Экспозиции:

Аудио материалы:

  • Цикл радиопередач

     члена Союза писателей России Сергея Вахрина и журналиста Юрия Шумицкого об истории камчатских...

Видео материалы:

Последнее на форуме:

Камчатская родословная книга. Ворошиловы на Камчатке

Издавая свои первые книги по истории камчатских фамилий – двухтомник «Тайны камчатских имен» и альбом «Тайны камчатских имен. Большерецкий острог», в котором попытался с помощью Надежды Лысогор (из рода соболевских камчадалов Спешневых) рассказать о западнокамчатской ветви этой династии, мы с Надеждой тогда еще не знали истории появления фамилии Ворошиловых на Камчатке, хотя наши догадки были верны: «О времени появления Ворошиловых на Камчатке пока можно только догадываться. Но у нас есть сегодня достоверные данные о том, что 28 сентября 1829 года на транспортном бриге «Николай» из Петропавловского порта в Охотск с грузом пушнины прибыла группа торговцев пушниной, в числе которых был и камчатский купец 2-й гильдии (а точнее, иркутский купец из знаменитой купеческой семьи) Афанасий Ворошилов (РГАВМФ, ф. 283, оп. 1, д. 1191).

Жил он в Тигиле — по непонятной нам причине ( по которым, якобы, «наведен порядок в торговых делах, уничтожена зависимость местного населения от купечества») командир Камчатки А.В. Голенищев не разрешил купцу Ворошилову поселиться и торговать в Петропавловской гавани, или просто в Гавани (как прежде называли Петропавловск-Камчатский).

РОД ВОРОШИЛОВЫХ
ВЕТВЬ МИХАИЛА АФАНАСЬЕВИЧА
СЕЛО мильково

 

ВОРОШИЛОВЫ НА КАМЧАТКЕ.

 

Сергей Вахрин

 

 

Интересные воспоминания о купце Ворошилове оставил морской (а впоследствии жандармский) офицер Эразм Стогов, служивший в молодости на Тихом океане, вспоминая Тигиль 1830-х годов: «Тигиль была крепость во времена первого занятия Камчатки русскими, но теперь крепости и знака нет, хотя там существует комендант из флотских офицеров. В Тигиле есть церковь, больница без доктора, которой управляет фельдшер Дунаев, есть 12 штатных казаков и купец 2-ой гильдии Ворошилов».

Правда, не все точно в этих воспоминаниях. Например, Эразм Иванович пишет и о том, что одна из дочерей купца Ворошилова вышла замуж за коменданта Тигильской крепости капитан-лейтенанта Якова Егоровича Забела, но документы говорят о другом: у Забела, действительно, была весьма романтическая история с дочерью тигильского казака Евдокией Самуиловной Санапальниковой, родившая ему сына, но и дочь купца Ворошилова могла выйти замуж за молодого морского офицера, которых в то время на Камчатке было не мало – именно военные моряки осуществляли в те годы управление Камчаткой, и браки их с юными камчатскими красавицами были не столь уже и редки..

О самом купце Ворошилове Э. Стогов писал с иронией, правда, с доброй иронией:

 

«В Тигиле есть деревянная церковь, священник с дьячком, есть больница, которою заправляет фельдшер, хотя с изъянцем - без носа, но все-таки лечит от всех болезней. Есть купец 2-й гильдии [Ворошилов], два отставных матроса, из ссыльных цыган - единственный кузнец и музыкант; все лица имеют собственные дома, по правде, настоящий-то дом у купца, да у коменданта, и небольшой домик, в три окна, для командира брига, остальные - домишки, - вот и весь Тигиль. Купец - аристократ Тигиля, он даже не носил кухлянки, а всегда в длинном сюртуке и даже в сапогах! Семья его состояла: из жены, двух зрелых дочерей (девиц) и двух сыновей 12-13 лет. Сам купец лет под 60, но еще здоровый. Этот купец считался ученейшим, да и сам о себе думал так, говорил книжным языком прошлого столетия и всегда о чем-нибудь мудреном, не забыл я несколько его объяснений мне в наставительном и хвастливом тоне: "антиподы не падают с Земли, как мухи на деревянном шаре, одни будут наверху, а другие внизу". Я не противоречил, но посмотрел на его ноги, не имеет ли он крючков. Еще поучал, как дикие ловят китов: "Приготовит дикий два круглых деревянных клина, с молотком отправляется к киту, и как кит высунет голову, дикий взбирается на кита, одним клином заколачивает одно отверстие [- ноздрю], кит ныряет, дикий держится на ките за клин, а как кит высунет голову, дикий заколачивает другое отверстие, и кит задыхается. Много бы мог рассказать подобных вещей, которыми поучил меня мудрейший в Тигиле, но поберегу для себя. Когда случалось что-нибудь рассказывать, купец, после каждого периода, имел привычку повторять: "так тому и быть должно".

Сегодня мы знаем о Ворошиловых гораздо больше.

Существует довольно многочисленная литература о сибирских купцах Ворошиловых. И вот, что, в частности, рассказывается о них в Иркупедии:

 

Ворошиловы — богатейшие иркутские купцы ХVIII в., землевладельцы, заводчики, откупщики.

Родоначальник династии Максим (16811746) был посадским в Твери. В 50-летнем возрасте с детьми Иваном (род. 1713), Василием (род. 1714) и Верой (род. 1717) был сослан в Сибирь. С 1732 Ворошиловы – посадские Иркутска, в 1740–1760-х – купцы. Дочь Веру Максим отдал в жены иркутскому купцу-богачу Афанасию Мясникову.

В 1750-е сыновья Максима имели капиталы: Иван – более 13 тыс. руб.,  Василий – более 10 тыс. руб. Братья входили в пятерку самых состоятельных купцов города. 

Иван Максимович (род. 1713) был женат дважды,  вторым браком – на дочери иркутского сына боярского Елене (род. 1737), имел дочь от первого брака Прасковью (род. 1739), незаконнорожденного Семена (род. 1732), женат на дочери посадского Варваре (род. 1735), их дочь – Екатерина (род. 1748).

По ревизии 1762 у Ивана Максимовича было 15 крепостных, он слыл знатным купцом и солепромышленником. Был членом городского магистрата; первым подписал прошение с требованиями горожан, поданное к рассмотрению правительству в Уложенную комиссию 1767

Хотя братья Иван Максимович и Василий Максимович жили отдельно, но дела вели сообща. В 1751 они взяли в «партикулярное содержание» Усть-Кутский солеваренный завод, принадлежащий ранее казне. К 1755 братья реконструировали завод, затратив 1297 руб. 75 3/4 коп.

После смерти Ивана Максимовича завод перешел к его жене Елене. Она вышла замуж за киренского земского исправника Ковалевского. При ней завод пришел в упадок и в начале XIX в. вновь поступил в казну. В 1750-е Иван Максимович и Василий Максимович прибрали к своим рукам весь солеваренный промысел в Илимском уезде.

С 1768 г. Иван Максимович подрядился поставлять ежегодно в Якутск более 4–5 тыс. пудов соли. Кроме того, он имел сеть приказчиков и активно занимался торговлей. Сам ездил на Камчатку, в Охотск, где продавал: «разных цветов и доброт российские и немецкие сукна ж бела и серы всяких сортов, холст, медну, оловянну и железну в разных поделках посуду, сахар в головках, свечи, сапоги, башмаки и чарки, виноградные напитки, немецкий и российский мелочные товары, китайские товары: ткань разных цветов, сахар-леденец, чай». Товары менялись на камчатских бобров, лисиц, соболей, песцов, рыбу и «мамонтову кость».

Недалеко от Иркутска Иван Максимович имел заимку и земли для хлебопашества, а также две мельницы, в городе – кузницу и несколько лавок в Гостином ряду. Будучи купцом 1-й гильдии, Иван Максимович занимал важные посты в городском самоуправлении: в 1755–1757 и 1759–1760 – бургомистр, ратман в магистрате, в 1760 – купеческий староста.

Василий Максимович (род. 1714) жил отдельно от брата. Его дети: Федор (род. 1735), Иван (род. 1736), Николай (род. 1737) и Василиса (род. 1750). Все три сына Василия Максимовича женаты на купеческих дочерях: Федор – на Авдотье Ивановне Шабашевой (род. 1742), их дети: Петр (род. 1760), Афанасий (род. 1767); Иван – на Анне Федоровне Ланиной (род. 1741); Николай – на Домне Михайловне Шутовой (род. 1745). За Василием Максимовичем записаны были в 1762 семь дворовых девок и мужиков.

Василий Максимович специализировался на кяхтинской торговле. Вместе с сыновьями он ездил в Кяхту, где менял китайцам российские сукна, зеркала, меха, кожи, кость мамонта. Китайскими товарами, а также пушниной торговал в Иркутске, Енисейске, Тобольске, иногда на Ирбитской ярмарке и в Москве. Василий Максимович имел на р. Куда мельницу и кузницу, а в Иркутске – несколько торговых лавок.

Иван и Василий Максимовичи занимались винокурением и пострадали от знаменитой Крыловской комиссии 1758–1761. Чтобы избежать пыток, братья подкупили следователя Крылова: Иван дал 12 тыс. руб., Василий – 4 800 руб. Дочь Ивана – Прасковью, Крылов насильно сделал своей наложницей. Вот как это описывает историк Н. Щукин:

«Против квартиры Крылова был дом купца Ивана Ворошилова. Крылов увидел из окна дочь его и велел двум гренадерам привести ее к себе, будто бы по какой-то необходимой надобности – по делу о несдаче каштаков, а если не пойдет, то приказал тащить насильно. Девушка спряталась, но была найдена и последняя половина его этого приказания была исполнена. Развязка понятна. Ворошилова была изнасилована. На жалобу вице-губернатору Вульфу старик-отец получил ответ, что г-н следователь Крылов послан от Правительствующего Сената и местному начальству не есть подчинен. Ворошилов поневоле умолк. Крылов потом свободно посылал за его дочерью, когда это ему было угодно. Этой-то Прасковье Ивановне Ворошиловой и отдал он разные золотые галантерейные вещи, бриллианты и жемчуг, отобранные у семейства богача Бичевина» (Добавим к сказанному, что этот Крылов плохо кончил – «вместо заслуживаемой им смертной казни высечь в Иркутске кнутом и сослать на каторгу в работы вечно, а имение его, описав, продать с аукциона». Правда, есть и другая версия – это приговор не был приведен в исполнение…-- С.В.)

Федор (род. 1735), старший сын Василия Максимовича. Федор Васильевич во второй половине XVIII в. в большом количестве сбывал меха китайцам через Кяхту, занимался соляной промышленностью. Имел сына Афанасия.

Афанасий (род. 1767), сын Федора Васильевича. В 1805–1816 – купец 2-й гильдии с капиталом сначала 8 тыс. руб., а с 1809 – 20 тыс. руб».

 

С купца Афанасия Федоровича Ворошилова собственно и начинается камчатская история этой фамилии.

До недавнего времени на Камчатке существовала легенда о семи братьях Ворошиловых. Вот, что писала мне по этому поводу дочь известного камчатского краеведа, заслуженного учителя РСФСР, Елизаветы Федоровны Радьковой (в девичестве Спешневой, матерью которой была Александра Николаевна Ворошилова) Надежда Леонидовна Лысогор: «Когда шло освоение земель, прибыло 7 братьев Ворошиловых на Камчатку. И разъехались они, чтобы узнать, где кто живет, где что растет… Через определенное время должны были встретиться на Камчатке». Эту легенду Надежде Леонидовне рассказала Анастасия Константиновна Нечаева – внучка Константина Иосифовича (или Осиповича) Ворошилова.

И, действительно, когда мы начали по крупинкам собирать первичный материал о камчатских Ворошиловых, оказалось, что родовые их гнезда разбросаны были по всей Камчатке -- с севера на юг, и с запада на восток.

 

Но Эразм Стогов утверждает (хотя память может ему и изменять через много лет) о двух сестрах на выданье и двух сыновьях 12-13 лет.

По всей видимости, Эразм Иванович, на этот раз, не ошибался: просто старшие из сыновей Афанасия Федоровича --  Павел (1803 - 1862) и Алексей (1808) -- вели к тому времени уже самостоятельную жизнь и жили отдельно от отца. Павел Афанасьевич был записан в купцы Петропавловского порта, а Алексей – в петропавловские мещане.

С отцом в Тигиле жили младшие братья – Иосиф (1818 г.р.) и Константин (примерно такого же возраста).

Поэтому записанные в 1851 году, как «неторгующие» петропавловские мещане, Алексей (41 год) и Осип (Иосиф) (32 года) Абрамовичи Ворошиловы, на самом деле – родные сыновья Афанасия Федоровича, то есть Афанасьевичи. Как и петропавловский купец Павел Афанасьевич, которому на тот момент было 38 лет.

Но возраст в то время записывался со слов, поэтому возникает вопрос, кто же из братьев – Павел или Алексей – был старшим. По данным за 1851 год, старшим в семье был Алексей Афанасьевич (у него и дети по возрасту старше, чем у Павла), но судя по тому, что купцом записан Павел, а не Алексей, то акценты меняются -- первыми унаследовали, как правило, купеческое звание своего отца старшие сыновья, если не существовало каких-либо дополнительных нюансов (например, дееспособность), о которых нам пока ничего не известно:

В 1865 году мы находим в Петропавловском порту всех четырех братьев – они числятся среди петропавловских мещан, «платящих государственную подать» (РГИА ДВ, ф. 1029, оп.1, д. 119, л. 3–4).

 

Но как же тогда быть с семейной легендой о семи братьях? Как правило, эти легенды, опираясь на общую семейную память, сохраняют драгоценную историческую информацию, которую порой не найдешь ни в исторической литературе, ни в архивных документах.

 

И вот, что оказывается: на самом деле даже не семь, а восемь сыновей было у купца… Павла Афанасьевича Ворошилова

 

Ворошилов Николай Павлович (1835)

Ворошилов Михаил Павлович (1838–1894)

Ворошилов Иосиф Павлович (1839)

Ворошилов Александр Павлович (1841)

Ворошилов Константин Павлович (1844)

Ворошилов Афанасий Павлович (1847)

Ворошилов Павел Павлович (1852)

Ворошилов Алексей Павлович (1854)

 

«В 2000 г. я составила, -- сообщала мне далее Надежда Леонидовна, -- довольно-таки подробное древо Ворошиловых по данным из церковной книги прихода 1893 г., по записям Радьковой Елизаветы Федоровны и Спешнева Ливерия Федоровича. Согласно древу, основателем нашей ветки является Ворошилов Александр Павлович (1841 г. р.) и его жена Александра Стефановна (1874 г. р). У них было 7 детей, об одном их них Вы, Сергей Вахрин, подробно писали. Это Ворошилов Македон Александрович (1879 г. р.). Также Вы упоминали еще одного их сына, Ворошилова Николая Александровича (1880 г. р.), он был репрессирован. Это мой прадед. У них было 9 детей. Один из них, Ворошилов Пантелей Николаевич (1916 г. р.), погиб под Псковом в Великую Отечественную войну. Моя бабушка, Спешнева (дев. Ворошилова) Александра Николаевна, и моя мама, Радькова (дев. Спешнева) Елизавета Федоровна постоянно поддерживали связь с родственниками Бречаловыми, Дивеевыми, Ворошиловыми».

 

В итоге наших общих с Надеждой поисков мы, благодаря также поддержке краеведческого клуба «Камчадалы» с. Мильково, обнаружили родовую мильковскую ветвь Михаила Павловича Ворошилова (1841 г.р.), которая и будет сегодня наиболее полно представлена в этой «Камчатской родословной книге».

В селении Хутор (на месте которого впоследствии был организован совхоз «Пограничный») проживал Афанасий Павлович Ворошилов (1847 г.р.).

 

В Исповедальной росписи Петропавловского собора за 1893 году найдено сообщение о вдове и детях петропавловского мещанина Николая Павловича Ворошилова (1835 г.р.).

В этой семье проживал и племянник мужа – Афанасий Константинович Ворошилов, сын Константина Павловича (1844 г.р.)

 

Впоследствии, родовые имена Ворошиловых – Павел, Афанасий, Константин, Иосиф – настолько переплелись, что сегодня чрезвычайно трудно отделить их друг от друга и понять кто и кому кем приходится. Вот только один из маленьких примеров: «Ворошилова Анна Петровна. Дата рождения — 9 сентября 1909 г. Родители — мещанин г. Петропавловска Петр Павлович Ворошилов и законная жена его, Екатерина Нестеровна. Восприемники — мещанин г. Петропавловска Павел Афанасьевич Ворошилов и жена крестьянина с. Завойко Иннокентия Егоровича Машихина — Екатерина Давыдовна» (Исповедальная роспись Петропавловского собора, 1893 г. и Выписка из метрической книги Петропавловской церкви за 1909 год, ГАКК).

 

И это не отес с сыном: Петр Павлович – сын Павла Павловича Ворошилова (1852 г.р.), а Павел Афанасьевич – его двоюродный брат, сын Афанасия Павловича Ворошилова (1847 г.р.).

 

Новую информацию о братьях Ворошиловых мы находим в Исповедальной росписи Большерецкой Успенской церкви за 1893 г.: «Мещанин Александр Павлович Ворошилов (52 года, то есть 1840  г. р.).

В Исповедальной росписи Облуковинской церкви за 1893 г. мы находим следующую запись по селу Крутогорово: «Мещанин (то есть также бывший житель Петропавловска) Константин Иосифович Ворошилов 33 лет. Жена его, Александра Андреевна (32). Дети: Сергей (5), Мартиниан (6), Харлампий (2), Евдокия (18). Вдова Александра Васильевна Ворошилова (52 года), Дети ее, Ирина (27) и Анна (21)».

Таким образом, выясняется, что в Крутогорово осела семья Иосифа Павловича Ворошилова.

Далее, в 1924 году в списке верующих села Усть-Камчатск мы находим 50-летнего Изота Алексеевича Ворошилова и его 18-летнего сына Якова Изотовича.

Позже мы узнали и о причинах переселения Изота (Зотика) Алексеевича из Халактырки в Усть-Камчатск: он проигрался в карты, переехал в Усть-Камчатск и здесь осел.

Судя по возрасту – Изот Алексеевич является сыном Алексея Павловича (1854 г.р.)

 

    Но, как мы помним, и у самого патриарха камчатского рода Ворошиловых Афанасия Федоровича, было, кроме Павла, еще трое сыновей. Двое из них – петропавловские мещане Осип (46 лет) и Алексей (43 года) Ворошиловы, петропавловские мещане -- принимали участие в обороне Петропавловского порта в 1854 году и были награждены памятными медалями на Георгиевской ленте (то есть как самые непосредственным участникам сражения). И у них тоже могли быть сыновья и дочери, продолжатели рода.

Хотя в 1855 году они могли покинуть Петропавловский порт вместе с его военным гарнизоном и переселиться в Николаевск-на-Амуре.

В следующую военную кампанию -- Русско-японскую войну на Камчатке 1904-1905 гг. – в народном ополчении участвовали практически все представители этого рода, многие из которых были отмечены правительственными наградами:

 

Ворошилов Алексей Зиновьевич (1871)

Ворошилов Мартиниан Константинович (14.02.1887)

Ворошилов Иван Александрович (1868),

Ворошилов Иван Михайлович (1877),

Ворошилов Иван Николаевич (1873), г. Петропавловск, награжден серебряной медалью «За усердие»

Ворошилов Константин Иосифович (1860–1934)

Ворошилов Македоний Александрович (1879 – 18.07. 1906), награжден серебряной медалью «За усердие» на Станиславской ленте

Ворошилов Николай Александрович (09.10.1880)

Ворошилов Павел Афанасьевич (1872), староста с. Хутор, награжден серебряной медалью «За усердие»

 

 

Ворошилов Мартимьян Константинович (Большерецкая дружина, ополченец с. Крутогорово) был сыном Константина Афанасьевича Ворошилова

Его не нужно путать (хотя это очень легко сделать) с Ворошиловым Константином Иосифовичем, который принимал участие в отражении японцев на р. Ича и Колпаковой 8 июня и 27 июля 1904 г. (РГИА ДВ, ф. 1044, оп. 1, д. 129), так как оба Константина, дядя и племянник, проживали в селе Крутогорово.

Обнаружены некоторые подробности о судьбе Константина Иосифовича: 30 июня 1896 г. он сочетался законным браком с Трапезниковой Матроной Петровной, вторым браком, возраст — 36 лет. Невеста — камчадала Крутогоровского селения Петра Трапезникова дочь, девица Матрона Петровна, первым браком, 21 год. Поручители: по жениху — звонарский сын Гавриил Васильевич Сновидов, по невесте — камчадалы Крутогоровского селения Михаил Корнилович Кильтякин и Симеон Петрович Трапезников.

В конце 1920-х гг. он был лишен избирательных прав, как «служитель религиозного культа».

 

Его дочь: Ворошилова Агафия Константинова. Дата рождения — 10 февраля 1901 г. Родители — Петропавловский мещанин Константин Иосифович Ворошилов и законная жена его Матрона Петровна. Восприемники — дочь умершего Петропавловского мещанина девица Анна Иосифовна Ворошилова (тетя). Таинство крещения совершал священник Григорий Коллегов.

 

Другой его сын — Ворошилов Павел Константинович, родился 14 марта 1909 г. Родители — Петропавловский мещанин Константин Иосифович Ворошилов и жена его Матрона Петровна. Восприемники — мещанин города Петропавловска Константин (Афанасьевич) Ворошилов (дядя Константина Иосифовича) и камчадала Крутогоровского селения Демитрия Сторожева жена Мария Иосифовна (вероятно, родная сестра Константина Иосифовича). Священник Николай Корякин с псаломщиком Александром Серебренниковым.

 

Сохранились подробности об участии в боевых действиях Ивана Николаевича  и Македона Александровича Ворошиловых, награжденных серебряной медалью «За усердие» (РГИА ДВ, ф. 1044, оп. 1, д. 82): «Протокол. 1904 г. июня 28-го дня. 10 час. 30 мин. По полудни. Устье р. Апалы. Я, заведывающий обороной западного берега Камчатки от вторжения японских хищников, старший унтер-офицер Сотников в присутствии нижеподписавшихся лиц составил настоящий протокол в подтверждение в силу следующих обстоятельств. В 9 час. утра подойдя к табору хищников‑японцев, расположившихся на устье р. Апалы, на берегу увидели: около табора сложено в 2-х кучах до 300 кул. соли, растянут для просушки один невод и у берега в реке стоят 2 японских кунгаса, в одном из них собран невод, только что выбран из реки. Во время подхода к табору мною команде отдан приказ без надобности никто не должен употреблять в дело оружия. И вообще в команде должна быть тишина и спокойствие. Таким образом, атаковав табор хищников, по команде “вперед ребята!”, японцы выбежали из табора, которые тотчас задержаны, в то время японцы закричали: “Типо! Типо! Хае”, обнажив кинжалы, которые были у каждого японца и пустились бежать от табора в сторону, видя такой поступок японцев, полагая, что они где-нибудь имеют тайно сложенное оружие, а также голос их услышат со шхуны, где неизвестно нам, сколько там находится еще японцев, откуда может быть подана им помощь. Вследствие чего мною по убегающим хищникам тотчас же открыт огонь, а с готовым оружием в руках мы, 6 человек, я, Александр Максимов Селиванов, его сын Александр Селиванов, мещане Иван Ворошилов и Македон Ворошилов и камчадал Иван Панов отправились на шлюпке на шхуну вооруженных людей, под командою кантониста Ивана Максимова Селиванова, разместил в более закрытой местности, по берегу против шхуны и на случай выстрелов со шхуны во время нашего подхода к шхуне Селиванову приказал открыть огонь по шхуне, дабы мы под выстрелами могли вернуться на берег. Входя на шхуну, увидели четырех укрывшихся с саблями японцев, которые тот-час же убиты… Таким образом, завладев шхуной, причем оказалось 20 японцев убито. Упромышлено в реке и погружено в шхуну до 12-ти тысяч рыбы “хайка” и “кеты”». Шхуну «Сие-Мару» сожгли. Участники: большерецкий староста Андр. Бречалов, Павел Логинов, камч. Власий Панов (РГИА ДВ, ф. 1044, оп. 1, д. 129).

Ворошилов Македон Александрович (с. Большерецк), верный помощник руководителя обороны западной Камчатки М.И. Сотникова, один из первых инспекторов рыбнадзора Камчатки, погиб вместе с М. М. Сотниковым и жителями с. Воровское в схватке с японскими хищниками в 1906 г. в устье реки Унушки (устье р. Воровской).

 

В Мильковской дружине состоял и дрался с японцами Иван Михайлович Ворошилов, сын Михаила Павловича.

 

В составе Петропавловской дружины был Ворошилов Алексей Зиновьевич (отец Александра Алексеевича Ворошилова (1892), репрессированного в 1933 г. по делу «Автономная Камчатка»).

 

Политические Репрессии коснулись многих из Ворошиловых. Вот некоторые подробности из книг писателя В.П. Пустовита:

 

Ворошилов Александр Александрович (1890, с. Большерецк, Камчатка), в 1920-е гг. председатель Большерецкой религиозной общины. Сын торговца. Камчадал. Образование низшее. На момент ареста 17 апреля 1933 г. являлся председателем рыболовецкой артели «Заря». Проходил по делу «Автономная Камчатка»: ст. 58-2-11 УК РСФСР. Приговорен к десяти годам лишения свободы с конфискацией дома, скота, ездовых собак. Бежал из Дальлага 20 декабря 1935 г. Дальнейшая судьба неизвестна. Реабилитирован ВТ ДВО 27 апреля 1957 г.

 

Ворошилов Александр Алексеевич (1882, Петропавловск-на-Камчатке — начало января 1934, Хабаровск), делегат второго Камчатского областного съезда, гласный второй ПГД 1918 г. Из мещан. Окончил учительские курсы в Хабаровске. Беспартийный. Воинскую повинность не отбывал. Неимущий. В 1923 г. — надсмотрщик Петропавловской радиостанции. Женат, пятеро детей. На момент ареста 19 марта 1933 г. — бухгалтер конторы связи. Осужден по делу «Автономная Камчатка» к ВМН. Реабилитирован 27 апреля 1957 г. ВТ ДВО.

 

Ворошилов Гавриил Афанасьевич (1871, с. Хутор Петропавловского уезда), делегат первого Камчатского областного съезда 1917 г. от Завойкинской волости, с 1917 по 1920 г. — председатель Завойкинского волостного комитета. Из мещан. Русский. Окончил городское училище. Начиная с 1905 г. почти три года учительствовал на материке в селе Авдеевке, затем в селе Коряки и около двух с половиной лет в ЦПШ села Завойко (ныне Елизово). В 1913 г. занялся своим личным хозяйством. В 1916–1930 гг., вплоть до закрытия церкви в Елизово, по просьбе верующих исполнял обязанности псаломщика. По словам М.П. Сметанина, призывал верующих не отдавать церковь и не подводить священников — не рассказывать коммунистам о содержании проповедей. В марте 1918 г. был на стороне участников неудавшегося антисоветского переворота в Петропавловске. «В 1918 г. мною было получено распоряжение от областного комитета о высылке в Сероглазку всех людей, способных носить оружие, для борьбы с организовавшимся в городе Советом. Я это распоряжение разослал по селениям». От имени Завойкинской волости прислал поздравительную телеграмму «июльцам», свергшим совдеп в Петропавловске. «При власти Советов (с января 1920 г. — В. П.) я был смещен…, лишен избирательных прав, за что, не знаю, восстановлен был в 1924 или 1925 г., затем опять лишен как церковнослужитель». Председательствовал на Завойкинском (июль 1918 г.) волостном съезде, объявившем на Камчатке диктатуру местного населения. На момент ареста 31 августа 1931 г. имел в селе Хутор дом, корову, одну голову «молодняка». Обвинялся по ст. 58-10-11 УК РСФСР. Признался только, что был против самообложения, ссылаясь на то, что сумма большая, а дохода мало. 14 января 1932 г. осужден Тройкой при ПП ОГПУ ДВК на пять лет лишения свободы. Реабилитирован прокуратурой КО 19 февраля 1990 г.

 

Ворошилов Иннокентий Павлович (08.11.1897, с. Мильково, Камчатка), в 1923 г. псаломщик. Из семьи священника. Русский. Образование: ВНУ и двухгодичные педагогические курсы. В 1915–1924 гг. — мильковский учитель. Затем вел свое хозяйство. Имел дом, крытый корой, два амбара, баню, сарай, две лошади, две коровы, две головы «молодняка», две свиньи, восемь собак. Женат, пятеро детей. Арестован вместе с отцом П.М. Ворошиловым в один день и приговорен Тройкой тоже к десяти годам. Как и отец, реабилитирован в 1964 г.

 

Ворошилов Николай Александрович (1878, с. Апача, Камчатка), псаломщик. «Не помню, в каком году я вступил в члены религиозно-церковного культа». Камчадал. Малограмотный. Отец — торговец. В 1892 г. семья переехала в с. Большерецк. В 1903 г. женился и жил там до 1908 г. С восемнадцати лет занимался охотой и рыболовством. С 1908 г. жил в селе Привольном, в 1918 г. обосновался в селе Соболево, взял в семью воспитанником Харлампия Смирнова, который затем был у него работником. В 1922 г. — врио председателя Соболевского волкома. С 1924 по 1925 г. работал сторожем на японском заводе № 12. В 1925–1927 гг. жил в селе Воровском (впоследствии переименовано в поселок рыбокомбината им. С.М. Кирова). Держал два-три работника. В 1927 г. вернулся в Соболево. С 1928 г. — «лишенец» как служитель культа. По характеристике Саввы Самборко, «очень хитрый и осторожный человек». 1927 июня 1929 г. президиум КОИК отклонил ходатайство В. о восстановлении в избирательных правах, как ничем не проявившего лояльности к советской власти. Будучи противником коллективизации, в 1931 г. вступил в колхоз. В 1933 г. арестован по ст. 58-10, но через три месяца выпущен. В 1934 г. вновь арестован (ст. 58-10-2). На заседании спецколлегии ДВ краевого суда в ноябре 1935 г. заявил: «Все показания свидетелей ложны». Осужден на десять лет лагерей с конфискацией всего имущества. Имел дом, пристройку, стайку, корову, две лошади, восемь собак, лодку, рыболовную сетку. К 1935 г. женат, двое сыновей и две дочери. Реабилитирован Президиумом Верховного суда РСФСР 14 февраля 1990 г.

 

Ворошилов Мартемьян (39 лет в 1924 г.), в 1924 г. председатель селькома села Крутогорово Соболевской волости. Неграмотный. Беспартийный. Согласно Н.П. Фролову, «человек рассудительный и, благодаря хорошему секретарю тов. Кочетову, канцелярия поставлена удовлетворительно».

 

Ворошилов Матвей Иннокентьевич. Родился в 1892 г., Камчатская обл., Петропавловский р-н, с. Малки; русский; образование низшее; б/п; работал в личном хозяйстве. Проживал: Усть-Большерецкий р-н, с. Апача. Арестован 8 января 1938 г. Приговорен: тройка при УНКВД по ДВК 26 марта 1938 г., обв.: без предъявления обвинения. Приговор: ВМН. Имущество конфисковано. Расстрелян 25 мая 1938 г. Реабилитирован 20 июня 1989 г. Реабилитирован заключением прокурора Камчатской области.

 

Ворошилов Павел Михайлович (1873, с. Мильково), в 1914–1923 гг. — мильковский священник. Из мещан. Русский. Образование низшее. В 1896 году женился на дочери петропавловского мещанина Ивана Васильевича Толман Зинаиде. С 1 октября 1919 г. — законоучитель мильковского ВНУ. При обыске в сентябре 1924 г. у него на квартире чекисты обнаружили несколько листовок «контрреволюционного характера». Посажен в ИТД в Петропавловске. Постановлением уполномоченного Камчатского ГО ОГПУ от 2 октября 1924 освобожден, так как не подтвердилось, что найденное принадлежит ему. Тогда же, в Петропавловске, дал подписку о прекращении богослужения и написал (или кто-то написал за него. — В. П.) в газете, что религия — дурман и обман народа. Но, по словам односельчанина, председателя колхоза «Безбожник» Бобряка, вернувшись, начал отказываться от написанного, «боясь, что потеряет своих приспешников и кулаков для дальнейшей работы и наживы, … начал подпольно крестить детей, давать женщинам молитвы после родов. Но об этом дознались деревенские комсомольцы и произвели обыск, и были найдено требы и разные другие вещи, нужные для проведения тайного богослужения». На момент ареста на рыбалке 24 августа 1931 г. — рыбак-охотник села Мильково. Имел дом, крытый оцинкованным железом, два амбара, сарай, четыре лошади, «четыре штуки молодняка до трех лет», двух свиней, три нарты с двадцатью четырьмя собаками. 14 января 1932 г. постановлением Тройки при ПП ОГПУ ДВК приговорен к десяти годам заключения. Реабилитирован Камчатским областным судом 15 июля 1964 г.».

 

 

Ворошилов Федот Павлович (1871, с. Завойко), противник советской власти. Русский. Малограмотный. На момент ареста 15 сентября 1931 г., живя в Елизово, имел семью из пяти душ, деревянный дом с крышей из оцинкованного железа, два амбара, сарай, лошадь, две коровы, восемь штук «молодняка до трех лет», три нарты, одиннадцать собак и три четверти десятины земли. В 1928 г. имел четыре коровы и двенадцать штук «молодняка». Работал в своем хозяйстве, занимался охотой и рыбной ловлей. «В 1931 г. весною, когда нам, единоличникам, отвели земли под посев, то по прибытии на этот участок я говорил, что здесь земля плохая, и я считаю, что мы здесь только вложим труд напрасно и здесь все равно ничего не получится, я говорил, что в коллектив записываться не надо, что из колхозов ежедневно выписываются…» Один из свидетелей по делу В. приводил его слова: мол, в 1918 г. плохо сделали, не разогнав и не постреляв всех большевиков, а то бы «жили по-старому». Камчатский окружной прокурор Шаркевич согласился с направлением дела в Тройку, которая 14 января 1932 г. по ст. 58-10-11 УК приговорила В. к пяти годам концлагерей. Семью отправили на спецпоселение. Реабилитирован прокуратурой КО 21 февраля 1990 г.».

 

 

А через несколько лет началась вторая мировая война.

 

Славную жизнь прожил и героически погиб в борьбе с фашистскими оккупантами старший лейтенант уроженец с. Воровское (Мономахово, Соболево) Пантелей Николаевич Ворошилов (1916 г. р.), умерший от ран 22 июля 1944 г. под Псковом, очерк о котором подготовил коллектив Соболевской районной библиотеки.

«Ворошилов Пантелей Николаевич родился 1 января 1916 г. в Соболево Камчатской области. Трудовая деятельность началась после окончания начальной школы. Выполнял различную работу. Был жизнерадостным, энергичным, трудолюбивым. Жизнь ставила новые большие задачи. Требовалось много знать. Учился Пантелей всему упорно. Выучился на моториста и работал на катере во время путины. А когда на 21-м году жизни его избрали председателем колхоза «Пионер Запада», то, конечно, при содействии жены Екатерины Сысоевны, он стал настойчиво одолевать программу за 5–7 классы. Весной 1939 г. сдал экзамены за 7-й класс, а в 1940 г. — за 8-й. Главной чертой характера и стиля работы председателя была забота о людях. Ему был отпущен талант руководителя. Всегда обращался за советом и помощью к пожилым колхозникам, к товарищам, прислушивался к их голосу. В это нелегкое время увеличилась оплата за трудодень. Все радовало колхозников, жить стали зажиточнее.

В состав первой комсомольско-молодежной агитбригады синеблузников Усть-Большерецкого района входили наши комсомольцы: П. Ворошилов, Спешнева Катя. Ныне Екатерина Дмитриевна Григорьева, живет в с. Соболево. П. Ворошилов, не имея специального музыкального образования, играл почти на всех струнных инструментах, неплохо рисовал, пел. Был активным комсомольцем.

Там, далеко, в грохоте тяжелой войны, в минуты затишья он вспоминал своих дорогих друзей, родное село, колхоз. Подробно перечислял фамилии, кому передать привет, наказы лучше работать.

Из письма к матери М.В. Ворошиловой: «Мама, передай предколхоза Сырикову или Виктору Бенкису, пусть своим колхозом весной выловит рыбу сверх плана — пусть дадут фронтовой центнер. Наверное, колхоз стал неузнаваем — богат. Я очень соскучился. Вот закончится война, приеду и опять буду работать… Мама, передай привет всем знакомым и пусть примут мой наказ: “Работать честно и здорово, не считаясь ни с чем, чтобы колхоз был передовым. Этим вы поможете фронту”. А я постараюсь здесь, на фронте…» (от 19.02.1942 г.).

Во всех своих письмах с фронта он выражал горячую веру в победу над врагом. Он многое мог бы сделать. Но пришло извещение — похоронка, сообщавшая о том, что старший лейтенант П.Н. Ворошилов в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, умер от ран 22.07.1944 г., похоронен восточнее д. Трошево, 1 км, Псковский район, Ленинградская область.

Полночные наши беседы
Опять о далеком, о том,
Как будет нам житься потом,
Когда мы добьемся победы.
И, может, тогда в тишине,
Святая наступит минута…
Пускай это счастье — не мне,
Но все-таки будет кому-то.

(из стихотворения Евгения Долматовского).

 

И эта святая минута, это счастье, завоеванное большой ценою, наступило 9 мая 1945 г. Оно досталось не ему, его сыну, внукам, нам, Вам».

 

 

В боях за Родину в годы Великой Отечественной войны отдали свою жизнь Агафангел Павлович Ворошилов, 1899 г. р. погиб в июне 1942 г.; Иван Михайлович Ворошилов, 1914 г. р., погиб в 1943 г.; Николай Константинович Ворошилов, сержант, 1924 г. р., погиб 21 июля 1944 г. в районе м. Пинтижи, Латвия.

 

В селе Русь, рядом с селом Соболево, проживала семья учителя Михаила Ивановича Попова (который тоже был репрессирован) женатого на Евдокии Константиновне Ворошиловой из с. Крутогоровоа. Их сын, Анатолий Михайлович, был участником Великой Отечественной войны, воевал на 3-м Белорусском фронте, был танкистом. Ранен в апреле 1945 года в бою под Кенигсбергом, награжден орденами Красной Звезды и Отечественной войны.

 

Этот список может быть продолжен:

Ворошилов Александр Константинович

Ворошилов Виктор Изотович

Ворошилов Леонид Александрович

Ворошилов Нестер Петрович (1917)

Ворошилов Николай Константинович (1924)

Ворошилов Павел Иннокентьевич (1921)

Ворошилов Павел Константинович (1909)

Ворошилов Павел Михайлович (1927)

Ворошилов Серафим Александрович (1915)

 

И еще одна военная история

 

ВЫПУСК 1942

В те грозные годы многие земляки-камчатцы уходили добровольцами на фронт. Имена немногих нам сейчас известны. Разыскать выпускников школы, воевавших за наше счастье, узнать побольше о погибших — такую задачу поставили перед собой ребята Усть-Большерецкой средней школы. И вот радость — письмо от выпускницы 1942 года Улиты Александровны Рудько.

Моя девичья фамилия Ворошилова. Старожилы Усть-Большерецка должны помнить нашу семью — долго мы здесь жили.

Десятилетку я окончила в 1942 году. Сохранилась фотография нашего выпуска — веселые парни и девушки, которым настало время все за себя решать самостоятельно. Мальчишки, конечно, мечтали о фронте. Мы тогда еще не знали, что Миша Грибов и Гоша Овечкин будут награждены за мужество и отвагу орденом Ленина. Но помнили их, помнили, как провожали их в армию и, конечно, наши ребята теперь завидовали старшим товарищам: Миша и Гоша окончили школу перед самой войной.

Но вот настало время и моих одноклассников. Боря Терехин, Леня Колчанов, Миша Хабаров, Миша Ермаков только и говорили о фронте.

А мы, шесть девочек, думали поступать в Томский политехнический институт, верили, что победа будет скоро и затем пригодится наше высшее образование. Поехали в поселок Октябрьский (в то время рыбокомбинат им. Микояна), ждали пароход. Но с транспортом было очень плохо, пришлось возвращаться в Усть-Большерецк.

А в июле нам принесли повестки из военкомата — призваны в ряды Красной Армии.

Служить нас оставили в Петропавловске-Камчатском. Прошли курс молодого бойца, одни — радистов, телефонистов, другие, в том числе и я — курсы шоферов.

С июля 1942 по октябрь 1945 — годы моей службы. Принимала участие в разгроме милитаристской Японии, за что имею медаль «За победу над Японией» и благодарность Верховного Главнокомандующего СССР.

Вместе со мной из нашего десятого класса призывалась Ася Федотьева. Она тоже участница войны, сейчас ветеран труда, работает директором большого фирменного магазина «Океан» в Петропавловске. Валя Моисеева живет где-то под Москвой. Дуся Плотникова пос­ле войны окончила металлургический институт в Челябинске, сейчас работает инженером. Таня Селиванова училась в педучилище и заведует детским садом в Пермской области. Михаил Хабаров участвовал в Великой Отечественной войне, стал военачальником. Борис Терехин научный сотрудник...

Но не все вернулись с фронта. Погиб Миша Ермаков. Погиб Леня Колчанов.

О Лене сообщила его сестра Люба, помню ее девочкой.

Леня служил в особом воздушном десантном отряде на втором Прибалтийском фронте. Писал домой, что очень благодарен нашему учителю физкультуры Илье Николаевичу Селиванову. То же можем сказать все мы: подготовка, которую мы проходили под руководством Ильи Николаевича, очень пригодилась нам на фронте.

Погиб Леня Колчанов при выходе из фашистского тыла 22 октября 1944 года. Группа их была из шести человек, а фашистов — больше тридцати. В бою Леня лично убил шесть врагов, но силы были неравными, и не всем удалось прорваться через линию фронта. Остался там навечно и Леня Колчанов.

После войны, после окончания службы, я поступила в пединститут города Нальчика, но по состоянию здоровья через два курса была вынуждена оставить учебу. Вернулась в Петропавловск, стала работать в областной библиотеке. В 1950 году заочно окончила Канский библиотечный техникум и с тех пор работаю в областной детской библиотеке, заведую отделом комплектования и обработки. В 1965 году Указом Президиума Верховного Совета РСФСР мне присвоено звание «Заслуженный работник культуры РСФСР». Я пенсионерка, но продолжаю еще работать.

У. РУДЬКО, участница Великой Отечественной войны.

Газета «Ударник», 1980 г., 12 апреля

 

Но мы не должны забывать и о тружениках тыла, труд которых был отмечен высокой правительственной наградой: медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.»:

 

Ворошилов Александр Александрович (1914)

Ворошилов Зиновий Иванович

Ворошилов Иван Михайлович

Ворошилов Михаил Александрович (1895)

Ворошилов Михаил Иванович (1910)

Ворошилов Протасий Иванович (1907)

Ворошилов Серафим Александрович (1915)

Ворошилова Анна Ивановна

Ворошилова Зинаида Александровна

Ворошилова (Зудина) Зинаида Иннокентьевна

Ворошилова Пелагея Дмитриевна


Пантелей Николаевич Ворошилов


Ворошиловы Константин и Елизавета


Ворошилов Виталий Пантелеевич (1937–1977), его жена Галина и Спешнев Анатолий Федорович (1929–1986), 1965 г.


Мария Константиновна Ворошилова с мужем в гостях у родных


Ворошиловы. Стоят: Елизавета, Александр, Анастасия. Сидят: Петр и Вера, дочь Александра


Семья учителя Попова (с. Русь). В первом ряду: дочь Клавдия (1914 г.р.), сын Анатолий (1928 г.р.), Галина,
второй ряд: сын Константин (1912 г.р.), Михаил Иванович, его жена Ворошилова Евдокия Константиновна


Улита Ворошилова-Рудько


Ворошилов Владимир Иванович.
Живописец, график. С 1982 г. — член Союза художников СССР.
С 1990 по 1992 гг. был председателем Камчатской организации Союза художников России.
Георгий Поротов. Иллюстрация к поэме Г. Поротова «Крылатый Кутх или песнь о любви»