Нас много… О потомках Спешневых Федора Васильевича и Александры Николаевны

Нас много: внуков, правнуков, праправнуков Федора Васильевича и Александры Николаевны Спешневых. Все мы разные, жизнь у всех сложилась-складывается по-разному. Как говорил Е.А. Евтушенко:

«Людей неинтересных в мире нет.
Их судьбы — как истории планет.
У каждой все особое, свое,
И нет планет, похожих на нее.»

Кого-то из нас Бог одарил какой-то особой изюминкой: творить, созидать, а кого-то умением сострадать, любить…

В Мильково Камчатского края живет моя троюродная сестра Галина Петровна Хлевная, внучка Спешневых Михаила Васильевича и Пелагеи Гавриловны. Именно в ее большой дружной семье Машенька, правнучка Федора и Александры Спешневых, обрела новую семью, полную любви и взаимоуважения. Просто преклоняюсь перед этими людьми…

 
Спешнев Федор Васильевич с внуками на реке Воровской

Мой брат Сережа Радьков совершенно неожиданно подарил мне бат, которым правит Кутх, наш бог и творец Камчатки. Теперь Соболево не только со мной, но и с моими внуками, которые еще не были на Камчатке…

Поездки в Соболево к деду-бабе Радьковым, Леониду и Лизе, остались навсегда в памяти моей дочки Даши Лысогор: походы за ягодой, поездки на Охотское море, уход за кроликами, козами, собаками... Любуюсь ее детскими зарисовками с соболевскими сюжетами. Сейчас она Зелонджева-Весенева, работает дизайнером в сфере ритейла на британскую фирму.

Архитектором стала Ксюша Лысогор. Одним из ее студенческих проектов был Музей-океанариум в г.Петропавловске-Камчатском. По-видимому, Камчатка нас не отпустит никогда.

У Оли Шишковой, известного камчатского поэта, члена Союза писателей России, есть такие проникновенные слова:

«Камчатский Север забываешь трудно:
Вдоль моря уходящую косу,
Морозом подкрахмаленную тундру,
И озерка застывшую слезу,

И серые заветренные юрты,
Над ними красноватый дым,
Холодное насупленное утро,
Кипящий ключ и серный пар над ним».


Муж Оли, Саша Спешнев (1960-2016), внук Федора Спешнева, говорил:
«Нам, двум творческим натурам, легко и комфортно жить вместе и творить».

Саша, так рано ушедший от нас, оставил нам песню «Камчатская Рапсодия»:

«На берегу, на самом краю стою,
За краем бездонная синь океана.
С птицами, с ветром, с волною прибойной пою,
И песня летит к белоснежной вершине вулкана.

 Как продолжение волн, штормом застывшим,
За моею спиной уходит на Запад земля…
Уже не пою — ору, глоткой охрипшей,
Самый счастливый, наверное, я!

Припев
Стоят над крутою волной берега,
Здесь начинается Родина.
Звучат дожди и снега -
Камчатки моей рапсодия»

В блоге Николая Чекина нашла вот такие слова:

«Камчатская Рапсодия» среди многих хороших песен выделяется особо. Бард сумел передать свое чувство любви и гордости Камчаткой. Он спел гимн о вулканах, о реках, снегах и бескрайней тундре. О крутых берегах, животных и круговороте природы. О нас, о людях. О своей любви к Родине!

Уже прошел год, как Александра Анатольевича Спешнева не стало с нами. Он умер 1марта 2016 года».

Наш краевед, летописец, писатель Сергей Вахрин писал: «Камчатская рапсодия» Александра Спешнева даже без Сашиного голоса, его музыки и его обаяния может быть услышана и сохранена в благодарной памяти тех, кому и посвятил он эти строки, вложив в них весь свой поэтический талант и душу потомка великого северного бога — Кутха».

Божья искорка проявилась, на мой взгляд, и в личности Кости Добриева, еще одного внука Спешнева Федора (мама Кости Добриева -  Нина Федоровна Добриева (дев. Спешнева)  (1932-1964) , дочь Спешнева Федора и Александры, сестра родная моей мамы). Костя живет в поселке Эгвекинот Чукотского АО, он член Союза художников России с 2003 г.

С его творчеством познакомилась совершенно неожиданно. В 2007 г. мы с мужем были на II международной специализированной выставке-ярмарке «Северная цивилизация 2007», которая проходила во Всероссийском выставочном центре Москвы. И вдруг увидела имя своего двоюродного брата, связь с которым была потеряна на долгие годы. Кстати, именно на этой выставке Костя Добриев стал обладателем золотой медали.

 
Птицы летят (клык моржа)

Анадырский художник Вильдан Долгоаршинных так оценил творчество чукотских художников Георгия Семенова и Константина Добриева: «Любые работы двоих представленных мастеров, особенно Добриева, — это осознание своего восприятия мира. В своих работах они синтезировали традиции древнего искусства, природную пластику материала и философское восприятие мира».

 
Подсвечник (позвонок кита)

В Общественно-политической газете Чукотского АО «Крайний Север» от 12.10.2017 нашла вот такие слова Кости Добриева:
«Сначала я просто делал сувениры и не думал, что сделанное мной потихоньку перейдёт в искусство. Потом я понял, что это моё, хотя меня друзья и просто любители живописи всё время критикуют — мол, зачем вдаваться в философию в искусстве и так далее. Верно, не сразу можно понять, что изображено в моих творениях, о чём скульптура. Вот, к примеру, скульптурная композиция «У костра». В ней нет конкретного лица, люди как бы прозрачные. Этой работой я хотел выразить мысль, что аборигены Чукотки никогда не конфликтуют с природой».

 
У костра. Из серии Трансформеры

В родословной Кости и его брата Алеши (кстати, он тоже Народный мастер Чукотки) столько кровей намешано… По материнской линии они — камчадалы из рода Спешневых, а вот по линии отца — это целая история, даже легенда.

 
Чукотское лето (позвонок кита)

Их дед Магомет Джантемирович Добриев (02.05.1884–30.12.1938), ингуш, долго жил в Америке во время Золотой лихорадки. После революции решил вернуться на родину на Кавказ через Аляску, да и застрял на Чукотке. Здесь он женился на эскимоске Чивкэльын Левтына (по паспорту Ксения Львовна Добриева (03.01.1900–22.04.1975). Осели они в старинном эскимосском селе Наукан, что ютилось когда-то на скалистом берегу мыса Дежнева.

 
Поймать оленя

Костя Добриев писал: «Отец рассказывал, что на Чукотке, и вообще на Дальнем Востоке, были «видны» следы Магомета. Он был очень известен в этом крае. Дело в том, что Магомет, имея очень хорошие отношения в американских деловых кругах, сумел наладить торговлю и снабжал этот край необходимыми для населения товарами. Причем хорошего качества. Так, отец видел чугунные складные печи. В советское время вряд ли этот край снабжали так, как это делал в свое время Магомет Добриев». К сожалению, Магомет Добриев не успел осуществить свою мечту: привезти свою семью на родину, в Ингушетию. Репрессии 1937-1938 гг. докатились и до Чукотки.

 
Медведь (позвонки кита)

Константин Базикович Добриев был участником различных конкурсов, в том числе и конкурса на лучший проект памятника погибшим лётчикам АлСиба. Он с гордостью говорил мне, что этот памятник по его проекту был установлен 9 мая 1985 года в посёлке Эгвекинот на народные деньги.


Памятник летчикам «АлСиба» (Фото Александра Пирогова)

Его памятник — это символическое вертикальное крыло самолета со звездой на просвет. Силуэт памятника хорошо виден с разных точек поселка, а также с кораблей, заходящих в морской порт.

С большим интересом прочитала о легендарной воздушной трассе Аляска–Сибирь (АлСиб) на сайтах интернета:

«Через небо Чукотки, в 1942−45-х годах, была проложена воздушная трасса между Аляской и Сибирью — АлСиб, по которой на советско-германский фронт перегонялись по ленд-лизу боевые самолеты производства США. Жители Чукотки и заключенные «Дальлага» строили взлетно-посадочные полосы и аэродромы на пути следования самолетов из Аляски в Сибирь. Трасса создавалась и работала в обстановке строгой секретности. Этот маршрут в то время по сложности и протяженности не имел аналогов в мире. Грандиозный проект осуществился. За три года наши летчики перегнали из США в СССР 8 094 самолетов и много грузов: технику, продукты, оружие и дипломатическую почту. Но непомерные трудности выпали на долю наших летчиков. За три года на советском участке трассы АЛСИБ произошло 45 катастроф, погибло 115 летчиков».

На замечательном сайте http://egvekinotnaprovode.wix.com/egvekinotnaprovode… нашла материал о творчестве Кости Добриева. Как выяснилось, он не только профессиональный художник, мастер косторезного искусства, скульптор, он еще и замечательный рассказчик.


Рассказчик

Вот некоторые из рассказов Кости Добриева:

Анализ

В девяностые глубокой осенью на Чукотке было землетрясение. В Амгуэме его также почувствовали.

Наталья Эйнены была молодая мама и жила в доме типа «Арктика» на втором этаже. Дом потихонечку задрожал, задребезжала посуда в серванте. Дрожь перекинулась на люстры. События развивались по нарастающей. Уже

и двери нехотя заскрипели. У серванта не было желудка, но звуки он издавал не только стеклянные, но и утробные. Диван подпрыгивал, как старый шаман, и уныло кряхтел.

Дети бросили свои дела и подползли к матери. Страха не было. Дочь тундры и не в таких переделках бывала. Завалила летом бурого медведя, который напал на ярангу.

Удивление происходившим не мешало мозгу проводить анализ: все соседи спокойные и более-менее нормальные. Вот только Панарахтыны... «Ничего себе, как Панарахтыны дерутся!» — удивленно произнесла Наталья.

 
Друзья (клык моржа)

 В приемной председателя

 Мой отец родился на заре советской власти на Чукотке. Энтузиазм захлестывал молодую страну. На Чукотке стали строить культурные базы. И угораздило моего отца родиться первым. Нарекли его Культбазой. Потом Хрущев развенчал культ личности, и стал он просто Базой, но, поскольку База женского рода, стал Базиком.

А у моего брата есть сын Егор. Он был маленький, лет четырех–пяти. И умудрился он забраться в контору колхоза «Амгуэма». Походил, походил и попал в приемную председателя колхоза. Рабочий день был в разгаре. Стучала печатная машинка. Посетители скромно дожидались своей очереди. На стене под большим углом висел в полный рост портрет Ленина в пальто.

Егор задрал голову и произнес: «Это ваш дедушка Ленин?»

Секретарша, очень чуткая женщина, ответила: «Да, это наш дедушка Ленин».

На что Егор ответил: «А наш дедушка Базик!»

Тундровички

В национальных селах молодым мамочкам, казалось бы, делать нечего. Гуляют-гуляют, собираются в кучки. Потом идут к кому-нибудь чай пить. Так и в этот раз — одно и тоже. И надо же, собрались все тундровички. Детей посадили чай пить. Один малыш (три–четыре года) уже что-то понимает.

Мамы зацепились за тундру. Все тонкости в яранге обсудили, перебрались на стадо. Большую роль, оказывается, играют олени-кастраты. И снег гребут, и впереди стада идут, и копытят, и копытят. И плечо могут подставить в трудную минуту.

Тема потихоньку иссякла, и одна мамочка участливо спросила мальчика:

«Кем ты будешь, когда вырастешь большой?» «Кастратом!» — громко ответил малыш. Почему мамы дружно засмеялись, мальчик не понял.

Чукотские рассказы Кости Добриева в его исполнение можно услышать на сайте Эгвекинот на проводе


Эргав. Чукотский праздник (клык моржа)

Закончить свой рассказ о некоторых из потомков Спешневых Федора и Александры хочется мудрыми словами Оли Шишковой: «И каждый в книгу жизни занесён».

 
Свежий ветер. Из серии Трансформеры

Источник:
http://ingarchive.ru/publikacii/publikacii-novost52.html
Общественно–политическая газета Чукотского АО «Крайний Север»
http://statehistory.ru/659/Lend-liz--Istoriya-trassy-Alsib--Alyaska-Sibir-/
http://basov-chukotka.livejournal.com/26471.html
http://egbook.ru/index.php?nma=news&fla=stat&nums=55
http://blogs.pravkamchatka.ru/dar/?p=413
https://www.youtube.com/watch?v=Ik64we7glpM
http://memory-map.prosv.ru/#/memorial-8790/type=map&center=66.324585,-179.131342&zoom=13
http://vkontakte.ru/egvekinot

Надежда Лысогор (дев. Радькова)
г. Долгопрудный МО 2017