Экспозиции:

Аудио материалы:

  • Цикл радиопередач

     члена Союза писателей России Сергея Вахрина и журналиста Юрия Шумицкого об истории камчатских...

Видео материалы:

Последнее на форуме:

Ушковское селение

Я никогда не был в Ушках. Но старшие в семье всегда по доброму, с особой теплотой  вспоминали период конца 20-40-х годов прошлого века, когда они жили в этом, ныне исчезнувшем селе, в среднем течении  реки Камчатки.

Моя бабушка Неонила Ивановна Городилова (1898-1963 ), урожденная Панова Леонилла Иоанновна, овдовела рано, в конце 20-х, когда ей ещё не  исполнилось и тридцати лет (фото 1). Жили они тогда в Щапино.

 

 


Фото 1. Неонила Ивановна Городилова, в девичестве Панова (1898-1963 гг.), с. Мильково, 1962 г.
Из архива Брагина Б.В.

Об обстоятельствах смерти её мужа и моего деда Городилова Феофана Васильевича, строителя первой телеграфной линии от Петропавловска до Усть-Камчатска, сподвижника активного участника становления Советской власти на Камчатке Иллариона Васильевича Рябикова  и первого председателя  Мильковского волостного ревкома мне известно очень  мало.  Осталась только легенды…  По одной из них от его сына Ивана - он похоронен на склоне Ключевской сопки.  Возможно он погиб в горах на охоте. По другой из старых писем друга семьи Золотухина Василия Степановича «… его забрали в НКВД и он исчез бесследно…».  На мои неоднократные запросы архивы органов ЗАГС и ФСБ сообщали, что сведениями о Городилове Ф.В. не располагают. Лишь совсем недавно в архивах Камчатского ЗАГСа была обнаружена запись соседнего с Щапино Толбачинского сельского стола о  смерти частного домохозяина, охотника Городилова Ф.В. в возрасте 41 года 6 июня 1927 года без указания причин смерти…   

На руках у Неонилы Ивановны осталось трое малолетних детей: моя мать Анна 1922 гола рождения, сын Иван 1924 года рождения и малолетний инвалид детства Феофан 1926 года рождения. Надо было как то выживать.

На немноголюдной Камчатке  в те времена молодая женщина детородного возраста недолго оставалась одна.  В течении полугода слух о ней разошелся по долине и зимой 1928 года из Ушков, что в сотне километров ниже по течению по реки Камчатка, из рода дальних родственников Пановых  Ощепковых приехал на собачках одинокий вдовец Ощепков  Софрон  Ионович. А через неделю он погрузил на нарты Неонилу  с ребятишками, нехитрый скарб и увёз в Ушки.

Они прожили вместе до самой смерти Софрона Ионовича в 1948 году. Неонила Ивановна родила ему ещё дочь Мавру, названную по камчадальским традициям в честь её бабушки Мавры Ермолаевны Ощепковой (Страннолюбской) из Толбачика. Но брак Софрона и Неонилы так и остался гражданским. До самой своей смерти в 1963 году она носила фамилию Городилова…

  1. Ус–кыг, Ушки.

Селение Ушки не «из глубины веков». Его ещё нет в «Описании земли Камчатки» Степана Петровича Крашенинникова в 1737-1741 годы. Но местность «Ус-кыг», что с ительменского наречия Кутха означает «Полевая или луговая речка» была известна давно: «…выше Крестовой речки текут в Камчатку Гренич, Кру-кыг, Ус-кыг и Идягун, из которых Ус-кыг  пала с правой, а прочие с левой стороны, и Кру-кыг называется от казаков Крюками, а Ус-кыг – Ушками».

Местность эта известна жителям с доисторических времен. На берегу Ушковского озера, что в 4-5 км выше последнего месторасположения села, известны многочисленные  палео-неолитические стоянки первобытных людей, что жили здесь 7–15 тысяч лет назад. Отсюда они по ещё существовавшему тогда сухопутному пути постепенно заселяли Америку.

Богатое лососем нерестовое Ушковское озеро привлекало коренных жителей ещё задолго до начала российской колонизации в начале 18 века.

Здесь же в полутора десятках километрах выше с давних пор известная речка «…Идягун особливо достойна примечания потому, что около ее устья бывают осенние рыбные промыслы, куда не токмо казаки, но и камчадалы съезжаются для ловли белой рыбы, которая там застаивается, чего ради оное место и Застоем называют жители». По сути речь идёт о месте ниже некогда существовавшего порога на реке Камчатка, образованного огромным лавовым потоком (взрыва конуса? – Б.Б.) с западного склона   Ушковского вулкана, образовавшимся  в незапамятные времена и перегородившего всю долину реки.

Издавна через эти места у ительменов была тропа из долины через Срединный хребет на западное побережье полуострова. К. Дитмар писал: «То же относится к перевалу, ведущему от Морошечной к Ушкам; притом этот путь настолько короток, что между западным берегом полуострова и Ушками приходится переночевать в дороге один только раз».

Местное название «Ус-кыг» (полевая, луговая речка –Б.Б.) обусловлено было наличием в этом месте на правом берегу реки Камчатки большого незалесенного  пространства, покрытого травами и кустарником, что совсем не характерно для здешних мест. Быть может это результат былых катастрофических извержений близлежащего Ушковского вулкана. К верху от него по течению на обоих берегах густо росла  лиственница, ель, сосна ниже тополя и черемуха.

Мало кто знает, что именно здесь, в урочище Ушки в зиму - весну 1728 года команда мастеровых первой экспедиции Витуса Беринга заготавливала лес для строительства бота «Святой Гавриил», на котором была совершена первая знаменитая Камчатская экспедиция. Строительство судна велось на верфи в Нижне-Камчатске, куда за 60 вёрст на собачьих упряжках свозили лес из Ушков.

Первые сведения об  Ушковском селении появились  лишь в записках участника французской морской экспедиции Ж.Ф. Лаперуза  Жана-Батиста Лессепса, путешествовавшего зимой 1788 года по долине р. Камчатка с правителем Охотского края Г. А. Козловым -Ургениным.  И эти первые упоминания сохранились лишь благодаря тому, что Лаперуз отправил Лессепса с Камчатки через Сибирь во Францию с донесением, а сам с экспедицией  отправился на судах «Буссоль» и «Астролябия» далее на юг, где они бесследно исчезли.


Фото 2. Описание Ушковского селения в отчете «Лессепсово путешествие по Камчатке и по южной стороне Сибири.»

Русская изба явно служила для казеных нужд, где размещались на постой  проезжающее через селение местные чиновники и обычно проживал тойон или староста. Полуземляные юрты – это зимние жилища ительменов. В каждом из них могло проживать достаточно большое количество людей, имеющих родственные связи. Известно жилище тойона Начики  из Машуры, где помещалось до 250 человек. Но летом более близкие родственники перебирались в свои летние жилища балаганы. Судя по числу балаганов, таких близко родственных семейств тогда было около одиннадцати.

Причины возникновения села Ушки и откуда были первые его поселенцы разъясняют последующие исследователи Камчатки. Тьян Заочная, изучая в архивах Германии непереведенные отчеты немецкого путешественника , физика, ботаника Г. А .Эрмана 1829 года, приходит к выводу , что селение возникло как станционное для «каюрной гоньбы», которые  учреждались начальниками Камчатки П.И. Рикордом и А.В. Голенищевым на главной тропе с юга на север полуострова. Здесь путешествующие представители власти могли встать на ночлег, поменять ездовых собак, каюров.


Фото 3. Описание Ушкинского острожка из киги Г.А.Эрмана «Кругосветное путешествие…в 1828-1830 гг.»
в переводе Т. Заочной.

В книге также упоминается Каменный острожек, что был в 80-100 верстах ниже Ушков, откуда были переселены первые аборигены. О причинах его расселения С.П. Крашенинников писал «…в 10 верстах от объявленной речки по левую сторону Камчатки есть камчатский острожек Пингаушч, а по-русски Каменный, который, бывши прежде сего весьма многолюдным, пришёл ныне в столь бедное состояние, что жителей в нем не больше 15 человек осталось. Причина тому собственное их неспокойство: ибо не было ни одного бунта, в котором бы жители сего острога ни имели участия.». Ныне это место со слов Борисова В.И. именуют «Старыми Камаками».

Российский геолог Карл фон Дитмар в 1851-1855 гг. приходит к аналогичным выводам о первых поселенцах Ушков.  Ему также принадлежит первое, наиболее полное описание Ушков и соседних селений Козыревска и Крестов с окрестностями в 1852 году: «…Кресты - небольшое поселение русских крестьян, переведенных сюда в 1820 г. из Ключей. Пять домов, составляющих это поселение, расположены на левом берегу реки Камчатки, в близком расстоянии от устья речки Крестовки, текущей с севера. Последняя играет важную роль в истории Камчатки, потому что Владимир Атласов впервые (13 июля 1697 г.) достиг со своими 55 спутниками реки Камчатки, подвигаясь с севера вниз по Крестовке. В знак завладения страной он воздвиг на берегу большой реки громадный крест с обозначением своего имени и времени прибытия. Говорят, что крест этот был виден еще во времена Беринга. Речка, прежде называвшаяся Кануч, от поставленного там креста получила теперешнее свое название. 14 мужчин и 16 женщин, составляющих нынешнее население Крестов, живут совершенно по-камчадальски. Жители, хотя и имеют недурные огороды, 23 головы рогатого скота и 5 лошадей, все-таки прежде всего, как о деле первостепенной важности, сообщили мне о весьма удачном лове рыбы; …от улова рыбы зависит все их благосостояние, даже самая возможность прокормиться. Оно и понятно, потому что сбор сена для скота и порча огородов наводнениями причиняют им несравненно больше труда и хлопот, чем здешнее рыболовство, при котором громадные массы прекрасной рыбы точно сами лезут в руки ловцам. Как раз в этом же году наводнение уничтожило еще и большую часть картофеля... Идя от устья вверх по реке, мы у Крестов впервые достигаем области хвойного леса, которая от Еловки прямо тянется с севера на юг через долину реки Камчатки. За обширной, плоской, лесистой долиной реки опять выступает… величественная группа вулканов. Небольшая, вполне коническая, недействующая Крестовская сопка представлялась здесь посередине между массивной, закругленной на вершине Ушкинской и исполинским конусом Ключевской … Дождь с сильным ветром заставили нас остановиться уже на середине сорокаверстного пути до Ушков. Мы разбили палатки на берегу, среди хвойного леса, как раз там, где рубят лес для верфи в Усть -Приморском.

11 августа… прибыли в Ушки. Долина все время сохраняет значительную ширину, которая здесь считается равной, по меньшей мере, 40 верстам. По этой широкой долине протекает река, имеющая в ширину 150 -- 200 сажень, в глубину 6 -- 8 аршин и скорость течения 4 -- 5 верст в час. Здесь встречается множество удлиненных островов, разделенных протоками. Вся долина вообще очень богата речками и озерами. Река Камчатка, притекая с юга, в местности между Крестами и Ушками делает большой изгиб к востоку и обходит, таким образом, вокруг группы Ключевских вулканов; на этом большом изгибе наводнения свирепствуют, по-видимому, особенно сильно. Так, Ушки первоначально помещались на правом берегу, затем подверглись почти полному разрушению, и теперь 8 домов этой деревни стоят на левом берегу, двумя верстами выше по реке. 26 мужчин и 22 женщины, теперь живущие здесь, -- камчадалы, предки которых переселены сюда Рикордом и Голенищевым из Каменного (в Щеках). В Ушках жители также занимаются немного огородничеством и имеют 14 голов рогатого скота и 4 лошадей.

К востоку долина остается ограниченной Ключевской группой, тогда как с запада в большом отдалении тянется Срединный хребет. Впереди высот этого хребта, большею частью покрытых снегом, из Ушков виден еще низкий бесснежный кряж с очень своеобразными контурами. Здесь, в стране конических гор, острых, изорванных и истрескавшихся вершин, ряд гладких столообразных высот представляется чем-то необыкновенным. Это Крюковские горы, имеющие почти такой вид, как если бы плато, первоначально состоявшее из мягкого материала, сплошь превратилось бы благодаря глубоко врезавшимся ущельям в отдельные столообразные горы. Этот ряд небольших высот тянется на значительном протяжении впереди снежных гор Срединного хребта и параллельно им. Он походит на мощный щебневый вал, который образовался за счет Срединного хребта, прежде, быть может, достигавшего еще большей высоты, и который затем во многих местах прорван действием воды.

После непродолжительного отдыха мы двинулись далее и вскоре прошли мимо устья Идягуна, притока, берущего начало в западных горах. В то же время к берегу подходит с востока старый поток лавы, во многих местах сильно выветрившийся. По преданию, этот поток пришел с Ушкинской сопки, которая прежде составляла будто бы острый конус и высотой превосходила Ключевскую. На берегах, поросших хвойным лесом, повсюду виднелись следы опустошений от половодья. Огромные стволы и большое количество разного плавучего леса были выброшены на острова реки и образовали здесь громадные кучи. Местами виднелись обвалы берега и массы щебня, местами -- новые русла и новые песчаные острова. Но коренных пород, кроме указанного лавового потока, здесь совсем нет. Только на полпути к Козыревску, где мы остановились сегодня, опять выступила частью на берегу, частью даже в русле реки, старая, совершенно выветрившаяся лава. В русле лава образует как бы порог, получивший у местных жителей название "застоя", потому что он будто бы задерживает движение восходящих по рекам рыб; но настоящего порога здесь, собственно, не было заметно. Глубина теперь значительно уменьшилась и на самом застое составляла не более одного аршина.

Вечер был чудный. На темном небе с востока обрисовывались теперь шесть исполинских, покрытых снегом вулканов (отсюда уже видна была ещё и Толбачинская группа) - незабвенная картина! (фото 4). В высоком, густом хвойном лесу, вокруг разведенного костра расположилось наше маленькое общество, слушая сказки старого камчадала. Неудивительно, что в местности, где вода производит такие опустошения и так часто причиняет убытки жителям, рассказы о злых водяных духах пользуются большой популярностью. Так и сегодня главную тему разговоров составляла человеконенавистница русалка Камак, которой мои спутники приписывали множество самых злых проделок.

Рано утром 12 августа мы… тронулись в дальнейший путь протоками реки и обходя вокруг островов. К лиственничному и пихтовому лесу стали примешиваться на более открытых местах лиственные породы и кустарник: ива, черемуха, рябина, ольха, береза, боярышник, таволга, розы и смородина с красными гроздьями ягод… На берегах нередко стали уже встречаться мертвые лососи - явление, вообще наблюдаемое позже и только в верхнем течении рек, где рыбы обыкновенно обессиливают и гибнут. …Козыревские обыватели заметили среди косяка рыб лахтака им удалось даже убить этого большого тюленя, сопровождавшего, следовательно, рыб на их пути от моря, т. е. на протяжении около 250 верст. Валявшиеся на берегу лососи привлекли на берег и хищных зверей: так мы видели несколько молодых волков, множество медвежьих следов.

Не очень далеко от Козыревска мы прошли мимо устья реки Калю, а немного не доходя этого селения -- мимо Козыревки. Обе речки, начинающиеся в Срединном хребте, содержат массу валунов порфировых пород. …Прибыли в селение Козыревск…  Жители Козыревска также очень жаловались на опустошения, производимые водой. Им уже два раза приходилось переносить дома, да и теперь опять предстоит сделать то же. …Обыватели здесь много терпят от медведей, которые и в текущем году растерзали двух лошадей.

При нашем посещении в Козыревске было 6 домов и часовня, жителей же 16 мужчин и 25 женщин. Скота имелось: рогатого 11 голов и лошадей 6».


Фото 4. Ключевская группа вулканов (слева направо) Крестовский (Плоская Ближняя), Ушковский (Плоская Дальняя), Ключевской и Камень. Вид из Козыревска. Из материалов С. И. Вахрина.

  1. Ушковские старожилы

Ж.Б.Лессепс не оставил нам поименно те пять фамилий первых жителей Ушков, что проживали там в 1788 году. Но «Камчатская родословная» С.И. Вахрина позволяет предположить кто они были.

Жировиковы

Считается, что свою фамилию местным ительменам оставили первые русские промышленники Жировиковы, которые одни из первых занялись морским зверобойным промыслом сразу же после присоединения полуострова к России в конце 17 века. Известен исторический персонаж, один из участников Харчинского бунта в 1731 году новокрещенный  Фетька Жировиков.

Из поколения первых поселенцев Ушков, ещё хорошо помнящих  француза Лессепса, в конце 18 века в селе жили члены одного рода Жировиковых Иван и Михаил.

В метрических книгах упоминаются их дети камчадал Николай Иванович Жировиков 1809 года рождения и братья (?) Николай Михайлович (1813-1889) и Иван Михайлович (1835?) Жировиковы. Роднились мужчины Жировиковы в это время с харчинскими камчадалами Сновидовыми и машуринскими Мерлинами. Последующее поколение их детей наиболее широко известно и распространено.

Дочери Николая Ивановича Анна (1854) и Агриппина (1862) вышли замуж за соответственно Якова Васильевича Красильникова (1852) из Машуры и Феофилакта Федотовича Тюменцева (1858) из Козыревска и перебрались в их родные селения.

У Николая Михайловича достоверно известно два сына Иван Николаевич (1833) и Клеоник Николаевич (1859).  Иван Николаевич был женат с 1858 года на Параскеве Федоровне Варгановой (1840), дочери Федора Андреевича Варганова (1814), награжденного  бронзовой медалью  в память о Крымской войне 1853-1856 гг. на Андреевской  ленте за участие в эвакуации гарнизона Петропавловского порта в 1855 г.   Клеоник Николаевич был женат дважды: в первый раз в 1882 году на Ксении Флегонтовне Чуркиной (1864) из Козыревска, второй раз в 1900 году на ушковской Анне Феофилактовне Тюменцевой (1869).

Кроме  того, по одной из версий Николай Иванович Жировиков был отцом моей прапрабабушки Марии Николаевны (1837-1902?), вышедшей замуж примерно в 1860 году за моего прапрадеда, щапинского камчадала Романа Панова (1836-1890?).

У Ивана Михайловича Жировикова известно пятеро детей по старшинству: дочь Евдокия 1865 года рождения, дочь Мария 1869 года рождения и сыновья Федот (1872), Егор (1875) и Степан (1879). В период русско-японской войны 1904-1905 годов Степан и Егор в составе Усть-Камчатской дружины охраняли северо-восточное побережье Камчатки от вооруженных японских браконьеров и регулярных частей.

С середины второй половины 19 века в Ушках жили дети Ивана Николаевича Алексей Иванович (1873-1920?) с супругой  Дарьей Павловной в девичестве Бобряковой (?) из Ключей, Георгий Иванович (1875) с женой Соломонией Васильевной Рыковой из Козыревска, Степан Иванович (1878) с Февронией Семеновной Слободчиковой(1880?) из Толбачика и их сестра Васса Ивановна (1884).к сожалению, о других детях предшествующего поколения ничего не известно.

Дочери братьев Алексея Ивановича и Георгия Ивановича Параскева Алексеевна (1897) и Ирина Георгиевна (1898) повыходили замуж за ключевских крестьян Тюменцева Алексея Григорьевича (1896)  и Григорьева Иннокентия Николаевича (1878) в 1922 и 1915  годах соответственно. В метрических книгах у Георгия Ивановича Жировикова упоминаются также два сына-близнеца Василий и Афанасий, родившиеся 13.04.1909 года и Жировиков Владимир Егорович, о котором в архивах сохранилась запись:  «…с. Ушки, колхоз "Заветы Ильича", колхозник с 1932 года, награжден медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941- 1945 гг.

Принимает в колхозе активное участие, дисциплинирован, является лучшим косцом, работает всегда за двоих - троих. За период войны не сделал ни одного прогула..."

Ощепковы

Свою фамилию в середине 18 века местным жителям оставил при крещении казак Нижне-Камчатского острога Ощепков. Судя по традиции повторения из поколения в поколение  имен камчадалов (Екатерина, Иона,…), находящихся в родстве, многие ушковские Ощепковы были в родне с Ощепковыми из Камаков, куда в первую очередь бежали и селились ительмены из постоянно разоряемого казаками непокорного Каменного острожка.

Г.А. Эрманн, посетивший Ушки в 1828 году, среди «камчадалов в их первозданном виде» вполне мог видеть молодого 18-летнего мужчину Герасима Ощепкова, от кого идет род известных ушковских Ощепковых братьев Иоакима и Захара. Это мои родники.

Старший брат Иоаким Герасимович (1828) был женат на вдове брата моего прапрадеда Романа Панова щапинского камчадала Никиты Панова Анне Лазаревне. Её девичью фамилию я не знаю; ничего не знаю и об их детях.

Младший брат Захар Герасимович (1830-1867) Ощепков в 1852 году женился на козыревской Екатерине Федоровне Варгановой (1834), которая после ранней смерти Захара вторично вышла замуж за козыревского крестьянина Еразма Иосифовича Рыкова (1830). К этому времени на руках у вдовы от первого брака с Захаром Ощепковым  было трое малолетних детей: сыновья Андрей (1857) и Иона (1861) и дочь Екатерина (1864).

Род Андрея Захаровича Ощепкова известен мало.  Во втором браке с 1892 года с ушковской Екатериной Спиридоновной Клочевой (1874) в 1893 году у них родился сын Семен, который в 1918 году женился на Тюменцевой(?) Евдокии Григорьевне и у них в 1919 году родился сын Иаков (Яков) Семенович Ощепков. . По материалам архивных изысканий Борисова В.И. Семен Андреевич и Ощепков В.М. были делегатами 1 -го волостного съезда в с. Ключи  в 1919 году  от с. Ушки (ГАКО ф. 240 оп. 1 д.1).

Затерялась фамилия Ощепкова и у Екатерины Захаровны, которая в  1887 году после замужества  за ключевским крестьянином Лукианом Герасимовичем (1861) стала Ушаковой. Родословная их сына   Филлипа (1892) мне малоизвестна, а дочери …?(1894), Надежда (1895) стали Жиганшинами, Костровыми…

Наиболее известный род среди «Захаровичей» оставил в Ушках Иона Захарович. Со своей женой Маврой Ермолаевной, в девичестве Страннолюбской (1862) из Толбачика, они оставили восьмерых детей: Фирса (1880), Илью (1882), Гликерию (1885), Вассу (1887), Константина (1889), Григория (1891-1940), Софрона (1893-1948) и Николая (1895-1945).
   Фирс умер в младенчестве. Старший сын Илья Ионович Ощепков известен как участник обороны восточного побережья Камчатки в составе Усть-Камчатской дружины от Ушковского селения в русско-японскую войну 1904-1905 гг. Судьбы  Гликерии, Вассы, Константина я не знаю.

Григорий Ионович Ощепков по воспоминаниям его зятя Золотухина В.С. «умер в 1940 году от алкоголизма». Эта пагубная страсть, к сожалению, была весьма распространена в этих местах. Печально показательна в этом смысле раннее упоминавшаяся статья камчатского журналиста об одном из передовиков местного колхоза «Заветы Ильича» - «…за период войны не сделал ни одного прогула...».

Софрон Ионович Ощепков был вторым (гражданским – Б.Б.) мужем моей родной бабушки Неонилы Ивановны Городиловой (1898-1963), в девичестве Пановой из Щапино. Софрон  Ионович увез её к себе в Ушки в 1928 году после того как она осталась одна вместе с малолетними детьми: моей матерью Анной и её братьями Иваном и Феофаном.

О первой семье Софрона известно мало. Старшие говорили – «… все умерли от болезней», что в то время здесь не было редкостью.  Достаточно вспомнить эпидемию оспы в 1916 году, когда при полном отсутствии медицинской помощи умерло до половины жителей отдаленных селений.

Неонила Ивановна с Софроном Ионовичем Ощепковым жили в гражданском браке и она сохранила фамилию от первого мужа.   В Ушках у них родилась ещё дочь Мавра (1936), названная в память об ушковской бабушке Мавре Ермолаевне Ощепковой-Страннолюбской. Так что всё детство и юность моего старшего поколения прошло в Ушках в семье Софрона Ионовича Ощепкова.


Фото 5. Семья Ощепковых-Городиловых в Ушках в 1945 году. Слева направо: Роман Николаевич Ощепков, Мавра Софроновна Ощепкова, Софрон Ионович Ощепков (старший брат Николая Ионовича), Неонила Ивановна Городилова с Феофаном Феофановичем Городиловым.

Младший сын Ионы Захаровича Николай прожил не простую жизнь. Его женой стала Параскева Стефановна Черных из Козыревска (1905). У них было 12 детей, но выжил только один Роман 1928 года рождения. Братья Софрон и Николай были очень дружны и последние годы жили по существу одной семьей. Умер он в 1945 году после продолжительной болезни. Возвращаясь лесом верхом на лошади он поднял медведя, испуганная лошадь понесла, в результате чего Николай получил многочисленные, тяжелые травмы, надолго слег и умер.


Фото 6. Семья Ощепковых – Городиловых в Ушках в 1944 году. Здесь, слева направо: Мавра Софроновна Ощепкова, Феофан Феофанович Городилов, Неонила Ивановна Городилова, Роман Николаевич Ощепков, Анна Феофановна Городилова и Николай Ионович Ощепков.

 


Фото 7. Архивные данные о рождении Параскевы Стефановны Черных и выписки из исповедальных книг
семьи Черных из Козыревского селения на 1894 год.

Семья вела традиционный образ жизни частного домохозяйствования, занимаясь рыбалкой, охотой,  огородничеством. В начале  30-х годов на Камчатке началась коллективизация. В 1932 году в Ушках был создан колхоз «Заветы Ильича», куда вступил и Софрон. В архивах за 1946 год сохранились запись «Ощепков Софрон Конович (Ионович – Б.Б.), с. Ушки, колхоз "Заветы Ильича", колхозник, награжден медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941- 1945 гг. (фото 8 – Б.Б.). Колхозник с 1932 г. Несмотря на свой преклонный возраст 52 года и болезнь, принимает активное участие в работе колхоза, является примерным по дисциплине, на сенокосе принимает каждый год участие косцом. Хороший охотник. Нормы выработки выполняет на 120 - 140%". 


Фото 8. Удостоверение о награждении медалью
"За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Ощепкова Софрона Ионовича.

 


Фото 9. Метрические выписки о смерти младших братьев Ощепковых Николая Ионовича в 1945 году и Софрона Ионовича в 1948 году.

Старшая из детей, моя мать Городилова Анна , закончив семилетку в 1939 году в школе-интернате соседнего «Козыревского совхоза», работала секретарем Ушковского сельсовета (фото 10,11).


Фото 10. Выписка из карточки партийного учета Городиловой (Брагиной) Анны Феофановны, члена ВКП(б) с 1943 года.

 


Фото 11. Городилова Анна Феофановна в период работы в Ушковском сельсовете в 1939 году.

Проявив желание учиться дальше, она в этом же году перебралась в интернат села Ключи, где закончила среднюю школу в 1942 году. С 1942 по 1943 год  она вновь работала секретарем-счетоводом Ушковского сельсовета (фото 11) пока не была направлена на комсомольскую работу с начала в Усть-Камчатск, а затем в Петропавловск.

Интересна судьба Ивана Феофановича Городилова, моего дяди. Вот что приводит Георгий Поротов в послесловии к своему роману «На околице Руси» из переписки с Иваном Феофановичем  о тех и последующих годах его жизни – «…судьба моя сложилась так, что я в какой-то мере пошел по стопам своего отца (Городилова Ф.В., председателя Мильковского волревкома – Б.Ь.). С шестнадцати лет пошел работать избачем ( работник избы-читальни, культурно-просветительского центра в селах того времени – Б.Б.) Ушковского сельсовета, возглавлял комсомольскую организацию колхоза «Заветы Ильича». В семнадцать лет ушел на фронт, в девятнадцать лет вступил в партию. После войны закончил Военно-политическое училище (фото 11), затем университет. 25 лет служил на Военно-Морском флоте, в 1971 году вышел в отставку в чине капитана 2-го ранга (фото 12).   Имею 17 правительственных наград.» 


Фото 12. Городилов Иван Феофанович, курсант  Ленинградского военно-политического училища в 1944-1946 гг.

 


Фото 13. Городилов Иван Феофанович в отставке  в 1980 году в день 35-летия Победы в войне 1941-1945 гг.

Все старшие в семье улыбаясь часто рассказывали, когда ещё совсем мальчишкой Иван прибежал домой, возбужденно и восторженно  крича – «Я убил медведя!». И хоть медведь оказался пестуном - второгодкой, испуганно забравшимся на дерево при виде юного охотника, страсть к охоте от Софрона Ионовича у  Ивана Феофановича сохранилась на всю жизнь. Он признавался, что когда он вышел в отставку со службы на Черноморском флоте  и был избран председателем Одесского общества военных охотников, это было самое счастливое время в его жизни.

Младший из детей Городиловых Феофан был инвалид. Упав в раннем детстве в открытый подпол, он повредил позвоночник и вырос горбатым. Закончив краткосрочные курсы , он всю жизнь проработал в почтовых отделениях многих камчатских сел (фото 13). Детская травма позвоночника давала ему о себе знать всю жизнь и он умер на лечении в Амурской области в 70-х годах.


Фото 14. Феофан Феофанович Городилов. 50-е гг.

Роман Николаевич Ощепков (1928-1986), закончив семилетку в школе-интернате Ушковского (Козыревского) совхоза, работал на разных работах в Ушковском колхозе. В 1948 году был призван на срочную службу в Советскую Армию (фото 14,15). Служил на материке на юге Дальнего Востока в Хабаровском крае. После демобилизации в 1953 году уехал в Украину, где женился на местной девушке украинке Ганне Корнеевне Зинченко. У них родились и поныне здравствуют двое детей: сын Анатолий (1955) и дочь Людмила.(1956).


Фото 15. Роман Николаевич Ощепков накануне демобилизации из армии в 1951 году.

 


Фото 16. Роман Николаевич Ощепков в конце 70-х гг. в Украине.

Младшая дочь Софрона Ощепкова Мавра Софроновна (в первом браке -Домнина, во втором - Ежова) прожила долгую жизнь (фото 16). Она умерла в Мильково в возрасте семидесяти восьми лет в 2014 году. Не имея достаточного образования, она всю жизнь проработала на рабочих должностях. В Мильково я её помню и истопником райкома партии, и птичницей колхоза, и санитаркой при райбольнице. При том это была всегда очень веселая, жизнерадостная, полная оптимизма женщина.


Фото 17. Ощепкова Мавра Софроновна в 50-х годах в Мильково.

Клочевы

Изначально фамилия новокрещенных камчадалов Клочевых была распространена в Камаках и Харчино. Считается, что имя это дал матрос Клочев, участвовавший в крещении аборигенов в 18 веке. Оттуда они уже перебрались в Ушки и окрестные села.

Первый ушковский Спиридон Петрович Клочев (1841-1884) был младшим братом харчинских Семена (1820) и Ивана Петровича Клочевых, отличившихся в Крымскую войну 1853-1856 гг. и награжденных бронзовыми  медалями на Андреевской ленте за участие в эвакуации гарнизона и укреплений Петропавловского порта в 1855 году. Со своей женой Ольгой Алексеевной у них было трое детей: сын Александр (1868) и дочери Екатерина (1874) и Анастасия (1877).

Старшая дочь Екатерина у нас в родне, выйдя замуж за ушковского камчадала Андрея Захаровича Ощепкова. Младшая Анастасия вышла замуж за Гаврилу Михайловича Чуркина из Козыревска, перебралась к нему и стала Чуркиной.

Александр Спиридонович Клочев в русско-японскую войну 1904-5 годах участвовал в охране границ полуострова в составе Усть-Камчатской дружины от Ушковского селения. Его первой женой с 1896 года была Агафья Флорентиевна Чудинова (1879) из Крестов, второй с 1915(?) года также крестовская Ирина Васильевна Рыкова (1873). В последнем его браке известен сын Николай Александрович («род. 21 апреля 1916 года. Родители -- камчадал селения Ушковского Александр Спиридонович Клочев и законная жена его Ирина Васильевна Рыкова(?).Восприемники -- крестьянин селения Крестовского Матвей Васильевич Рыков и дочь умершего камчадала селения Ушковского девица Аграпина Феофилактовна Тюменцева. Свящ. Николай Каргопольцев. Выписка из метрической книги НИжне-Камчатской церкви за 1916 год, ГАКК), породнившийся с вдовой харчинского жителя Коллегова Клавдией Филипповной (1910) в девичестве Захаровой.

Варгановы

Фамилия Варгановы от первых Нижне-Камчатских казаков. Даром что местечко Варгановка до сих пор сохранилось на территории современного Усть-Камчатска.

Первые известные Варгановы из Ушков были именитыми людьми. Роман Варганов (1818), Федор Андреевич Варганов (1814), Алексей Варганов (1828) славны тем, что принимали активное участие в обороне Петропавловска от англо-французов в 1853-1856 гг. и были награждены бронзовыми медалями на  Андреевской ленте за участие в эвакуации гарнизона Петропавловского порта в 1855году. Последний из участников Петропавловской обороны Алексей, как человек достойный и авторитетный, в 1863 году был избран старостой селения. До 1863 года во главе поселения стоял заказчик Третьяков Егор Егорович.

Среди них наиболее известна родословная линия Федора Андреевича Варганова с женой Аграфеной Ивановной (1822-1889) из Козыревска. Их старшая дочь Пелагея Федоровна (1842) в 1870 году стала женой известного ушковского крестьянина Докучаева Ерефия Петровича. Сын Михаил Федорович (1861) в 1893 году стал старостой села. Его женой с 1879 года стала Ушакова Анастасия Георгиевна (1860), дочь  ключевского крестьянина Георгия Васильевича Ушакова. Помимо Пелагеи и Михаила известно еще о двух дочерях Федора Андреевича – Екатерине Федоровне (1834) и Татьяне Федоровне (1858).

Семейная жизнь Екатерины Федоровны Варгановой не известна, но в 1854 году она родила (вне брака?) Варганова Макария Федоровича (Флегонтовича), который, в свою очередь, в 1873 году женился на Поповой Екатерине Максимовне (1856), дочери нижне-камчатского старожила, крестьянина Попова Максима Алексеевича.

В семье Макария Федоровича и Екатерины Максимовны известно не менее пяти детей: дочери Анна (1875), Александра (1884), Устинья (Иустиния) 1888 года рождения, Ульяна (1889)  и сын Владимир (1893). Также сохранились сведения, что Анна вышла замуж в 1892 году за камчадала Чуркина Ефима Яковлевича (1873) из Козыревска, а Устинья  в 1907 году взял в жены вдовый, толбачинский камчадал Слободчиков Александр Федорович (1882).

Татьяна Федоровна Варганова в 1878 году вышла замуж за пожилого, бездетного ключевского крестьянина Тюменцева Феофилакта Сидоровича (1841-1901).  До замужества Татьяна «в девках» родила сына, Варганова Федора Федоровича1877 года рождения.

После  смерти престарелого Феофилакта Сидоровича Татьяна Федоровна  перебралась в Щапино, где вышла замуж в 1903 году за почетного гражданина Щапинского селения Шишкина Василия Спиридоновича из рода потомственных священослужителей.

У Федора Андреевича Варганова был ещё младший брат Козьма Андреевич Варганов, который был в 1870 году женат вторым браком на Марии, вдове щапинского камчадала.

Описанные  старожилы  Жировиковы, Ощепковы, Клочевы, Варгановы составляют, пожалуй, основные родовые фамилии жителей Ушковского селения. Эти выходцы из Каменного острожка, Камаков, Харчино, Нижне_Камчатска, Ключей, Крестов, Козыревска представляли те самые «фамилии», что встретил здесь в 1788 году француз Ж.Б. Лессепс. За сто с небольшим лет к началу 20 века число жителей этого небольшого селения удвоилось, увеличившись с 20-30 человек в лессепсово время до 50-60 в период экспедиций Маргаритова В.П. и  Крынина Н.В.  В следствии «указной политики причисления» жителей, расширения родственных связей среди  первых  старожилов появились  Тюменцевы, Докучаевы, Чуркины, Рыковы, Расторгуевы, Красильниковы, Черных, Чудиновы, Пермяковы, Кречетовы, Ушаковы, Слободчиковы и другие. При этом помимо окрестных сел укреплялись родственные узы ушковцев с жителями селений выше по р. Камчатка – Толбачик, Щапино, Машура.

  1. «От расцвета до заката»

Период конца 19 - начала 20 веков не привнёс заметных изменений для селения и его окрестностей. Жизнь протекала неспешно, обыденно. Побывавший в нём в 1882 году английский путешественник, писатель, натуралист Френсис Генри Хилл Гиллмард писал: «селение Ушковское насчитывало всего 13 обитателей и не заслужило никакого описания. Но там были замечены оригинальные лисьи капканы…».

  Главным ежедневным занятием жителей были охота на пушного зверя и рыбалка. Рыбу ловили себе на пропитание и корм собакам, пушнину меняли на товары первой необходимости в соседних Крестах у купца Власова. Занимались огородничеством, но не очень успешно.  Крынин П.П. в 1909 году отмечает, что картофеля посадили 53 пуда, собрали всего 92!  Это и не мудрено, поскольку ботаник Э.К. Безайс из экспедиции П. Рябушинского при посещении Ушков в 1908 году пишет: «…Ночью на 31-ое июля был сильный заморозок в -3,5 С. Картофельная ботва вся попортилась. Ещё в 6 часов утра вся трава была белая от инея». Обширные луга кругом села занимали покосы, что способствовало  существенному увеличению поголовья домашнего скота у селян. Главой поселения в этот период длительное время были представители рода Варгановых. С 1893 года старостой села был избранный жителями Варганов Михаил Федорович. Староста наряду с решением общинных дел отвечал за выполнение распоряжений уездного начальства, среди которых главнейшим делом  было обеспечение прибывающих чиновников и уполномоченных экспедиций провиантом, проводниками, каюрами, собачьими упряжками, батами. Так, Шмидт П.Ю. в экспедиции к Кроноцкому озеру в 1908 году в своих дневниках отмечает: «…Ушки -  камчадальское село, 9 домиков, 5 батов, 10 каюров. Местность как в Ключах, но повсеместно растет лиственница».

По Огрызкову П. в этническом плане среди жителей было в 1887 году 100% коренных камчадалов, а в 1897 году 84% коренных жителей и 16% русских.

Ниже приведены статистические данные по селу различных авторов за период  1880-1909 годы.

 

Авторы, годы

Население

Застройка

Домашние животные

Добыто диких животных,
выловлено рыбы.

Мужч.

Женщ.

Дома

Часовни

Лошади

Коровы

Собаки

Соболь

Лисица

Медведи

Рыба-лосось

Слюнин Н.Б., 1880-1890гг.

22-23

22-24

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Слюнин Н.Б. 1895г.

23

28

7

1

5

12

128

40

15

14

 

Маргаритов В.П., 1897г.

25

32

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Крынин П.П., 1909г.

29

32

10

1

5

31

165

51

19

16

28700

Рис. 18. Статистические данные Ушковского селения в 1887-1909 гг. по данным ряда авторов.

 

Приведенные  данные по Ушкам почти не отличались от ближайших окрестных сёл Козыревска и Крестов, отстоящих вверх и вниз по течению реки Камчатка на 25-35 километров. Ближайшие 3-х классные, церковно-приходские  школы находились в Нижне-Камчатске и Ключах, фельдшер – в Ключах. Связь между селами в нижнем и среднем течении реки Камчатка  по причине её полноводностьи всё теплое время года была более устойчива, нежели в верховьях. В это время здесь с устей поднимались даже паровые катера с груженными кунгасами на буксире.

А вот как описывают окрестности села в это время современники.

Ботаник Безайс Э.К. в 1908 году, поднимаясь вверх по р. Камчатка, писал в своем отчете: «Селение Ушки лежит на правом берегу реки (50 лет назад во времена К. Дитмара Ушки были на левом берегу – Б.Б.), довольно низком, поросшем вокруг селения редким топольником почтенных размеров. Единично попадаются Betula alba, под деревьями густой кустарник из жимолости, таволжника, иволистного сравнительно немного, шиповника. Среди топольника … все виденные деревья сучковаты, корявы и негодны, как строевой материал.

От ледника Плоской (Плоская Дальняя, Ушковская – Б.Б.) сопки берёт начало ручей, теперь сухой, во время жары (обильного таяния ледника – Б.Б.), а также после дождя он «дурит» — по местному выражению».

Гидролог Лебедев В.Н. в 1908-1910 гг. проводил  глазомерную съёмку близ лежащего  Ушковского озера (рис.  ) с последующим  описанием: «…почти на юг от селения Ушки, в 4,5 верстах по прямой линии, а по р. Камчатке в 5-ти с лишним верстах  в р. Камчатку впадает очень сильная струя ключевой воды озёрного истока; устье этой реки, против обыкновения, встречается с р. Камчаткой не под острым, а почти под прямым углом. Приблизительно в версте от устья начинается само озеро, хотя в данном случае различие между истоком и озером довольно условное; берега расходятся, течение постепенно слабеет, но всё же оно заметно ещё в 1,5 верстах к западу от верхнего устья озёрного истока, затем озеро быстро расширяется, и течение исчезает».


Фото 19. Фрагмент карты В.Н. Лебедева от Ушковского озера до с. Ушки.
Из архива Борисова В.И.

Инженер - путеец П.П. Крынин, проводя рекогносцировочные работы в 1909 году, в отчете писал:


Фото 20.  Описание реки Камчатка в окрестности Ушков из отчета П.П. Крынина, 1909 г.

Защита Камчатки в период русско-японской войны 1904-1905 гг. осуществлялась силами самообороны полуострова.  Для охраны северо-восточного побережья из ополченцев - жителей всех сел нижнего течения Камчатки, начиная с Толбачика, под руководством Нижне-Камчатской казачьей команды была сформирована Усть-Камчатская дружина.. Всего в дружине насчитывалось 110 человек. В дружину на сходе Ушковского селения были направлены Тюменцев Матвей Фиофилактович (1861),  Клочев Александр Спиридонович (1868),  Ощепков Илья Ионович (1882) и Жировиков Егор Иванович (1875).  Двадцатидвухлетний Илья Ощепков был старшим братом моего деда Софрона Ощепкова по второму браку моей родной бабушки Неонилы Ивановны. Дружинники преследовали активизировавшиеся японские браконьерские шхуны в устьях рек и представляли опасность как партизанская сила в случае возможной высадки десанта с рыскающих вдоль восточного побережья Камчатки и Командорских островов японских крейсеров. Быть может потому  японцы в устье р. Камчатка десант не высаживали, ограничившись разграблением села Никольского на острове Беринга.

В 1916 году в среднем течении реки Камчатки разразилась эпидемия оспы. Известно, что в Щапино умерла треть населения; количество умерших в Козыревске – 17 человек. Это не могло не коснуться и жителей Ушков. По свидетельству очевидцев умирали семьями. В.К.Арсеньев так характеризовал состояние здравоохранения в этот период : « На Камчатке всего лишь один врач, имеющий резиденцию в городе Петропавловске и фельдшер, жительствующий в селении Ключевском».

С установлением Советской власти с начала 20-х годов жизнь в долине стала заметно меняться. Промышленное рыболовство, лесозаготовки с деревообработкой и сельское хозяйство становились главными отраслями экономики полуострова. Для решения этих задач началось масштабное преобразование всего уклада жизни – стали возникать новые поселения, строиться новые предприятия, резко увеличился приток трудовых ресурсов с материка.

Первыми изменения коснулись Козыревска. Здесь в 1926 году был создан лесопункт, преобразованный к 1930 году в леспромхоз, обеспечивающий сырьём Ключевской лесокомбинат. Лесозаготовки велись на многочисленных лесоучастках, привлекая рабочую силу как с окрестных сел, так и особенно с материка. В Козыревске уже в 1928 году население насчитывало  138 жителей, а через год оно удвоилось за счёт переселенцев. В 50-е годы в леспромхозе уже работало более 1200 человек. В первые годы валку леса вели вручную, доставляя бревна к воде на лошадях, переправляя далее до Ключей молевым сплавом. В дальнейшем  после войны появились механические пилы, американские «Студебеккеры» и «Доджи», а в 50-х годах отечественные лесовозы и трелевочные трактора. Больше леса стало сплавляться в плотах, что наносило меньший урон реке.

Катастрофическое цунами на восточном побережье Камчатки в 1923 году отразились на истории Ушковского озера вблизи Ушков. Гигантская волна в Усть-Камчатске  разрушила  рыбоконсервный завод Демби, содержащий  единственный рыборазводный завод на озере Нерпичьем. Его имущество было демонтировано и в 1926 году передано в распоряжение нового проектируемого рыборазводного завода на Ушковском озере.  Кроме того с разрушенного Усть-Камчатска стали разъезжаться жители в другие  более безопасные места. В 1924 году  в месте впадения Озерной протоки в реку Камчатку из района бедствия переселилось две большие семьи староверов, основавших селение Каменку. Поселенцы начали ловить для себя рыбу в  протоке Ушковского озера, начали активно раскорчевывать землю под огороды.  Новоселы обеспечивали рабочей силой начавшееся в 1928 году строительство Ушковского рыборазводного завода и его последующую эксплуатацию. Завод с временем получил административный статус, имел 7 административных и жилых зданий, постоянный штат численностью более 10 человек.

К 30-м годам в связи с бурным ростом рыбной и лесозаготовительной отраслей промышленности произошло многократное увеличение численности населения в среднем и нижнем течении реки Камчатки. Количество постоянных и сезонных работников уже превышало десять тысяч человек. Стал остро вопрос с их продовольственным обеспечением. Весной 1930 года из порта Владивосток в Усть-Камчатск через Петропавловск прибыл груженный людьми, живностью, продовольствием, техникой зафрахтованный японский пароход. Это прибыл «Козыревский совхоз». В  его составе был директор,  заместитель, агроном, зоотехник, прораб, механик, завскладом, заведующий магазином, доярки, механизаторы. С собой они привезли « 45 дойных коров, двух быков-производителей, 30 лошадей, пять голов свиней, 11 американских тракторов, сельхозмашины к ним, конные плуги, бороны "Зигзаг"». В Усть-Камчатске, перегрузив всё на кунгасы, подняли вверх по реке Камчатке и выгрузили на пустынном правом берегу в 6 километрах выше с. Ушки. Так начинался Козыревский (изначально Ушковский, далее село Майское – Б.Б.) совхоз, призванный обеспечить сельхозпродукцией всё среднее и нижнее течение реки. Начинали со строительства жилых землянок, пекарни, столовой. В первый же год работники раскорчевали и засеяли 36 гектаров. Основные производственные и жилые помещения были построены с привлечением сезонных строителей за два года. Земли засевались картофелем, турнепсом, брюквой, свёклой. В построенных теплицах и парниках выращивались огурцы, помидоры, зелень. Росло и умножалось поголовье скота и домашней птицы.  Совхоз становился притягательным социально-культурным центром для всей округи. Дети из Ушков и Ушковского рыбзавода учились в совхозной школе-интернате, жителей этих сел обслуживала совхозная больница, они отоваривались в местном магазине. Его  административно-хозяйственное влияние для окрестных сел становилось доминирующим. В 1960 году, так называемый «Козыревский совхоз», по решению схода его жителей получил официальное название селения «Майское».

На фоне этих масштабных преобразований менялась жизнь и в Ушках.

Борисов В.И. так описывает  эти годы  в селе: «"В 1930 году в долине реки Камчатки работала землеустроительная партия, которая застала здесь 17 хозяйств и 63 жителя, по итогам работы было определено, дополнительно переселить в Ушки еще 162 человека.

Поднимать сельское хозяйство на Камчатке в 30 годах прибывали переселенцы Поволжья, несколько семей было поселено в Ушках.

В 1933 году здесь было 13 хозяйств, жителей 96 человек. По социальному положению- бедняков-61, середняков-26, служащих-6, кулаков-3. По национальному составу- русских-45, камчадалов-50, корейцев-1.

Здесь, как и в других селах в 1932 году был создан небольшой колхоз «Заветы Ильича». По государственному акту ему в вечное пользование было передано около трех тысяч гектаров земли. И уже в 1935 году было запланировано посадить картофель 6 га, капусты -1 га, турнепса-0,2 га. В частном секторе было посажено овощей на площади 1,5 га.

Первые годы деятельности колхоза характеризовались следующими показателями:

В 1935 году в хозяйстве было лошадей 10, крупного рогатого скота (КРС) –7, свиней-1, собак-5.

В 1936 году лошадей –11, КРС-8, свиней-2, собак-4.

В 1938 году лошадей – 9, КРС –9, свиней-28, собак-10.

В 1939 году лошадей – 13, КРС-11, свиней-27, собак-13».

Газета «Камчатская правда» 21 августа 1940 года писала: «…В этом году колхоз засеял 6 га картофеля, 1 га капусты, зерновые культуры. В селе строится магазин, большой скотный двор".

Помимо сельхозработ  бригады охотников из местных жителей в зимнее время  активно продолжали заниматься пушным промыслом, что был также одной из важнейших отраслей экономики полуострова.

Общая картина, сложившаяся вокруг Ушковского селения в это время, отражена на послевоенной топорграфической карте (Фото 21.


Фото 21. Топографическая карта района с. Ушки послевоенных лет.

Самобытный местный художник Александр Петрович Мешков, родившийся в 1929 году на Ушковском рыборазводном заводе и живший в Ушках, оставил нам картину Ушковского селения зимой  1944 года (фото 22.)


Фото 22. Картина художника А.П.Мешкова «Ушковское селение в 1944 году».

Со слов Борисова В.И. Александр Петрович говорил ему, что он старался с документальной точностью отразить село в этот период. На картине село изображено  со стороны реки Камчатки, вид на восток-юг-восток. Видно два десятка рубленных  домов с прилегающими огородами, две-три улочки, маленькая часовня.  Дома добротные, достаточно новые, не ветхие. Околица ещё не распахана и здесь стеной стоит лес. На заднем плане в вечном ледовом панцире вулканы Ушковский (сопка Плоская Дальняя) и Крестовский (Плоская Ближняя). Население Ушков не превышало ста человек…

В 40-х годах стали покидать Ушки близкие мне люди из рода Ощепковых. Первым в 1940 году умер один из старших братьев Григорий Ионович Ощепков. В 1942 году ушёл на фронт 17-летний Иван Городилов, воспитывавшийся в семье Софрона Ионовича Ощепкова, а в 1943 году перебралась на работу в Усть-Камчатский райком ВЛКСМ и его сестра, моя мать Анна Городилова. В 1945 году умер младший из братьев Ионовичей Николай Ощепков. Его последний из оставшихся в живых детей сын Роман Николаевич Ощепков был в 1948 году призван на срочную службу на материк и не вернулся на родину. В 1948 году умер и мой названный дед Софрон Ионович Ощепков. В селе остались бабушка Неонила с дочерью-подростком  Маврой Софроновной Ощепковой и сыном-инвалидом Феофаном Феофановичем Городиловым. Жили трудно. И как только мой отец Брагин Василий Родионович, муж Анны Городиловой, окончил в 1952 году Хабаровскую партшколу и был направлен в Эссо, ушковские родные  через Крапивную, Анавгай перебрались к ним.

В марте 1963 года на Камчатку  в Мильково впервые после того как в 1942 году  из Ушков  он ушел 17-летним юношей на фронт приехал в отпуск  с Черного моря Иван Феофанович Городилов. Он только что вернулся в Одессу с Кубы по окончанию карибского кризиса и приехал навестить старушку мать Неонилу Ивановну ( фото 23.). Это была большая радость, когда почти вся семья собралась в полном составе.


Фото 23. Март 1963 года. Впервые после ухода на фронт в 1942 году на родину приехал в отпуск дядя Ваня,
Иван Феофанович Городилов.

Иван Феофанович как в воду глядел. В августе этого же года умерла в Мильково Неонила Ивановна. А через полгода в феврале 1964 года исчезло село Ушки. Окрестные, бурно развивающиеся Козыревск, Майское окончательно поглотили население маленького, старинного сельца. Оно было вычеркнуто из списков действующих населенных пунктов Камчатки как прекратившее существование. Остатки жителей перебрались в Майское, Козыревск, Ключи.

Недавно я просил известного камчатского краеведа Борисова В.И. побывать на месте бывшего села Ушки и поинтересоваться судьбой потомков Ощепковых в соседнем Майском. Вот что он ответил: «Мне приходилось там бывать. К сожалению, там осталась только небольшая терраса на берегу реки и все....». Несколько позже он мне писал о Майском: «Заезжал в Майское. Ощепковых в Майском нет. Со слов старожилов Ощепков Владимир живёт в Ключах. Несколько человек- в Петропавловске…»


Фото 24. Село Майское (бывший «Козыревский совхоз») сегодня. Из архива Борисова В.И.

 

Брагин Б.В.
г. Владивосток
10 ноября 2020 г. с дополнениями 25 февраля 2021 г.