских окладных книгах 1686 года [7], 1687 года [6], 1688 года [8], и 1689 года [9][10] отмечены тобольские казаки, отправленные в Дауры в 1684 году. А в тобольской смотреной книге 1689 года [11] имеется информация у кого из тобольских казаков кто из сыновей, братьев или племянников отправлен в Дауры в 1684 году. Следовательно, если выписать из вышеуказанных книг всех, кто был отправлен в Дауры в 1684 году, и исключить повторные имена при записи одних и тех же людей в указанных книгах, можно получить список тобольских казаков, защищавших Албазин во время героической второй обороны, так как в 1684 году казаки отправлялись из Тобольска в Дауры только в составе отряда казачьего головы Афанасия Ивановича Бейтона, а основу гарнизона Албазина во время его второй героической обороны составили пришедшие на помощь албазинцам казаки этого отряда, набранные из казачьих детей, братьев и племянников Тобольска и городов его разряда. Вот список этих героев:

Обросимко Алекин [7, Л.80об.]

Алешка Алексеев [8, Л.278об.]

Якушко Архимаритов [6, Л.246]

Якушко Архипов [10, Л.241об.]

Федька Иванов Бакеев [10, Л.239]

Ивашко Баранчюков [7, Л.87]

Стенька Бачалин [11, Л.249]

Ивашко Леонтьев Башков [7, Л.68]

Кузька Петров Башков [8, Л.262]

Васька Белевцов [11, Л.173]

Стенька Белкин [7, Л.73об.]

Ивашко Иванов Белогубов [10, Л.223]

Андрюшка Григорьев Будилов [11, Л.483]

Левка Максимов Бузунов [7, Л.82]

Мишка Булатов [11, Л.510об.]

Данилко Булатов [7, Л.272]

Мишка Бурашев [8, Л.272об.]

Левка Яковлев Быков [7, Л.91]

Ивашко Степанов Важенин [11, Л.510]

Сенька Васильев [8, Л.282]

Тимошка Васильев [7, Л.77об.]

Мишка Вахрушев [8, Л.277об.]

Ганька Волокуламского [7, Л.84]

Обрамко Елизаров Волохов [11, Л.223]

Мокейка Воронцов [11, Л.237]

Федька Воронцов [11, Л.237]

Якунька Марков Вычагжанин [7, Л.77]

Ивашко Семенов Вяткин [11, Л.199]

Юшко Гаврилов [7, Л.89об.]

Юшко Гарасимов [7, Л.81]

Ивашко Герасимов [8, Л.267об.]

Мишка Васильев Грибанов [7, Л.70об.]

Мишка Васильев Григорьев [10, Л.223]

Васька Иванов Гришаев [11, Л.189]

Сенька Иванов Гришаев [11, Л.189]

Ганька Губкин [7, Л.84]

Мишка Гудков [7, Л.72об.]

Васька Денисов [7, Л.87]

Митька Дюков [7, Л.68]

Юшко Елфимов [7, Л.73об.]

Гришка Прокопьев Ермаков [7, Л.88]

Ивашко Васильев Желтовской [11, Л.490]

Бориско Завьялов [9, Л.73]

Ондрюшка Григорьев Закорюкин [7, Л.72]

Кирюшка Зиновьев [8, Л.294об.]

Филька Ондреев Зырянов [7, Л.73об.]

Якушко Марков Зырянов [6, Л.237]

Бориско Иванов [7, Л.89]

Ганька Иванов [7, Л.89]

Ивашко Иванов [8, Л.285]

Сенька Иванов [7, Л.91об.]

Филька Иванов [8, Л.276об.]

Бориско Игнатьев [8, Л.278]

Ивашко Ильин Иевлев [11, Л.298об.]

Митрошка Иевлев [8, Л.290об.]

Гришка Кирилов Извощиков [7, Л.74об.]

Васька Измайлов [11, Л.267об.]

Матюшка Измайлов [7, Л.80]

Стенька Измайлов [11, Л.267об.]

Ивашко Онисимов Камкин [7, Л.89об.]

Сергушка Кангулов [11, Л.248об.]

Сенька Кирилов [7, Л.82]

Костька Лукьянов Кирпишников [7, Л.83]

Гришка Иванов Киселев [7, Л.85об.]

Евсевейко Киселев [9, Л.59]

Андрюшка Иванов Клопов [7, Л.79об.]

Гришка Ковалев [7, Л.77об.]

Ивашко Ковырзин [7, Л.88об.]

Васька Уваров Кожевников [7, Л.79]

Алешка Козьмин [6, Л.230об.]

Андрюшка Дмитреев Козьмин [11, Л.320об.]

Ивашко Козьмин [6, Л.231]

Ивашко Кокшаров [10, Л.247]

Митька Колесников [11, Л.256]

Васька Ермолин Колесников [11, Л.256]

Ивашко Констянтинов [7, Л.78]

Ивашко Леонтьев Копылов [11, Л.310]

Якушко Леонтьев Копылов [11, Л.310]

Васька Степанов Корела [7, Л.77]

Ивашко Иванов Корнилов [11, Л.285]

Оська Михайлов Корнилов [11, Л.290об.]

Федька Михайлов Корнилов [11, Л.290об.]

Сенька Мартынов Котовщиков [11, Л.459об.]

Ивашка Алексеев Кривого [11, Л.274об.]

Никонко Семенов Кривой [7, Л.76об.]

Бориско Игнатьев Кривошеинов [11, Л.491об.]

Олешка Кузьмин [7, Л.70]

Ивашко Яковлев Куклин [10, Л.223]

Ларка Куликов [11, Л.465]

Володька Иванов Куроптев [7, Л.60]

Якушко Дмитреев Курочкин [6, Л.225]

Офонька Лебедев [7, Л.73]

Ивашко Леонтьев [8, Л.285]

Омелька Леонтьев [7, Л.74]

Петрушка Федоров Лосев [11, Л.484]

Федотко Павлов Лосев [7, Л.85]

Кондрашка Лукьянов [8, Л.263об.]

Куземка Лукьянов [7, Л.71об.]

Петрушка Семенов Лукьянов [7, Л.78]

Еремка Мазихин [11, Л.282об.]

Микишка Максимов [7, Л.80]

Якунька Иванов Малов [7, Л.84]

Ивашко Дмитреев Марков [7, Л.78об.]

Якушко Иванов Марков [7, Л.78]

Галанка Михайлов Мартемьянов [7, Л.74]

Якушко Матвеев [8, Л.290а]

Петрушка Завьялов Микифоров [11, Л.319об.]

Микитка Завьялов Микифоров [11, Л.319об.]

Якушко Завьялов Микифоров [11, Л.319об.]

Матюшка Милованов [11, Л.268об.]

Офонька Михайлов Мокеев [6, Л.236]

Стенька Моросков [7, Л.89]

Ивашко Кузьмин Нагибин [7, Л.70]

Петрушка Нестеров [7, Л.68]

Ондрюшка Обросимов [8, Л.286об.]

Якунька Данилов Оконнишников [9, Л.51об.]

Ивашко Ондреев [8, Л.273]

Васька Онтипин [7, Л.68об.]

Ивашко Онтонов [7, Л.70об.]

Ивашко Осипов [10, Л.242об.]

Тренька Ощеулов [7, Л.87]

Карпушка Петров [7, Л.85об.]

Терешка Петров [7, Л.81об.]

Ивашко Петров Полстовалов [7, Л.85]

Федька Полуянов [11, Л.182об.]

Митька Леонтьев Попов [11, Л.191]

Яшка Иванов Попов [11, Л.441]

Васька Потехин [7, Л.84об.]

Стенька Потряпухин [7, Л.66об.]

Ивашко Савельев Резвой [7, Л.68об.]

Максимко Рудаков [7, Л.86]

Терешка Рычков [7, Л.86об.]

Бориско Сабаев [11, Л.263]

Кирюшка Лифанов Сабаев [11, Л.302об.]

Гришка Борисов Салдатов [11, Л.294об.]

Офонька Якимов Сапожников [7, Л.80об.]

Федотко Петров Селитреников [7, Л.76]

Алешка Сидоров [7, Л.77об.]

Кирюшка Сизиков [10, Л.249об.]

Омелька Яковлев Слинкин [7, Л.71]

Ермолка Иванов Смородинин [7, Л.67]

Мишка Васильев Соколов [10, Л.246]

Мишка Васильев Сосунов [7, Л.87]

Куземка Спиридонов [11, Л.502]

Ивашко Тарханов [11, Л.241об.]

Ивашко Тентяков [11, Л.269]

Гришка Тлевлеев [11, Л.244об.]

Онтошка Тлевлеев [11, Л.244об.]

Офонька Васильев Тотмянин [8, Л.288]

Петрушка Трофимов [8, Л.290об.]

Сенька Федоров Туренин [7, Л.72]

Стенька Мартынов Урлюков [7, Л.81об.]

Ивашко Яковлев Усольцов [7, Л.82об.]

Матюшка Иванов Усольцов [7, Л.91об.]

Андрюшка Яковлев Ушаров [11, Л.280]

Ивашко Максимов Ушаров [11, Л.266об.]

Гришка Максимов Ушаров [11, Л.266об.]

Ивашко Федоров [7, Л.68]

Максимко Федоров [10, Л.250]

Максимко Федотов [7, Л.90]

Сенька Филипов [8, Л.285]

Ивашко Харчевников [11, Л.278об.]

Федька Чернцов [11, Л.188]

Гришка Первого Шемелин [7, Л.90об.]

Матюшка Шемелин [11, Л.449]

Кирилко Иванов Шемелин [7, Л.75об.]

Дорофейко Андреев Шестаков [7, Л.76]

Меркушка Потапов Шипицын [11, Л.320]

Алешка Иванов Шишкин [10, Л.240об.]

Федька Степанов Щелканов [11, Л.286об.]

Володька Щербаков [8, Л.271об.]

Митька Михайлов Щукин [11, Л.172]

Ивашко Михайлов Щукин [11, Л.172]

Сенька Павлов Яковлев [11, Л.503]

Тимошка Яковлев [7, Л.82об.]

Федотко Яковлев [7, Л.84]

Пиминко Федотов Ясырев [11, Л.323]

Андреянко Данилов Ярков [11, Л.179]

Игнашка Обрамов Ярков [7, Л.83]

В этом списке 179 имен тобольских казаков - героев второй обороны Албазина. Албазинская крепость была построена казаками под руководством воеводы Алексея Толбузина и казачьего головы Афанасия Бейтона с учетом самых современных требований фортификации и надежно прикрывала гарнизон от китайцев, а казаки с детства были обучены боевому искусству, поэтому их боевые потери при второй албазинской обороне были минимальны. Большинство казаков из вышеуказанного списка погибли не от китайского оружия, не от голода и холода (в крепости были большие запасы хлеба, а дрова у казаков появились после того, как они с помощью подкопа взорвали приготовленный для штурма крепости китайский дровяной вал). Большинство казаков погибло от цинги, потому что из-за плотной китайской осады Албазина невозможно было выбраться из крепости, чтобы набрать в близлежащих лесах необходимой для лечения от цинги хвои.

Некоторые же тобольские казаки, как например, Оська Михайлов Корнилов и Матюшка Шемелин, кстати указанные и в списке Афанасия Бейтона, остались живы и в дальнейшем продолжили свою службу в Нерчинске. Они упомянуты в выписке из дел Нерчинской воеводской канцелярии, датируемой не ранее 21 апреля 1726 года: «…Да в скаске ж отставных сына боярского Матфея Шемелиных да служилого человека Осипа Корнилова показано: В прошлых де давных годах по указу его императорского величества посланы де были они, Шемелиных и Корнилов, ис Тобольска с полковником Афонасием Ивановичем Байдоном на его императорского величества службу в Даурские, город в Албазин, во штистах человеках. И прибудучи де с помянутым полковником и со служилыми людьми в Албазин-город, и сидели де в том Албазине-городе в осаде от богдойских людей з год или больше. А по посольству де в Нерчинску с китайскими послами помянутой Албазин-город отдан китайскому хану, а отдав тот Албазин-город, пришли де оне с помянутым полковником и служилыми людьми с его императорского величества остаточною всякою казною и с алтилериею в Нерчинск …» [15].

В тобольской окладной книге 1696 года [12] отмечены 16 тобольских пеших казаков из отряда Афанасия Бейтона, которые после героической второй обороны Албазина вернулись и продолжили свою службу в Тобольске:

Ивашко Баранчюков [12, Л.209]

Левка Максимов Бузунов [12, Л.201об.]

Данилко Булатов [12, Л.192]

Гришка Кирилов Извощиков [12, Л.191об.]

Гришка Иванов Киселев [12, Л.207]

Ивашко Констянтинов [12, Л.195об.]

Федотко Павлов Лосев [12, Л.203об.]

Куземка Лукьянов [12, Л.189]

Петрушка Семенов Лукьянов [12, Л.195об.]

Ивашко Петров Полстовалов [12, Л.205об.]

Терешка Рычков [12, Л.210об.]

Алешка Сидоров [12, Л.196]

Омелька Яковлев Слинкин [12, Л.189об.]

Ермолка Иванов Смородинин [12, Л.185]

Сенька Федоров Туренин [12, Л.190об.]

Гришка Первого Шемелин [12, Л.212]

В живых остались также Ивашко Иванов Корнилов и Обрамко Елизаров Волохов, первый из которых продолжил службу в конных казаках в Нерчинске [14, Л.38], а второй – в конных казаках в Тобольске [13, Л.284]. Ивашко Иванов Корнилов и Обрамко Елизаров Волохов не указаны Афанасием Бейтоном в списке выживших потому, что они, скорее всего, находились среди тех 10 казаков, которых, судя по приведенному выше рассказу десятника даурских конных казаков Агапита Ларионова, обнаружил и спас в лесах под Албазином во время его второй обороны отряд нерчинского сына боярского Григория Лоншакова.

В приведенных выше списках у многих тобольских казаков, героев второй обороны Албазина, известные тобольские фамилии, а их родственники и сейчас живут в Тобольске. Очень хочется, чтобы именно в Тобольске, на родине героев, когда-нибудь был воздвигнут памятник стойкости и мужеству тобольских казаков, которые, придя на помощь своим братьям, в далеком Албазине героически бились с врагами, отстаивая интересы Русского Отечества, умирали за други своя, за царя и Русь Святую! Вечная память героям!

 

Литература и источники:

  1. Дополнения к актам историческим, собранные и изданные Археографическою комиссиею. СПб.,1867. Т.10.
  2. Иванов Р.С. Краткая история Амурского казачьего войска. Благовещенск: Типография Войскового Правления Амурского казачьего войска,1912.
  3. Миллер Г.Ф. История Сибири. Москва, Ленинград: Издательство Академии наук СССР, 1937.Т.2.
  4. Попов И.М. Россия и Китай: 300 лет на грани войны (Очерки истории военно-политических отношений). Москва: Издательство "АСТ-Астрель", 2004.
  5. РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Д. 141.
  6. Там же. Ф.214.Оп.1. Д.826.
  7. Там же. Ф. 214. Оп. 1. Д. 829.
  8. Там же. Ф. 214. Оп. 1. Д. 858.
  9. Там же. Ф. 214. Оп. 1. Д. 859.
  10. Там же. Ф. 214. Оп. 1. Д. 893.
  11. Там же. Ф. 214. Оп. 1. Д. 948.
  12. Там же. Ф. 214. Оп. 1. Д. 1096.
  13. Там же. Ф. 214. Оп. 1. Д. 1160.
  14. Там же. Ф. 214. Оп. 5. Д. 805.
  15. Русско-китайские отношения в XVIII веке. Москва: Издательство "Наука", 1990.Т.2.
  16. Фишер И.Е. Сибирская история. СПб.,1774.