Камчадалы – герои Отечества

Этот очерк был задуман, когда практически полностью уже была готова книга «Камчадалы – защитники Отечества», в которой мы рассказывали о преемственности поколений коренных жителей Камчатки, принимавших на протяжении столетия самое непосредственное участие в главных событиях полуострова – обороне Петропавловского порта, русско-японской войне и Курильском десанте – когда самым непосредственным образом отцы-воины передавали эстафету защитников Отечества сыновьям, деды – внукам.

Но при этом из нашего рассказа выпали представители камчатских династий, принимавших участие в других великих сражениях, выпавших на долю нашего народа – Отечественной войне 1812 года и первой мировой войне.

Конечно, события того времени, особенно связанные с Отечественной войной 1812 года, слабо связаны с дальневосточными российскими окраинами. Правда из поколение в поколение передается легенда о том, что на призыв Царя встать на Защиту своего Отечества отозвались даже представители племен далекого Северо-Востока и выставили свою рать, которая долгие месяцы добиралась до центральных районов России и прибыла, когда война уже закончилась. Я думаю, что эта легенда родилась не на пустом месте, а имеет свои исторические аналоги: в 1854 году поле первого кровопролитного сражения, закончившейся победой русского оружия, губернатор Камчатки, подсчитав потери, обратился к камчадалам с просьбой поддержать военных в сражении, которое должно будет произойти весной 1855 года, когда англо-французская эскадра возвратится к берегам Камчатки, чтобы нанести ослабленным русским войскам сокрушительное поражение. И на этот призыв отозвалось практически все мужское население центральной Камчатки – порядка 250 человек. Конечно, эти силы не могли решить исход нового сражения против нескольких тысяч англо-французских десантников, но сам по себе этот гражданский патриотический порыв аборигенов и русских старожилов Камчатки был подвигом, который был высоко оценен самим Царем, повелевшим: «Объявить Камчадалам, вооружившимся для защиты края …благоволение Его Величества». И об этом мы рассказываем в своей книге «Камчадалы – защитники Отечества».

В военной истории России хорошо известен Камчатский полк, который был сформирован в 1806 году как мушкетерский, потом, с 1811 года, стал называться пехотным, затем – егерским, а впоследствии на протяжении многих десятилетий – 44-м Камчатским пехотным полком.

У полка славная история, которой по праву можно гордиться:

1806-12 гг. - русско-турецкая война:

09.1807 г. - полк в составе 16-й пехотной дивизии прибыл на усиление войск к Дунаю.

1810 г. - участвовал в осаде и штурме крепости Рущук.

1813-15 гг. - Заграничные походы:

1813 г. - в составе корпуса барона Сакена участвовал в сражении при Лейпциге.

1814 г. - в составе Силезской армии участвовал в сражениях при Бриенне, Ла-Ротьере и Краоне.

1828-29 гг. - русско-турецкая война:

1828 г. - полк перешел р. Прут и участвовал в штурме крепости Силистрии, затем в ее блокаде, отражая вылазки противника.

30.08.1828 г. - при блокаде крепости Силистрия полк отличился, отбивая вылазку 5 тыс. отряда Кара-Дженема-паши.

26.09.1828 г. - полк назначен на усиление войск, блокировавших Шумлу.

1829 г. - участвовал во взятии крепостей Сизополя и Андрианополя и в сражении при Сливно.

1853-54 гг. - Крымская война: участвовал в осаде Силистрии

10.1854 г. - направлен к Севастополю и накануне Инкерманского сражения вошел в состав отряда, прикрывающего Бахчисарайскую дорогу.

8.12.1854 г. - полк введен в Севастополь и расположен на 4-м отделении оборонительной линии. При обороне Севастополя с 9.12.1854 г. по 28.08.1855 г. полк потерял 2830 человек

27.02.1855 г. - полк заложил люнет на Малаховом кургане, названный Камчатским люнетом.

2.03.1855 г. - 1-й батальон полка под командованием подполковника Китаева, предотвратил вылазку французов, выбил из ложементов.

11.03.1855 г. - 2 батальона полка вместе с 2-мя батальонами Днепровского полка участвовали в вылазке и выбили французов из траншей перед люнетом.

05.1855 г. - из-за больших потерь полк переформирован в 2 батальона и отведен в резерв 3-го отделения.

25.05.1855 г. - во время общего штурма Севастополя англичане захватили правый фланг контр-апрошей впереди 3-го бастиона, где располагалась рота полка. Потеряв в бою более пятидесяти процентов личного состава рота отступила. Для контратаки были выделены пять рот, из которых - три Камчатского полка. Роты выбили англичан из контр-апрошей, но затем под сильным огнем отступили. Был убит майор Хоменко.

26.05.1855 г. - французы заняли Камчатский люнет.

27.08.1855 г. - во время последнего штурма Севастополя полк оборонял батареи №№ 29 и 5, а во время захвата 3-го бастиона англичанами отбил бастион.

1877-78 гг. - русско-турецкая война:

12.04.1877 г. - полк перешел границу, занял позиции у г. Ольтеницы, демонстрировал переправу через Дунай. Затем осуществлял почетную обязанность Императорского конвоя до с. Павно. Затем полк вошел в состав авангарда Осман-Базарского отряда.

1914-1917 гг. – участие в первой мировой войне.

Полк имел особые знаки отличия:

  1. Полковое знамя Георгиевское с надписью: «В вознаграждение отличного мужества и храбрости, оказанных в 1812, 1813 и 1814 гг. и за Севастополь в 1854 и 1855 годах» и «1806-1906» с Александровской юбилейной лентой. Высочайший приказ от 16.08.1806 г.
  2. Серебряная труба с надписью: «В воздаяние отличных подвигов, оказанных в сражениях, бывших 1814 г. Января 17 при Бриен-Ле-Шато и 20 при селении Ла-Ротьер». Пожалованы две трубы 25.04.1815 г. Приказом № 96 от 1884 г. одна труба передана в 144-й пехотный Каширский полк.
  3. Две Георгиевские трубы с надписью: «В воздаяние отличных подвигов, оказанных в сражениях, бывших 1814 г. Января 17 при Бриен-Ле-Шато и 20 при селении Ла-Ротьер и за отличие в Турецкую войну 1877 и 1878 годов». Пожалованы 17.04.1878 г.
  4. Георгиевская труба с надписью: «За отличие в Турецкую войну 1877-1878 годов». Пожалована 17.04.1878 г.
  5. Знаки на головные уборы с надписью: «За отличие». Пожалованы 6.04.1830 г. за русско-турецкую войну 1828-29 гг.

Нагрудный знак

Утвержден - 5.08.1909 г.

Черный эмалевый щит, который обрамляет венок из лавровых и дубовых ветвей. Венок завязан внизу лентой с датами: «1806-1906». На щите помещены накладные вензеля Императоров Александра I и Николая II, надпись: «Камчатский люнет» (в память об обороне Севастополя). Отличие полка отображено Георгиевской лентой, а также литерой «С». Знак увенчан Императорской короной.

Славная боевая история.

Но мы не имеем сведений о том, чтобы в этом полку когда-нибудь служили уроженцы Камчатки. Возможно, это и было в первую мировую войну, когда участниками боевых действий были наши камчатские казаки, но нам об этом пока ничего не известно.

Тогда о ком же пойдет речь в этом очерке?

И вот для того, чтобы ответить на этот вопрос, мы должны сделать экскурс в историю.

Первые камчадалы (как первоначально и называли коренное население Камчатки в официальных бумагах и научных трудах) появляются в столице Российской империи в самом начале 18-го столетия. Но практически все они бесследно исчезли, не оставив никакой памяти в истории. Долгие годы считалась калмычкой и любимая шутиха Анны Иоанновны Авдотья (Евдокия Иоанновна) Буженинова, крестница императрицы, но неутомимый исследователь генеалогии дворянских родов Петр Владимирович Долгоруков выяснил, что на самом деле она была камчадалкой.  И, действительно, как отмечал С.П. Крашенинников, камчадалы «калмыковаты» на вид, поэтому принять Буженинову за калмычку было не сложно.

Но дело не в этом, а в том, что в результате шутовской свадьбы камчадалки Евдокии Ивановны Бужениновой и Квасника – князя Михаила Алексеевича Голицына на свет появился князь Андрей Михайлович Голицын, а затем и четверо его детей – двое сыновей – князья Андрей и Василий Голицыны, и две дочери – Евдокия Муравьева и Елизавета Грушецкая.

О потомках княгини Евдокии Ивановны Голицыной мы рассказываем в отдельной книге, а сейчас коснемся только биографии героя Отечественной войны 1812 года Федора Александровича Грушецкого, сына княгини Елизаветы Андреевны Голицыной:

«Фёдор Александрович Грушецкий был участником войны 1812 года. Ещё будучи пятнадцатилетним юношей, покидая объятую пожаром Москву, повстречал генерала — друга своих родителей, и был взят им в свой полк. Участвовал так же в войне на Кавказе.

Среди его наград — орден Святого Владимира 2-й степени с бантом, польский знак отличия за военные достоинства 4-й степени, орден Святого Станислава 2-й степени с императорской короной и в воздаяние усердной и ревностной службы — орден Святого Станислава 3-й степени. За беспорочную 25-летнюю выслугу в офицерском чине его наградили орденом Св. Георгия 4-го класса (№ 7255, получил 17.12.1844, в звании майора), за отличную и ревностную службу — орден Святой Анны 2-й степени. Именем Георгия, в честь святого Георгия, он назвал своего младшего сына» (Википедия).

Федор Александрович стал первым Георгиевским кавалером среди потомков камчадалов.

Следующая история появления камчадалов в России связана с судьбой фаворита царевны Елизаветы Петровны прапорщиком Семеновского гвардейского полка Алексеем Яковлевичем Шубиным, который был сослан на Камчатку с повелением женить его там на камчадалке. Когда после восшествия на престол императрицы Елизаветы Петровны Шубин был возвращен в столицу, он привез с собой и своих дочерей-камчадалок – Софью и Марию. Обе они были выданы замуж за военных – Софья за полковника Груздовцова, а Мария – за Федора Федоровича Панова, ярославского помещика, который был в небольшом чине – то ли поручика, то ли прапорщика.

Потомком Марии Алексеевны Пановой стал генерал Эспер Эсперович Степанов, участник русско-турецкой войны. Вот, что пишет о нем его собственный потомок Сергей Юрьевич Ярошенко, собирающий по крупицам историю своей семьи: «На боевых Шипкинских позициях, находился с 13 августа по 7 октября, где участвовал 12 и 13 августа в четвертый и пятый дни боя на Шипкинском перевале под началом Генерала Лейтенанта Радецкого, с 14 по 23 августа в восьмидневных перестрелках артиллерийских и ружейной на Шипкинском перевале, с 24 августа по 1 сентября в восьмидневном бомбардировании Шипкинской позиции Турками; с 1 по 7 сентября включительно в усиленном бомбардировании Турками горы Св. Николая; 5 сентября в отражении штурма Турок на гору Св. Николая, с 9 по 14 сентября в бомбардировании Турками Шипкинских позиций, 20 сентября в перестрелках на Шипке».

А вот несколько строк описывающие более художественно позицию на Шипкинском перевале: «На нём три вершины. Пушки закопали на краю одной из них, на горе Святого Николая. Турки всё время атаковали. Сизый пороховой дым перемешался с туманом. Стоял омерзительный запах гниющих трупов и человеческого дерьма. Потому что и то и другое в изобилии покрывало израненную землю на боевых позициях. По ночам могильный холод проникал под шинели, и батарейцы грелись у костров разведённых тут же недалеко от орудий».

Эспер на позиции горы Св. Николая (сейчас Шипка) на северо-западном участке в составе 4 батареи. 5 сентября наступление турок началось в 3 часа утра. В 5 часов захватили «Орлиное гнездо» (это в 150 шагах от их позиций. Штурм горы Св. Николая был отбит огнем картечи батареи №3 командовал полковник князь Мещерский (убит). Батарея №2 поручик Сидорин дважды ранен, продолжил командовать – выкатил орудия из укрытий для огня и стрелял прямой наводкой. В батареи №3 офицеров не осталось уже в 5 утра. В 12 «Орлиное гнездо» опять наше.

За отличие при отбитии Штурма на Шипкинском перевале 5 сентября 1877 года награжден орденом Св. Станислава 3 степени с мечами и бантом.

Ордена и знаки отличия: Кавалер орденов Св. Владимира 4 степени, Св. Анны 3 ст. с мечами и бантом, Св. Станислава 3 ст. с мечами и бантом, Св. Станислава 2 ст., имеет серебряную медаль в память о Турецкой войне 1877 – 1878 гг. за оборону Шипкинского перевала установленную».

И третья история не менее романтичная: в начале 19-го столетия на Камчатку «забрел» английский путешественник Джон Дуглас Кохрен, племянник известного английского адмирала. Именно «забрел», так как он путешествовал по России «на попутках», пересекся где-то на Севере с экспедицией барона Врангеля-Анжу, пытался добраться до Русской Америки, но неожиданно влюбился на Камчатке в дочь местного дьячка Иван Логинова, высватал ее, женился, увез в Англию, потом в Южную Америку, где и умер. Юная вдова не прижилась у свои родственников-англичан, вернулась в Россию, где ее приняли в Санкт-Петербурге в доме бывшего начальника Камчатки Петра Ивановича Рикорда, и где она и познакомилась с молодым лейтенантом Петром Федоровичем Анжу, участником Северной экспедиции, сделавший ей предложение от которого Ксения Ивановна Кохрен не смогла отказаться.

У них было несколько детей, в том числе и морских офицеров, но речь пойдет о дочерях, которые вышли замуж. Материалы для очерка об этих представителях камчатской династии Логиновых-Лонгиновых-Анжу собраны также их потомками – Кириллом Игоревичем Шалахиным и Светланой Геннадьевной Узловой.

Людмила Петровна Анжу вышла замуж за будущего генерала от инфантерии Вячеслава Владимировича Штейнгейля, сына декабриста, внука камчатского пристава. Но в их роду были только девочки, две из которых были замужем за одним и тем же человеком, ставшим Георгиевским кавалером:

Черниловский-Сокол Николай Иванович - мичман, ревизор «Варяга». Непосредственный исполнитель приказа о затоплении «Варяга». После боя награждён орденом Святого Георгия 4-й степени. В марте-сентябре 1904 г. служил на различных судах в Кронштадте, затем был зачислен слушателем в минный офицерский класс, который окончил в апреле 1905 года с зачислением в минные офицеры 2-го разряда с производством в лейтенанты. В сентябре 1906 г. прикомандирован к Морскому корпусу, с 1907 младший отделенный начальник в составе Морского Корпуса. Орден Святого Станислава 3-й степени (6.12.1909). В 1909 году флагманский минный офицер штаба командующего учебным отрядом Морского корпуса. Старший лейтенант «за отличие» - 6.12.1910. В 1911 году назначен старшим отделенным начальником Морского корпуса. Орден Святого Станислава 2-й степени (14.4.1913) и памятная медаль в ознаменование 300-летия Царствования дома Романовых. Капитан 2-го ранга «за отличие» (6.12.1913). С 14.4.1914 года старший офицер крейсера «Кагул». Орден Святой Анны 2-й степени с мечами (18.4.1915) и памятная медаль в ознаменование 200-летия Гангутского сражения (1915). В августе 1916 года по постановлению Думы Георгиевского оружия был награжден Георгиевским оружием «За храбрость». В 1916 году был назначен начальником отрядов и средств борьбы с подводными лодками. В марте 1917 года избран членом Севастопольского Центрального Военно-Исполнительного Комитета от офицеров флота. В апреле подписал опубликованное в газете воззвание офицеров-сторонников демократической республики. В июле 1917 г. произведен в капитаны 1-го ранга со старшинством с 6.12.1913 года. В августе 1917 г. назначен начальником Черноморской Воздушной дивизии. 29.04.1918 г. был назначен парламентером от Ценрофлота Черного моря для ведения переговоров с командованием наступающих на Севастополь немецких войск. Был сторонником «украинизации» флота Черного моря. После прихода немцев произведен в контр-адмиралы гетманом П. П. Скоропадским. 5.05.1918 - начальник штаба у официального представителя Морского министерства Украинской державы в Севастополе контр-адмирала В. Е. Клочковского. 6.12.1918 назначен начальником штаба белого Черноморского флота, и в этой должности он пробыл до марта 1919 года. Временно назначен начальником управления снабжения флотом и, убыв в командировку в Одессу, оказался на территории, освобожденной Красной Армией. Из Одессы он пробрался в Сибирь к А. В. Колчаку, и в сентябре 1919 г. был зачислен в списки Морских сил на Дальнем Востоке в звании контр-адмирала. Во Владивостоке с сентября 1919 года. Временным правительством Приморской областной земской управы, назначается командующим Сибирской флотилией (1.02.1920 - 26.5.1921). Одновременно - командир портов, директор лоции и маяков Тихого океана. Командир Владивостокского порта. В мае 1921 года после меркуловского переворота был отстранен от должности и уволен от службы в отставку с зачислением в резерв при штабе флотилии. С 1922 г. командующий Морскими силами Дальневосточной республики. Позже уехал в Китай. В эмиграции жил в Китае. Умер 26 ноября 1936 г. Похоронен в городе Тяньцзинь (Китай). Женат (1906) на Людмиле Николаевне Воеводской, дочери государственного секретаря Его Императорского Величества Николая Аркадьевича Воеводского (сына племянника П. С. Нахимова) и баронессы Марии Вячеславовны Штейнгель. 2-й брак - 1912 год на сестре умершей жены Марии Николаевне.

Александра Петровна Анжу вышла замуж за Владимира Васильевича фон Нотбек, отец которого стал Георгиевским кавалером за оборону Севастополя в Крымскую войну. Сам Владимир Васильевич, генерал от инфантерии, прославился не военными подвигами, а как «выдающийся теоретик и практик стрелкового и оружейного дела, а также крупнейший организатор оружейного производства в Российской Империи XIX века, начальник Императорского Тульского оружейного завода».

Его сыновья стали боевыми офицерами.

Генерал Владимир Владимирович фон Нотбек (09.06.1865 – 1921)

«Православный. Сын инспектора стрелковой части в войсках и члена Военного Совета генерала от инфантерии (1888) Владимира Васильевича фон Нотбека (23.04.1825–21.09.1894). В службу вступил 01.09.1883. Окончил Пажеский корпус (1885). Выпущен Подпоручиком (ст. 07.08.1885) в л-гв. Егерский полк. Поручик (ст. 07.08.1889). Окончил Николаевскую академию генштаба (1891; по 1-му разряду). Штабс-Капитан гв. с переименованием в Капитаны ГШ (ст. 22.05.1891). Состоял при Петербургском ВО. Помощник ст. адъютанта штаба войск Гв. и Петербургского ВО (21.06.1893-06.12.1898). Цензовое командование ротой отбывал в л-гв. 1-м Стрелковом батальоне (26.10.1894-30.10.1895). Подполковник (ст. 06.12.1898). Заведывающий передвижением войск по ж.д. и водяным путям Петербургско-Двинского района (06.12.1898-08.10.1905). Полковник (пр. 1902; ст. 06.12.1902; за отличие). Цензовое командование батальоном отбывал в л-гв. Егерском полку (07.05-07.09.1903). Командир 1-го железнодорожного батальона (08.10.1905-15.09.1906). Окружной дежурный генерал штаба войск Гв. и Петербургского ВО (15.09.1906-31.12.1910). Ген-майор (пр. 1908; ст. 13.04.1908; за отличие). С 31.12.1910 начальник 2-й Финляндской стр. бригады, с которой вступил в мировую войну. За бои в начале 02.1915 на Вышковском и Тухлинском направлениях награжден Георгиевским оружием (ВП 21.05.1915). Ген-лейтенант (пр. 23.03.1915; ст. 01.11.1914; за отличия в делах...). В 05.1915 бригада развернута в дивизию (12.05.1915). С 03.07.1915 начальник 1-й гв. пех. дивизии. На 10.07.1916 в том же чине и должности. За отличия начальником 2-й Финляндской стр. бригады награжден орденом Св. Георгия 4-й ст. (ПАФ 28.03.1917). После Февральской революции 25.04.1917 получил в командование 6-й арм. корпус, входивший в состав 11-й армии. По воспоминаниям П.П. Скоропадского, в бою 11.07.1917 при отступлении от Лясковец лично водил в атаку полки Туркестанской стр. дивизии из состава соседнего корпуса, пытаясь остановить наступление немцев. После провала выступления ген. Л.Г. Корнилова 09.09.1917 назначен командующим 1-й армией вместо замешанного в выступлении ген. Г.М. Ванновского. После Октябрьской революции в 11.1917, когда разложение армии достигло предела, оставил командование. В 1918 вступил в Красную армию, по предложению генерала М.Д. Бонч-Бруевича, назначен большевиками военным руководителем Приволжского ВО. После захвата Самары чехословаками остался в городе, вступил добровольно в русско-чешский полк и сражался на фронте рядовым стрелком. Затем служил в армии адмирала А.В. Колчака. 09.03.1919 назначен в резерв чинов при штабе Омского ВО, а 31.03.1919 — в резерв офицеров Генерального штаба. Помощник командующего войсками Приамурского ВО (15.06 — 18.07.1919). 18.07.1919 назначен членом военного совещания Приамурского ВО, а 23.09.1919 — председателем постоянной думы кавалеров Георгиевского оружия. На 31.01.1920 зарегистрирован и состоял на учете при управлении коменданта г. Иркутска. Убит в 1920 (по другим данным, умер в 1921 в Верхнеудинске).

Награды: ордена Св. Станислава 3-й ст. (1895); Св. Анны 3-й ст. (1896); Св. Станислава 2-й ст. (1898); Св. Анны 2-й ст. (1901); Св. Владимира 4-й ст. (ВП 16.01.1905); Св. Владимира 3-й ст. (1906); Св. Станислава 1-й ст. (06.12.1911); Св. Анны 1-й ст. с мечами (ВП 04.06.1915); Георгиевское оружие (ВП 21.05.1915); Св. Владимира 2-й ст. с мечами (22.10.1915); Белого Орла с мечами (ВП 12.03.1916); Св. Георгия 4-й ст. (ПАФ 28.03.1917).

Петр Владимирович Нотбек, женатый на Вере Петровне Нахимовой, внучатой племяннице адмирала Нахимова:

«Образование: Пажеский корпус (1891, 1-й разряд, из камер-пажей подпоручиком в 1-ю полевую конную батарею с прикомандированием к Гвардейской конно-артиллерийской бригаде)

Чины: вступил в службу (1.09.1889), подпоручик армейской конной артиллерии со ст. 10.08.1890 (Выс. пр. 5.08.1891), поручик (ст. 5.08.1895), штабс-капитан (ст. 6.05.1900), капитан (ст. 4.08.1904), подполковник (ст. 18.09.1904), полковник (ст. 6.12.1905)

Прохождение службы: в 1-й полевой конной батарее (5.08.1891-?), в прикомандировании к Гвардейской конно-артиллерийской бригаде (5.08.1891-?), в Гвардейской конно-артиллерийской бригаде (?-после 1.03.1913), полицмейстер дворцовых зданий Гатчинского дворцового управления с оставлением в списках Гвардейской конно-артиллерийской бригады (14.06.1901-5.06.1906), начальник Царскосельского дворцового управления с оставлением в списках Гвардейской конно-артиллерийской бригады (5.06.1906-после 1.03.1913). Награды: святой Анны 3 степени (Выс. пр. 1906), святого Станислава 2 степени  (Выс. пр. 1910)».

Вячеслав Владимирович фон Нотбек (27.10.1893-1946, Веймар, Тюрингия).

«Сын командира 1-й гвардейской пехотной дивизии генерал-лейтенанта Владимира Владимировича фон Нотбека. Окончил 2-й кадетский корпус. Окончил Павловское военное училище (1913). Выпущен прапорщиком в лейб-гвардии Егерский полк, в котором прослужил до расформирования. Капитан.

Награды: в чине поручика орденом Св. Станислава 3-й ст. с мечами и бантом (19.02.1915); за отличия в делах против неприятеля в чине штабс-капитана орденом Св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом (21.12.1916).

После расформирования полка в 1918 находился в Петрограде, преподавал на военно-экономических курсах РККА. Входил в тайное монархическое объединение «Братство Белого Креста».

В Отдельный корпус Северной Армии зачислен 6.06.1919. В распоряжении начальника 2-й дивизии 1-го стрелкового корпуса. В 8-м пехотном Семеновском полку. Полковник.

Награды: приказом по армии № 274 от 22.10.1919 орденом Св. Владимира 4-й ст. с мечами и бантом.

Поступил в Эстонскую Народную армию, зачислен в резерв. 7.05.1924 переведен в рядовой состав резерва по причине несдачи экзамена на владение государственным языком и исключен из списков. Секретарь общества «Белый крест«, в 1920 - член таллиннского Русского клуба, в 1923 член Совета старейшин клуба. Секретарь монархической организации «Союз верных». Состоял в РОВС, публиковался в журнале «Часовой» (Париж). Проживал в Коппеле. В 1930 член Объединения Лейб-Гвардии Егерского полка в Эстонии.

В 1939 уехал в Германию, оттуда - в Югославию, и затем, вероятно, во Францию. 15.03.1937 был единственным Лейб-егерем, приглашенным на торжества Лейб-Гвардии Казачьего полка в Париже».

В Интернете мы нашли одну интересную историю, связанную с фотографией офицеров, участвовавших в первой мировой войне:

«В архиве удалось обнаружить описание боевых действий л.-гв. Егерского полка за 3 и 7 сентября 1916 года в районе деревень Свинюхи и Корытницы. Напомню, что мой дед фигурирует здесь под своей настоящей фамилией. В тексте встречается и фамилия его двоюродного брата – штабс-капитана Гарфа. Он погиб в первые часы наступления.

Вот эти строки (к сожалению, не всё удалось разобрать):

«3 сентября 1916 года. Атака позиции противника у Свинюхского леса.

13 часов. Егеря вышли из окопов и пошли в атаку. Немцы встретили атакующих очень сильным ружейным и пулемётным огнём.

13 часов 7 минут. Атака идёт, немцы открыли заградительный огонь.

13 часов 14 минут. Вся лощина перед германскими окопами в дыму и пыли от массы разрывов, и с наблюдательных пунктов ничего не видно <...>.

13 часов 45 минут. Прибежал на наблюдательный пункт командира полка телефонист 10-й роты и сказал, что рота заняла германский окоп.

13 часов 50 минут. Прибыл раненый егерь 3-й роты и сказал, что проволока противника цела и рота залегла у проволоки. Кроме того, у противника оказалась вторая линия проволоки в кустах, недоступная наблюдению. Противник всё время ведёт сильный ружейный и пулемётный огонь по нашим ротам, залегшим у проволоки <...>.

14 часов 35 минут. 8-й армейский корпус снова начал артиллерийскую подготовку. 10-я рота егерей заняла две линии германских окопов, но при движении дальше были встречены сильным огнём из 3-й линии и с фланга.

Несколько снарядов нашей артиллерии попали в нашу 10-ю роту.

6-я рота выдвинута для заполнения разрыва между 10-й ротой и армейцами <...>.

Связь с батальонами установлена. Тяжело раненного в живот подпоручика Ниротморцева видел наблюдатель 1-й артиллерийской бригады поручик Мартынов, которому Михаил Юрьевич сказал: «Я счастлив, что служил в лейб-гвардии Егерском полку и умираю с мыслью о моей матери» <...>.

21 час. Разрешено произвести смену передовых батальонов.

I и III батальоны после смены отведены в резерв в дер. Скирче, так как потери слишком значительны и к бою в ближайшие дни неспособны.

В результате боя на всём фронте 8-й армии максимальный успех достигли 1-я гвардейская дивизия и Модлинский полк, так как только преображенцам, егерям и модлинцам удалось закрепиться в занятых ими участках неприятельской позиции <...>.

Потери:

Убиты: штабс-капитан Тихонович, штабс-капитан Гарф, подпоручик Князев.

Ранены: капитан Кутепов, штабс-капитан Осетров, штабс-капитан Печковский, поручик Нотбек II, подпоручик Хвощинский, подпоручик Ниротморцев (прим.: умер от ран).

Контужены: полковник Герих, штабс-капитаны Перепелицын, Огранович, Гапонов, поручик Прилуков, прапорщик Пядышев.

Контужен и остался в строю капитан Белокопытов.

Убито 198 егерей.

Ранено 699 егерей, из них 54 остались в строю.

Контужено 104 егеря, из них 54 остались в строю.

Без вести пропавших 70 егерей».

ТАК, ДОСТИГНУВ весьма скромного успеха и понеся огромные потери, гвардия вынуждена была остановиться. Брусилов решил перегруппировать свои силы и предпринять новую попытку наступления – теми же окончательно обескровленными полками.

Второе наступление было назначено на 7 сентября. На этот раз в первую линию встали Семёновский и Измайловский полки. Егерский и Преображенский оказались у них за спиной. Вновь обращаемся к Журналу боевых действий лейб-егерей:

«7 сентября 1916 года. Атака Свинюхского леса.

Наша артиллерия всю ночь поддерживает редкий огонь по окопам и проволоке противника <...>.

3 часа 40 минут. Сильный ружейный огонь – противник встретил вышедшие из окопов части измайловцев.

4 часа. Из 3-го батальона измайловцев передают, что немцы стреляют удушливыми снарядами. Ветер вдоль фронта. Масса красных ракет противника.

4 часа 20 минут. Сильный огонь с обеих сторон.

Артиллерия совершенно заглушает ружейный огонь.

4 часа 30 минут. Огонь затихает. IV батальон егерей начал продвижение за измайловцами, но все ходы забиты людьми, не успевшими ещё выйти из окопов.

4 часа 40 минут. Правый батальон измайловцев двинулся вперёд. Светят немецкие прожекторы. Связь порвана <...>.

9 часов 15 минут. II и IV батальонам егерей приказано идти за измайловцами и занять передовой германский окоп <...>.

12 часов 10 минут. Получено донесение от подпоручика Кербера, из которого видно, что во время атаки произошло полное смешение частей. Оказались перемешанными не только люди частей 1-й гвардейской дивизии, но тут же были и люди всех 4 полков 15-й дивизии <...>.

16 часов 35 минут. Германские батареи сильно обстреливают лес, занятый нашей дивизией, и батареи газовыми снарядами, которые вызывают слезотечение <...>.

Потери:

Убит: подпоручик Шолковский.

Контужены: подпоручики Наумов и Сумароков.

Контужены и остались в строю: капитан Сиверс, штабс-капитан Нотбек I и подпоручик Кербер.

Отравлены удушливыми газами: штабс-капитан Верховской и подпоручик Сталица.

Убиты 18 егерей.

Ранены 308 егерей, из них 14 остались в строю.

Контужены 190 егерей, из них 114 остались в строю.

Без вести пропавших 29 егерей. Отравлены удушливыми газами 14 егерей, из них 5 остались в строю.

После последнего боя в полку осталось всего 18 офицеров, считая и командира полка».

СУДЬБУ БОЯ решила атака 2-го батальона Преображенского полка под командованием капитана А.П. Кутепова. Кутепову удалось добиться успеха там, где, как пишут историки, «был использован» почти весь Егерский полк. Ударив во фланг контратакующим немцам, батальон прорвал поредевшую оборону противника.

В ходе боёв 3 и 7 сентября гвардия захватила большое количество пленных и трофеев, но её собственные потери превысили 30 тысяч человек, которые добавились к тем 40 тысячам, погибшим на Стоходе.

Однако успех Кутепова не был поддержан – по непонятным причинам Брусилов так и не ввёл в прорыв стоявшие во второй линии полки гвардейской кавалерии. Оставшиеся на позициях у деревень Свинюхи и Корытницы остатки гвардейской пехоты продолжали нести серьёзные потери, ведя позиционные бои.

Самые значительные за всю войну победы были утоплены в крови... На болотистых берегах Стохода, возле стёртых с лица земли деревенек Свинюхи и Корытницы почти полностью полегли с трудом восстановленные после кампаний 1914-1915 годов войска гвардии.

Из 750 тысяч убитых в этой бойне 10 процентов приходится на эту сравнительно малочисленную элиту Российской армии. Гвардия, опора трона, фактически прекратила своё существование. Численность её полков ещё удастся восстановить, но будут они уже совсем другими. Кузница гвардейских кадров – расквартированные в Петрограде запасные батальоны станут набирать рекрутов без разбора и, по сути, превратятся в «движитель» Февральской революции.

К КОНЦУ БОЁВ во 2-м батальоне Егерского полка осталось только три офицера: его командир Сиверс и ротные командиры Кербер и Нотбек 1-й. Это ещё раз убеждало в том, что снимок сделан не в августе, а уже после 7 сентября 1916 года. Не названный дедом офицер, скорее всего, – штабс-капитан Нотбек 1-й. Версия эта подтвердилась, когда в одной из книг удалось обнаружить фотографию упомянутого в Журнале боевых действий полка его младшего брата – Нотбека 2-го. Сходство братьев Вячеслава и Владимира не вызывает сомнения.

Казалось, что из офицеров, отсутствующих в списке л.-гв. Егерского полка, самым лёгким будет установить Родзянко. У деда написано «сын». Понятно, что он имел в виду сына председателя Государственной Думы Михаила Владимировича Родзянко.

Из трёх сыновей лидера октябристов подходил лишь младший – Георгий. Он окончил Александровский лицей, в офицеры был произведён в 1914 году. Войну закончил штабс-капитаном, командиром роты л.-гв. Преображенского полка. 26 января 1918 года в Киеве его расстреляли большевики.

Эта версия оказалась ошибочной: дальнейший поиск убедил нас, что на фотографии племянник, а не сын председателя Думы.

Всё расставил по своим местам абзац из книги полковника Кавалергардского полка В.Н. Звегинцова:

«За время Ковельских боёв в Гвардейской пехоте были очень большие потери. Они были настолько велики, что в 3-й Гвардейской пехотной дивизии в строю осталось всего 26 офицеров, а л.-гв. Егерский и Московский полки были сведены в один батальон каждый. Чтобы пополнить эту убыль, от всех полков Гвардейской конницы были откомандированы в Гвардейскую пехоту офицеры. От кавалергардов было взято по жребию пять офицеров: штабс-ротмистр граф М.В. Старженский, поручик Г.Г. Раух, прапорщики С.П. Родзянко, П.А. Рогович и Н.М. Петрово-Соловово. Все они попали в лейб-егеря, где они пробыли до окончательного отвода Гвардейской конницы на зимние квартиры».

Владимир Владимирович фон Нотбек

 «Родился в Петербурге в 1893 году, окончил 2-й кадетский корпус, Павловское военное училище и в 1914 году был выпущен прапорщиком в лейб-гвардии Егерский полк. С 1915 года – в действующей армии. Участвовал во всех боевых делах полка – до его расформирования в 1918 году; дослужился до чина полковника. Награждён орденами Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом и Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом. После расформирования полка находился в Петрограде, преподавал на военно-экономических курсах РККА; входил в тайное монархическое объединение «Братство белого креста». При подходе к Петрограду армии Юденича в июне 1919 года примкнул к Белому движению, затем с остатками армии ушёл на территорию Эстонии, где несколько месяцев служил рядовым в эстонской армии – русских офицеров в ошалевшей от внезапного обретения независимости Эстонии тогда не жаловали. Вскоре Вячеслав Владимирович стал секретарём монархической организации «Союз верных». С момента создания Врангелем в 1924 году Российского общевоинского союза (РОВС) Нотбек входил в его эстонский филиал, публиковался в эмигрантском журнале «Часовой». В 1939 году выехал в Германию, откуда перебрался сначала в Югославию, затем, вероятно, во Францию, где находился центр первого отдела РОВС и общегвардейского объединения. Известно, что с парижским центром он поддерживал самые тесные отношения. 15 марта 1937 года полковник Нотбек был единственным лейб-егерем, приглашённым на торжества л.-гв. Казачьего полка в Париже. Отметим, что трагедия РОВС заключалась в том, что в основе идеологии союза лежал антибольшевизм. Всё было логично и просто до начала Великой Отечественной войны. С её началом оказалось, что продолжение непримиримой борьбы с большевизмом неизбежно вело в лагерь Гитлера. Вступить же в борьбу с нацизмом означало стать невольным союзником Советской власти. В результате РОВС разделился: его части действовали в рядах немецкой армии на Восточном фронте – отдельно от РОА генерала Власова, однако не меньшее число бывших офицеров императорской армии в составе отрядов РОВС боролось с немцами на территории Западной Европы. На какой стороне оказался Вячеслав Владимирович Нотбек – неизвестно. Его дочь смогла сообщить лишь то, что её отец погиб в 1946 году на территории Германии. Зато удалось выяснить, что два его младших брата погибли (Михаил и Владимир – С.В.), будучи участниками французского Сопротивления».

Дочери тоже выходили замуж за военных:

Фон Нотбек Мария Владимировна (10.04. 1868 - 1941) вышла замуж за будущего генерала Милеант Гавриила Георгиевича (24.03.1864-1936):

«Православный. Образование получил в Одесском реальном училище. В службу вступил 31.08.1881. Окончил 1-е военное Павловское и Николаевское инженерное училища (1884). Выпущен Подпоручиком (ст. 14.08.1884) в 13-ю артиллерийскую бригаду. Поручик (ст. 07.08.1886). Штабс-Капитан (ст. 04.12.1888). Капитан (ст. 30.08.1891). Окончил Николаевскую академию Ген. штаба (1894; по 1-му разряду). Состоял при Одесском ВО. Ст. адъютант штаба 14-й пехотной дивизии (26.05.1895-27.01.1896). Цензовое командование ротой отбывал в 54-м пех. Минском полку (04.10.1895-13.10.1896). Штаб-офицер для поручений при штабе Одесского ВО (27.01.1896-08.02.1900). Подполковник (ст. 06.12.1896). Заведывающий передвижениями войск по ж.д. и водным путям Одесского района (08.02.1900-27.03.1901). Полковник (пр. 1900; ст. 06.12.1900; за отличие). Начальник строевого отдела штаба Либавской крепости (27.03.-27.08.1901). Цензовое командование батальоном отбывал в 6-м гренад. Таврическом полку (08.07.-16.11.1901). Заведывающий передвижением войск по ж.д. и водным путям Московско-Брестского района (27.08.1901-08.07.1904). Командир 53-го пехотного Волынского полка (08.07.1904-31.10.1905). Участник русско-японской войны 1904-05. Начальник временного управления по организации обратной перевозки войск с Дальнего Востока в Европейскую Россию (31.10.1905-18.06.1907), затем прикомандирован к ГУГШ. Генерал-майор (пр. 06.12.1906; ст. 31.05.1907; за отличие). За успешную организацию перевозок награжден Золотым оружием (1906). Начальник военных сообщений Петербургского ВО (18.06.1907-07.05.1913). Начальник штаба Виленского ВО (с 07.05.1913). Генерал-лейтенант (пр. 07.05.1913; ст. 31.05.1913; за отличие). С началом войны на базе штаба округа сформирован штаб 1-й армии, во главе которого поставлен М. Отстранен по настоянию командующего армией ген. Ренненкампфа. С 06.09.1914 начальник 4-й пехотной дивизии. 29.09.1915 М. был отозван из действующей армии и назначен начальником Главного военно-технического управления. На 10.07.1916 в том же чине и должности. После 02.1917 отстранен от должности и 15.03.1917 зачислен в резерв чинов Петроградского, а с 02.04.1917 – Киевского ВО. Командир 5-го армейского корпуса (с 03.04.1917). 10.12.1917 как невыбранный на должность комкора с разрешения ВРК уволен в 7-недельный отпуск и уехал на юг России. Состоял в рядах ВСЮР. С 1920 в эмиграции. Похоронен в Герцег Нови (Черногория).

Награды:

Св. Станислава 3-й ст. (1897)

Св. Анны 3-й ст. (1901)

Золотое оружие (ВП 25.02.1906)

Св. Владимира 4-й ст. с мечами и бантом (1906)

Св. Владимира 3-й ст. (06.12.1909)

Св. Станислава 1-й ст. (03.04.1912)

Св. Анны 1-й ст. с мечами (ВП 02.03.1915)

Св. Владимира 2-й ст. с мечами (ВП 08.07.1915)».

А вот еще одна история о героических традициях семьи Логиновых-Лонгиновых, о которой на Камчатке до недавнего времени не имели никакого представления:

«Я живу в Якутске, мой прапрадед Евстафий Алексеевич Лонгинов, был дьячком, затем псаломщиком Дюпсинской Троицкой церкви. В клировой ведомости этой церкви за 1886 год есть следующие сведения: «Псаломщик Евстафий Алексеев Лонгинов - священнический сын, обучался в Новоархангельской Духовной Семинарии до класса Богословия. В 1853 году 24 мая Высокопреосвященным Иннокентием Камчатским посвящен в стихарь. В 1854 году 1 апреля Новоархангельским Духовным Правлением послан причетником на Курильские острова с иеромонахом Свято-Троицко-Сергиевы Лавры Арефою. В 1856 году 21 сентября по прошению поданному Высокопреосвященнейшему Иннокентию, Архиепископу Камчатскому определен дьячком к Аянской Богородско-Казанской церкви. Отсюда 1860 года 16 января по поданному прошению тому же Высокопреосвященнейшему, перемещен к Дюпсинской Троицкой церкви дьячком же».

Судя по записи о его возрасте в этой же ведомости получается, что он родился в 1835 году.

Из разных источников я узнала, что в семинарии на о.Ситха обучались дети и камчатских священников. Поэтому все внимательно прочла про Лонгиновых на Вашем сайте (www.kamchadaly.ruС.В.) .

Содержание позволяет предполагать, что он был сыном священника, в фамилии Логинов которого была добавлена буква «н» (основание так думать - возможное участие в его судьбе Иннокентия Вениаминова, по крайней мере весьма очевидное в связи с перемещением в Якутию). Поэтому, если это возможно - известно, прошу помочь мне разобраться так ли это, может быть у Вас есть сведения о том, у кого из священников по имени Алексей Лонгинов был сын Евстафий 1835 года рождения.»

Потом - когда внимательно прочла путевые журналы и письма Митрополита Московского Иннокентия (Вениаминова), все книги С.И. Вахрина, я окончательно поняла, что  тигильский - лесновский - паланский священник Лонгинов это его отец. Поскольку других Лонгиновых священников не было, а Евстафию Алексеевичу Лонгинову 12 января 1843 г. на момент рукоположения тигильского священника Лонгинова было 7 лет. Поэтому получается, что имя тигильского священника Лонгинова (Логинова) было Алексей.

Не сразу разобралась:  Иннокентий (Вениаминов) почему-то писал «3 января 1843 года в Ичинской церкви отправлял литургию и на оной произведен во диакона Большерецкий дьячок Логинов, в намерении рукоположить его во священника к Тигильской церкви, а тигильского перевесть в Ичинское село». 

Прочтя все книги С.И. Вахрина поняла - здорово, что Иннокентием (Вениаминовым) было уточнено «Большерецкий дьячок», ведь очевидно и было тогда обычно - дети священников и священнослужителей служили в причтах при отцах (там, где жила родительская семья), если имелось вакантное место, значит тигильский священник Алексей Лонгинов (Логинов) был сыном большерецкого Ивана Петровича Логинова, разжалованного в дьячки.

Евстафий Алексеевич Лонгинов считается основателем Дюпсинской школы, т.к. он начал обучение детей при у себя дома в 1862 году.  Получается был продолжателем просветительских традиций камчатских священнослужителей Логиновых, но на Якутской земле...

Все три сына Евстафия Лонгинова - Стефан (родился и крещен в 1855 году в Николаевске священником Гавриилом Вениаминовым), Федор (родился и крещен в Аяне в 1859 г.), Дионисий (родился и крещен в Дюпсинском в 1884 г.) были священнослужителями. Про священников Стефана и Дионисия Лонгиновых известно, что и они были учителями церковно-приходских школ.

Стефан Лонгинов окончил курс Духовного училища в 1872 г., был псаломщиком Джегудейской и Борогонских церквей, рукоположен во священника к Абагинской церкви в 1885 г. «Состоял законоучителем Абагинской народной школы, на то что имеет удостоверение от Директора Реального Училища за №639 (с 1886 по 1893 гг.). ...за труды по устройству храма за обучение детей в школе Народной и домашней, за выписку полезных книг в библиотеку церковную и частную награжден набедренником 29 декабря 1887. Был назначен участковым наблюдателем церковно-приходских школ IV благочиния Якутского округа (в этой должности состоял с 1 января 1891 г. по 1 января 1896 г.). 18 сентября 1892 г. переведен в Амгинскую Преображенскую церковь и назначен благочинным 4-го благочиния Якутского округа с объявлением благодарности за тщательное исполнение обязанности наблюдателя церковно-приходских школ и с оставлением совместно в той же обязанности; с того же времени состоит заведующим и законоучителем Амгинской церковно-приходской школы...» (из клировой ведомости Амгинской церкви за 1911 год). В 1913-1914 гг. священник Чурапчинской церкви.

Дионисий Евстафьевич Лонгинов - в 1904 г. назначен и.д. псаломщика Дюпсинской церкви, в 1906 г. переведен в Тандинскую церковь, в 1906 рукоположен во диакона и перемещен к Софиийской церкви г. Якутска при епархиальном женском училище, в 1909 г. - к Градо-Якутской Преображенской церкви, в том же году рукоположен во священника с назначением иереем Жиганского храма, в 1912 г. переведен в Бяс-Кельскую церковь, в 1919 в Тандинскую церковь. Сын Дионисия Евстафьевича Лонгинова - Владимир Дионисьевич Лонгинов - Герой Советского Союза, про него и его подвиг по форсированию Днепра есть подробности в Википедии, на сайте http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=9641 и http://xn-----6kcbac1azfofe4cmqhvgl0bzre.xn--p1ai/stati/stranicy-istorii/vechnaja-pamjat/longinov-vladimir-dionisevich.html и др.

Вскоре после этого он погиб, считался пропавшим без вести, родные долго и упорно искали о нем сведения, где похоронен. О его подвиге и присвоении ему звания Героя Советского Союза узнали только в середине 60-х, поскольку в наградных документах ему не правильно указали фамилию ЛОГИНОВ, вот такая приключилась снова история с буквой «Н»... но уже в 20 веке. Подлинные документы В.Д. Лонгинова, в т.ч. официальные ответы за запросы и наградное свидетельство хранятся в Тандинском краеведческом музее (прикрепляю фото). Так же бесстрашно он форсировал Днепр с тяжелым пулеметом под смертоносным огнем противника, как когда-то в 18 веке Георгий Иванович Логинов - дядя его деда, служил молебен во время обороны Петропавловска... (этот материал подготовлен потомком якутских Лонгиновых Верой Васильевной Самсоновой).

«Моя прабабушка Анна Евстафьевна Бурнашева, обучалась в Якутском епархиальном женском училище, что давало звание «домашней учительницы»  - дочь Евстафия Алексеевича Лонгинова, вышла замуж за Бурнашева Петра Анастасьевича - якута, уроженца Уголятского наслега Борогонского улуса Якутской области. Поэтому Бурнашевы из альбома «Тайны камчатских имен. Курильцы, камчадалы, тунгусы», если они из этого же наслега Борогонского улуса, то же могут оказаться нашими родственниками, но это еще надо выяснять. Псаломщик Петр Анастасьевич Бурнашев с 1891 года был учителем церковно-приходской школы при Дюпсинской церкви, затем в 1899 году был рукоположен во священника и был ее заведующим и законоучителем до 1906 года. С 1906 года служил священником сначала в Богородской, а затем Преображенской церквях г. Якутска, был законоучителем в разных училищах Якутска. После закрытия церквей в Якутске вернулся в Дюпсю и был законоучителем Дюпсинской школы. Мой дедушка Алексей Петрович Бурнашев в 20-е гг. ХХ в. то же был учителем Дюпсинской школы.

В этом году в июне отмечается 155-летний юбилей Дюпсинской школы, к этому юбилею издается о ней книга, в которую мы с моей дочерью и племянницей пишем статьи о Евстафии Алексеевиче Лонгинове, Петре Анастасьевиче Бурнашеве и Алексее Петровиче Бурнашеве.

Благодаря Вам, Сергей Иванович, во время работы над статьей о Евстафии Лонгинове мне удалось разобраться с его камчатскими корнями и насытить ее сведениями о них - камчатских священнослужителях и просветителях Логиновых-Лонгиновых. Ваши книги я собираюсь везти в Дюпсю и показывать их там во время юбилейных мероприятий.

Всего доброго,
с уважением
Вера Васильевна Самсонова

Вере Васильевне Самсоновой, которая также, как и Сергей Ярошенко, как потомки Ксении Ивановны и Петра Федоровича Анжу Светлана Узлова и Кирилл Шалахин, собирает по крупицам историю своих династий, можно будет теперь обогатить эту историю и новыми фактами.

За форсирование Вислы к званию Героя Советского Союза был представлен и Владимир Петрович Сторожевский -- другой потомок камчатских священнослужителей Логиновых, один из которых – Георгий Иванович, родной брат Ксении Ивановны Анжу, был, как вспоминает Вера Васильевна, действительно награжден наперсным золотым крестом на Георгиевской ленте за мужество и отвагу, проявленные во время обороны Петропавловского порта, когда он проводил богослужение во имя победы непосредственно во время артиллерийского обстрела города. Владимир Петрович Сторожевский, бабушкой которого была Вера Константиновна Логинова, по неизвестным нам причинам не получил Золотой Звезды – его наградили орденом Боевого Красного Знамени.

Но Звезду Героя – уже Героя России – получил в мирное время, в 2008 году, другой потомок Логиновых-Лонгиновых – летчик-испытатель Олег Евгеньевич Мутовин «за мужество и героизм, проявленные при испытании новой авиационной техники».

Вера Васильевна вспомнила также о Бурнашевых, с которыми в Якутии породнились Лонгиновы. Камчатская династия Бурнашевых тоже имела исторические якутские корни. Первые Бурнашевы появляются на полуострове накануне Крымской войны и в числе лиц, не участвовавших в сражении, но находящихся в окрестностях Петропавловского порта «в блокадном положении» Роман и Александр Бурнашевы были награждены медалями «За усердие» на Георгиевских лентах.

Их потомок – участник Великой Отечественной войны, камчадал, гвардии старший лейтенант, тяжело раненый в бою, но не покинувший поле боя, Бурнашев Емельян Петрович, был награжден орденом великого русского полководца князя Александра Невского, а за бои по освобождению от фашистов Латвийской ССР – орденом Отечественной войны 1-й степени.

Полным кавалером орденов Отечественной войны (награжден в 1944 и 1945 гг., что еще тогда было редкостью) был уроженец камчатского села Тигиль капитан-лейтенант Логинов Константин Алексеевич, еще один потомок этого славного рода камчатских просветителей и защитников Отечества.

Надеюсь, что этот список камчадалов – героев нашего Отечества еще далеко не полон и нас ждут еще новые и новые открытия…

Сергей ВАХРИН

Обсуждений ещё не было. Пожалуйста, начните его со своего комментария.