Аудио материалы:

  • Цикл радиопередач

     члена Союза писателей России Сергея Вахрина и журналиста Юрия Шумицкого об истории камчатских...

Видео материалы:

Последнее на форуме:

Все мы родом из далёкого детства

Август - особый месяц для нашей семьи. К нему мы готовимся заранее, так как это святое для нас время. Мы едем на лодке навестить старое алюторское кладбище, где покоятся наши родные - бабушка Ирина Фёдоровна Навылгалан и мама Зайнап Сабитова. Собираем родню, которая рыбачит в это время в закрытом когда-то национальном селе Олюторка, и идём на наши святые места. Затем общий обед - молодая картошка, свежая рыбка, крепкий чай. И вспоминаем. вспоминаем далёкие годы нашего детства. Для нас. олюторской детворы. 60-е годы оставили в памяти неизгладимые, светлые воспоминания. Более 30 лет прошло, как закрыли ввиду неперспективности это старинное поселение.

В те годы там располагался колхоз имени Горького. Проживали в Олюторке береговые коряки - нымыланы. Жили и русские семьи, которые приезжали как сезонники на рыбообрабатывающую базу в Южно-Глубокую. Затем они оседали в Олюторке. вступали в колхоз имени Горького и становились колхозниками. Это их руками были поставлены первые рубленые дома для корякских семей. Весь берег был завален терпко пахнущими бревнами и досками, а мы, детвора, любили носиться по ним, пробовали смолу - как жвачку. Хорошо помним, как наши семьи жили в землянках, которые были покрыты дёрном до самой крыши - для тепла. Вечерами свет давали жирники - в блюдца наливали нерпичий жир, ставили фитиль - скрученный кусочек материи и зажигали. В 1956 году в нулевой класс мы, детвора, пошли в такую земляную школу Это была большая землянка, с длинным коридором, поделённая на две комнаты-классы. Один ряд - нулевой класс, а другой ряд- четвёртый. В классе стояли большие счёты, доска. Очень хорошо помним свои первые портфели, нам их сшили мамы из ткани. Ещё запомнились очень красивые буквари с картинками на корякском языке. Учебников таких было много, но нас в школе не учили корякскому. Он в то время применялся как разговорный, на нём олюторцы общались между собою. Из школы-землянки нас вскоре перевели в новую школу-интернат с просторными классными комнатами. Директором в то время была Софья Ивановна Макшаева. Повар школы-интерната - Зоя Ивановна Зимина готовила вкусные обеды, учила нас, девчат, стряпать пельмени, вареники. Ребята были заняты резьбою лобзиком по дереву. Они мастерили ажурные шкатулки, полочки; любо-дорого было смотреть на их изделия. Многие рисовали акварельными красками. Другие увлекались лепкою (папье-маше).

Лепили вазы, тарелки, стаканчики, аккуратно раскрашивали их в разные цвета - изделия получались яркие, красивые. Очень любили смотреть диафильмы. На стену вешали белую простыню, и каждый ученик читал текст. И только к вечеру мы покидали нашу школу: домашние шли домой, а часть ребят постоянно во время учебного года жили в интернате.

При сельском клубе села Олюторка работали детские кружки: «Юный киномеханик», «Юный библиотекарь». Вообще, сельский клуб был особым местом для олюторцев. Семьями по вечерам смотрели привезённые кинофильмы, при клубе находилась библиотека, где всегда было много желающих взять книги, журналы, газеты. Играли в шашки, шахматы, домино. Можно было поучиться игре на клубном баяне. В почёте также были балалайка, мандолина и гитара. Рядом с сельским клубом молодежь села соорудила турник, волейбольную площадку. До самой поздней ночи ребята и девчата играли в волейбол. 3 субботу в клубе устраивали танцы. Младшая детвора играла з лапту, в классики. За селом было футбольное поле с настоящими воротами, вратарями и командами.

Очень часто ходили в походы, собирали гербарий для школы. В школе работали молодые учителя начальных классов: Зоя Семёновна Удовиченко, Татьяна Александровна Волкова. Валентина Ивановна Тимофеева. После окончания Олюторской начальной школы нас перевели в школу-интернат села Тиличики, в пятый класс.

Самое счастливое время для нас наступало, когда на зимние каникулы за нами из Олюторки приезжали родители на нартах с собачьими упряжками. Вереница из более десяти таких нарт везли нас домой. Выезжали нарты по зимней дороге, через село Култушино. Было морозно, холодно и радостно. Весело звенели колокольчики на нартах, нас ждала новогодняя ёлка. Мы готовили праздничный концерт, карнавальные костюмы.

Был весёлый Дед Мороз. Это заведующая сельским клубом Роза Яковлевна Федосеева наряжалась в дедморозовский наряд и вела нас в мир сказок и волшебства. Ей помогала сельский библиотекарь Фаина Николаевна Круглова, которую затем увёз в Палану законной женой корякский поэт и писатель Владимир Коянто.

А летом для нас, олюторской детворы, наступало время работы. Для того чтобы перейти в следующий класс, мы с пятого класса должны были отработать летнюю производственную практику. Мы участвовали во всех сельскохозяйственных работах колхоза им. Горького: пропалывали сорняки на колхозных огородах, окучивали картофель и капусту. Во время сенокоса всё село выезжало на олюторскую косу, на Зелёный холм заготавливать сено и силос для колхозных коров и лошадей. Мы наравне с взрослыми рано утром выезжали на колхозном тракторе с тележкой. Собирали граблями сухое сено, ребята складывали его вилами в стога. В силосной яме трамбовали сено с солью, работалось весело, дружно, легко! Запомнилась общая колхозная полевая кухня - огромный котёл ухи, бидон молока, свежий хлеб и булочки. Все вокруг шутили, смеялись, общий полезный труд объединил людей. Это была большая, единая колхозная семья. А ещё детвора любила трудиться в женской полеводческой бригаде. Руководила этим коллективом спокойная, немногословная, уже в годах, корячка Александра Кирилловна Нанан. В бригаде трудились: Мария Аптарат, Мария Тнальхут. Вера Мальта. Матрёна Толпуенав, Вера Анельхут. Варвара Анельхут, Варвара Аняку. Помощником им был шутник Гавриил Ахытка, колхозный тракторист.

Богатые урожаи картошки, репы, турнепса выращивали полеводы в те годы в селе Олюторка. Запомнились нам. детворе, огуречные парники - стеклянные рамы и растения с усами.

Весною для колхозных парников учащиеся Олюторской начальной школы готовили питательные горшочки для рассады овощей. К концу летних каникул мы с гордостью получали справки с печатью правления колхоза им.Горького, ще было указано, что мы прошли производственную практику, а в колхозной кассе получали честно заработанные рубли. Не помним мы лентяев, горьких пьяниц, шатающихся без дела; в колхозе для всех была работа, свои обязанности.

Утром в правлении колхоза всем колхозникам выдавался наряд на день. Это было полеводство, животноводство, рыбацкие обязанности. В большом складе находилось колхозное добро: солёный лосось, копчёная селёдка, для собачьих колхозных упряжек - юкола, шкуры лахтаков. Завскладом был дядя Миша Таткали. В табуне паслись колхозные и личные олени. Бригадиром, оленеводом и охотником был Абрам Абрамович Улей с помощницей, женою Анной Андреевной Улей.

Пастухами-оленеводами трудились Яков Львович Эгиталпин, Иван Иванович Каучан. Это их за отличную работу правление колхоза им. Горького премировало путёвкой в ялтинский санаторий.

Рыбаками руководил бригадир дядя Коля Тазеев. Летом рыбаки ловили лосось. весной - селёдку. Зимой в бухте Скобелева ставились колхозные вентеря на навагу, здесь она ловится особенная. Очень крупная. В рунный ход наваги всё село шло помогать рыбакам-подлёдникам тарировать выловленную рыбу в деревянные ящики с пергаментом. На косе был построен большой сарай. он до потолка был забит навагой. Рыбаками в то время работали Гавриил Анельхут. Николай Сорокин, Николай Камак, Иван Амьяв, Кирилл Кора. Иван Васахлю.

Село строилось быстрыми темпами. Появилась большая столовая, в ней обедали колхозники, можно было и под запись. на свои трудодни поесть, взять еду на дом. Летом в столовой питались мы, школьники с детской оздоровительной площадки. Поваром трудилась Зинаида Пермякова. В столовой был большой, уютный зал, столики, стулья. Открылся новый детский сад и ясли, приехала новая воспитательница Анфиса Николаевна Попова, рядом трудились Анна Харькова, Маша Ермолаева. Выпекала хлеб, вкусные булочки на колхозной пекарне Анна Яковлевна Подопригора. Фельдшером-акушером трудилась приветливая, доброжелательная Анна Алексеевна Лепёхина. На колхозной «молоканке» всегда можно было приобрести под запись на свою зарплату свежее молоко, творог, сметану. Над всем этим царствовала в белоснежном халате, в белой косынке Агафья Герасимовна Лилявасав. На колхозной ферме она трудилась дояркой. Рядом с ней работал её муж. старейший колхозник Абрам Михайлович Анкудинов. Очень хорошо помним, как в селе появился первый мотоцикл с коляской - в семье Николая Сорокина. Для нас, детворы, это было чудо техники. Возле какого дома жителя местной коренной национальности обязательно был огород: росли картошка, капуста, были грядки с зеленью. Появилась новая баня с женским и мужским отделениями, с парилками. Заработала новая электростанция, в ней трудились Павел Анкудинов, Сафа Сабитов. Открылись двери нового магазина. И все эти годы бессменным председателем колхоза имени Горького в селе Олюторка был Макар Григорьевич Рубцов. Очень любили местные коренные жители своего председателя. Это был сильный, добрый, разумный человек. На праздниках, когда всё село собиралось в сельском клубе. Макар Григорьевич брал в руки баян, и начиналось настоящее праздничное веселье. Под стать своему мужу была и Мария Алексеевна Рубцова, председатель сельского Совета села Олюторка. Всегда внимательная к людям, всегда готовая оказать помощь и поддержку односельчанам.

Главным бухгалтером сельского Совета была корячка Татьяна Ивановна Умьявилхина, она же возглавляла партийную организацию села.

Особо хочу рассказать, где располагалась почта. Она была в нашем доме. Мои родители были почтовыми служащими Папа. Николай Артамонович Копылов, был колхозным радистом, мастером работы на ключе, знал азбуку Морзе. Уроженец села Палана Тигильского района, год рождения 1921-й В далёком 1937-м. когда моему отцу исполнилось 17 лет. семью внезапно постигло большое горе. Ночью забрали отца, моего дедушку. Ар- тамона Александровича Копылова. 1895 года рождения, по национальности камчадала. Тот сентябрь стал «чёрным» для родных дядей: были арестованы Алексей Николаевич Лонгинов. Нестор Николаевич Лонгинов. Вячеслав Николаевич Лонгинов. Им предъявилась грозная статья - «заговор против Советской власти» А это были простые рыбаки, охотники с образованием церковно-приходской школы, которые по чьему-то злому умыслу превратились в «японских» шпионов. Больше их никто не видел. Были вывезены в г. Петропавловск-Камчатский. В марте 1938 года суд вынес приговор - расстрел. Через год умерла папина мама Мария Николаевна Лонгинова, и на плечи совсем ещё пацана навалилась судьба сына врага народа. Папа был старшим ребёнком в семье, на него легли заботы о брате Александре, сестрёнках Людмиле и Варваре

В 1957 году Советское государство реабилитировало моего дедушку Артамона Александровича Копылова и его родных дядей, признала, что они были расстреляны ошибочно. Такую же горькую судьбу испытала и мамина семья.

В далёком 1925 году молодую олютор- скую корячку Ирину Навыллан. 1905 года рождения, родные выдали замуж за приезжего купца-татарина Мабаракшу Хусайновича Сабитова. 1882 года рождения, уроженца Казани. Он закончил Казанский университет. Данные, как он попал в Олюторский район, отсутствуют. Знаем только, что он был посредником в торговле с японскими и американскими купцами. Скупал пушнину у корякских охотников. Дед жил зажиточно, имел большой дом под железной крышей в Тиличиках. в семье было семь детей. Мама, самая старшая, родилась в 1926 году. Отец-татрин всем детям дёл татарские имена, мама была Зайнап Сабитова, но все её звали Зиной. А ещё были сёстры Зифа, Сонья, Сара, братья Сафа, Ислям, Сольтан. В доме у мамы разговаривали и на корякском, и на татарском языках. С приходом Советской власти моего деда Мабаракшу Хусайновича Сабитова раскулачили, лишили гражданства. И только в 1931 году восстановили в правах гражданина Советского государства. Дед начал работать в колхозе, стал рыбаком, а однажды ночью, в 1938 году, его забрали. Было сфабриковано дело в отношении его, как неблагонадёжного и нелояльного Советской власти человека. За угрозу некоему партработнику в расправе мамин отец был осуждён на десять лет тюрьмы строго режима, без права переписки. Увезли его в Хабаровск, и больше его никто не видел, а через несколько лет пришло сообщение умер от сердечной недостаточности.

Вот так чёрный 1938 год репрессий оставил сиротами большую мамину семью Жили они очень бедно, голодно, трое детей умерли. Бабушка Ирина Фёдоровна Навыллан днями и ночами шила национальную одежду, обувь, меняла всё это на хлеб, крупы, в общем, тянула, как могла, горькую женскую долю Очень скоро глаза её стали плохо видеть, она ослепла. Я так и запомнила свою добрую, тихую бабушку слепой до конца её дней. Деда Мабаракшу Хусайновича Сабитова реабилитировали в 1959 году.

В преддверии 75-летия Корякского автономного округа надо вспомнить всех невинных жертв репрессии, которые ушли в чёрные 37-38-е годы и не вернулись на родину. Светлая им память.

Познать нашу родословную, соприкоснуться с живой историей удалось нашей дочери, правнучке наших дедов Татьяне Косыгиной, студентке 5-го курса исторического факультета Камчатского государственного педагогического университета Это наша Таня посетила областной архив. краеведческий музей, увидела, подержала в руках подлинные протоколы допроса своих прадедушек.

В каждом районе Корякского округа в те годы были найдены «враги народа» В областном архиве хранятся огромные списки репрессированных жителей местной коренной национальности: коряков, чукчей, камчадалов. В основной своей массе это были люди простые, из бедных крестьянских семей, рыбаки и охотники, ко всему ещё и малограмотные. Свою дипломную работу Татьяна решила посвятить теме: «Чёрные годы репрессий в КАО», а ещё дочка имеет светлую мечту о создании большой книги-памяти, в которую вошли бы исторические события нашего национального округа.

Вернусь к тому, что в нашем доме, за перегородкой на кухне располагалась почта. Туда нас с братом родители строго не пускали. Там стояли аккумуляторы, разная аппаратура. Рано утром отец, как колхозный радист, включал радио для села. Мама была заведующей почтой, принимала телеграммы, получала почту. Газеты и письма привозили мешками. Летом - на колхозной дорке, зимой - на собачьих упряжках. Колхозники выписывали много газет и журналов.

Возле дома были два больших ветряка, с помощью которых заряжались аккумуляторы.

Много в селе Олюторка было мастериц по шитью национальной одежды, обуви. Малахаи, торбаза, рукавицы, расшитые бисером, цветным мехом, были, обычной одеждой и обувью олюторцев. Особенно славилась своим рукоделием мастерица Тамара Максимовна Хупхи.

До сих пор стоит в памяти картина далёкого счастливого детства, ровные ряды домов, дымок над каждой крышей села Олюторка. Рядом сопки, где видимо-невидимо разной ягоды. На грибной поляне за селом - море грибов. Рыбалки - полные рыбы. Размеренный, спокойный уклад был в национальном селе Олюторка со своими обычаями и порядком. И вот такой мир в 70-х годах был разрушен. Село закрыли. Людей вывезли. Дома разобрали. Говорят, все делали для нашего блага. Давние события переселения малоперспективных сел ещё раз показали миру, как легко можно экспериментировать над судьбами людей, и тем исковеркать будущее многих поколений. Научила ли нас чему-то жизнь? Что принесёт нам предстоящее объединение КАО и Камчатской области? На этот вопрос пока нет ответа

Н. КОСЫГИНА (в девичестве Копылова)

«Олюторские вестник» 4 октября 2005 года