«Твои предки недавно с дерева слезли»

Лидия Александровна Еремеева (Селиванова-Никулина) - удивительный, интересный человек и собеседник. Забежав к ней с букетом роз по случаю дня рождения на полчасика, задержался на полдня.

За столом - дочь Анна и внук Элман, поэтесса Марина Бурмак. В ходе разговоров - постоянные звонки, поздравления со всех уголков России от коллег по перу - журналистов, от друзей и родственников с далёкой Камчатки...

«Владимир Владимирович! Представляешь, за эти годы была трижды замужем!!! И, несмотря на горе (сын перенёс полиомиелит), училась, работала... и всё-таки была счастлива и любима всеми мужьями, и сама всех любила и была жизнелюбом всегда».

Мне тут же вспомнилось, как она провожала в составе делегации журналистов Находки писателя Юлиана СЕМЁНОВА, автора многих известных произведений, в том числе и «ТАССуполномочен заявить». Юлиан неудержался и произнёс такие слова: «Лидочка, ещё 17 мгновений, и я останусь в Находке навсегда»... И эти 17 мгновений сразу напоминают о фильме «Семнадцать мгновений весны». В Находке Юлиан СЕМЁНОВ был весной 1968года...

И, продолжая, желая высказаться Лидия Александровна добрым словом вспомнила и даже всплакнула о Викторе Подбережнем. «Особенно счастлива, более 30 лет, была с Виктором Владимировичем Подбережним. Как рано он ушёл! Всего-то на 62-м году жизни. А Виктор как-то шутя сказал: «Ты всех нас переживёшь, потому что сердце у тебя доброе, да и хорошо работает». А он был на 17,5 лет моложе! И оказался прав».

Хороший был человек Виктор! Мне (автору материала) приходилось встречаться с ним в разных ситуациях Он очень боготворил свою Лидочку. По-доб- рому вспоминает Лидия Александровна своих мужей - Леонида НИКУЛИНА и отца дочерей Евгении и Анны - Валерия ЕРЕМЕЕВА. «Спасибо им за любовь! Царствие им небесное».

Дай Бог Вам здоровья, Лидия Александровна, и ещё радовать нас, ваших друзей и родственников своим жизнелюбием, эрудицией, теми воспоминаниями, что вы порою выкладываете в своих записях

То, что Вам захотелось вспомнить о своих далёких предках, о том, как они жили и какие трудности переносили, проживая в землянках, юртах, а то и в норах - это и наша история. И то, что люди, когда-то ходившие в звериных и рыбьих шкурах, в годы советской власти смогли получить образование, стать врачами, исследователями, журналистами и т.д ... - это здорово!

Ваш жизненный путь также был непрост. Но жизнь продолжается! Растут внуки, есть друзья, есть, что вспомнить и рассказать другим. Вы, работая в газетах «Находкинский рабочий», «Советское Приморье», писали историю нашего края. И, конечно же, эти материалы останутся навсегда в архивах Публиковались Вы и в «Мире путешествий». Рады, всегда рады Вашим материалам! Пишите, вспоминайте то, что уже стало историей.

Этот материал - о ваших предках, родственниках И название его, по вашему желанию я оставляю таким: «Твои предки недавно с дерева слезли»...


«Твои предки недавно с дерева слезли!» - такой вывод сделал мой первый муж Леонид. (Л.Г.Никулин известен в Находке как активный комсомолец, делегат Всемирного фестиваля молодёжи и студентов в Москве в 1957 году, руководитель АСПТР (аварийно - спасательные, производственные работы на море. - прим, редактора). А я бы сказала, что они (алеуты, ительмены, индейцы) вышли из нор. Но, прежде хочу рассказать о нём, о Леониде Георгиевиче НИКУЛИНЕ. Изыскатель, гидротехник, инженерно-технический работник, замечательный труженик и человек (гражданин советской эпохи, один из тех, кто принимал участие в строительстве памятника партизанам на мысу в бухте Лашкевич в 1957 году - прим, редактора).

Леонид Георгиевич исследовал местность для дальнейшего развития промышленных районов Камчатки и Приморья. В 1955 году экспедицию №-5 ДальморНИИ проекта ММФ, которая прежде работала в районе Октябрьского посёлка у моря и г. Петропавловска- Камчатского (бухта Бабья, озеро Синичкина и сопка Ряби- ковская) была переведена в Находку. Расположились тогда в районе Береговой, в палатках. Кругом море, буйный лес да мошкара. С утра до позднего вечера геодезисты, нивелировщики, гидротехники, топографы и другие специалисты трудились на объектах. В том числе и в районе бухты Врангель, Козьмино. В команде геологов были Саша КУЧИН, его жена Зинаида, Юрис Хильденбранд, Петя КОВАЛЁВ, Лёня ЛАУМАНИС, Ольга САБУРОВА, Лариса КНОР, Вольдемаре ГАЙЛИС, Игнат ГРИГОРЬЕВ, Вениамин (Веня) МОКШАНОВ, Коля ЧЕРЕДНИК и другие.

Однажды Володя ОСАДЧИЙ с восторгом мне сказал: «Лидочка! Представь себе, здесь будет порт мирового значения, все флаги мира появятся на кораблях, заходящих сюда». И действительно, по истечении многих лет здесь появился порт ВОСТОЧНЫЙ. В 1971 году была объявлена Всесоюзная комсомольская стройка «порт Восточный». Это - отдельная срока в истории и моей жизни.

Ещё один порт появился в молодом городе Находка, с интересной и давней историей. Поистине правдивы слова Ильи ФАЛИКОВА, поэта: « НАХОДКА - твоими глазами Россия глядит в океан»! В те, 50-60, годы самыми крупными объектами изысканий в Находке были районы под сооружение причалов, зданий, судоремонтного завода №-4 (НСРЗ), жилого посёлка в бухте Чадауджа под нефтяной порт и другие. После посещения осенью 1959 года города Владивосток Председателем Совета Министров СССР Н. А. Булганиным и первым секретарём ЦК КПСС Н.С. Хрущёвым усилилось внимание к морским портам и работам по изысканиям и строительству.

Напомним, что порт Находку посещал в 1939 году и секретарь ЦК КПСС А. Жданов, благодаря чему 7 октября 1939 года было принято решение о строительстве порта-города, но начало Великой Отечественной войны помешало планам, к которым вернулись в пятидесятые годы 20- века.

Некоторых из наших специалистов из экспедиции направили трудиться инженерами в торговый порт, среди них был Леонид НИКУЛИН и Игнат ГРИГОРЬЕВ. Вениамин МОКШАНОВ занялся благоустройством Находки. (К слову, под руководством В. МОКШАНОВА пришлось поработать и моему отцу - КУПЕРТУ Владимиру Фёдоровичу - прим, редактора) В этот период город занимал призовые места во Всесоюзном конкурсе по благоустройству. Внёс свой вклад в развитие города-порта и Владимир ПАВЛОВ, будучи председателем горисполкома. Приезжие именитые гости удивлялись быстро растущему городу- порту, его чистоте и уюту, гостеприимству горожан. Ведущим строителем ЖБФ (жестянобаночной фабрики) стал В.А. ГАЙЛИС и построил её в срок.

Но, прошу прощения у читателей, отвлеклась от главной темы - не смогла не вспомнить частичку истории города, в котором я живу с 1955 года. А моя тема - о далёких моих предках. О жизни на Камчатке.

Лидия Александровна с сыном и мужем Леонидом Георгиевичем Никулиным
Лидия Александровна с сыном и мужем Леонидом Георгиевичем Никулиным

Одна моя бабушка - Анна Мироновна ЯТСКАЯ родом с Алеутских островов, лежащих между Камчаткой и Северной Америкой. Жители этих мест занимались охотой на пушных зверей и рыбной ловлей. Как вспоминает священник Иоанн Вениаминов (в миру - Иван ПОПОВ), он же Иннокентий - Апостол Аляски, Алеутских, Курильских островов и Камчатки, а позже - Митрополит Московской, Коломенской Епархии и Сибири: «... алеуты жили деревнями в землянках тесных и грязных… с виду они (алеуты) роста среднего, некрасивы, неуклюжи. По нраву своему - добры и мягкосердечны. Так, во время голода, что случалось у них нередко, особенно зимой, если кто- то из них успел раздобыть пищу, то он непременно поделится ею со всеми. Они оказывают большое почтение и любовь к родителям и старшим; очень выносливы и терпеливы. Кажется, невозможно придумать такой трудности, которой бы не перенёс алеут, или такой горечи, которая бы его сломила. В случае голода для него ничего не стоит три-четыре дня пробыть на одной только воде. В болезненном состоянии не услышите от него ни стона, ни крика при самой жестокой боли...». Климат на островах сырой и переменчивый. Пасмурная погода с туманами и ветрами стоит здесь большую часть года, ясных дней мало. Зимой морозы бывают такие, что птица налету замерзает. Почва-тундра и часто камень, покрытый тонким слоем перегноя. Леса, длина некоторых еловых брёвен доходит до 22-х саженей, т.е. почти до 46 метров.

До приезда отца Иоанна в 1824 году алеуты находились почти в диком состоянии и по вере были наполовину идолопоклонниками. Он, отец Иоанн, несомненно совершил подвиг: изучил алеутов, их обычаи, предания, изобрёл для них самую азбуку, которой не существовало. Со временем перевёл Евангелие на их язык. И так приобщил этот дикий народ к православию, говорил, что эти люди смышлёные и с удовольствием учились. Даже шаман старик Серебренников обратился к новой вере. Вот уж поистине говорят: «Дивен Бог во святых своих».

Дед Иринархий ЯТСКИЙ был высокий, коренастый. Кто он от роду - толком никто теперь не знает. В детские годы я слышала будто он полуяпонец, полубе- лорус. У них с Анной Мироновной было два сына - Александр и Михаил и две дочери - Елена и Мария, моя мама.

Александр ЯТСКИЙ прошёл всю Великую Отечественную войну, говорил, что он: « ...был под огненной пургой». Служил танкистом. Домой пришёл в 1947 году с осколками после ранения. Запомнился мне жизнерадостным, улыбчивым, разговорчивым. Он был у нас в Усть-Болыперецке проездом в село Утка Камчатской области, где жили его родители. Женился на Ульяне Филипповне. Родилась дочь Лидия, а в 1951 году в 30- летнем возрасте он умер от измучивших его ран. У Михаила - дочь Ольга. Обе дочери живут в Петропавловске - Камчатском, учительствуют.

У Елены - дочь Ксения Волкова, жила в г. Елизово.

Думали ли те далёкие предки, что их потомки будут грамотными, жить в больших городах, в благоустроенных квартирах со всеми удобствами...

Вторая моя бабушка - Виринея Павловна МАГОНИНА - ительменка. 1889 года рождения. Её отец - Павел Максимович, 1860 года рождения. Мать - Ирина Фёдоровна - с 1866 года. А её бабушка родилась в начале 19-века.

Можно представить себе, какие тогда были сложные времена. Какая суровая жиз'нь.. Люди ходили в одеждах из шкур зверей и умудрялись изготавливать платья из рыбных шкур (я, кстати, видел такие изделия в 2014 году на Всероссийском фестивале Русского географического общества - прим, редактора). Как вспоминала моя бабушка Виринея Павловна, её бабушка только в 17 лет «... одела тряпку на голову». Это был мешочек для хранения американской муки.

В центре - Лидия Еремеева. Справа - Таисия Атласова
В центре - Лидия Еремеева. Справа - Таисия Атласова

Тогда уже был открыт Новый Свет, т.е. Русская Америка. Это - северо-западное побережье материка. Русские, канадские, испанские промышленники вовсю торговали с местными охотниками ительменами, чукчами, индейцами, экскимосами, алеутами. Точнее не торговали, а выменивали товары на пушнину. Таким образом в местах проживания коренных жителей стали появляться диковинные вещи: посуда, топоры, ружья, различная ткань, материя. К удивлению аборигенов «белолицые», т.е. европейцы, поселились вокруг и даже построили какие-то необыкновенные юрты (крепости) на большом острове. Это, видимо, речь шла о Ново-Архангельской крепости на острове Ситху, которая стала столицей Русской Америки.

Благодаря деятельности поселенцев русское влияние распространилось всюду. Племена эскимосов, индейцев и других народов постепенно перенимали формы хозяйства, культуру и православие. Большая заслуга в этом принадлежит

Григорию Ивановичу ШЕЛЕХОВУ и Александру Андреевичу БАРАНОВУ, которые не только изучили эти места, но и поспособствовали заселению их русскими, в основном, сибиряками. Была открыта школа в Ново-Архангельске, в Охотске и на острове Кадьяк, где обучались не только русские, но и эскимосы, алеуты и др. народности, а также и дети от смешанных браков - креолы. В истории известны такие имена, как Александр Кашеваров, Руф Серебренников, Андрей Климовский из креолов, оставивших след в географических открытиях.

Дед Василий Максимович СЕЛИВАНОВ 1874 г.р. Его предки из Алтая. О нём я в детстве слышала, что он канадец, отличался белизной лица и каштановым цветом волос. Его ещё называли рыжим американцем. По рассказам Виринеи Павловны, его жены, а моей бабушки: «он был красивым, с вьющимися волосами, носил шинель с блестящими пуговицами».

Кстати, о пуговицах! В бытность императрицы Екатерины Потёмкин в застольной беседе рассказал о крупных неприятностях заезжему авантюристу Калиостро: «В складах на мундирах исчезли все пуговицы, на их месте красовались горстки серой пыли. На что Калиостро так отреагировал: это оловянная чума, т.е. олово разложилось. И посоветовал изготавливать пуговицы из смеси меди и цинка». Так и стали делать. А потому они и служат до сих пор.

Тем, что Василий Максимович носил шинель с блестящими пуговицами очень гордилась Виринея Павловна, которая привыкла к одежде из шкур зверей. Венчались они в Анадырской церкви. Позже переехали в Большерецкий острог. Это у большой реки на Камчатке. В 1933 году деда арестовали и конфисковали всё имущество. А имели мои родители двух коров, три телёнка. А семья состояла из 10-ти человек. Родители и восемь детей. Бабушка вспоминала, что ценного у них ничего не было, не считая золотого обручального кольца. Во время обыска она его опустила в чайник с заваркой, так и сохранила.

Арест состоялся 13 апреля 1933 года. Деда осудили 1 января 1934 года по ст. 58-2-6-11 УК'РСФСР при тройке ПП ОГПУ ДВК по делу «Автономная Камчатка». Что он такое «ляпнул», т.е. сказал неизвестно, но был расстрелян. 27 апреля 1957 года реабилитирован определением Военного трибунала ДВО. Позже стало известно, что заявил на него учитель Степанов. Потом бабушка его встретила в селе Ковалерское (на Камчатке) и рассказала, что ходит Степанов с перекошенным лицом - Бог наказал.

Семья Селивановых - Магониных (раньше одни дети носили фамилию отца, другие - матери) в 1928 году перебралась за 25 км в с. Ковалерское. Работали в колхозе, где было много скота, большие поля, засаженные в основном картофелем, репой и соей. Помнится во время сенокоса, в обед загремят железные банки, все садились за огромный длинный стол в поле. Обедали, оживлённо разговаривали. Потом с песнями снова расходились по рабочим местам. Сеном забивали длинный скотник, где мы, детвора, любили в зимние вечера рыть норы, прятаться в них друг от друга. За это нас ругали и пугали наказанием. Сено хранили в огромных ямах, утаптывали его лошадьми, а на них сидели мы, дети. Как бы тоже зарабатывали свои «трудодни». Это называлось - заготовка силоса для скота.

Моя бабушка шила для охотников обувь: торбаза, унты, камасы, чажи. Одежду: кухлянки, штаны и душегрейки из различных звериных шкур, которые обрабатывала сама с помощью приспособления в виде крокодиловой пасти, куда закладывалась шкура и мялась. Потом хорошим ножом очень осторожно и умело снималась плёнка. Шкура становилась мягкой и легко сшивалась оленьими жилами. Помню, как она прикусывала зубами каждый шов изделия, чтоб он был аккуратным. Так со временем испортила все зубы. За работу охотники приносили ей мясо - медвежатину, оленину, зайца или уток, куропаток, а рыбаки - рыбу. Рыбу солили на зиму в огромных бочках. Заготавливали также в бочках черемшу, щавель, бруснику, жимолость. Варили варенье. Мы, дети, собирались дружно и уходили в лес на промысел. Возвращались покусанные комарами и мошкой. Зато зимой, кроме заготовки дров и воды, которую таскали в вёдрах на коромыслах, было немало развлечений. Снега выпадало очень много, заваливало дома по крышу. Мы в сугробах также рыли норы и прятались там. Катались на лыжах и санках. А рыть норы - это, наверное, инстинкт от наших древних предков.

С отцом
С отцом

Хочу сказать, что сама я жила с бабушкой от самого рождения. Она вЫходила меня недоношенную. Моё тело бабушка свободно могла держать на одной ладошке. Мама болела туберкулёзом, поэтому находилась в отдельной комнате. А Меня бабушка держала в вате на натопленной печи и кормила жидким толокном. Это - поджаренная мука, разведённая кипячёной водой. Помню себя в 4 года. Дома никого не было, и мама пальцем поманила меня к себе. Я подошла к высокой кровати. Мама начала меня за подмышки тянуть к себе на кровать (я до сих пор помню эту боль), еле-еле подняла, ласкала и плакала. Вдруг вбегает дядя Боря (потом он пропал на фронте) и ругается. Хватает меня за шиворот и, как мне тогда казалось, так долго несёт по воздуху, потом с руганью опускает на пол и отправляет на кухню. А через несколько дней мама умерла.

Отец жил в районе, редко приезжал. Мы жили большой семьёй: бабушка, дядьки Борис, Михаил, Павел и тётки - Мария, Клавдия с мужем и я. На кухне стоял огромный стол. К ужину непременно ждали, пока все соберутся. Обычная еда - суп, отварная картошка, черемша, рыба, реже мясо. Потом чай. В стаканах в подстаканниках. И кусковой сахар. Иногда к этому пирог с рыбой. Если кто-то уезжал в район на несколько дней, все провожали его, обнимали и трёхкратно целовали. Также и встречали.

Летом прислушивалась - не кричит ли кто на переправе в «Огнёвке». Выбраться из села можно было только через реку на боту. Иногда случалась беда. Бурная река переворачивала бат, люди тонули или оказывались далеко в других местах. Так, однажды, в 1938 году, дядя Миша тонул. Случайно зацепился за корягу, а течение его брюки унесло. То место до сих пор так и зовут « Магонины штаны». А его сына Игоря в этой «Огнёвке» задрал медведь.

Но, несмотря на все страхи, в годы войны девушки перебирались через эту протоку в село Начилово к военным на танцы.

А зимой собирались у нас на кухне, пели песни тех лет-«Синий платочек», «Огонёк», «В землянке», «Хазбулат удалой». Маруся отлично играла на гитаре.

Девушки шили рукавицы, вышивали носовые платки и кисеты. Всё это и письма отправляли на фронт солдатам. Некоторым приходили ответы. Восторгов было через край. На защиту страны из нашего села ушло много парней. А вернулись только несколько. Степан Кузьмин без одной ноги с подорванным здоровьем. Часто по ночам вскакивал и кричал: «Вперёд, за Родину, за Сталина!» Павел Иванович Игнатьев (Бричалов) тоже пришёл без ноги, был у нас в школе военруком. Женился на Ларисе Медведевой. Мой дядя Борис Магонин на фронте пропал без вести. Бедная бабушка всё сидела на крыльце, плакала и кусала себе пальцы, видимо, чтобы унять боль в груди.

Дочь Бориса, Лилию, я нашла в восьмидесятых годах. Это - Лилия Борисовна Нерослова. Живёт в г. Елизово. Фамилия её отца есть на памятнике погибшим односельчанам в Великой Отечественной войне, установленном в Большерецком совхозе.

Тетя Клава Пшенникова (Магонина) долгие годы жила у Игнатьева Павла Ивановича, нянчила детей. Игнатьевы её и похоронили.

Павел Магонин работал в нарсуде судоисполнителем в п. Октябрьском, позже - рабочим в столовой Усть-Болынерецка.

Николай Васильевич Селиванов трудился учителем и директором школы в п. Начики Камчатской области. У него было восемь детей. Его внук Евгений Владимирович в молодости участвовал во Всесоюзных лыжных соревнованиях. Занимал призовые места. Работал в школе, в пожарной охране. У Евгения есть сыновья и внуки - мальчики.

Дочери Николая Васильевича имеют другие фамилии: Вера Николаевна Швец (пос. Вулканный) - Надежда Кот (Новосибирская область), Любовь Пукас (г. Елизово). Сыновья Юрий и Валентин живут в г. Елизово.

У Магониной Марии Васильевны - Сушковой две дочери. Лилия Николаевна Сушкова, её муж - Михаил Юрьевич Лучников и дочь - Лучникова Екатерина преподают в Кемеровском ВУЗе. Вторая дочь - Тамара Викторовна Шибинская живёт в Иркутске. Её дочь Ольга работает в страховом агентстве. Вторая дочь Тамары Викторовны - Татьяна Шибинская работает в юридической службе. Живёт в княжестве Андора. Это между Францией и Испанией.

У Павла и Клавдии детей не было.

Фамилия Селивановых продолжается. А впервые она встречается в 1797 году, когда появились самозванцы, объявившие себя «чудом спасшимися государем- императором Петром Фёдоровичем». Был такой в секте скопцов - Кондратий Селиванов. Сохранилась и легенда о том, что он встречался с Павлом Первым. И когда император не без иронии поинтересовался: «Ты назвался моим отцом?», Селиванов якобы ответил: «Греху не отец. Прими моё дело (оскопление), и я признаю тебя своим сыном». Известно, что Павел 1 распорядился поместить самозванца в дом призрения для умалишённых при Обуховской больнице в Санкт-Петербурге. Эту информацию я прочитала в журнале «Загадки истории» №-4 за 2013 год.

Как рассказывал мне дядя Павел Васильевич, Селивановых много в Анадыре и на Камчатке. Все они породнились с Игнатьевыми, Бречаловыми, Коллеговыми, Логиновыми и другими фамилиями, но почему-то считались просто однофамильцами.

Отец мой, Александр Васильевич, в молодые годы страдал кровотечением из носа, потом мой брат Владимир также мучился этой гемофилией и умер в 33 года. Нам говорили, что где-то родственная кровь смешалась. Это было немудрено в те годы и в тех ситуациях, при таком смешении родства.

Известно, что Селивановы защищали территорию Камчатки от японцев, которые после поражения России в 1904-1905 году внаглую направлялись к полуострову. Ловили рыбу и пытались поселиться здесь. Но камчадалы убивали их, а шхуны жгли. И в 1945 году коваперовцы участвовали в войне с Японией. Слава Богу она быстро закончилась нашей победой. И наши рыболовы и охотники снова взялись за свой промысел.

Как-то случилась беда с Исаем Антоновым. Его сильно «поломал» медведь. Выздоровел, но стал хромым, кривым. Тем не менее продолжал ходить на охоту и делился мясом с сельчанами. Помню, ему говорили: «Исай, ты же знаешь, что попавшему медведю надо смотреть прямо в глаза упорно и настойчиво, а не спешить заряжать ружьё. Медведь не выдерживает человеческого взгляда и уходит»... И ещё помню один охотничий совет. Если в пути застаёт пурга и сильный мороз, надо двоим снять шубы или камлеи и прислониться друг к другу спинами, а в рукава просунуть руки и утеплиться. Так тепло тел будет сохраняться и можно переждать ненастье.

Лидия Александровна - журналист
Лидия Александровна - журналист "НР" с Ю. Семёновым и В. Калмыковым

Дорогие мой камчадалы, чему только они не научились с момента дикого и сурового существования прежних веков. Камчатка названа в честь служивого человека Ивана Камчатого. Который первым из русских со своим отрядом побывал на этом полуострове в 1650 году. В 1697 году летом на высоком берегу р. Камчатки водрузил огромный крест Владимир АТЛАСОВ. Он жил и изучал этот полуостров несколько лет и, конечно же, оставил здесь наследство.

Со мной в фельдшерской школе в Петропавловске училась Таисия АТЛАСОВА. Белокожая, со светлыми открытыми глазами, отличалась от нас своей русостью. В 1954 году она вошла в состав медицинской группы, которая обследовала живущих на севере Камчатки. Потом рассказывала о том, как коряки в каком-то отдалённом селе на костре сжигали хилого новорождённого ребёнка, ходили вокруг огня и напевали песни. Представьте, это было тогда, когда советской власти было уже 37 лет! (А я с этим столкнулся в 1979 году - 62 года советской власти - в посёлке Ачай-Ваям, где местные жители-коряки проводили такой же обряд с мужчиной, которого задрал медведь - прим, редактора).

Много лет провёл здесь и Степан КРАШЕНИННИКОВ. Написал книгу «Описание земли Камчатской». Это научное исследование, равных которому нет в мировой географической литературе 18 века. Его фамилию носила старшая дочь Анны Павловны СУКРЫШЕВОЙ (Магониной) Раиса, которая в 50-60-е годы жила в Москве.

Встречались такие фамилии, как ФЕДОТОВЫ (Федот ПОПОВ), ПОПОВЫ, ГАРТНЕР, ЛЕПЁХИНЫ,МОРОЗОВЫ (Лука МОРОЗКО), КРЕНИЦИНЫ, ЛЕВАШОВЫ... Так что креолов, я так думаю, было предостаточно. А сколько пережили и перетерпели трудностей их русские отцы! Это - исследователи, путешественники, промышленники, купцы, посетившие эти суровые места и оставившие свой след... Когда читаешь о них, чувствуешь себя их спутником, оказавшимся в какой-то неведомой стране, среди диких племён, среди людей, одетых в шкуры зверей, живущих в норах или каких-то балаганах, плавающих на выдолбленных деревянных ботах, добывающим Огонь своим своеобразным способом... И это при том, что русским путешественникам - первооткрывателям тех суровых мест приходилось испытывать все прелести Камчатки, Чукотки. Огнедышащие вулканы, пурга и метели, суровые морозы, северное сияние... Всё это было в диковинку исследователям.

Слава русским, сдвинувшим дикарей к более совершенному пути развития жизни и ... ума. В нынешнее время немало их потомков, которые стали - мастеровыми, судостроителями, механиками, учителями, священниками, художниками, журналистами, писателями, врачами, путешественниками.

Лидия ЕРЕМЕЕВА (Селиванова - Никулина).

Л. А. ЕРЕМЕЕВА - 18.04. 1934 г. рождения. Мед. работник, журналист. Родилась на Камчатке. Село Ковалерское Усть-Большерецкого района Отец - Селиванов Александр Васильевич (9.09.1910 г. - 23.09.1981 г.) Мама - Яцкая Мария Иринасьевна (1914 -1938 г.г.).

У Лидии Александровны здравствуют две дочери - Евгения Валерьевна Еремеева ( 5.06.1972 г.р.) коммерческий директор в торговой компании и Анна Валерьевна Бусыгина (25.09. 1975 г.р.) – продавец-консультант в торговой сети «Ваша Находка», а также три внука: Александр Иванович ЕРЕМЕЕВ (16.01.1992 г.р.) по образованию экономист-менеджер (экономика и управление на предприятии), техник по обслуживанию средств вычислительных и компьютерных сетей. Элман Александрович Бусыгин (26.03.1998 г. р.) учится в ДВФУ ( сооружение и эксплуатация газо- нефтепродуктов и газо- нефтехранилищ. Ждан Бусыгин (23.08.2000 г. р.) учится в школе п. Врангель.

РОДСТВЕННИКИ.

Бунь Сергей Леонидович, правнук Анны Павловны СУКРЫШЕВОЙ. Проживает в г. Перопавловск-Камчатский.

Селиванов Николай Васильевич (25.07.1913 г. р. 3.10.1981 г. р.), сын Василия Максимовича Селиванова (1874-1934 г.г.) Из восьми детей сегодня живут три дочери и два сына, а также внуки и правнуки: Вера Николаевна ШВЕЦ (5.03.1941 г. р.) живёт в нос. Вулканный Елизовского района Камчатской области. Дочь Оксана, сын Александр, внуки Артём, Настя, Данила.

Валентин Николаевич Селиванов (1.09.1945 г. р.) г. Елизово. Есть сын Николай.

Юрий Николаевич Селиванов (3.12.1948 г. р.) имеет две дочери. Светлана Покровская и Евгения Годлевская (г. Елизово).

Надежда Николаевна Кот (5.10.1952 г. р.) проживает в Тверской области пос. Восточный. Дочь - Ольга Погорелова, сын Дмитрий, внуки Алексей, Александр и Настя.

Любовь Николаевна Пукас (23.01.1954 г. р.) г. Елизово. Дочь Марина Бо- гославская, сын Алексей. Внуки - Серафим, Иван, Фёдор, Георгий, Мария.

Внуки от Геннадия Николаевича и Жоржа Николаевича. Ирина Геннадьевна Миловидова и Сергей Жоржевич Селиванов (г. Елизово).

От Владимира Николаевича есть сын Евгений, внуки Максим, Алексей, Илья, Мария, Евгения, правнук Арсений.

Мир путешествий. №5(65) 25 мая 2017